Имя материала: Психология памяти

Автор: Л.В.ЧЕРЕМОШКИНА

3.3. исследование функциональных механизмов мнемических способностей с помощью метода развертывания мнемической деятельности

 

В качестве основного показателя изучения психологии функциональных механизмов мнемических способностей использовался показатель продуктивности запоминания с опорой на функциональные механизмы.

Результаты наших исследований мнемических способностей с помощью метода развертывания мнемической деятельности позволяют охарактеризовать психологию функциональных механизмов следующими свойствами:

индивидуальной мерой выраженности;

неосознаваемостью действия;

пластичностью (результативной изменчивостью);

теснейшими взаимосвязями (взаимообусловленностью) с операционными механизмами;

наличием зависимости продуктивности запоминания с опорой на функциональные механизмы от уровня развития регулирующих механизмов.

Функциональные механизмы имеют ярко проявляющуюся индивидуальную меру выраженности. Например, для 10—12-летних испытуемых характерен значительный разброс показателей запоминания с опорой на функциональные механизмы: от 1 с до 3,5 мин (объем выборки — 200 человек).

Для испытуемых 9-летнего возраста этот показатель находится в пределах от 2 до 69 с (объем выборки — 35 человек).

Для испытуемых в возрасте от 18 до 22 лет (объем выборки — 60 человек) — от 1 с до 2,1 мин.

Для выборки испытуемых от 22 до 40 лет (20 человек) этот показатель находится в пределах от 1 до 10 с.

Качественно-количественный анализ процесса и результата запоминания с опорой на функциональные механизмы позволяет выделить уровни выраженности указанных выше свойств, соответствующих разным группам эффективности запоминания (обоснование необходимости и целесообразности подобного анализа см.: [252, 266]). Эти результаты представлены в таблицах 1, 2 и 3.

Данные, приведенные ниже, наглядно демонстрируют индивидуальную меру выраженности функциональной основы памяти. Причем совершенно очевидна динамика продуктивности функциональных механизмов, которая обусловлена созреванием мозга и развитием мнемических способностей (подробно о развитии механизмов мнемических способностей написано в гл. 5).

Таблица 1

Результаты запоминания фигуры 2 10—12-летними испытуемыми (по группам)

 

Группа

Время запоминания, с

Число испытуемых от всей выборки, \%

1

от 1 до 5

13

2

от 6 до 10

21

3

от 12 до 20

19

4

от 22 до 30

18

5

от 33 до 45

15

6

от 48 до 60

8

7

более 60

6

 

Таблица 2

Результаты запоминания фигуры 2 9-летними испытуемыми

(по группам)

 

Группа

Время запоминания, с

Число испытуемых от всей выборки, \%

1

от 1 до 5

2,8

2

от 6 до 10

2,8

3

от 12 до 20

57,4

4

от 22 до 30

14,2

5

от 33 до 45

11,4

6

от 48 до 60

2,8

7

более 60

8,6

 

Таблица 3

Результаты запоминания фигуры 2 18 —22-летними испытуемыми (по группам)

 

Группа

Время запоминания, с

Число испытуемых от всей выборки, \%

1

от 1 до 5

63,3

2

от 6 до 10

33,3

3

от 12 до 20

3,4

 

В контексте обсуждения свойств функциональных механизмов следует особое внимание обратить на размеры континуума показателей для разных возрастных групп, учитывая различные объемы выборок. Если сравнивать продуктивность функциональных механизмов на стадии развивающейся мнемической деятельности (10—12-летние испытуемые) и относительный показатель продуктивности функциональных механизмов, теснейшим образом взаимодействующих с операционными и регулирующими (выборка 18 —22-летних), то общая тенденция к снижению верхней границы времени запоминания кажется вполне закономерной. Однако указанная тенденция носит самый общий характер.

Для испытуемых в возрасте 9 лет максимальное время запоминания фигуры 2 составляет чуть больше 1 мин (69 с), хотя процент испытуемых данной группы по сравнению с другими возрастами закономерно больше. Причем часть испытуемых (=11 \%), не сумев за 1,5 мин правильно запомнить и воспроизвести фигуру, начали фрустрировать, и этот этап эксперимента был завершен. Через некоторое время большая часть этих испытуемых правильно воспроизвели более сложный экспериментальный материал — фигуру 3. Результаты в этом случае находятся в пределах от 26 до 102 с. Совершенно очевидно, что индивидуальная мера выраженности функциональных механизмов зависит от наличия и степени проявления других свойств функциональной основы памяти. Например, чтобы определить индивидуальную меру выраженности функциональных механизмов, необходимо учитывать степень осознаваемое™ — неосознаваемости мнемического процесса. В свою очередь, осознаваемость — неосознаваемость процесса запоминания находится в теснейшей зависимости от наличия обработки запоминаемого материала, которая указывает на степень развития и присутствия в данном процессе операционных и регулирующих механизмов. Поэтому, анализируя любое свойство функциональных механизмов, неминуемо приходим к обсуждению других признаков, системное проявление которых и обусловливает мнемичес-кий результат. На этой основе был осуществлен качественно-количественный анализ результатов. Выделенные группы продуктивности функциональных механизмов характеризуются качественно-своеобразным сочетанием указанных выше свойств функциональной основы памяти. Например, для 10—12-летних испытуемых характерна нелинейная зависимость включенности операционных механизмов в процесс запоминания от осознаваемости своих действий и результативности деятельности. Создается впечатление, что уровень осознанности (видимо, также индивидуальная характеристика) предопределяет степень задействованности тех или иных свойств функциональных механизмов. Для детей 9 лет характерно медленное погружение в изучение фигуры. Для них осознание запоминания — это чаще всего осознание того, что что-то у них не получается. Это поверхностный уровень осознанности мнемиче-ских процессов, который вполне объясним додеятельностным уровнем развития их памяти.

Обладатели развитой памяти этот этап проходят очень быстро, и здесь в абсолютном большинстве случаев осознанность имеет позитивное значение, так как ускоряет процесс запоминания.

Рассмотрим эти свойства функциональных механизмов более подробно. Наиболее ярко противоречивость функциональной основы мнемических процессов проявляется у 10— 12-летних детей, память которых еще со времен исследований А. Н.Леонтьева [128] характеризуется дивергентностью непосредственного и опосредованного запоминания. Нами было выделено 7 групп по результатам запоминания фигуры 2. Оказалось, что самые продуктивные — первая г р у п п а; (tзап от 1 до 5 с) — достигают этого результата исключительно за счет функциональных механизмов, независимо от уровня развития операционных механизмов. Обдуманного, осознанного процесса запоминания не наблюдалось. Это додеятельностный этап запоминания. Все представители группы отличались очень скудным самоотчетом. Причем ответы тех, чье время запоминания составило 1 с, и тех, у кого оно было равно 5 с, практически не отличались. Представители этой группы на вопрос «Что запоминал?» отвечали: «Какую-то путаницу» (С.М.); «Какие-то кресты» (Д.М.); «Какую-то снежинку» (И.Я.); «Рисовал линии» (О. К.). На вопрос о том, как запоминали, сообщали: «Просто запомнил — и все» (М.С.); «Запомнил линии и нарисовал» (И.Е.); «Сначала не запоминала, а потом увидела и запомнила» (К. С.) и т.д.

Самоотчеты испытуемых не дают оснований говорить об обдуманном, осознанном или осознаваемом запоминании.

Чтобы проверить этот вывод, мы попытались проследить связь между характером рисунка испытуемого и его самоотчетом. Выяснилось, что можно выделить несколько вариантов последовательности изображения линий, представленных на рис. 4.

 

               

 

Рис. 4. Последовательность изображений линий фигуры 2

 

Четкой и определенной связи между характером запоминания по рисункам и самоотчетам испытуемых не было обнаружено. Варианты а и b на рис. 4 теоретически могут быть результатом осмысленного запоминания, так как в первом случае фигура складывается из двух крестов, а во втором — из перечеркнутого треугольника. Однако и в том и в другом случае испытуемые на вопрос, как они запоминали, отвечали: «Линии запоминала и нарисовала» (К.С.); «Просто запомнила — и все» (С.А.) и т.п.

По всей вероятности, субъект просто «схватывает», фотографирует изображение. Это в большей степени относится к тем случаям, когда время запоминания равно 1 или 2 с. Более этапно процесс запоминания открывается экспериментатору, когда время запоминания составляет 3, 4 или 5 с. При этом наблюдается постепенное приближение к правильному воспроизведению. Испытуемые в абсолютном большинстве случаев сразу правильно воссоздают количество линий и их пересечений. Пропорции воспроизводимой фигуры также почти всегда соответствуют оригиналу. Самый сложный признак стимула — ориентация изображения на плоскости. Наиболее распространены следующие варианты поэтапного приближения к правильному воспроизведению (см. рис. 5).

На рис. 5 наглядно видна постепенность движения к успешному результату, когда перцептивная обработка запоминаемого постоянно стимулирует, упрочает след. Происходит это, судя по отчетам испытуемых, неосознанно. Тот факт, что с 1-го по 5-е предъявление осознанного включения операционных механизмов еще не наблюдается, подтверждают и опыты, когда после правильного воспроизведения экспериментатор целенаправленно продолжает свою работу, никак не реагируя на верный результат.

 

           

 

Рис. 5. Поэтапное запоминание фигуры 2:

а — после 1 —3-го и 5-го предъявлений; б — после 1 —3-го и 4-го предъявлений

 

Абсолютное большинство испытуемых не повторяют своего правильного результата, а рисуют другую фигуру (очень далекую от оригинала или почти правильную).

Характер и скорость запоминания в этом случае весьма различны.

Выделяются три категории лиц, по-разному запоминающих фигуру 2 после правильного ее запечатления.

1. Первые быстро повторяли свой успешный результат и после 7—13-го предъявлений рисовали правильно. Результат достигался за счет функциональных и операционных механизмов. Отчет испытуемого К. Л.: «Сначала я просто рисовал, а потом сосредоточился и увидел, что эта фигура похожа на первую (пробу. — Л. Ч.), там тоже был наклоненный треугольник, и запомнил».

1. Представители второй категории запоминали медленнее, добиваясь правильного воспроизведения после 20 —30-го предъявлений (tзап = 30 —60 с). Запоминание совершалось с опорой на функциональные механизмы, хотя наличие перцептивной обработки не исключается. Отчет испытуемой О. Б.: «Сначала я ничего не увидела, потом запомнила вот эти две линии, а потом все остальное».

3. Третья категория испытуемых характеризуется еще более низкой результативностью запоминания после правильного запечатления. Мы наблюдали, как девочка после пяти предъявлений правильно воспроизвела фигуру 2, а потом ей потребовалось еще 2 мин 51с, чтобы повторить свой результат. В этом случае (как и в предыдущем) нет оснований утверждать, что запоминание произошло благодаря функциональным и операционным механизмам. Ответы испытуемых почти совпадают с самоотчетами вышеописанной группы. Таким образом, можно сделать вывод, что результат (tзап = 1 — 5 с) достигнут за счет функциональных механизмов мнемических способностей, независимо от уровня развития операционных механизмов.

Время запоминания второй группы находится в пределах от 6 до 10 с. Результат достигнут благодаря функциональным и операционным механизмам. Обработка запоминаемого материала совершается на перцептивном уровне с тенденцией к обработке на других уровнях. Результаты анализа процесса запоминания по рисункам и самоотчетам позволяют подразделить испытуемых на подгруппы.

1. Испытуемые долго рисуют далекую от оригинала фигуру, а потом вдруг воспроизводят ее правильно. Процесс запоминания чем-то напоминает инсайт. Создается впечатление, что для этих испытуемых проблема состоит не в запоминании, а в понимании увиденного. Отчет испытуемого А. Б.: «Я запомнил этот рисунок, когда увидел наклон».

2. Представители этой категории постепенно приближаются к желаемому результату. Они считают линии, треугольники, отмечают углы, стремясь понять расположение линий и зафиксировать их имеющимися средствами. Характеризуя данную категорию в целом, надо отметить, что составляющие ее дети дают наиболее развернутые, конкретные ответы на вопросы. Они могут описать процесс запоминания, отметить момент, когда началось внимательное, целенаправленное изучение рисунка.

Мы считаем, что представители данной категории обладают наиболее развитыми мнемическими способностями, так как они стремятся не только схватить очертания фигуры, запечатлеть ее, но и найти нечто общее в данном единичном, например треугольники. Пересчет линий, который мы наблюдали в ряде случаев, можно определить как тенденцию к развитию внутреннего контроля, регулирующих механизмов мнемических способностей.

Таким образом, сущность запоминания испытуемых данной категории заключается в безусловном присутствии операционных механизмов. Данная группа является исключением из общей возрастной тенденции к дивергентности опосредствованного и непосредственного запоминания.

Время запоминания третьей группы — от 12 до 20 с. Операционные механизмы, реализующиеся на перцептивном уровне, предопределяют характер ответов испытуемых. Процесс запоминания в этой группе осознается меньше, чем в предыдущей. Испытуемые слабо контролируют и, как правило, не планируют процесс запоминания.

Время запоминания четвертой группы — от 22 до 30 с. Процесс запоминания характеризуется медленным осознанием необходимости что-либо предпринять для решения мнемичес-кой задачи. В этой группе наиболее ярко обнаруживается дивер-гентность запоминания с опорой на функциональные механизмы и благодаря функциональным и операционным механизмам. Состояние дивергентности проявляется следующим образом. Испытуемый старается сосредоточиться, целиком направлен на то, чтобы «удержать» фигуру. Желания «удержать» фигуру оказывается недостаточно, повторяется все сначала. Учащийся начинает активнее повторять фигуру. Большая сосредоточенность внимания приводит к активизации перцептивной обработки материала. Испытуемый подмечает то, что ранее оставалось вне его внимания, — увидев фигуру целиком, он ее воспроизводит.

Процесс поэтапного формирования правильного воспроизведения, который менее нагляден и менее характерен для представителей второй и третьей групп, здесь более развернут и свойственен абсолютному большинству четвертой. Сначала испытуемые рисуют фигуры, далекие от оригинала и напоминающие его только числом линий, общими размерами. Этот период содержит в среднем около 10 предъявлений. Потом начинает вырисовываться фигура, похожая на запоминаемую. Иногда испытуемый довольно долго (примерно около 10 раз) рисует одно и то же. Часто это почти правильная фигура. И только после этапа приближения к оригиналу следует правильное воспроизведение. Можно сказать, что все этапы запоминания растянуты.

Таким образом, четвертая группа характеризуется более развернутым поэтапным процессом запоминания. Но это только тенденция. Есть исключения, связанные с разным характером приближения к правильному воспроизведению. Первый вариант: испытуемый очень быстро воспроизводит почти правильную фигуру и потом «уходит» от нее, т.е. рисует далекую от оригинала фигуру, которая резко, без переходов сменяется совершенно правильным воспроизведением (см. рис. 6).

Если эффективность мнемической деятельности оценивать степенью приближения воспроизводимого изображения к правильному, то процесс запоминания в этом случае можно представить следующим образом.

Сначала ощутим рост эффективности мнемической деятельности (этап до почти правильной фигуры), потом резкий ее спад, что связано с перестройкой мнемической деятельности, вызванной невозможностью субъекта запечатлеть фигуру, удержать ее с помощью функциональных механизмов, т. е. без всякой обработки запоминаемого материала. В этот период деятельность субъекта характеризуется в гораздо большей степени не запоминанием, не решением мнемической задачи, а тем, как ее решать, т.е. подготовкой принятия решения. Иногда испытуемые вербализуют ощущения препятствий: « Что же там?» или «Как же там?» Наступает период осознанного использования мнемических приемов, который индивидуален по времени, но выражается одинаково — в увеличении эффективности мнемической деятельности, что приводит к правильному воспроизведению. Другой вариант характеризуется прерывистостью приближения к правильному воспроизведению. Почти правильное воспроизведение сменяется очень далеким изображением, затем почти правильным, после чего испытуемый опять «уходит» от фигуры и т.д. Иногда этот процесс повторяется несколько раз.

 

      

 

Рис. 6. Развернутое запоминание фигуры 2 с «уходами» от оригинала

 

Описанные проявления характера запоминания объясняются разной скоростью включения операционных механизмов в процесс запоминания. Всех представителей этой группы роднит невысокая продуктивность функциональных механизмов. Им эту фигуру не «схватить», не «сфотографировать», не запечатлеть. Эффективность их мнемической деятельности определяется тем, насколько быстро они начнут применять мнемические действия и сколь эффективными они окажутся.

В этой группе особенно ярко, по сравнению с предыдущими, проявляются несформированность мнемической деятельности, разведенность при достижении результата функциональных и операционных механизмов. Начавшаяся обработка запоминаемого материала направлена не на уяснение расположения линий, а на «удержание» фигуры. Иногда испытуемые повторяют изображение не только мысленно, а и рукой, но и это не приводит к успеху. Испытуемый в очередной раз сталкивается с препятствием и... начинает «видеть» направление линий. В этот момент отчеты испытуемых выглядят следующим образом: «А потом я увидел, что вот эта линия наклонена» (Б.В.) или «Я увидел, что эта линия идет не прямо» (С.П.). В основном затруднения вызывают линии АВ и Ж (см. рис. 4).

Проанализируем процесс запоминания данной группы испытуемых и попытаемся объяснить полученный результат, описав его детерминацию. Образы памяти, т.е. цель мнемической деятельности, вторичны по отношению к перцептивным образам, степень адекватности которых отражаемому объекту влияет на характер информации, содержащийся в памяти. При анализе характера мнемической деятельности представителей данной группы, когда процесс запоминания развернут шире, наиболее заметна одновременность процессов формирования перцептивного образа и упрочения следа. Неправильное воспроизведение стимулирует восприятие, вновь отмеченный признак влияет на образ представления, что ведет к соответствующему воспроизведению. Перед нами как бы процесс накручивания имеющегося уже в представлении на вновь формирующийся перцептивный образ, повторяющийся до правильного воспроизведения.

Динамика образов памяти после воспроизведения не прекращается, но это уже другой процесс, так как контакт объекта и воспринимающего субъекта отсутствует. Процесс запоминания как процесс перестраивания и достраивания образа памяти есть функция динамики взаимодействия формирующегося перцептивного образа и изменяющегося образа представления. Динамика взаимодействия зависит от сформированности регулирующих механизмов. Основу регулирующих механизмов составляет мышление, так как сам факт наличия поиска связей и отношений, анализа и синтеза материала, безусловно, организует перцептивную деятельность и отражается на качестве и скорости формирования образа памяти.

Развернутый процесс запоминания представителей этой группы позволяет более подробно увидеть диалектику отношений функциональных и операционных механизмов. Характеризуя первую группу, которой присущ наивысший уровень развития функциональных механизмов, мы отмечаем, что степень развития операционных механизмов при этом может быть очень различной. Вторая и третья группы характеризуются, на наш взгляд, некоторым соответствием функциональных и операционных механизмов. Иначе говоря, высокий уровень функциональных механизмов подкрепляется достаточно высоким уровнем операционных механизмов. Уменьшение меры выраженности свойств функциональных механизмов от первой группы ко второй, третьей и четвертой сопровождается неравномерным увеличением степени выраженности свойств операционных механизмов. На результативности запоминания простого материала может не сказаться положительная роль мнемических действий, но латентное наличие у субъекта различных способов запоминания позволяет овладеть любым материалом; следовательно, появляются возможности более эффективной мнемической деятельности.

Пятая группа. Время запоминания — от 33 до 45 с. Результат достигнут за счет функциональных механизмов. Это означает, что запоминаемый материал не обрабатывается. Перцептивная обработка имеет место, но это еще не операционные механизмы мнемических способностей. Тенденция, свойственная четвертой группе (медленное поэтапное запоминание с «уходами» от правильной фигуры), выступает характерной особенностью пятой. Представители этой группы, как правило, довольно долго рисуют далекую от оригинала фигуру, какое-то нагромождение линий. На рис. 7, а приведено изображение оригинала испытуемым В. В. после 9-го предъявления. После 10-го предъявления В. В. воспроизвел нечто похожее на оригинал, но затем рисовал еще более трудноопознаваемые изображения. Этот же испытуемый после 18-го предъявления, когда общая продолжительность экспозиции равнялась 26 с, изобразил то, что видно на рис. 7, b. Но после 22-го предъявления (tзап = 36 с) последовало правильное воспроизведение. В целом представителям пятой группы свойственно не только изображение «непонятных» фигур, но и резкие «перепады количества линий в их изображении» (рисуют 3, 5 и даже 6 линий; причем часто бывает, что испытуемый идет от изображения из четырех линий к фигуре из пяти, а потом — из трех).

                       

Рис. 7. Рисунок испытуемого В.В.

а — после 9-го предъявления фигуры 2; b — после 18-го предъявления фигуры 2

 

Все это говорит о том, что функциональные механизмы памяти у представителей этой группы развиты слабее, чем у предыдущей. Операционные механизмы не развиты. Конечный результат достигается не за счет все-таки включающихся в запоминание мнемических действий, а благодаря мимолетному сосредоточению внимания. Весь процесс запоминания зависит от того, внимателен испытуемый в данную секунду, очень внимателен или рассеян. Роль флуктуирующего внимания выступает здесь на передний план. Именно неспособность испытуемого управлять своим вниманием есть некий фильтр, через который проявляются функциональные и операционные механизмы. Испытуемый рассеян, а в результате не может воспроизвести фигуру и рисует путаницу и нагромождение линий. Испытуемый старается сосредоточиться, это приводит к какому-то прорисовыванию фигуры. Опять рассеян — вновь путаница и т.д. Субъект, реагируя на неудачу (так как знает, что в случае правильного воспроизведения эксперимент прекращается), старается быть повнимательнее, в результате рисует уже более близкую к стимулу фигуру. Представители данной группы наиболее наглядно демонстрируют неумение управлять процессом запоминания.

Разумеется, внимание влияет на запоминание в любом случае. Но для обладателей более выраженных мнемических способностей несовершенное умение управлять своим вниманием не так чувствительно, как для испытуемых пятой группы, ибо может компенсироваться высоким уровнем развития функциональных механизмов. Примером, который служит подтверждением наиболее заметной роли внимания в процессе запоминания представителями этой группы, является случай (правда, единичный). Испытуемую Л.З. экспериментатор попросил после правильного воспроизведения (/зап = 33 с) срисовать фигуру 2. Фигура была воспроизведена не совсем верно, хотя ранее испытуемая не ошибалась.

Самоотчеты испытуемых однообразны и отражают неразвитость операционных механизмов и отсутствие регулирующих.

Шестая группа. Время запоминания — от 48 до 60 с. Результат достигнут благодаря многократному повторению. Анализ самоотчетов испытуемых и их рисунков позволяет сделать вывод о том, что осознаваемой обработки запоминаемого, кроме повторения, нет, но повторение применялось целенаправленно и осознанно. Субъект стремился повторять фигуру не только мысленно, но и руками. Других способов обработки запоминаемого испытуемые не применяли: не пытались назвать фигуру, выяснить расположение линий и т.д. Характерен ответ испытуемого шестой группы о том, как он запоминал фигуру: «Старался запомнить. Повторял... Во время запоминания ни о чем не думал. Думал о том, что надо запомнить...» (М.Д.).

Разумеется, говорить о формирующихся операционных механизмах еще рано, так как даже наличие осознаваемой, целенаправленной перцептивной обработки изображения не удалось установить ни по отчетам, ни по рисункам испытуемых. Характеризуя процесс запоминания испытуемых шестой группы, можно сказать, что он представляет собой процесс упрочения следа, процесс стимулирования функциональных механизмов с помощью повторений, или, другими словами, механическое запоминание, где время — наиболее работающий фактор успешного результата.

Седьмая группа. Время запоминания — более 60 с. Результат запоминания — следствие низкой продуктивности функциональных механизмов, отсутствия или очень слабого развития операционных механизмов и отсутствия регулирующих механизмов мнемических способностей. Самоотчеты испытуемых отличаются крайней скудостью. Даже с помощью экспериментатора представители данной группы, как правило, не в состоянии описать процесс запоминания: «Ястараюсь запомнить. Сначала трудно было, а когда вы стали показывать подольше, я увидела вот эту линию, а потом вот эту линию и запомнила» (С. П.).

Характеристика процесса запоминания с опорой на функциональные механизмы 10— 12-летних детей наиболее отчетливо демонстрирует диалектическую взаимосвязь различных свойств функциональных механизмов. Необходимо особо отметить, что не-осознаваемость их действия всегда сопряжена с высокой и очень высокой продуктивностью. По мере нарастания осознания процесса запоминания продуктивность функциональных механизмов снижается. Создается впечатление, что осознание процесса запоминания создает новую, иную доминанту познавательной активности субъекта, которая перестраивает или тормозит возможности функциональных механизмов. Другими словами, осознаваемая обработка запоминаемого способна «держать» функциональные механизмы в некоем латентном состоянии. Чем выше уровень развития регулирующих механизмов, тем меньше этот период. Правда, в этом случае надо иметь в виду, что обсуждаемый нами показатель — скорость запоминания. Скорее всего, для прочности запоминания, например, любая осознаваемая обработка имеет позитивное значение.

Тенденции, которые были описаны выше, проявляются и на других возрастных выборках, правда в весьма трансформированном виде.

Особенно ярко только что описанная тенденция нелинейности взаимосвязей продуктивности функциональных механизмов с уровнем развития операционных и регулирующих проявляется на испытуемых 9 лет. Чем хуже результаты запоминания, тем отчетливее представлены развивающиеся операционные механизмы. Чем богаче мысленное манипулирование образом фигуры, тем выше время запоминания. В ряде случаев внутренний план действий настолько поглощает внимание испытуемого, что он не «видит» ориентацию на плоскости фигуры 2. Экспериментатор прекращает этот опыт, и начинается процесс запоминания фигуры 3, который заканчивается успешно с хорошим результатом (например, tзап = 26 с при неправильном воспроизведении фигуры 2). В этой связи необходимо отметить, что для 9-летних испытуемых формирующийся внутренний план действий — одно из важнейших новообразований. Поэтому метод развертывания мнемической деятельности исследует в данном случае потенциальные возможности операциональной и регулирующей сторон мнемических способностей.

Если обратиться к испытуемым в возрасте 18 — 22 и 22 — 40 лет, то вычленить этап запоминания с опорой на функциональные механизмы в данном случае достаточно сложно. Наши испытуемые отмечали, что не использовали всех резервов при запоминании фигуры 2 и особых усилий для достижения результата не предпринимали.

При этом чем проще экспериментальный материал, тем выше степень схожести его запоминания среди обладателей развитых мнемических способностей. «Я сразу же увидел 4 линии. Теперь мне осталось их только расположить, решил я» (О. Б., tзап № 2 — 5 с).

«Увидела треугольник, он как-то перечеркивается. Надо поглядеть, как он перечеркивается» (И. С., tзап № 2 — 36 с).

« Сразу же обратил внимание на центр фигуры, но не смог воспроизвести. Потом увидел два креста и сразу понял, из чего состоит центр фигуры» (В. Б., tзап № 2 — 2 с).

«Благодаря второй фигуре я сразу обратила внимание на крест и решила запоминать, двигаясь от центра» (О. С., tзап № 2—12 с).

Как следует из приведенных отчетов, участники эксперимента при первых же предъявлениях стимульного материала начинали каким-либо образом его обрабатывать. При этом степень развития их операционных механизмов была весьма различна. Например, высказывание В. Б. свидетельствует о сознательной, целенаправленной обработке; так же можно охарактеризовать отчеты И. С. и О. С. Отчет О. Б. несколько отличается от предыдущих. Этот испытуемый говорит не о том, как он запоминал, как располагаются увиденные им четыре линии, а характеризует, по существу, уже достигнутый результат. Безусловно, обработка запоминаемого имела место, но, скорее, на перцептивно-представленческом уровне, а не на уровне мышления, как в предыдущих случаях.

Как видим, процесс запоминания, реализуемый испытуемыми с развитыми мнемическими способностями, характеризуется быстрым включением операционных механизмов. Поэтому чем выше уровень развития мнемических способностей, тем сложнее охарактеризовать продуктивность функциональных механизмов мнемических способностей субъекта.

Таким образом, анализ запоминания с опорой на функциональные механизмы демонстрирует характерную для разных возрастных групп тенденцию взаимообусловленного влияния функциональной и операционной сторон мнемических способностей. При этом достаточно отчетливо проявляется «помогающая» запоминанию роль операционной стороны памяти. «Орудийность» операционных механизмов составляет основу развития функциональных механизмов, это как бы «прослойка» между функциональными и регулирующими механизмами. Регулирующие механизмы выполняют функцию включателя — выключателя мнемических процессов. Регуляция мнемических способностей представляет собой многоуровневую систему процессов, начиная от слабой способности сосредоточивать внимание на стимуле до сложно опосредованных личностными образованиями контролирующих операций.

Анализируя почти неуловимый в самоотчетах испытуемых процесс влияния регулирующих механизмов на функциональную основу памяти, необходимо также отметить ее противоречивый характер. Любое сосредоточение внимания ведет к улучшению результата запоминания. Иногда (при высокой продуктивности функциональных механизмов) достаточно мимолетной внимательности субъекта для достижения успеха. В других случаях именно благодаря устойчивому вниманию функциональные механизмы как бы «разогреваются», включаются. Как было показано выше, для некоторых групп испытуемых этот процесс довольно длительный. Происходит медленное отпечатывание следа. Результат достигается за счет взаимодействия функциональной основы и пусть примитивной, но регулирующей стороны мнемических процессов.

Развернутая регуляция иногда удлиняет процесс запоминания, делая след или очень прочным, или слабым — в зависимости от личностных приоритетов испытуемого.

Анализ взаимосвязей функциональных механизмов с операционными и регулирующими приводит к заключению, что в основе этого лежит другое фундаментальное свойство функциональной основы памяти — ее пластичность, которая в наших исследованиях проявляется как результативная изменчивость.

Наши эксперименты показали, что результаты запоминания с опорой на функциональные механизмы при повторном обследовании совпадают с первичным только в 6,3 \% случаев. Оставшиеся 93,7 \% показателей характеризуются расхождением с первичным обследованием как в сторону ухудшения, так и в сторону улучшения. Это свойство функциональных механизмов проверялось в двух направлениях. При создании методики диагностики мнемических способностей школьников 10—12 лет было проведено тщательное ретестирование на выборке И-летних испытуемых (30 человек). Были соблюдены все условия эксперимента для того, чтобы избежать какого-либо рода отклонений процедуры повторного эксперимента от процедуры первичного. Наиболее серьезным фактором является время, ибо в данном случае мы изучаем память, которая, с одной стороны, призвана сохранять информацию, а с другой — подвержена развитию. Поэтому повторное тестирование было осуществлено через неделю. Коэффициент ранговой корреляции по Спирмену (р) результатов первичного и повторного обследований продуктивности запоминания с опорой на функциональные механизмы испытуемых в возрасте И лет составил 0,79.

Второе направление исследований пластичности функциональных механизмов, которое доказывает, что для каждого испытуемого есть некие границы снижения или увеличения продуктивности функциональной основы памяти, было связано с повторными исследованиями в консультационных целях и по желанию испытуемых. Результаты запоминания фигур 3 и 10 варьировали в гораздо более ощутимых пределах, нежели результаты по фигуре 2, диагностирующей продуктивность функциональных механизмов.

В рамках нашей парадигмы Т.В.Зотовой [96] было выполнено исследование мнемических способностей школьников 10 — 12 лет. Т. В. Зотова создала на основе метода развертывания мнемической деятельности «естественный» тест диагностики мнемических способностей школьников 12 —13 лет. Эта методика основывается на учебном материале курса английского языка и позволяет определить структуру и уровень развития мнемических способностей, а также соотношение развития невербального и вербального запоминания. Корреляционный, кластерный анализ результатов эксперимента позволил выявить, что функциональные механизмы мнемических способностей имеют «модальную» природу. Это можно было предположить, зная сущность функциональных механизмов памяти и основываясь на огромном материале, посвященном происхождению памяти.

На основе метода развертывания мнемической деятельности О.В.Лаврик было осуществлено сравнительное исследование развития познавательных способностей детей и родителей [123]. Ею были получены данные, подтверждающие наши представления о функциональных механизмах мнемических способностей. В работе исследовались внутрипарные корреляции: отец —дочь, мать — дочь, отец — сын, мать — сын. Результаты этого исследования по показателю продуктивности функциональных механизмов, эффективности мнемической деятельности, осуществляющейся с помощью системы функциональных и операционных механизмов, количества операционных механизмов мнемических способностей, т.е. своеобразного набора применяемых способов запоминания и воспроизведения, приведены в табл. 4.

Коэффициенты внутрипарных корреляций по показателям запоминания с опорой на функциональные механизмы мнемических способностей значимы на 99 \%-ном уровне во всех группах. Анализ внутрипарных связей показателей эффективности мнемической деятельности, осуществляющейся с помощью системы функциональных и операционных механизмов, свидетельствует об уменьшении величины коэффициентов корреляций почти вдвое. Коэффициенты остаются значимыми, за исключением г = 0,33; р> 0,05 в паре «мать —дочь». Величины коэффициентов внутри-парной корреляции в показателях операционных механизмов мнемических способностей уменьшаются до незначимых. Таким образом, результаты, полученные в ходе исследования, указывают на снижение уровня внутрипарных связей диагностируемых показателей мнемических способностей в зависимости от включенности в них операционной составляющей. С увеличением вклада операционной стороны способностей в регистрируемый показатель величина коэффициента корреляции становится меньше.

 

Таблица 4

Коэффициенты внутрипарных корреляций родителей и детей по показателям эффективности мнемической деятельности

 

Пары

Операционные механизмы

Функциональные и операционные механизмы

Функциональные механизмы

Отец — дочь

0,29

0,48**

0,73*

Мать — дочь

0,33

0,33

0,72*

Отец — сын

0,26

0,43**

0,68*

Мать — сын

0,32

0,38***

0,65*

 

*     — уровень значимости 99\%;

**   — уровень значимости 98\%;

*** — уровень значимости 96\%.

 

Данный факт объясняется через соотношение генотипических и средовых параметров в изучаемых характеристиках способностей. В первом и втором временных замерах процессы запоминания фигуры опирались на принципиально различную структуру мнемических способностей. При элементарном запечатлении не работали операционные механизмы мнемических способностей и запоминание осуществлялось в основном с опорой на генотипи-чески обусловленные свойства функциональных систем, поэтому показатели мнемических способностей родителей и детей обнаружили значительную связь между собой. Во втором временном замере включение операционной составляющей в структуру способностей создало ряд «разводящих факторов», влияние которых снизило уровень корреляционных связей регистрируемых показателей.

Данный результат согласуется с нашими выводами относительно свойств функциональных механизмов и их происхождения. О.В.Лаврик соотнесла свои результаты по запоминанию с опорой на функциональные механизмы с результатами по другим методикам, исследующим память, и пришла к выводу, что отношение изменчивости разных форм памяти к генотипическим факторам неодинаково. Генотипическую природу имеют функции низших уровней многофункциональной организации памяти. Таким образом, был подтвержден факт большей генотипической обусловленности функциональных компонентов мнемических способностей.

Психология функциональных механизмов характеризуется взаимосвязанностью своих противоречивых свойств:

• продуктивность функциональных механизмов изменчива, но в определенных, генотипически обусловленных, пределах;

• функциональные механизмы мономодальны, но их моно-модальность относительна, ибо они существуют в теснейших взаимосвязях с регулирующими механизмами;

• функциональные механизмы мнемических способностей — это неосознаваемый уровень психической активности, но результат их проявления может осознаваться.

Все это приводит к мысли о том, что психология функциональных механизмов подчиняется одновременно разнопорядковым закономерностям: объективным, которые на уровне конкретного индивида превращаются в субъектные', последние, в свою очередь, при наличии каких-либо личностно-значимых факторов могут трансформироваться в субъективно-личностные. Ситуация может иметь и обратный порядок, когда процесс запоминания или воспроизведения может начаться благодаря субъективно-личностному уровню, но по мере продвижения к результату этот уровень регулирования психического становится неактуальным и субъект заканчивает процесс, подчиняясь тенденциям субъектного или объективного уровня.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |