Имя материала: Психология памяти

Автор: Л.В.ЧЕРЕМОШКИНА

4.2. виды операционных механизмов мнемических способностей

 

Изучение мнемических способностей, анализ литературы по психологии памяти позволили выделить следующие виды операционных механизмов:

группировка — разбиение материала на группы по каким-либо основаниям (смыслу, ассоциациям, законам гештальта, фонетическим признакам и т.д.);

опорные пункты — выделение какого-либо краткого пункта, служащего опорой более широкого содержания (тезисы, заголовки, вопросы, образы излагаемого в тексте, примеры, цифровые данные, сравнения, имена, эпитеты, незнакомые или малознакомые слова, чем-либо выделяющиеся выражения, эмоциональная реакция субъекта и т.д.);

мнемический план — совокупность опорных пунктов;

классификация — распределение каких-либо предметов, явлений, понятий по классам, группам, разрядам на основе определенных общих признаков;

структурирование — установление взаимного расположения частей, составляющих целое, внутреннего строения запоминаемого;

систематизация — установление определенного порядка в расположении частей целого и связей между ними;

схематизация — изображение или описание чего-либо в основных чертах или упрощенного представления запоминаемой информации;

аналогия — установление сходства, подобия в определенных отношениях предметов, явлений, понятий, в целом различных;

мнемотехнические приемы — совокупность готовых, известных способов запоминания;

перекодирование — вербализация или проговаривание, называние, представление информации в образной форме, преобразование информации на основе семантических, фонематических признаков и т.д.;

достраивание запоминаемого материала — привнесение в запоминаемое субъектом: использование вербальных посредников; объединение и привнесение чего-либо по ситуативным признакам; распределение по местам (метод локальной привязки или метод мест);

серийная организация материала — установление или построение различных последовательностей: распределение по объему; распределение по времени; упорядочение в пространстве и т.д.;

ассоциация — установление связей по сходству, смежности или противоположности запоминаемого с индивидуальным опытом субъекта и т.д.

Повторение как сознательно контролируемые или неконтролируемые процессы циркуляции информации целесообразно выделить в качестве безусловного фактора запоминания, но этот универсальный и фундаментальный процесс не является операционным механизмом мнемических способностей.

Ранее повторение рассматривалось нами [252, 266] как самостоятельный операционный механизм. Учитывая сущность операционной стороны запоминания — обработать материал, видоизменяя или трансформируя его, превратить информацию в «свою», повторение следует рассматривать как фундаментальное свойство психического, которое соучаствует и в каждом мнемическом акте.

Что можно сказать по поводу более детальной характеристики перечисленных способов обработки запоминаемой информации?

Выделяются несколько видов группировки информации: смысловая группировка в терминологии А.А.Смирнова, комплексы Мюллера, структуры Келера и Коффки.

Основной характерной особенностью смысловой группировки материала при запоминании является то, что текст разбивается на части не по внешним признакам, а по смысловому содержанию, на основе единства «микротем» протекает как отдельное действие (когда испытуемому трудно объединить и разъединить какие-то мысли) и как некоторая надстройка над чтением, когда процесс смысловой группировки неразрывно связан с чтением (А. А. Смирнов [204].). Первый тип группировки назван произвольно-дискурсивным, второй — непроизвольно-дискурсивным. А.А.Смирнов, выделяя смысловую группировку материала как способ запоминания, считал его наиболее адекватным пониманию процессов запоминания. Этот вывод следовал из того положения, что при запоминании всегда присутствует мыслительная деятельность.

Смысловая группировка неразрывно связана с выделением опорных пунктов, углубляющих понимание и облегчающих запоминание материала. Смысловой опорный пункт — это нечто сжатое, краткое, но служащее опорой какого-то более широкого содержания, замещающее его собой. По своему характеру и содержанию опорные пункты весьма разнообразны, но тем не менее опорный пункт не простой член ассоциативной связи. Опорный пункт — выразитель некоторого общего смысла. Подлинным опорным пунктом надо считать значение деятельности, осуществляемой в запоминании, уточняет А. А. Смирнов [204].

Выделенные виды опорных пунктов А.А.Смирнов относит, прежде всего, к запоминанию. Характер участия опорных пунктов запоминания при воспроизведении может быть различным. Припоминание идет по опорным пунктам, когда текст воспроизводится сразу же после запоминания. При отсроченном воспроизведении выделенные в свое время опорные пункты могут и не играть особой роли. Однако резко усиливается роль плана.

Выделение опорных пунктов представляет собой перекодирование материла, где кодами могут быть все виды опосредствования; функция, которую выполняют опорные пункты при запоминании, та же, что и функция стимула-средства в модели опосредствованного запоминания А. Н.Леонтьева. Однако опорные пункты в понимании А. А. Смирнова не внешняя помощь или поддержка, а сжатое содержание самого текста.

Выделение опорных пунктов иногда называют методом ключевых слов. Р. Солсо приводит данные о том, что метод ключевых слов использовали Аткинсон и Роф (Atkinson, 1975; Atkinson, Raugh, 1975; Raugh, Atkinson, 1975) в обучении второму языку. В качестве ключевого использовалось английское слово, напоминавшее по звучанию какую-либо часть иностранного слова. Испытуемые ассоциировали звучание иностранного слова с ключевым словом и формировали мысленный образ, связывающий ключевое слово с английским переводом. Как видим, в основе метода ключевых слов, как его описывает Р. Солсо, лежат ассоциации и перекодирование. Исследователи этого метода обнаружили, что лучше предлагать готовое ключевое слово, чем предоставлять испытуемым самим генерировать его [211].

Опорные пункты как нечто краткое и сжатое, взятые в совокупности, составляют план материала. И сам набор опорных пунктов есть инструмент или орудие запоминания или воспроизведения иного порядка, где закодирован весь материал. Исследователи при анализе мнемических планов часто отмечают, что они не похожи на обычные логические планы текста, так как мнемиче-ские планы исполняют в первую очередь регулирующую роль при воспроизведении [204].

Мнемический план может состоять из разнообразных поддержек, отражающих и внешние связи, и внутренние, характеризующие отношения различных групп материала: смысловые связи с имеющимися в тексте данными и связи с личным опытом, знаниями и ценностями субъекта. Мнемические планы будут различными в зависимости от характера запоминаемого материала, его объема, целей запоминания, характера деятельности, поэтому следует, видимо, выделить план как возможный способ организации материала.

Отличительными особенностями мнемического плана будут, следовательно, разнохарактерность, разноуровневость и различная направленность его пунктов по сравнению с другими видами организации материала (классификация, систематизация, структурирование и др.). Пункты мнемического плана могут быть детерминированы текстом, заданы материалом; могут привноситься, достраивать материал, но в любом случае характер пунктов обусловлен целью мнемической деятельности.

Одной из разновидностей группировки является классификация — распределение каких-либо предметов, явлений, понятий по классам, группам, разрядам на основе определенных общих признаков (фактически классификация есть частный случай систематизации).

Роль классификации при запоминании изучалась целым рядом исследователей (П. И. Зинченко, Л. М.Житникова, Р. Клацки, В.Боусфилд, Г.Бауэр и др.).

Характеризуя этот мнемический прием, можно сказать, что классификация есть сложный процесс группировки, когда основания группировки (виды классов) представляют собой известные общие признаки.

Испытуемый, как правило, не придумывает основания классификации, а сортирует материал по очевидным параметрам. В случае классификации, как и при других видах группировки, составления плана и т.д., происходит организация более сложных единиц, которые затем могут быть декодированы в первоначальные сообщения. Но свойства крупных единиц, образующихся в результате организации, могут быть в разных случаях неодинаковыми.

Выделение более крупных структурных единиц запоминаемого материала присуще многим способам организации информации, в том числе и структурированию. Структурирование — процесс установления взаимного расположения частей, составляющих целое внутреннего строения запоминания. Процесс структурирования состоит в выделении структурной единицы и установлении связей между отдельными структурными единицами, в результате чего создается нечто целостное, строение которого уже известно. Термин «структурная единица» был введен Миллером, когда он описывал объем памяти. Впоследствии Г. В.Репкина предложила понятие «оперативная единица памяти». Она, как и Миллер, подчеркивала, что величина формируемых оперативных единиц может быть различной: от отдельных параметров объекта до групп однородных в каком-либо отношении объектов. Однако независимо от числа элементов, входящих в такую структуру, оперативные единицы памяти субъективно выступают как «симультанные образы» [184].

В настоящее время известно много работ, в которых изучалось влияние выделения структурных единиц на объем памяти (G. Bower, 1970, 1972 и др.; H.A.Seamon) [см.: 105].

В этих и других подобных исследованиях процессы структурирования связывались преимущественно с кратковременной памятью. Информация, которая уже присутствует в памяти человека, позволяет придавать некоторую структуру набору поступающих, внешне не связанных между собой элементов, без этого образование структурных единиц было бы невозможно. Исходя из этого, можно представить, какие условия требуются для процесса структурирования в этом случае. Во-первых, структурирование обычно происходит в то время, когда информация поступает в кратковременную память, а это означает, что объединяемый материал должен поступать в кратковременную память более или менее одновременно. Во-вторых, структурирование должно облегчаться, если объединяемые элементы обладают каким-то внутренним сходством, позволяющим им образовывать некую единицу. В частности, если группа стимулов имеет структуру, соответствующую какому-то коду в долговременной памяти, то можно ожидать, что эти стимулы сложатся в структурную единицу, соответствующую этому коду.

В этом понимании структурирование как средство, облегчающее запоминание и воспроизведение, должно быть связано с опосредствованием. Следовательно, в данном случае рассматриваются те варианты, когда нужно запомнить несвязанный материал. На наш взгляд, если речь идет о несвязанном материале, т.е. не представляющем некую целостность, то трудно говорить об установлении строения этого материала, а следовательно, и о процессе структурирования. Процесс структурирования должен рассматриваться как установление связей между структурными единицами, которые характеризуют материал. Возможно, очень четкое разграничение и не имеет особого смысла в данном случае, ибо важен эффект, к которому ведет тот или иной мнемический прием. Тем не менее процесс структурирования необходимо выделить как самостоятельный способ организации материала в целях улучшения запоминания и воспроизведения.

Процесс структурирования может перерасти в процесс систематизации. Можно сказать, что систематизация представляет собой процесс выделения составляющих компонентов, которые потом объединяются в единство закономерно расположенных и взаимосвязанных частей. Если отличительной особенностью структурирования является установление связей между отдельными компонентами, то при характеристике систематизации надо в первую очередь отметить упорядочение этих связей. Причем установление связей может быть направлено не только на создание некой абстрактной конструкции, но и на установление некоторого привычного, регулярного явления.

Схематизацию как один из видов организации материала можно охарактеризовать как процесс изображения или описания чего-либо в основных чертах или упрощенного представления запоминаемой информации.

Заслуга введения понятия «схема» в психологию памяти принадлежит Ф. Бартлетту, который свою концепцию памяти называл теорией схемы. Он считал, что большая часть нашего прошлого опыта не сохраняется в явном и конкретном виде, а ассимилируется схемами, с помощью которых возможно не только преобразование исходной информации, но и ее последующее восстановление [280]. Наиболее разработанное представление о схемах можно найти в работах Ж. Пиаже и Б. Инельдер. Они различают до десяти стадий схематизации — от двигательных схем, свойственных навыкам, до высших форм схематизации, связанных с операциональным интеллектом.

В настоящее время понятие «схема» рассматривается в контексте изучения и долговременной и кратковременной памяти. Связано это, видимо, с тем, что схематизации подлежит как образный, так и концептуальный материал. Схемы могут ассимилировать любые перцептивные категории, включая и движение: так, мысленная «карта-путь» постепенно трансформируется в «карту-обозрение» (В. П.Зинченко, Б. М. Величковский, Г. Г.Вучетич [90]).

В последнее время схематизация как мнемический прием активно разрабатывается в исследованиях, имитирующих оперативную работу в условиях дефицита времени, где изучаются возможности актуализации имеющихся и образования новых схем.

Характеризуя процессы схематизации как описание или изображение какого-либо материала в общих чертах, нельзя не отметить, что выделение «в общих чертах» не всегда означает упрощение, это может быть обобщение, т. е. выделение сущностного соотнесения схемы и реальности. Нетрудно заметить, что процессы схематизации можно назвать процессами перекодирования. Для этого нужно предположить, что сформировавшаяся схема может использоваться для организации поступающей информации. Благодаря этому перекодирование позволяет сократить требования к системе «ресурсов» внимания до минимума, необходимого для использования данной информации.

Совершенно очевидно, что с этой точки зрения любой мнемический прием можно рассматривать как перекодирование. Однако стоит выделить ряд других способов запоминания материала, которые также рассматриваются как процессы перекодирования: вербализацию информации, или проговаривание, представление понятий в образной форме (и тот и другой приемы подробно описаны в литературе (Р.Клацки [105]; В.П.Зинченко, Б.М.Величковский, Г.Г.Вучетич [90]; Р.Аткинсон [20]; и др.), преобразование информации на основе семантических признаков (например, нахождения синонимов) (Х.Шульман и др.), на основе фонематических признаков (Р. Никерсон), с помощью называния и т.д. (Р.Клацки [105]; В.П.Зинченко, Б.М.Величковский, Г.Г.Вучетич [90]).

Следует отметить, что вербализация и называние в данном контексте рассматриваются как разные приемы. При вербализации информация, представленная в невербальной форме, вербализуется. Имеется в виду, что у этого материала есть названия, имена, которые знакомы субъекту запоминания. При назывании может проявляться творчество, человек сам обозначает предлагаемую информацию. Именно эти процессы в дальнейшем будем обозначать как перекодирование информации.

В психологии памяти известны приемы организации информации, связанные с установлением или построением различных последовательностей. Попытаемся охарактеризовать возможные способы такой организации материала.

Широко известны эффекты так называемой сериации. Именно при изучении запоминания отдельных серий слогов был установлен «эффект начала—конца». Попытки объяснить эффект серийного положения продолжаются и в настоящее время.

Ж.Пиаже считал, что сериации отражают первичную, исходную меру континуума сигналов, а это обеспечивает дальнейшее преобразование сигналов в рамках единой схемы. «Сериация, — согласно Ж.Пиаже, — является ...первичной реальностью, любое асимметричное отношение которой есть лишь временно абстрагированный элемент» [170, с. 94].

В настоящее время известны исследования, посвященные изучению различных сериаций (А. Ф. Веселков [54]; Л.П.Латаш, Л.Н.Виноградова, [124]; В.Д.Магазанник [44, 45]; и др.).

Можно выделить несколько широко известных и применяющихся видов серий: распределение по объему; распределение во времени; упорядочение в пространстве.

В психологии памяти широко известны приемы, когда материал, который надо запомнить, чем-то достраивается, т.е. субъект что-то привносит свое. Выделение этого способа запоминания как самостоятельного приема вовсе не означает, что при использовании других видов организации материала ничто не привносится субъектом. Но в этом случае фактор привнесения становится определяющим. Р. Клацки описывает процесс использования «вербальных посредников», когда группа слогов, слов, букв или предложений достраивается за счет букв, слов или предложений [105].

Л. С. Притулак, изучая этот процесс, сформировал Т-стэковую модель использования вербальных посредников. Он высказал предположение, что запоминание выбранной трансформации должно зависеть от ее сложности, которая измеряется числом составляющих операций. Кроме того, некоторые операции, по-видимому, забываются легче, чем другие (Р. Клацки). Характер привнесения не ограничивается достройкой предложений, букв и т.д.

В этой группе выделяются следующие приемы: объединение предметов или явлений по ситуации; распределение запоминаемого материала по местам (метод локальной привязки, или метод мест).

Метод локальной привязки как способ организации материала очень известен, его иногда называют одним из видов мнемотехники.

Мнемотехнические приемы как совокупность готовых способов запоминания, видимо, целесообразно выделить в отдельную категорию. Отметим, что за рубежом имеется немало литературы, посвященной проверке эффективности памяти и условиям, способствующим ее повышению (L.S.Cermak, 1976 [289]; H.Lozayne, J.Lucas, 1974 [314]; K.L.Higbee, 1977 [305]). В этих работах акцент сделан, во-первых, на поиске конкретных эмпирических приемов, способствующих лучшему припоминанию, в зависимости от характера материала (визуально воспринимаемых форм и рядов слов или слогов) и условий тестирования (J. D. Bransford, 1979 [286]), и, во-вторых, на поиске качественных характеристик и количественных мер (R.Lockhart, B.B.Murdock, 1970 [313]; Н. A. Bernbach, 1967 [281]), могущих объективно характеризовать продуктивность памяти индивида. Особо подчеркивается (уже, пожалуй, в теоретическом плане), что если Г.Эббингауз в своей первой экспериментальной работе о памяти (1885) применил только один такой метод (метод доучивания), то современные исследователи приходят к необходимости применения множества методов в зависимости от материала и ситуации тестирования. Например, в качестве вспомогательного приема для более эффективного припоминания вербального материала рассматривается установление связей на фонетическом уроне, соотношение между семантическим и фонетическим уровнями (F. J. M. Craik, R. S.Lockhart [291]), усиленная фиксация на положении в ряду при серийном запоминании (J. D. Bransford [286, с. 71 — 72]) или психологические закономерности переноса. Таким образом, мы видим, что проблема памяти обычно ставится под иной точкой зрения, более того, противоположно той, которая представлена в нашей работе.

Характеризуя способы запоминания, от видов группировки с опорой на какие-либо заданные материалом признаки до различных типов в большей степени субъективной организации, нельзя не отметить использование аналогий для запоминания. Аналогию мы рассматриваем как установление сходства, подобия в определенных отношениях предметов, явлений, понятий, в целом различных. Необходимо отметить, что аналогии могут быть весьма различными: от поверхностных до сущностных, когда отражаются определяющие функцию предметов или явлений отношения.

Виды мнемических приемов, которые были затронуты, можно рассматривать как крупные, сложные, без труда дробящиеся на более элементарные составляющие способы организации материала. Соотношение составляющих может и должно меняться (и благодаря этому в совокупности со всеми остальными составляющими память оказывается результативной) в зависимости от ряда условий: цели и задачи мнемической деятельности; вида запоминаемого материала; характера деятельности; уровня развития мнемических способностей личности и т.д.

Как бы ни были разнообразны условия мнемической деятельности и характер мнемических приемов, можно выделить два вида универсальных составляющих различных видов организации материала. Это объясняется, видимо, тем, что установление различных связей — фундаментальная характеристика обработки информации при запоминании.

Изучение ассоциаций — связей по сходству, смежности или противоположности — имеет богатую историю. Но, несмотря на то что роль ассоциаций рассматривается или затрагивается почти в каждой работе, посвященной психологии памяти, считать роль элементарного явления памяти и мышления окончательно выясненной и уже поддающейся строгой интерпретации преждевременно. И.П.Павлов называл ассоциации — образование временных связей — «универсальнейшим» явлением высшей нервной деятельности и психики» [167].

Образование ассоциаций, обусловленное в первую очередь характером запоминаемого материала, ведущее к повышению продуктивности памяти, относится, как правило, к начальному этапу развертывания мнемической деятельности, или так называемой лабильной фазы памяти. Повторение, обеспечивающее циркуляцию информации, также наиболее значимо для лабильной фазы запоминания. Рассматривая повторение как наиболее характерный и значимый способ сохранения информации в начальный период развертывания мнемической деятельности и одновременно как средство, способствующее применению других способов обработки материала, нельзя не отметить, что повторение присутствует в каждом виде организации информации и, кроме того, может совершаться параллельно с какой-либо обработкой материала. В связи с этим вопрос о повторении в истории изучения памяти занимает особое место. Ни одна школа психологии не отрицала роли повторения, но все по-разному понимали, исследовали и интерпретировали эффективность повторения.

Традиционно повторение в качестве элемента психической деятельности связывалось с памятью и рассматривалось как способ сохранения информации. Хотя повторение — это, скорее, механизм, присущий процессам познания, оно может выступать условием выполнения и мнемических действий, в случае неразвитости мнемических способностей, трудности материала, дефицита времени и т.д. — доминирующим способом запоминания.

Выделенные мнемические приемы представляют собой возможный набор способов организации материала. Чем более разнообразными приемами владеет человек, тем более динамична, эффективна его память. Объединяющим мнемические приемы признаком служит их направленность на установление связей запоминаемого с чем-либо или связей между группами запоминаемого при обработке информации в целях запоминания и воспроизведения.

При характеристике возможных мнемических приемов часто отмечалось, что они неравноценны по сложности и, следовательно, доступности. Но деление это, разумеется, относительно. Однако охарактеризовать использование того или иного приема можно только через анализ функционирования мнемических способностей. Любой мнемический прием представляет собой поиск и фиксацию связей запоминаемого с чем-либо или в запоминаемом материале.

Связи, в которых заключается смысл запоминаемого, могут быть внешними по отношению к запоминаемому материалу и внутренними, присущими запоминаемому и заложенными в нем. С этой точки зрения ассоциации, аналогия, мнемические приемы фиксируют внешние по отношению к запоминаемому связи. Группировка, систематизация, структурирование и т. п. — приемы, направленные на выделение связей внутри запоминаемого материала. Категоризация, перекодирование, выделение опорных пунктов фиксируют связи и внешние, и внутренние. Разумеется, предлагаемое деление условно. Что такое, например, аналогия? Прежде чем подыскать какую-то модель запоминаемому и зафиксировать эту аналогию, надо проанализировать существо запоминаемого, так как без этого нельзя найти аналогию данному материалу.

Таким образом, по направленности мнемических приемов их можно разделить на три типа:

1) направленные на выделение и фиксирование связей внутри запоминаемого материала;

2) направленные на выделение и фиксирование внешних связей;

3) направленные на выделение и фиксирование внешних—внутренних связей.

Мнемические приемы, направленные на выделение и фиксирование связей внутри запоминаемого материала, реализуются при доминирующем участии мышления. Для развитых мнемических способностей характерно использование широкого набора мнемических приемов, но общим для любой мнемической способности и определяющим ее эффективность становится использование способов обработки, которые направлены на выяснение связей внутри запоминаемого материала. Мнемические приемы, направленные на установление, скорее, внешних связей (ассоциация, мнемотехника и т.п.), используются как вспомогательные на этапах ориентировки, знакомства с материалом. Они создают фон для развертывания аналитико-синтетической деятельности, процесс и результаты которой фиксируются с помощью приемов, направленных на выяснение связей внутри запоминаемого материала.

Мы считаем, что для развитой мнемической деятельности характерно в процессе запоминания движение от использования приемов, направленных на выявление внешних связей через активное использование внешне-внутренних приемов к применению способов запоминания, направленных на выделение внутренних связей, обеспечивающих в значительной степени мнемический эффект. Рассмотрим это на примере запоминания фигуры 10.

Мнемические приемы, направленные на установление внешних связей, в данном случае не могут обеспечить запоминание, так как, прежде чем адекватно связать данную фигуру с чем-либо, необходимо адекватно отразить ее сущестные характеристики. То же самое можно сказать и про использование внешне-внутренних приемов. Следовательно, сначала надо проанализировать изображение. Поэтому при наличии индивидуальных особенностей при запоминании этот путь был общим для всех выполнявших данное задание: от использования внешне направленных приемов на этапе ориентировки (одна испытуемая отметила, что верхняя часть изображения чем-то напоминает палатку, другие называли это изображение снежинкой и т.д.) через использование внешне-внутренних приемов на этапе выбора оперативной единицы запоминания к активному применению внутренне направленных приемов на этапе структурирования всей ситуации (обозначение очередного соотношения линий как почти параллельных линий или подобных треугольников и т.п.).

Говоря о разнообразных мнемических приемах и их роли в процессе запоминания, реализуемого развитыми мнемическими способностями, следует отметить, что повторение направлено не на непосредственное упрочение следа и даже не столько на повторное запечатление уже отмеченных связей, сколько на поиск новых при попутном закреплении уже отмеченных и принятых связей между элементами.

Исследование операционных механизмов мнемических способностей с помощью метода развертывания мнемической деятельности показало, что реализация почти каждого мнемического приема может рассматриваться как имеющая определенное строение деятельность, для выполнения которой необходимы способности: мыслительные, мнемические, перцептивные, способности к представлению и воображению, речь. Тесные связи между всеми этими компонентами вполне оправдывает применение термина «структура». Разумеется, нельзя выделить прием, который мог быть реализован с помощью одной способности, но о доминирующей роли той или иной способности, видимо, есть смысл сказать.

С этой точки зрения наиболее сложными способами организации информации являются: структурирование, систематизация, аналогия. В данном случае доминируют анализ, синтез, сравнение, обобщение, выделение сути явления и т.д. при соподчиненной, но совершенно необходимой перцептивной, мнемической обработке материала, а также представлений и воображения, например, при аналогии.

Процессы классификации, составления мнемического плана, выделение опорных пунктов также представляют собой сложные способы организации материала. В частности, при классификации материал группируется по определенным, общим, известным признакам, поэтому требование к уровню развития мыслительных способностей не столь высоко. Выделение опорных пунктов и соединение их в план могут совершаться по разным основаниям: теме, тезисам, примерам, новизне, эмоциональной реакции и т.д. Поэтому такие приемы могут быть не столь зависимы от мыслительной обработки, хотя и требуют ее.

При использовании мнемотехнических приемов как готовых способов запоминания основная нагрузка падает на память. Хотя в случае, например, локализации по местам эффективность запоминания и воспроизведения будет в значительной степени определяться способностями личности к представлениям и воображению. При образном или понятийном перекодировании, а также в случае представления вербального текста в виде картин результативность использования мнемических приемов будет определяться в значительной степени способностями к представлениям. При необходимости назвать запоминаемое или достроить предложение, рассказ с помощью вербальных посредников становятся наиболее ощутимыми роль речи, богатство языка, развитость вербального интеллекта. Перцептивная обработка выступает на первый план при распределении по объему, в пространстве и т.п., когда действуют процессы соизмерения или измерения предметов.

Приведенные рассуждения дают основания говорить о многоуровневой памяти. Совершенно очевидно, что сложная многоуровневая память будет функционировать только с помощью динамической совокупности или системы действий, которыми можно описать ее строение.

Итак, можно выделить тринадцать видов операционных механизмов, которые могут осуществляться на разных уровнях отражения действительности: от перцептивного до вербально-логического, или понятийного. При этом индивидуальное своеобразие применяемого операционного механизма будет характеризоваться не только видом, сложностью его структуры, уровнем реализации, но и характером направленности выделяемых связей запоминаемого материала.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |