Имя материала: Психология общения

Автор: В.А.ГОРЯНИНА

Методы психологической коррекции стиля общения

 

Методы установления доверия

Самым важным в процессе психокоррекции является доверительное общение психолога с клиентом. Психолог при этом использует разные методы, исходя из индивидуальных особенностей клиента. Однако независимо от характера и содержания общения психолога с клиентом неизменной остается сама суть процесса изменения: психолог осознанно использует доверие как главный инструмент воздействия. Благодаря этому сложному и несколько загадочному явлению возникает не только взаимное понимание, но и главные изменения личности клиента.

Доверие - ключевой момент в работе психолога, как, впрочем, и специалиста любой профессии, сущность которой связана с влиянием на людей. Нельзя понять и по-настоящему помочь клиенту, если не доверять друг другу. Благодаря доверию происходит отождествление психических состояний: психолог и клиент временно «сливаются», образуя единое целое.

Осознанно используя инструмент доверия, психолог учит клиента замечать мельчайшие изменения в себе (в теле, поведении, взаимодействии) и оценивать их позитивно: поощрять себя за конструктивные мысли, переживания и поступки, а негативные (напряжение в теле, раздражение в высказывании и т. п.) принимать как данность, осознавать и ценить их позитивные намерения. А осознав и раскаявшись, простив себя за очередной промах, снова двигаться в нужном направлении.

В то же время психолог осознанно использует инструменты рефлексии и ответственности. Он ведет задушевный разговор о семейной истории клиента, собирает и анализирует факты, раскрывающие суть проблемы, по ходу шутит, рассказывает притчи, наполненные метафорическим смыслом, и клиент забывает о своей боли, восходя таким образом над своей «тупиковой» ситуацией.

Конечная цель психолога - научить клиента самостоятельному осознанию дискомфорта, анализу его причин и достижению внутреннего равновесия, т.е. осознанной дифференциации и интеграции отношения с самим собой и другими, и совершенствованию стиля общения. Внутренняя согласованность позволяет человеку самостоятельно принимать и отстаивать свои решения, учитывая мнение окружающих, давая возможность поочередно «выходить на сцену» обеим сторонам своей личности: индивидуальному началу и социальной сущности.

Таинство гармонии себя и других может постичь только сам клиент. Психолог лишь показывает возможные пути освобождения. Клиент сам освобождается от деструктивных эмоций и установок, открывая для себя источники и ресурсы своего собственного совершенства. При этом он, познавая главные способы и правила процесса психологической коррекции, постепенно осознает и изменяет степень своей активности, сначала больше полагаясь на психолога, затем сохраняя баланс самостоятельного продвижения к ресурсам с усилиями помогающей стороны (психолога, членов тренинговой группы, друзей, коллег), становясь постепенно все более активным и самостоятельным.

Инструмент доверия используется как средство объединения индивидуальных пространств психолога и клиента в совместное «поле общения», а. инструменты рефлексии и ответственности служат средством разделения пространств. В этом процессе, как будет показано ниже, сложно переплетаются главные критерии продуктивного стиля общения - доверие, рефлексия, ответственность.

Итак, как же все происходит?

Первый шаг. Установление доверия с клиентом в совместном пространстве общения.

Клиент приходит к психологу погруженный в свои тяжелые проблемы, отношения и ситуации, которые кажутся ему непреодолимыми, тупиковыми. Психолог призван помочь клиенту выйти из тупика, встать «над ситуацией общения», изменить свои представления проанализировать истоки и причины своего затруднительного положения и отыскать скрытые от сознания возможности разрешения безвыходной ситуации. Однако, прежде чем перейти к анализу проблемы, необходимо «присоединиться» к клиенту. Именно с этой целью психолог совершает свой первый важный шаг: устанавливает доверие с клиентом.

В западной психотерапии существует специальное понятие -  «раппорт», которое в переводе с французского означает отношения гармонии, согласованности, единства и симпатии. Французскому слову «раппорт» вполне соответствует русское слово «доверие».

Устанавливая доверие, психолог объединяет индивидуальные пространства своего и клиента в общее совместное пространство общения. Попутно выделяет вербальные и невербальные проявления дисгармонии в отношениях, обращая особое внимание на ресурсы продуктивного стиля общения.

Первый шаг считается удачно завершенным, если клиент доверяет психологу.

Второй шаг. Усиление доверия, отождествление психолога с клиентом в индивидуальном пространстве клиента.

Установив доверие, психолог с клиентом анализируют проблему, ищут болезненные точки общения. Психолог попутно выделяет вербальные и невербальные проявления дисгармонии общения, обращая особое внимание на ресурсы продуктивного стиля общения.

Психолог чувствует эмоциональное и физическое состояние клиента как свое собственное. Копируя его движения, дыхание, мимику, жесты, он использует понимающую, принимающую, поддерживающую модели партнерской стратегии контакта и, таким образом, усиливает доверие клиента к себе.

Третий шаг. Овладение тупиковой ситуацией общения, осознание возможности изменения видения ситуации в совместном пространстве общения.

Нащупав болезненную точку, психолог выходит из пространства клиента, «вытягивает» и его в общее пространство общения, переключая его с негативных эмоций на нейтральное состояние, используя свой позитивный эмоциональный заряд. Поддерживая клиента в его стремлении понять истоки эмоционально-рефлексивного закрепощения и освободиться от внутреннего конфликта, психолог помогает ему осознать, что настоящие трудности общения есть результат деструктивных эмоциональных установок и моделей социума, усвоенных в прошлом. При этом психолог вселяет в клиента надежду и веру в то, что его ситуация, кажущаяся безвыходной, может быть разрешена при изменении ее видения.

Клиент не в силах противостоять притяжению психолога, доверяет его более благоприятному ментальному, эмоциональному и физическому состоянию. Постепенно усиливая веру клиента в возможность изменений, психолог ставит его перед выбором: оставить все, как есть, или изменить видение ситуации. Такой шаг побуждает клиента взять на себя ответственность за свое исцеление. Этот шаг очень важен: психолог не «выносит клиента на своих собственных руках», а предлагает ему идти самостоятельно. Однако эта первая «искорка» ответственности появляется из «костра» доверия. Клиент пока еще не верит себе самому, но доверяет психологу. Общение при этом происходит в совместном пространстве. Клиент может еще не раз вернуться в свой тупик, однако то тепло, которое он почувствовал в общении с психологом, рано или поздно поманит его сделать решительный шаг. Именно эта свобода: ты можешь остаться в своем миражном тупике или научишься по-новому воспринимать мир и себя в нем - позволяет клиенту совершить первый самостоятельный и поэтому ответственный шаг к истинному освобождению.

Освобождение от негативных эмоций, разрешение внутреннего конфликта и изменение деструктивных установок тоже сопряжены с переживанием боли. Психолог не избегает этого ключевого момента процесса психологической коррекции, а намеренно усиливает переживания клиента, помогая ему осознать необходимость сломать старые стереотипы и барьеры, которые переходят из прошлого через настоящее в будущее. При этом разводятся осознанные действия и подсознательные установки и намечается линия их изменения. И если клиент доверяет психологу и имеет настойчивое стремление достичь совершенства, он сам ищет пути освобождения от переживаемой боли. На ключевой вопрос: «Что делать?» - ответ может найти только сам клиент. Психолог лишь усиливает его желание, показывает общие пути и индивидуальные возможности, поддерживает в стремлении освободиться.

Четвертый шаг. Усиление доверия в пространстве психолога.

Психолог - фигура в данном общении более авторитетная, чем его подопечный, - берет на себя ответственность и помогает клиенту осознать, что, как и почему привело клиента в его «замутненное» деструктивными эмоциональными установками пространство. Затем совместными усилиями разрабатывается и осуществляется программа разрешения конфликта и достижения внутреннего согласия.

Используя разные методы воздействия, психолог оказывает влияние на бессознательную и сознательную сферу клиента. Теперь психолог использует новое состояние клиента: доверие специалисту и собственное желание измениться, поэтому не просто вселяет надежду на благоприятный исход, вразумляет его, изменяя старые, неконструктивные эмоциональные и поведенческие установки, но и побуждает его к совместному поиску пути исцеления. Клиент воспринимает и усваивает новые представления, сначала как бы проглатывая их, - работает доверие. Этому способствует и авторитет психолога - сильной компетентной личности, способной оказывать влияние, и атмосфера доверия, и позитивная оценка психологом любых реакций клиента.

С нарастанием доверия клиент чувствует себя все увереннее и защищеннее, и психолог постепенно переводит отношения на третью ступень, усиливая вероятность актуализации клиентом своей собственной ответственности.

Пятый шаг. Усиление ответственности в совместном пространстве общения.

Психолог побуждает клиента ко все большей ответственности за самого себя, «выращивая» веру клиента в свои собственные силы. Слушая психолога, выполняя его указания, клиент высказывает свою точку зрения по поводу новой информации, принимает или отвергает новые установки.

Психолог намеренно использует разнообразные методы стимуляции ответственности клиента: просит прислушаться к своим собственным ощущениям и реакциям, усилить их, осознать, разгадать их смысл. Усиливая действие рефлексии, психолог использует позитивные поглаживания, когда клиент высказывает сомнения, отвергает готовые решения или директивы.

При этом все усилия психолога направлены на достижение состояния уверенности, которое позволяет клиенту самостоятельно переключаться с доверия на ответственность и наоборот.

Именно этим шагом заканчивается любой сеанс психологической коррекции, независимо от того, первый он или последний. Малая толика уверенности может быть достигнута уже в первой встрече. И она служит завершающей точкой в достижении главной цели психокоррекционного процесса - дифференциации и интеграции взаимоотношения в общении.

Таким образом, дифференциация и интеграция доверия и ответственности происходят за счет цепочки переключении: доверие психолога с клиентом в совместном пространстве общения - усиление доверия в пространстве клиента - восхождение над тупиковой ситуацией в совместном пространстве - усиление ответственности в пространстве психолога - усиление ответственности в совместном пространстве общения.

Способность личности анализировать затруднительные ситуации самостоятельно, управлять известным конфликтом желаний, ограничиваясь собственным потенциалом, является показателем гармонично функционирующих доверия и ответственности и удачно завершенного процесса психологической коррекции.

Преодоление привычных стереотипов поведения.

Едва ли не самым сложным моментом всей психокоррекционной работы является преодоление привычных стереотипов поведения, представленных основными моделями агрессивной и инфантильной стратегий общения. При этом необходимо осознать скрытое намерение - привычную выгоду или благо, которое лежит в основе той или иной модели. Осознание помогает преодолеть страх и сопротивление и усилием воли отказаться от привычной модели. Здесь важно поверить в то, что, теряя малое, мы обретаем большее. Изменения произойдут не сразу, но психолог должен убедить клиента довериться процессу и преодолеть временные потери, отнестись к ним как к вкладу, который необходимо сделать, чтобы получить большее.

Процесс психологической коррекции лишь начинается в кабинете психолога. Психолог помогает клиенту встать на путь изменений. Все сделанное в кабинете психолога - это, образно говоря, семя, которое посажено в благодатную почву, и нужно время, каждодневные усилия, чтобы оно проросло и принесло свои благотворные результаты.

После индивидуальной консультации или группового тренинга работа продолжается: клиент, общаясь с внешней средой, получает обратную связь по поводу уже происшедших изменений, по-новому осмысливает привычные ситуации, снова анализирует свой прожитый опыт, мысленно возвращается к открытиям, которые сделаны с помощью психолога, учится осознанию своих ощущений, мыслей, действий, чувств и усилием воли преодолевает привычные стереотипы общения.

На этапе самостоятельного развития обретенных навыков клиент понимает, что с ним происходит, как и почему он попадает в затруднительные ситуации.

При этом постепенно изменяются старые установки, как будто привычные маски отделяются от истинного существа личности. Деструктивные эмоциональные установки и поведенческие модели прошлого навязывают эмоциям несвойственную им функцию - регуляции поведения, как при неправильной осанке мышцы выполняют несвойственную им функцию. Постепенное освобождение от негативных эмоций в реальном общении с людьми позволяет вернуться к осознанной и в то же время спонтанной регуляции общения.

Освобождаясь от старых, привычных моделей общения в реальной жизни, клиент сталкивается с затруднительными ситуациями и людьми, которые вновь и вновь возвращают его на старый путь, напоминая о пережитом и порой даже усиливая болезненные ощущения. Здесь очень важно научиться принимать любую боль с величайшим терпением и смирением, постигая смысл библейской истины: «получив удар по правой щеке, будь готовым подставить левую». Любая затруднительная ситуация при соответствующем к ней отношении (этот опыт учит меня чему-то, а вновь переживаемая боль освобождает и очищает) принесет облегчение, расширение диапазона позитивного восприятия действительности и - как следствие - расширение внутриличностного и межличностного пространств общения.

Клиенту необходимо научиться быть гибким - в мышлении, оценках, поведении. Психолог, готовя клиента к самостоятельному взаимодействию, не только сам выступает образцом гибкости, но и специально ставит такую задачу перед клиентом, рекомендуя ему систему упражнений, которая развивает гибкость, способствует освобождению от деструктивных эмоций, установок и моделей общения.

Клиент должен научиться доверять своему телу, разуму и спонтанно протекающему процессу освобождения. При этом помимо осознания постепенно возрастающей самоподдержки полезно в затруднительных ситуациях обращаться за поддержкой к людям, способным понять и разделить переживания.

Клиент должен знать, что «визитной карточкой» внутреннего конфликта, заявляющего о дисгармонии отношений, является сомнение, поэтому учится самостоятельному преодолению сомнений.

Сомнения преследуют многих клиентов. Возникая в любых ситуациях по самым разнообразным поводам, сомнения часто являют собой все тот же внутренний конфликт между стремлением к самостоятельности и желанием угодить другому, известное противоречие между двумя важными потребностями - в свободе и в признании. Усиление конфликта требует возвращения к осознаванию его истоков, ответственного анализа затруднительной ситуации, гибкости. Снова необходимо заглянуть в свое прошлое, осознать связь деструктивных эмоций и установок, доставшихся по наследству, с настоящей ситуацией общения, найти возможность поддержать себя в новых намерениях.

Дифференциация возникшего сомнения и сопутствующих ему эмоций может помочь клиенту восстановить равновесие и вернуться к продуктивному стилю общения. Все пережитые ранее эмоции: страх, обида, печаль, тоска, месть - эти ловушки затягивают человека обратно в хаос и конфликт желаний.

Сомнения могут помешать, но вера в свое право быть совершенным и конкретные шаги в этом направлении помогут осознать главные действующие силы внутреннего конфликта, найти решение и настойчиво следовать ему. Если клиент уже достаточно продвинулся в своем развитии, он способен, полагаясь на свой собственный авторитет, самостоятельно поддержать себя, найти силы и средства, направленные на развитие своего личностного совершенства. При необходимости он может воспользоваться чьей-либо помощью, сделать что-то приятное для себя. Однако если человек сам не в силах осознать причины сомнения и найти способы его преодоления, то для дальнейшего прояснения он снова обращается к психологу.

Другие методы психологической коррекции.

Все методы, обычно используемые для психологической коррекции стиля общения, можно разделить на три группы: методы индивидуального консультирования, методы группового тренинга, методы индивидуального тренинга.

Методы индивидуального консультирования включают в себя индивидуальную консультацию «Семейная история», направленную на осознание идентификации с деструктивными эмоциональными и поведенческими моделями общения и пробуждение потребности самосовершенствования, освобождение от негативного эмоционального опыта, изменение отношения к себе и другим, в которой используются:

построение генограммы;

анализ жизненной истории и идентификация эмоциональных и поведенческих моделей общения по вербальным паттернам и невербальным социальным знакам;

техники «выращивания» потребности в самосовершенствовании стиля общения;

эмоциональное «проживание» негативного опыта и освобождение от него;

изменение отношения к себе и другим.

Представим краткое описание вышеперечисленных методов.

Построение генограммы осуществляется с помощью следующих вопросов.

Как вас зовут?

Сколько вам лет?

Вы замужем или одиноки?

Как зовут вашего супруга?

Сколько ему лет?

Когда вы вступили в брак?

Какие у вас отношения с супругом?

Есть ли у вас дети?

Как их зовут?

Сколько им лет?

Какие у вас отношения с детьми?

Как дети относятся друг к другу?

Как зовут ваших родителей?

Сколько им лет?

Чем они занимаются?

Если умерли, то по какой причине?

Какие взаимоотношения между матерью и отцом сейчас?

Какими они были, когда вы росли?

Какими были взаимоотношения между вами и вашими братьями и сестрами?

Как ваши родители относились к вам и вашим братьям и сестрам?

Что с вашими братьями и сестрами сейчас?

Чем они занимаются?

Какова их семейная ситуация?

При анализе ответов на эти вопросы психолог выделяет типичные модели общения в семье, обращая особое внимание на типичные модели агрессивной и инфантильной стратегий контакта. Кроме того, выделяются эмоции, которые сопутствуют моделям и послужили причиной их возникновения.

Приведем пример анализа генограммы.

 

Дмитрий К., 34 года, обратился к психологу с просьбой исследовать феномены «излишней» доброты, недостаток требовательности в отношениях с детьми; помочь ему быть требовательным к себе и другим. Дмитрий родился 1 марта 1964 г. в деревне Поповка Витебской области, Белоруссия.

 

Родительская семья Димы

 

Мама - Валентина Михайловна (1924) - умерла в 1990 г., может быть, от сердца, отекали ноги, упала в туалете, и там ее нашли мертвой.

Отца ревновала, иногда вздорили. Она его доводила; пытались драться.

Отец - Валентин Михайлович (1920) - до 33 лет не пил; потом пил, но умело, пьяным не был. Инвалид войны, в последнее время болели суставы. Ходил с палочкой; цирроз печени. Умер в 1994 г. 31 июля умер сын Михаил, а через 20 дней умер отец.

Дима: «Мама недостаточно уделяла отцу внимания. В этом ее вина».

1. Людмила (1949) - похожа на Виктора, Татьяну, маму. В первом браке с Владимиром прожили около 6 лет - бесплодие. Второй брак с Иваном, который любил выпить, нельзя назвать счастливым. Петр.

2. Татьяна (1950) познакомилась с мужем Андреем (человек добрый, отходчивый) на севере. Может быть, брак не по любви. Она злится на него, считает, что в каких-то ситуациях она права больше.

Сын Сережа (1980) в 1985 г. погиб в дырке в снегу. Говорил: «Я скоро от вас уйду».

Дочь Наташа (10 лет) - сердечная слабость.

Дочь Ирина (7 лет).

3. Елена (1952) - спокойная, немного ленивая, тянет на себе весь дом. Муж - Николай - неуравновешенный, неспокойный, пьет, горячая кровь. Гоняет всех, суровый. Отец сначала не одобрял Елену за этот брак, ему Николай не нравился. Сын Андрей (1971) тоже напивается, ведет себя, как отец. Сын Олег (1973) любит выпить, может своровать что-то, чтобы продать. Дочь Марина (1979) не разговаривает, в младенческом возрасте - сепсис; много уколов. Дочь Юля учится в VI классе, отличница.

4. Михаил (1954-1994). Первая связь - с Любовью; разрыв. Жена Татьяна иногда ругалась, упрекала, когда он выпивал. Пыталась воздействовать на него. Он ее пытался бить. В 1994 г. несчастный случай на реке. Заводил поливной мотор, стукнуло током, утонул. Сын Игорь - 18 лет, дочь Оля -12 лет.

5. Виктор (1958) - водитель, ДСК. Отношения с женой Ниной хорошие. Пьет, но не напивается. Дочь Наташа - 12 лет, сын Андрей - 10 лет, учится очень хорошо.

6. Зинаида (1960) - связь с Николаем прервалась, он нашел другую. Муж Владимир пьет, хулиганит. Его мать считает, что во всем виновата Зинаида. Сыновья: Александр - 10 лет и Дима - 8 лет. Зинаида жалеет мужа, у нее есть любимый мужчина.

7. Дима (1964).

 

Семья отца - Валентина Михайловича

 

Дед Михаил (1886-1938), средний крестьянин. В 1932-1933 гг. забрали, и он больше не вернулся. Пропал, расстреляли в 1938 г.

Бабушка Василиса Ивановна (1899-1984), третий ребенок из 6 детей в семье. Ее мать - прабабушка Димы - жила 103 года.

Старший сын - Валентин.

Сын - Виктор (1923-1942), погиб в войну при переправе через реку.

Дочь Лилия (1925) с мужем Виктором живут спокойно, хорошо. Две дочери - Алла и Наталья. У Аллы - муж Михаил, дочь Оксана и сын Андрей.

Сын Владимир (1928-1979), директор завода, умер от внутрижелчного кровоизлияния в 51 год.

 

Семья мамы - Валентины Михайловны

 

Дед - Михаил Федорович (1891-1958), умер от порока сердца. Бабушка - Евдокия Гавриловна (1890-1988), умерла от инсульта. Валентина - первая дочь.

Мария. У Марии - муж Степан и трое детей: Николай, Людмила, Александр.

Николай долго не был женат. Жена Наталия им управляет. Людмила была замужем за Григорием, который умер в 40 лет. Трое детей: Алеша, Дима, Верочка.

 

Семья Димы

 

В любовь не верю.

Первая девушка - в 12 лет.

В школе и техникуме - Галя - как бы любовь.

В техникуме - дружба с Валентиной. Валентина обиделась, плакала. Считаю, что я ее обидел, предал дружбу. Осталось чувство вины.

На I курсе МГУ в 1986 г. в колхозе понравилась Ирина; в 1987 хотел избавиться от игры в карты, женившись на Ирине, сделал ей предложение, но она отказала.

В 1989 г. играл с чеченцами и проиграл крупную сумму денег (2000$). Единственный выход: у отца был трофейный пистолет, отец разрешил его взять и продать. Рассчитался с долгами. Решил в карты не играть, но тяга была, возвращался. По той же причине - избавиться от склонности играть в карты - в       23 года сделал предложение Марине - будущей жене.

До 21 года - одна женщина. От 21 до 28 - бесконечно много.

В 1990 Лена - любовь в течение 2 лет. Сделал предложение, она сказала: «Нет».

После Елены мало женщин, потом Марина. Отношения похожи на любовь, дружбу, привязанность.

 

Анализ жизненной истории и идентификация эмоциональных и поведенческих моделей общения осуществляются в ходе беседы по вербальным паттернам и невербальным социальным знакам.

Осознание идентификации с эмоциональными установками и моделями общения прошлого - особая задача, которая стоит как перед психологом, так и перед клиентом. С этой целью исследуются истоки и причины эмоционально-рефлексивного закрепощения личности. При этом в ходе построения и анализа генограммы осознается не только сам факт непродуктивного общения, но и его процесс, и корни. Исследуется временная и причинная зависимость: искажения структурных звеньев самосознания в прошлом и их настоящих проявлений; негативного представления о себе, обретенного раньше, и его влияния на настоящее взаимодействие; негативных эмоций, пережитых в прошлых неблагоприятных условиях развития, и их закрепощающего влияния на рефлексивные потенциалы личности в настоящем.

Все эти задачи решаются в беседе. Психолог просит клиента рассказать, как долго происходит то, что его волнует, было ли подобное раньше, и предлагает вспомнить какую-либо яркую ситуацию, иллюстрирующую переживаемые трудности.

В воспоминаниях прошлого обычно удается установить отдельные негативные установки, которые являются стимуляторами или источниками характерных стратегий, которые в настоящий момент уже неадекватны и непродуктивны и инициируют или стимулируют возникновение трудных ситуаций общения.

Психолог внимательно выслушивает клиента, наблюдает за его невербальным поведением, выделяя и анализируя характерные типичные вербальные и невербальные проявления, выделяет неконструктивные паттерны и негативные эмоции, при помощи которых клиент их репродуцирует и организует свое взаимодействие с другими, вызывая конфликты и негативные переживания. При этом задает себе вопрос: «Что, как и почему делает клиент?», обращая внимание на то, как клиент заходит, садится, сидит, как он дышит, говорит, есть ли напряжение в теле, каковы его тон и скорость голоса, какие речевые паттерны он употребляет и т. п.

Обычно характерные неконструктивные модели общения проявляются как в реальном поведении клиента (чаще невербальном), так и в его описаниях тупиковых жизненных ситуаций, о которых он рассказывает.

На уровне глубинных, т.е. вначале непроговариваемых, структур обнаруживаются те паттерны, с которыми и необходимо работать. Проговаривание паттерна помогает осознать и признать его существование.

 

Анализ генограммы Дмитрия К. позволил сделать следующие выводы. Из семьи Дмитрий унаследовал: модель «потери мужчины»; чувства обиды («Жена не уделяет мне достаточно внимания»), вины («Может быть, сам виноват в этом; говорил ей: “Ты занимайся детьми”»); страх; запрет на открытое выражение чувств («Чувство вины сохраняется, но я ее не выражаю»); модель ухода: в вино, карты, прелюбодеяние, несчастный случай, болезнь, смерть.

Это «наследство» служит источником проблем Димы на работе. Он убежден, что взаимоотношения на работе должны строиться так же, как в семье, на основе семейных законов. При этом Дима в этой семье скорее мама, чем папа. Он - главная опора и забота, но в критических ситуациях у него не хватает веры в свои собственные силы, и тогда возникает обида на «членов семьи»: не оправдали доверия, подвели, обманули. Дима, с одной стороны, привлекает к себе людей, склонных к обману, так как в его собственной семье «говорят не все», т.е. существует запрет на открытое выражение чувств. С другой стороны, это чаще всего люди, которые не могут целиком и полностью полагаться на свои собственные силы, они нуждаются в поддержке. И Дима, считающий своим жизненным предназначением помогать другим, притягателен для них. Но вскоре они разочаровываются: Дима сам «теряется» в критических ситуациях, ему самому нужна помощь, защита, совет, и он рассчитывает найти все это среди коллег. Но они не в состоянии оправдать его надежд, поскольку изначально (согласно генетическому коду своих семей) нуждаются в чужой поддержке, неспособные целиком и полностью полагаться на себя самих, рассчитывать на собственные силы, использовать свои потенциалы. Появляются обоюдные разочарования, обиды, обвинения, стремление уйти от возникших проблем. Дима, испытывая чувство вины: «Я сделал что-то не так», пытается исправить ситуацию и взваливает весь груз проблем на себя. Однако не в силах справиться, увязая в мелочах, испытывает желание уйти, начать все сначала. Таким образом, коллеги и друзья теряют Диму, он уходит.

Модель «потери мужчины» действует и в семье Димы. Жена фактически потеряла Диму как мужа, любящего человека. Модель «обида - вина», на которой строились отношения в семьях предков, заменяет любовь и в Диминой семье. Убеждение «Я не верю в любовь» - следствие простого факта: ты ее просто не знаешь. Но ложная убежденность, иллюзия, доставшаяся по наследству, замешанная на недоверии, запретах, неспособности открыто выражать свои чувства, мешают поверить самому в свою собственную способность открыть это чувство для себя.

Желание найти что-то истинное, настоящее гонит его к другим женщинам, но находит он тех, кто отвечает суррогату его ложных представлений о любви, замешанных на чувстве вины и обиды. Потерпев в очередной раз разочарование, не может ни уйти со спокойным сердцем - мешает вина «Я ее бросил», ни остаться, потому что все равно холодно, мерзко и горько. В результате переживает чувство безысходности и беспомощности: «Хочется изменить отношения с женщинами, но меня удерживает чувство вины».

 

«Выращивание» потребности в самосовершенствовании стиля общения.

Потребность в изменении возникает, когда клиент осознает негативные истоки прошлого развития и их влияние на сегодняшнее взаимодействие с другими. Психолог помогает клиенту осознать и усилить возникающее противоречие между потребностью остаться таким, какой он есть, и возможностью изменить свой стиль общения к лучшему. Обстановка безусловного принятия, которую создает психолог на индивидуальной консультации, дает возможность сосредоточить силы не на защите от внешних нападений и отстаивании своего права на существование, а на осознавании внутренней тревоги, внутреннего конфликта: «Хочу остаться прежним, так как это привычно, известно и сравнительно безопасно, и хочу измениться, реконструировать неконструктивные модели, освободиться от негативных эмоций, лежащих в их основе, мешающих мне и закрепощающих мои потенциалы». Обычно анализ связей между прошлым и настоящим приводит к максимальному накалу внутренней борьбы, т.е. когда внутреннее напряжение становится невыносимым и клиент просит психолога: «Помогите мне, я хочу измениться!»

Эмоциональное проживание негативного опыта и освобождение от него.

Этот процесс осуществляется посредством повторного проживания негативных эмоций в экспериментальной психокоррекционной ситуации, в которой клиент позволяет себе пережить те чувства, проговорить мысли, совершить действия, заблокировавшие его потенциальные возможности на той или иной стадии онтогенетического развития, исказившие структуру самосознания и держащие его в ловушке неконструктивных моделей общения.

Эксперимент имеет своей целью помочь клиенту выделить присущие ему паттерны и осознать их деструктивную роль в межличностном взаимодействии. Показывая клиенту ограничивающую, блокирующую роль этих паттернов, психолог пробуждает у него желание усовершенствовать стиль своего общения, открыть для себя другие, более здоровые и продуктивные стратегии.

Форма эксперимента зависит от конкретной ситуации и от индивидуальных особенностей клиента, а также от компетентности и индивидуальных особенностей психолога. Это может быть игра, специфическое упражнение, психодрама или домашнее задание. Главное условие эксперимента - обнажить в максимально очевидной для клиента форме действующие неконструктивные паттерны, добиться так называемого ага-эффекта, который побуждает клиента признать: «Да, действительно, так. Это мой паттерн, и он мешает мне, ограничивает мои возможности, вызывает неприятные переживания, несет боль мне самому и окружающим».

Результатом эксперимента выступает осознание неконструктивных моделей общения и признание их закрепощающей функции в межличностном взаимодействии.

Изменение отношения к себе и другим.

В основе проблем клиента лежат его установки, ценностные ориентации, влияющие на внешнее поведение человека, которое проявляется в его индивидуальном стиле общения. Работа психолога и клиента направлена на изменение именно этой базовой внутренней активности. Акцент переносится на то, что клиент может и должен нести ответственность за собственное поведение, а не за ситуацию и других людей.

В работе с педагогами и родителями очень важно осознать: где кончается ответственность взрослого и начинается ответственность самого ребенка. При этом психолог имеет в виду, что клиент (особенно учитель) весьма компетентно и изощренно владеет своими привычными моделями общения. Тревога, беспокойство, страх, вина, стыд и другие негативные эмоции стали необходимой составляющей его жизненного существования, и он, с одной стороны, готов с ними расстаться, ощущая потребность в изменении, а с другой - дорожит этими привычными, ставшими дорогими состояниями.

Компетентность психолога состоит в том, что он помогает клиенту осознать: само наличие этого дискомфорта; его последствия и причины; возможности изменить ситуацию. Каждый шаг работы с клиентом строится на стратегии ответственности, исходный тезис которой постоянно внушается клиенту: каждый человек сам несет ответственность за свое взаимодействие с окружающей средой, за качество и содержание взаимоотношений с людьми. Психолог помогает клиенту осознать, что у него есть выбор: оставить все, как есть, и взять на себя ответственность за последующие негативные результаты (в частности, за саморазрушение или разрушение взаимоотношений) или встать на путь изменений и стать компетентным в достижении позитивных результатов в будущем. Психолог помогает клиенту осознать, что у него есть выбор, и поддерживает его в решении рискнуть - выйти из тупика и начать путь изменений и саморазвития. При этом психолог уважает сопротивление клиента и в том случае, если он по какой-то причине не готов начать путь изменений сегодня, выразить признательность за сделанный выбор (так как сам по себе выбор, если он осознается клиентом, уже тренировка ответственности).

Главное, чтобы клиент осознал, что у него есть и другая альтернатива: посмотреть на свое поведение компетентным взглядом и осознать, что он делает, взаимодействуя с другими, как он это делает и к каким результатам это может привести в будущем.

Помогая клиенту осознать причины своего «тупикового» поведения и существование альтернативной возможности, психолог роняет в душу обратившегося за помощью зерно сомнения. И даже если человек решает остаться при своем мнении (пусть непродуктивном с точки зрения психолога), это зерно вероятнее всего прорастет в желании «хотя бы одним глазком взглянуть» на то, что же может быть при альтернативном варианте.

Поскольку взаимодействие человека с другими зависит от его представлений о себе и о других, психолог может помочь клиенту изменить отношение к себе и другим, если он сделает такой выбор. И основная помощь при этом состоит в том, чтобы научить клиента осознавать свои чувства и систему ценностей. Предоставляя клиенту право сделать выбор в пользу или против изменений, мы помогаем ему взять ответственность за свое собственное развитие на себя.

Тенденция клиента оставаться при своем старом отношении к миру, сохранять неконструктивные модели контакта рассматривается и осознается как проявление эмоционально-рефлексивного закрепощения, как уход от реальной настоящей ситуации развития, отказ от своих собственных нераскрытых потенциальных возможностей, но ни в коем случае не осуждается. Напротив, такой выбор признается абсолютно правомерным. Психолог выражает признание клиенту за сделанный выбор, помогая ему осознать ответственность как за сделанный шаг, так и за его последствия.

Психолог использует «умственные инсайты», которые являются следствием рефлексивного анализа рассказа о ситуации, имевшей место в прошлой жизни клиента; непосредственного проживания реальной ситуации, возникающей спонтанно во взаимодействии «психолог-клиент» или организуемой специально в виде эксперимента.

Интеллектуальные инсайты «Ага, я понял!» - предшественники настоящих изменений; они помогают клиенту сделать выбор в пользу открытия новых возможностей, при этом в центре внимания стоят вопросы: «Что я делаю для того, чтобы мой стиль общения был непродуктивным?», «Как я “встаю над другими”, “остаюсь один”, “становлюсь беспомощным” (и т.п.)?», «Для чего я это делаю?», «Какую выгоду я при этом имею?»

Поскольку многим людям (особенно с невротическими проявлениями) трудно воспринять и признать очевидные вещи, целесообразнее анализировать не прошлую ситуацию на основе рассказа, а реальное поведение, специально организованное во время психокоррекционного сеанса: взаимодействие с людьми в специально заданной, игровой или спонтанно возникающей ситуации.

Если мы хотим изменить стиль общения и сохранить эти новшества на длительный период, то недостаточно скорректировать лишь его внешние проявления, реконструкции подлежат и установки, и эмоции, которые часто выполняют роль побудительной силы, которая актуализирует и поддерживает непродуктивный стиль общения. Если происходят изменения, то это значит, что существующее отношение к миру опровергается новым опытом. Во время психокоррекционного сеанса иногда бывает достаточно одного экспериментального упражнения, чтобы старая установка была опровергнута. Если такое происходит, то во многом благодаря эффекту неожиданности.

Индивидуальный или групповой тренинг «Возрождение доверия» помогает клиенту разрешить конфликт установок «я могу» -  «я не могу», обрести внутреннюю целостность и уверенность в себе.

В тренинге используется оригинальная авторская система, включающая в себя:

«Уроки доверия» - упражнения и техники, восстанавливающие и развивающие доверие себе и другим;

«Беседы об истине», построенные на библейских сюжетах;

«Стратегии гармонии» - специальные приемы и техники дифференциации и интеграции эмоциональных состояний, а также модели и техники развития партнерской стратегии общения.

Кроме того, используются апробированные автором техники и приемы психогенетики, гештальттерапии, нейролингвистического программирования, биоэнергетического психоанализа, описанные в предыдущих главах.

Индивидуальная и/или групповая консультации, направленные на осознание способностей использовать продуктивный стиль общения, на практике включают в себя техники и приемы, адекватные потребностям, задачам и индивидуальным особенностям клиента, направленные на дальнейшее развитие способности взаимодействовать на равных, доверять себе и другим, нести ответственность за защиту своих собственных взглядов, идей, реализацию решений.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |