Имя материала: Психология памяти

Автор: Л.В.ЧЕРЕМОШКИНА

4.3. исследование операционных механизмов мнемических способностей с помощью метода развертывания мнемической деятельности

 

Операционная сторона мнемических способностей может быть исследована с помощью четырех показателей:

1) скорости включения операционных механизмов в процессе запоминания;

2) набора применяемых операционных механизмов;

3) умения субъекта управлять процессом запоминания — управлять применением способов организации материала;

4) эффективности мнемической деятельности, осуществляемой благодаря системе функциональных, операционных и регулирующих механизмов.

Три показателя из указанных — качественные, характеризующие уровень развития и своеобразие операционных механизмов; последний показатель — количественный, характеризующий эффективность применения операционных механизмов, который выражается в скорости и точности правильного запоминания с последующим правильным воспроизведением. С помощью этих показателей можно охарактеризовать операционную сторону мнемических способностей испытуемых любого возраста, но доля выраженности каждого показателя будет различной. Если говорить об общей тенденции, то с возрастом наблюдается усиление присутствия операционных механизмов в мнемическом процессе.

Исследования мнемических способностей с помощью метода развертывания мнемической деятельности позволяют таким образом охарактеризовать операционные механизмы:

операционные механизмы могут быть осознаваемыми (осознаются в процессе проявления, в процессе развития системы мнемических способностей или при запоминании сложного, непонятного, больших объемов, незнакомого материала в трудных условиях);

эффективность проявления операционных механизмов индивидуально и ситуативно своеобразна (операционные механизмы, «раздвигая» границы объективных возможностей функциональных механизмов, способны ослабить непосредственную их продуктивность);

направленность операционных механизмов конкретного субъекта в сторону перцептивного, образно-представленческого или мыслительного анализа относительно стабильна (набор операционных механизмов варьирует, но чаще всего в пределах определенного ментального мнемического пространства);

операционные механизмы конгруэнтны, «чувствительны» к запоминаемому материалу (это та «клавиатура», через которую информация максимально эффективно может «соприкасаться» с функциональными механизмами).

Обозначенные выше свойства операционных механизмов проявляются в системном взаимодействии настолько, что практически не имеет смысла анализировать изолированно, например, эффективность запоминания без учета уровня развития мнемических способностей, продуктивности функциональных и развитости регулирующих механизмов. Эффективность системы функциональных и операционных механизмов становится более выраженной благодаря развитой операционной стороне (см. табл. 5). Это видно по результатам запоминания фигуры 3 (экспериментальный материал, который уже позволяет развернуть мнемичес-кую деятельность) и фигуры 10 (экспериментальный материал, с которым нельзя справиться при отсутствии функциональной системы мнемических способностей) [252, 266].

Данные, приведенные в табл. 5, демонстрируют чрезвычайно заметный разброс результатов, обусловленный включением в процесс запоминания операционной стороны. В таблице представлены исключительно пределы континуума, и это не случайно, ибо фигуры 3 и 10 представляют собой соответственно наиболее простой и наиболее сложный материал, применяемый для изучения операционных механизмов. В этой связи наблюдающаяся незначительная динамика результатов при запоминании карточки 3 испытуемыми разного возраста подтверждает наши предположения относительно противоречивых свойств операционных механизмов. С одной стороны, испытуемые 11 лет способны запомнить фигуру 3 уже за 8 с, что свидетельствует о скорости включения операционных механизмов. С другой — включающиеся в процесс запоминания операционные механизмы могут и не дать должного результата (Гзап = 192 с). Совершенно очевидно, что каждый количественный показатель нуждается в качественном анализе.

 

Таблица 5

Эффективность запоминания благодаря системе функциональных

и операционных механизмов фигур 3 и 10 испытуемыми

разного возраста

 

 

            Время  запоминания

                                (t)

Возраст

испытуемых

(объем выборки)

Карточка № 3

Карточка № 10

Min t

max t

Min t

max t

9 лет (30 чел.)

18с

147с

Достоверные данные отсутствуют по причине большого процента несправившихся

11 лет (200 чел.)

192с

Достоверные данные отсутствуют по причине большого процента несправившихся

18 — 22 года (90 чел.)

Зс

122с

115 с (42\% испытуемых не справились с заданием)

23 —40 года (30 чел.)

14с

24с

206 с (44\% испытуемых не справились с заданием)

 

Нами был предпринят качественно-количественный анализ результатов запоминания и опроса испытуемых разных возрастов. В результате были выделены симптомокомплексы проявлений указанных свойств операционных механизмов, разделяющие испытуемых на принципиально различные по уровню развития и эффективности группы. Симптомокомплексы особенностей проявления различных свойств операционных механизмов являются следствием определенного уровня развития и эффективности мнемических способностей, которые объективируются с помощью четырех указанных выше показателей диагностики мнемических способностей. Последние, проявляясь континуально, также представляют собой симптомокомплексы продуктивности функциональных, эффективности операционных, развитости операционных и регулирующих механизмов. Наиболее отчетливо это проявляется на материале запоминания испытуемыми 11 лет.

На основании анализа результатов запоминания испытуемыми 11 лет фигуры 3 (см. рис. 8, в ряде случаев для подтверждения результатов использовались фигуры 4—10) были выделены 7 групп. Главной особенностью мнемических способностей большинства детей 10 —12 лет было превалирование непосредственного запоминания над опосредствованным, если стремиться определить долю функциональных, операционных, регулирующих механизмов в совокупном результате. Это выражается в увеличении времени запоминания фигуры 3, т.е. наблюдается сдвиг результатов запоминания в сторону его ухудшения.

Первая группа. Время запоминания — от 1 до 10 с. Результат достигнут благодаря включению системы функциональных и операционных механизмов. Высока скорость включения операционных механизмов, которые совершаются на перцептивном уровне с тенденцией к более высоким уровням обработки запоминаемого. В ряде случаев отчетливо прослеживается тенденция к мыслительной обработке. Испытуемый И.Ч. (tзап = 10 с): «Я вгляделся, на все поглядел и увидел, как надо правильно, а на третьем показе увидел, что эти линии идут наискосок». Испытуемый Э.Л. (tзап = 7 с): «Вторая фигура мне сразу в ум бросилась, а здесь надо было найти, как проходят эти линии. Здесь тоже есть треугольник, я его увидел, а потом и все остальное запомнил».

Представители первой группы очень активны в поиске закономерностей расположения линий: крутят бланк ответов, поворачивают его и т.д. Помогают себе всеми средствами: группируют, называют, вербализуют, представляют, привносят, повторяют, используют опорные пункты. Более сложные мнемические приемы, направленные на оперирование содержанием, прослеживаются у них реже и с трудом вербализуются в самоотчетах. Но через анализ связей самоотчетов испытуемых и характера их рисунков можно заметить направленность на это. В основном эти тенденции заключаются в стремлении изменить, перестроить запоминаемое изображение до какой-либо «хорошей» фигуры. Испытуемый К. Л. (tзап = 7 с): «Я сначала не мог запомнить, потому что думал, что все линии должны соединяться в одной точке».

Операционные механизмы как системы действий находятся на стадии формирования. В самоотчетах испытуемых прослеживаются ориентировочные, контролирующие, планирующие принятия решений действия. Они совершаются большей частью на перцептивном уровне. Ориентировочные действия наиболее развиты среди других формирующихся мнемических действий. Представители первой группы в абсолютном большинстве случаев в ответах на вопросы отмечают целенаправленность своих ориентировочных действий. Испытуемый С. М.: «Я сразу ничего не разглядел. Потом всмотрелся и решил, что верхушку здесь запомнить сложнее всего. Надо еще раз посмотреть».

 

                               

 

Рис. 8. Фигура 3 с обозначенными линиями

 

Сознательность ориентировочных действий не всегда предполагает выбор оперативной единицы запоминания. Можно сказать, что для большинства школьников 10—12 лет, а также для большинства представителей первой, наиболее развитой, группы ориентировочный этап не ведет к выбору оперативной единицы запоминания. В данном случае в результате ориентировки субъект в запоминаемом выделяет какую-то часть фигуры, чаще всего одну линию, реже две и использует их как опорный пункт, т. е. не оперирует ими при запоминании, не строит изображение с помощью выделенных линий.

Причем испытуемый, отметив и запомнив расположение какой-либо линии, больше к ней не возвращается и рисует правильно, почти без ошибок.

Регулирующие механизмы испытуемых находятся на стадии формирования. Контроль осуществляется с помощью внешних по отношению к процессу запоминания средств: пересчета линий и т.п. (контроль как бы накладывается на процесс запоминания). Представители первой группы могут планировать процесс запоминания, отмечая наиболее сложные части изображения. На вопрос, как он запоминал, испытуемый С. К. ответил: «Я решил по порядку. Сначала снизу, потом где проходит эта линия, а дальше надо верхушку запоминать». Таким образом можно охарактеризовать уровень развития отдельных компонентов функциональной системы мнемических способностей, которая, как указывалось, находится на стадии формирования. Каким же образом запоминается материал? При развитых мнемических способностях процесс запоминания представляет собой многоуровневый анализ изображения с последующим запоминанием и сохранением образа. Для испытуемых 10—12 лет более характерно желание непосредственно запомнить материал. Анализируемая группа не исключение, хотя здесь доля опосредствовании гораздо заметнее, она обусловлена более высоким уровнем развития составляющих компонентов мнемических способностей. Ориентируясь в запоминаемом на перцептивном уровне, субъект видит уже не «путаницу», а «линии» или «палочки». Одну из «палочек» он берет в качестве опорного пункта и с ее помощью строит изображение, т. е. соединяет линии. Но именно соединение линий посредством установления связей, анализа их и фиксации — наиболее сложный и наименее доступный этап для детей 10 — 12 лет. Это обусловлено неразвитостью операционных механизмов мнемических способностей, совершающихся на мыслительном уровне. Поэтому представители данного возрастного среза не оперируют, как правило, содержанием изображения. Они большей частью стремятся «схватить» его внешность, что, разумеется, очень трудно в случае сложной фигуры, поэтому изображение разбивается на части: справа, слева, верх, низ, середина и т.д. Осознание необходимости разделить запоминаемое изображение на участки — наиболее показательная характеристика мнемической деятельности детей 10—12 лет. Результат запоминания в абсолютном большинстве случаев зависит от того, как быстро субъект начнет делить материал на участки, какими средствами помогает, как умело контролирует и планирует свою деятельность. Испытуемые первой группы делают это быстрее других. Достигается результат благодаря тому, что операционные механизмы, совершающиеся на перцептивном уровне, образуют с функциональными механизмами систему.

Вторая группа. Время запоминания — от 12 до 30 с. Результат достигнут благодаря формирующейся системе операционных и функциональных механизмов. Операционные механизмы включаются в запоминание медленнее, нежели у предыдущей группы. Испытуемые, как правило, могут ответить, когда они начали целенаправленно, осознанно запоминать. Целенаправленность запоминания выражается в следующем: разделить фигуру на части и запомнить их. Деление фигуры на части происходит с помощью перцептивной обработки, т. е. операционные механизмы преимущественно работают на уровне восприятия. В ряде случаев прослеживается тенденция к мыслительной обработке. Представители второй группы помогают запоминанию вербализацией своих действий, повторением, представлением, группировкой. Причем на феноменологическом уровне запоминание учащихся этой группы выглядит менее активным, чем у предыдущей. Дети очень сосредоточены на запоминании, стараются не отвлекаться. На вопрос, о чем думал, когда запоминал, испытуемый отвечает: «Думал о том, чтобы запомнить, думал о фигуре».

Операционные механизмы как системы действий находятся на стадии формирования. С большей отчетливостью в самоотчетах испытуемых отражаются ориентировочные действия. Реже прослеживаются планирующие и контролирующие действия. Ориентировочный этап, так же как и в предыдущей группе, приводит к выбору опорного пункта, а не оперативной единицы запоминания. Выбрав одну, реже две линии, субъект запоминает их и больше к ним не возвращается. Дальнейшие его усилия направлены на то, чтобы удержать в памяти остальные линии. Справедливости ради следует отметить, что некоторые испытуемые видят не только верх, низ фигуры, ее отдельные линии, но и треугольники, лучи, несколько треугольников, но этой информацией практически не пользуются, что отражается в ответах на вопросы. Из беседы с испытуемым В. В.: « Ты увидел линию РТ, а потом что ты стал делать!» — «Я запомнил вот эту линию, а потом стал запоминать, как проходит вот эта линия».

Такие ответы очень распространены, хотя, как видно, довольно трудно найти «место» линии АВ, не уяснив остальных пересечений. Но для испытуемых 11 лет это выглядит проще, так как не надо уяснять пересечение линий АВ и РТ, которые отсутствуют. Поэтому в течение определенного времени (иногда 20 с и более) испытуемые правильно и уверенно рисуют линии АВ и РТ, а остальные — как получится (см. рис. 9). Планирующие действия по характеру напоминают соответствующие действия представителей предыдущей группы. Испытуемый О.А.: «Эта фигура какая-то запутанная. Сначала надо наклон запомнить, а потом дальше...» На вопрос «Как ты себя проверял?» отвечает: «Старался представить еще раз фигуру, старался повторить». Отдельных, помимо процесса запоминания, действий с запоминанием в данном случае не наблюдается. Поэтому можно сказать, что регулирующие механизмы находятся на стадии формирования. Таким образом, результата представители данной группы достигают за счет операционных и функциональных механизмов, но операционные механизмы совершаются на перцептивном уровне. (Отдельные попытки найти закономерности в расположении линий к успеху не привели.) В структуре операционного механизма наиболее развиты ориентировочные действия. Набор операционных механизмов ограничивается большей частью повторением, перекодированием, группировкой.

Третья группа. Время запоминания — от 33 до 60 с. Результат достигнут благодаря функциональным и операционным механизмам. Операционные механизмы включаются в процесс запоминания медленнее, нежели во второй ^группе. Процесс запоминания на феноменологическом уровне сходен с наблюдаемым в предыдущей группе, но более растянут во времени. Происходит также деление фигуры на части с последующим многократным повторением их (верх, низ, справа, слева, середина и т.д.). Причем деление именно на части, а не на группы. В ряде случаев испытуемые стремятся выделить какую-либо группу линий, например, треугольник, но к успеху это не приводит и стратегию запоминания приходится менять. Испытуемая М. Д.: «Всю группу сначала не увидела, а потом сосредоточилась и увидела треугольник». В последующих ответах испытуемая М.Д. не упоминала о треугольнике. Экспериментатор задал ряд вопросов по этому поводу. Девочка ответила, что о треугольнике она не думала, не пользовалась этой информацией и запоминала фигуру снизу, отталкиваясь от линии, которая идет наискосок (линия МО, см. рис. 8). Проиллюстрируем эту тенденцию на примере: для развитых мнемических способностей характерно запоминание фигуры 3 как по-разному перечеркнутого треугольника (см. рис. 9). Для представителей третьей группы характерно несколько стратегий членения фигуры 3, но, как свидетельствует анализ связей между характером рисунка и самоотчетами испытуемых, никто не строил изображение от перечеркнутого треугольника. Наиболее распространенные варианты запоминания фигуры 3, характерные в целом для 10— 12-летних, и в частности для представителей данной группы, следующие:

1. Сначала рисуют линию РТ, потом МО, далее АВ и КЕ, а затем CD, т.е. последовательно выстраивают фигуру, прибавляя по одной линии.

2. Рисуют линию РТ и видят треугольник LGF, при этом есть попытки уяснить взаиморасположение нескольких линий сразу.

3. Выделяют и запоминают линии МО и РТ, потом стараются нанизать все оставшиеся линии, при этом АВ «блуждает» по рисунку (см. рис. 9). Первый вариант наиболее характерен для представителей третьей группы, причем субъект часто «уходит» от запоминаемого, долго ищет место для линии АВ, что свидетельствует о слаборазвитой мнемической деятельности, где наиболее представлены ориентировочные действия. Сказанное подтверждается отчетами испытуемых: «Сначала я не знала, что рисовать, а потом увидела крестики» (А. Р.); «Я вгляделся, на всю фигуру поглядел и увидал линии и где они пересекаются» (И. Ч.); «Сначала мне было трудно, а потом я подумала, что вот это как крест на кладбище» (Т. Ш.); «Повнимательнее вгляделся и увидел треугольник» (В. Б.).

Ориентировочный этап мнемической деятельности этих учащихся характеризуется неполнотой ориентировки (испытуемые выхватывают какие-то части изображения), кроме того, он не ведет или не всегда ведет к выбору опорного пункта процесса запоминания. Как уже отмечалось, испытуемым в редких случаях помогают ассоциации (крест на кладбище), категоризации отдельных частей фигуры (треугольник, крестики).

Контролирующие действия прослеживаются в меньшей степени, нежели ориентировочные. На все вопросы экспериментатора, касающиеся контроля, типичный представитель третьей группы отвечает: «Повторил, старался повторить, еще раз представлял фигуру» и т. п. Планирующие действия расплывчаты, неконкретны. Испытуемая С.Я.: «Совсем запуталась, видно надо каждую полосочку запоминать».

 

             

Рис. 9. Наиболее распространенные варианты запоминания фигуры

            3 испытуемыми 11 лет с развитой памятью

 

Таким образом, в третьей группе результат достигается за счет функциональных и операционных механизмов. Последние совершаются на перцептивном уровне: группировка, категоризация, перекодирование, ассоциации, повторение. Функциональная система мнемических способностей находится на стадии формирования: наиболее очевидны ориентировочные действия, контролирующие и планирующие представлены слабо, о других действиях нет оснований говорить.

Четвертая группа. Время запоминания — от 64 до 100 с. Наиболее многочисленная группа, по всем качественным показателям она находится приблизительно посередине выделенного континуума развитости мнемических способностей. Яркая и наиболее существенная особенность запоминания представителей данной группы — формирующиеся операционные механизмы мнемических способностей.

Наблюдаемая перцептивная обработка запоминаемого слабо осознается и скудно отражается в отчетах. Включается обработка медленно, приблизительно на 60-й с, после чего испытуемые отмечают: «Я заметил, что здесь больше, а эта отсюда». Наиболее ярко представленный в отчетах способ обработки запоминаемого — повторение. На основные вопросы экспериментатора («Как запоминал? Как контролировал?» и т. п.) испытуемые данной группы отвечали: «Повторял фигуру». В ряде случаев кроме повторения применялись ассоциации, называние или категоризация отдельных частей фигуры. Испытуемая Ж. А. в беседе с экспериментатором отметила, что где-то увидела в рисунке большую букву А. Совершенно очевидно, что такого рода обозначающие мнемические приемы мало способствуют эффективности запоминания, так как с их помощью невозможно целиком реконструировать фигуру. Испытуемым четвертой группы это тем более затруднительно, поскольку они совершенно не умеют осмысливать, анализировать изображение в целях запоминания. Вышесказанное относится и к применению ассоциаций для увеличения эффективности запоминания.

Если попытаться охарактеризовать набор используемых способов обработки, то следует отметить, что он ограничен и обусловлен малой задействованностью других уровней отражения, кроме перцептивного. Если процесс решения мнемической задачи представить как поэтапное запоминание, основанное на движении от менее к более дифференцированному восприятию запоминаемого, то выбор того или иного мнемического приема оказывается точкой на каком-то этапе этого процесса. Для учащихся четвертой группы характерно позднее (к концу эксперимента) появление способов обработки информации.

Регулирующие механизмы у этих школьников отсутствуют, контролирующие действия не прослеживаются. Испытуемые способны сосредоточиться на процессе запоминания, но нередко их внимание неустойчиво. Функциональная система мнемических способностей представителей данной группы находится в самом начале формирования. Ни о каких действиях, кроме ориентировочных, нет оснований говорить. Ориентируются эти учащиеся медленно, как правило, только к концу эксперимента начинают видеть всю фигуру. Ориентировочные действия совершаются большей частью неосознанно. Причем по мере увеличения времени предъявления стимула ориентировочные действия становятся более целенаправленными. На феноменологическом уровне запоминание представителей данной группы более всего напоминает механическое. Они запоминают фигуру не просто по частям, а по деталям (дробят фигуру). Выделенные детали многократно повторяются в их рисунках, вплоть до заучивания. Следует подчеркнуть, что целенаправленность повторения, акцент на необходимость повторить — отличительная особенность четвертой группы. Таким образом, можно сделать вывод, что мнемический результат достигается в данном случае благодаря функциональным механизмам и развивающимся операционным.

Пятая группа. Время запоминания — от 105 до 140 с. Запоминание совершается с опорой на функциональные механизмы. Перцептивная обработка имеет место, но это не операционные механизмы, т. е. осознанного применения каких-либо способов обработки материала еще нет. Правда, повторение, этот фундаментальный способ запоминания, применяется осознанно. Испытуемые на вопросы экспериментатора («Как запоминал? Как проверял себя? Стремился ли помочь чем-либо?» и т.п.) сообщали: «Повторял; стремился еще раз повторить и запомнить». Причем если представителям других групп свойственны и иные способы обработки: группировка, ассоциации и т.д., то в пятой группе приемы запоминания, кроме повторения, встречались редко. Даже с помощью экспериментатора эти учащиеся с трудом находили связь запоминаемой фигуры с чем-либо известным.

Нескольким испытуемым после окончания эксперимента предлагалось, глядя на карточку, описать ее. Кто-то из них нашел на изображении крест, кто-то отметил, что здесь можно увидеть буквы. Ориентировочные, контролирующие, планирующие действия и т.д. в самоотчетах испытуемых не отражаются. Анализ рисунков школьников и их связи с самоотчетами выявил, что ориентировочные действия, совершающиеся на перцептивном уровне, не ведут к выбору какого-либо опорного пункта и в большинстве случаев ориентировочный этап заканчивается трудно вербализуемым представлением о запоминаемом. Это хорошо подтверждается теми опытами, когда испытуемому после воспроизведения фигуры предлагается ее срисовать. Учащиеся «вдруг» начинают изучать фигуру, только что ими нарисованную.

Испытуемые не умеют управлять процессом запоминания, поэтому не приходится говорить о формирующихся регулирующих механизмах. Внимание у этих детей трудно сосредоточивается. Если попытаться описать их внимание в течение всего процесса запоминания, то его точнее всего следовало бы назвать пульсирующим. Поэтому субъект то приближается к оригиналу, то уходит от него, и это повторяется несколько раз. Таким образом, результат в этой группе достигается за счет функциональных механизмов при наличии перцептивной обработки запоминаемого, большей частью неосознаваемой.

Шестая группа. Время запоминания — от 145 до 180 с. Говорить об операционной стороне запоминания нет оснований. Субъект запоминает, опираясь на функциональные механизмы мнемических способностей. Запечатлеть, «удержать» — вот к чему сводятся усилия испытуемого. Облегчить свою задачу субъект не может и не умеет. У него нет целенаправленности в процессе запоминания. Ребенок может быть сосредоточенным, стремиться запомнить, а как это надо сделать, он не знает. В этой группе наблюдалась следующая картина запоминания: субъект не мог запечатлеть информацию (для этого фигура слишком сложная, а функциональные механизмы испытуемого слишком слабы), но и запомнить ему также трудно, ибо он не умеет обрабатывать информацию в целях запоминания, не привык контролировать, планировать, оценивать, предвосхищать и корректировать свои действия. К тому же он крайне пассивен при столкновении с препятствиями (в данном случае — невозможность запечатлеть информацию).

Для представителей шестой группы известен один способ запоминания — повторение. Причем повторение нецеленаправленное, пассивное. На вопросы экспериментатора («Как повторял? Что повторял? Что труднее повторять, а что легче?» и т.п.) ответов практически не было.

Исходя из создавшейся ситуации, мы приняли решение дополнительно опросить этих испытуемых, чтобы убедиться в правильности полученных нами результатов. Дети были более подробно опрошены о том, как они запоминают учебный материал и т.д., о чем они думали, чем были заняты их мысли во время эксперимента. Все без исключения ответили на первый блок вопросов одинаково. Представители шестой группы знают один мне-мический прием — повторение. По второму блоку ответы различались, но суть их была одинакова: ни о чем не думали во время запоминания («Не думала», «Не знаю», «Не запомнил» и т. п.).

Интересно в этой связи привести в качестве иллюстрации вышесказанного фрагмент беседы с испытуемой О. С., которая отрицательно ответила или совсем не ответила почти на все вопросы. На вопрос о том, какая, на ее взгляд, фигура 3 — простая или сложная, О.С. ответила: «Простая, потому что здесь одни палочки, надо запомнить, куда идут эти отрезки, и все». (Девочка запоминала фигуру 3 в течение 174 с, правильно не воспроизвела, и эксперимент был прекращен.)

В заключение анализа мнемических способностей представителей шестой группы можно сказать, что их отличает неспособность запечатлевать материал. Иногда процесс запоминания больше напоминает незапоминание, т.е. субъект чрезвычайно пассивен. Можно сделать вывод, что запоминание в данном случае совершается с опорой на функциональные механизмы мнемических способностей.

Седьмая группа. Время запоминания — свыше 186 с. Запоминание совершается с опорой на функциональные механизмы, которые отличаются низкой продуктивностью. У детей отсутствует какая-либо осознанная обработка запоминания, но прослеживается управление процессом запоминания. Процесс запоминания очень похож на аналогичный процесс в предыдущей группе, но чрезвычайно растянут во времени. По всей вероятности, это обусловлено более низкой продуктивностью функциональных механизмов.

В данном случае нам не удалось выделить ни поэтапности, ни поэлементности запоминания. Самоотчеты крайне скудные. Анализ рисунков испытуемых и их связи с ответами дают основание считать, что у представителей седьмой группы отсутствует даже тенденция к появлению операционных механизмов как системы действий: нет ориентировочных, планирующих, контролирующих, принятия решения, оценочных и других действий.

Был проведен дополнительный опрос с целью проверки сделанных выводов, который показал, что представители данной группы используют только один способ запоминания — повторение. Испытуемые отличаются крайней пассивностью при запоминании. Некоторым школьникам после эксперимента мы предложили срисовать фигуру 3. Ни один из испытуемых, участвовавших в этом опыте, не сумел срисовать изображение правильно. Причем отдельным испытуемым предлагалось сделать это дважды, но результат не менялся. По нашему мнению, в таких случаях необходим дополнительный анализ психических функций субъекта.

Запоминание представителей седьмой группы, так же как и предыдущей, — результат многократного воздействия на функциональные механизмы мнемических способностей. Несмотря на сходство запоминания этих двух групп, у последней есть одна существенная особенность. Ее представители не могут сосредоточить внимание на запоминаемом. Создается впечатление, что испытуемые и не имеют желания запоминать. Это в той или иной степени подтверждается ответами испытуемых («Ни о чем не думал во время запоминания», «Не старался», «Не предпринимал» и т.п.), а также результатами срисовывания фигуры 3.

На основании полученных данных можно заключить, что результат у этих испытуемых достигается за счет функциональных механизмов при слабом желании запомнить.

Приведенный выше анализ процесса развертывания мнемиче-ской деятельности показывает неоднородность проявления такого свойства операционных механизмов, как осознаваемость. Операционные механизмы перцептивного уровня осознаются слабо. При этом любой уровень развития операционной стороны перцептивных способностей участвует в процессе запоминания. Операционные механизмы, работающие в системе с функциональными механизмами, осознаются исключительно при столкновении субъекта с препятствием в достижении успеха. Получается, что операционная сторона мнемических способностей начала и конца континуума эффективности запоминания детьми 10—12 лет фигуры 3 осознается плохо.

В первом случае это происходит по причине автоматизированности действий довольно развитой функциональной системы мнемических способностей, во втором — из-за отсутствия операционных механизмов, т. е. субъект может рефлексировать только свою мотивацию. Феноменологию их развивающейся функциональной системы мнемических способностей можно описать следующими словами: это надо еще повторить.

Строго говоря, каждое из свойств операционного механизма мнемических способностей представляет собой континуум по степени выраженности (насыщенности). На примере испытуемых 10—12 лет наиболее отчетливо проявилась континуальность индивидуальной меры выраженности эффективности запоминания с опорой на включающиеся операционные механизмы и степень осознанности применения способов обработки материала. Когда метод развертывания мнемических способностей только создавался, именно эта особенность памяти младших подростков, известная из возрастной психологии как дивергентность непосредственного и опосредствованного запоминания, была положена в основу выбора объекта исследования. Как показали наши результаты, классическое положение о дивергентности двух видов запоминания можно интерпретировать и по-другому. Мнемические способности детей 10 — 12 лет таковы, что операционная их составляющая реализуется чаще в пределах перцептивной функции, а следовательно, осознается не всегда и в незначительных масштабах.

Операционные механизмы имеют не только количественную индивидуальную меру выраженности, но и ситуативную ее вариативность, которая проявляется во временном ухудшении скорости запоминания. Другими словами, активизация обработки запоминаемого материала, интенсификация осознанного погружения в материал «тормозят» проявление функциональных механизмов, продуктивность которых, присущая данному субъекту, нам уже была известна по запоминанию фигуры 2. Если же говорить в целом о тенденции, то в наибольшей степени она проявилась на примере запоминания фигуры 3 второй группой 10—12-летних испытуемых.

Операционные механизмы — это та сторона мнемических способностей, которая «отвечает» за «чувствительность» памяти человека по отношению к запоминаемому материалу. Видимо, мера «чувствительности» является также индивидуальной характеристикой. По нашим предположениям, она обусловлена в значительной степени особенностями перцептивных способностей, точнее, развитостью операционных механизмов, перцептивных способностей данного субъекта. Последняя, в свою очередь, может быть компенсирована уровнем развития регулирующих механизмов мнемических способностей. Это проявляется в незначительной доле таких видов операционных механизмов, как аналогии, ассоциации, привнесения в запоминаемый материал сериации и мнемотехники. Действительно, данный экспериментальный материал, особенно наиболее сложные фигуры, трудно запомнить с помощью ассоциаций и аналогий, практически невозможно — что-либо привнося, дорисовывая фигуру. В такой же степени неприменимости в данной ситуации оказались сериации и мнемотехники, что со всей отчетливостью проявилось в самоотчетах испытуемых.

Как видно из приведенного анализа, направленность операционных механизмов испытуемых конкретных групп относительно стабильна в сторону перцептивного, образно-представленческого или мыслительного уровней. Распределение испытуемых 11 лет в зависимости от уровня функционирования операционных механизмов их мнемических способностей представлено в табл. 6.

Таблица 6

Распределение испытуемых 11 лет в зависимости от уровня

функционирования операционных механизмов

мнемических способностей

 

Уровень операционных механизмов

Число испытуемых, \%

Перцептивный

68

Образно-представленческий

38

Перцептивно-образно-мнемический с тенденцией к мыслительному

6

Операционные механизмы на всех уровнях при доминирующей мыслительной обработке

0

Примечание. Сумма процентов не равна 100, так как показатели не являются взаимоисключающими.

 

При этом виды операционных механизмов могут изменяться, вступать в различные отношения, но чаще всего это происходит в пределах определенного мнемического ментального пространства: перцептивного, образного или мыслительного.

Для того чтобы подтвердить или опровергнуть данное заключение, нами было проведено исследование сравнительного анализа применяемых операционных механизмов при запоминании различного материала: образного и вербального. Эксперимент проходил в два этапа: 1) методика развертывания мнемической деятельности; 2) запоминание 20 слов, обозначающих общеизвестные (легко представляемые в образной форме) предметы или животных. На запоминание слов давалось 5 мин с последующим воспроизведением в письменной форме. По завершении каждого из этапов эксперимента проводился опрос. В эксперименте принимали участие школьники 11 —13 лет (27 человек). Результаты (см. табл. 7) показывают, что полного соответствия по видам используемых операционных механизмов при запоминании вербального и образного материалов нет.

Вместе с тем отсутствует и полное несовпадение их. В данном случае можно говорить о пересекающихся операционных структурах при запоминании различного материала.

Однако следует отметить два принципиальных момента, подтверждающих относительную стабильность направленности операционных механизмов. Результаты опроса указывают, что тенденция к тому или иному уровню обработки оказывается доминирующей для конкретного субъекта в разных ситуациях мнемиче-ского эксперимента. Испытуемые, строящие запоминание в зависимости от внешнего вида стимула, от перцептивного поля, старались «схватить» экспериментальный материал. Они отталкивались только от материала: от особенностей написания или преподнесения его. Их перекодирование — это вербализация, причем и в том и в другом эксперименте: «Эта палочка сюда, так, а сюда — так». На вопрос: «Как ты запоминал слова?» — эти испытуемые отвечают: «Прочитал и запомнил», «Проговаривал про себя шепотом», «Читал и повторял, закрыв глаза».

Как видим, очевидное отсутствие явной обработки, хотя многие перцептивные признаки материала ими были отмечены. Продуктивность запоминания слов — 60 \% (в среднем).

Вторая группа характеризуется образной доминантой. Поворачивают, переворачивают, изменяют фигуру мысленно. Слова запоминали очень разнообразно: перекодирование, ассоциации, группировка с опорой на образ: «Крокодил в воду заползает», «Крокодил лежит и пасть открывает». Одна девочка создала картинку и воспроизвела 95 \% слов, соблюдая порядок предъявления: «Верблюд стоит и в зубах держит шарик и зубную щетку. На горбах — у него зонтик, а на зонтике рыбка». Продуктивность запоминания слов — 73 \% (в среднем).

 

Таблица 7

Виды операционных механизмов при запоминании образного и вербального материала испытуемыми 11 — 13 лет

 

                             Параметры

Уро-                  анализа ОМ

вень          

обработки

запоминаемого материала 

Запоминание вербального материала

Запоминание образного материала

Эффективность запоминания в среднем, \%

Перцептивный

Перекодирование Группировка

Ассоциации Опорный пункт Группировка

60

Образный

Перекодирование Ассоциации Группировка

Опорный пункт Ассоциации Мнемический план

73

Мыслительный

Классификация Группировка Перекодирование Ассоциации

Опорный пункт Ассоциации Группировка Мнемический план

78

 

При мыслительной обработке ощутима концентрация внимания на запоминании материала, причем более заметно влияние желания запомнить, нежели удачной классификации: «Запомнил, что треугольник, крокодил — длинные слова, а рак, петух, лист — короткие». В ряде случаев встречается подобие сериации: «Треугольник — шарик — пирамида» и т.д. Данная группа при запоминании фигуры 3 активно использовала перечеркнутый треугольник, хотя и не всегда с положительным результатом.

Анализируя данные результаты, хочется отметить, что использованная нами методика (запоминание хорошо знакомого вербального материала в течение 5 мин) давала возможность проявиться любым, присущим мнемическим способностям субъекта операционным механизмам. Однако каждый из наших 27 испытуемых предпочел остаться в плоскости уже освоенного мнемиче-ского ментального пространства.

Указанные выше тенденции проявляются и при исследовании операционных механизмов других возрастных групп. На выборке 9-летних испытуемых (30 человек) наиболее отчетливо проявились неосознаваемость операционных механизмов и индивидуальная мера их выраженности. В ряде случаев эти испытуемые давали довольно подробный отчет о процессе работы, но характеризовали при этом не процесс запоминания в собственном смысле слова, т. е. не процесс обработки материала, а меру развернутости мнемической деятельности. Дети осознавали неуспех, столкновение с проблемой, но не всегда знали причину неуспешного результата. Только 6,6 \% испытуемых этого возраста отличались относительно осознанным применением операционных механизмов, которые функционировали на перцептивно-образно-мыслительном уровне. В самоотчетах в этих случаях отражается в большей степени даже не сама обработка (значительная ее доля перцептивного характера), а тенденции регулировать процесс запоминания. Испытуемый К. К. (t2 = 20 с, t3 = 42 с): «В третьей фигуре — треугольник. Надо сначала простое нарисовать, а затем — сложные. Надо сравнивать с тем, что нарисовал».

Если сравнить продуктивность запоминания с опорой на функциональные механизмы с эффективностью запоминания благодаря функциональным и операционным механизмам и соотнести эти различия с характером самоотчетов, то станет абсолютно очевидна чрезвычайная зависимость обработки запоминаемого материала от уровня развития и особенностей перцептивных способностей 9-летних детей. Складывается впечатление, что мнемический результат этих испытуемых в основном обусловлен двумя факторами: индивидуальной мерой выраженности функциональных механизмов, а также уровнем развития и эффективностью их перцептивных способностей. Оба фактора лишь в незначительной степени поддаются регуляции.

Операционные механизмы (в тех случаях, когда о них можно говорить) проявляют свою противоречивую сущность: позволяют добиться позитивного результата, но уменьшают скорость запоминания. Направленность операционных механизмов у 9-летних испытуемых имеет тенденцию к перцептивной обработке. Эта тенденция обусловлена уровнем их онтогенетического развития, когда функциональная система мнемических способностей еще не сформирована. Но слабые попытки оперировать вторичным образом фигуры или спланировать этапы запоминания проявились при запоминании и фигуры 2, и фигуры 3.

Операционные механизмы испытуемых более старшего возраста отличаются не только более яркой качественной и количественной выраженностью, но и своеобразием их континуальных свойств. Если за основу анализа операционных механизмов брать фигуры 2 и 3, то выраженность свойств операционной стороны мнемических способностей приобретает довольно четкие границы: разброс вариантов значительно меньше, нежели в предыдущих случаях. Во-первых, большинство испытуемых четко фиксируют начало углубленной обработки. Во-вторых, начало углубленной, осознанной, управляемой обработки материала связано с фигурой 3. В-третьих, доля перцептивной обработки значительно снижается и составляет в доминирующем виде в совокупном выражении (по результатам запоминания фигур 2, 3, 10) около 20 \%.

Запоминание фигуры 10 несколько меняет ситуацию: появляется больше вариантов и качественной, и количественной специфики. Фигура 10 проявляет возможности операционной стороны и дифференцирует уровень развития операционных и регулирующих механизмов. Кроме того, при запоминании предельного по сложности материала (42\% 18 — 22 -летних и 44\% 23 — 40-летних не справились с этим заданием) с наибольшей отчетливостью проявляется «чувствительность» операционных механизмов к свойствам данного материала. Уходили на второй план попытки вербализации, называния фигуры, попытки ассоциировать ее, не говоря уже о сериации, мнемотехниках, дополнениях и привнесениях. С разной мерой успешности испытуемые приходили к структурированию изображения, отталкиваясь от своих возможностей группировать материал, искать опорные пункты, схематизировать и искать аналогии. Особо следует отметить стабильную (относительно стабильную) тенденцию обрабатывать материал с превалирующей долей перцептивной, образной или мыслительной обработки. Наиболее успешными испытуемыми — с доминирующей тенденцией остаться в пределах перцептивной обработки. Лица, быстро разворачивающие мыслительно-мнемическое ментальное пространство, явно были склонны к структурированию. В нашей выборке были два наиболее успешных испытуемых (t10 = 24 с и 42 с), которые структурировали изображение, опираясь на треугольники, которые по-разному накладывали друг на друга. Чем выше уровень развития мнемических способностей, тем стабильнее проявляется мыслительная обработка.

Итак, операционные механизмы мнемических способностей обладают следующими свойствами:

1. Операционные механизмы как мнемические действия являются, скорее, онтогенетически формирующимся и развивающимся механизмом функциональной системы мнемических способностей. В пользу этого положения говорят наши исследования, показывающие безусловную специфику характера запоминания испытуемых разных возрастных групп. Причем тенденция просматривается от перцептивного уровня к образно-представленче-ски-мнемическому и далее к доминированию мыслительной обработки запоминаемого материала. Операционные механизмы мнемических способностей формируются и развиваются в онтогенезе в направлении усложнения их структуры от перцептивного к образному и мыслительному уровням их функционирования. Причем изменения социокультурной среды влияют на развитие операционной стороны мнемических способностей. Экспериментально показано заметное снижение уровня внутрипарных связей диагностируемых показателей мнемических способностей родителей и детей в зависимости от включенности в них операционной составляющей (см. табл. 4). С увеличением вклада операционной стороны мнемических способностей в эффективность запоминания благодаря функциональным и операционным показателям величина коэффициента внутренних корреляций становится меньше. Данный факт, видимо, может объясняться через соотношение генотипических и средовых параметров в изучаемых характеристиках мнемических способностей. Включение операционных механизмов в процесс запоминания создало ряд «разводящих факторов», влияние которых снизило уровень корреляционных связей регистрируемых показателей и продемонстрировало тем самым влияние среды на качественно-количественные характеристики операционной стороны мнемических способностей.

2. Операционные механизмы отличаются качественным своеобразием и индивидуальной мерой выраженности вклада в эффективность запоминания благодаря системе функциональных и операционных механизмов.

3. Операционные механизмы способны функционировать как осознаваемые и как неосознаваемые мнемические действия. Как показывают наши исследования, а также работы указанных выше авторов, осознаваться могут не только результаты функционирования операционных механизмов, но и сам процесс их «работы», и момент включения их в процесс запоминания.

4. Операционные механизмы имеют интермодальную природу. Т. В. Зотова изучала особенности зрительного и слухового запоминания и воспроизведения и экспериментально установила данный факт [96]. Исследования способностей зрительного восприятия с помощью метода развертывания перцептивной деятельности позволяют предполагать, что операционные механизмы мнемических способностей имеют не только интермодальную природу, но и полифункциональную. В частности, С.В.Филина выявила следующие операционные механизмы способностей зрительного восприятия, расположенные по частоте встречаемости в выборке 10—12-летних испытуемых: ассоциация (97 \%), группировка по визуальным признакам (97\%), группировка по смысловым признакам (60\%), соизмерение (57 \%), выделение опорного пункта (46 \%), перекодирование (40 \%), достраивание (35 \%), структурирование (34 \%), схематизация (21\%), упорядоченное сканирование (18\%), сериаци-онная организация материала (15\%). Как видим, операционные механизмы мнемических способностей и операционные механизмы способностей зрительного восприятия можно рассматривать как пересекающиеся системы обрабатывающих материал действий.

5. Операционные механизмы функционируют на разных уровнях обработки запоминаемого материала: перцептивном, образном, мыслительном. Уровни функционирования операционных механизмов относительно стабильны в пределах возрастных и интеллектуальных особенностей субъекта деятельности.

6. Операционные механизмы пластичны (динамичны) в пределах соответствующего уровня функционирования. Пластичность операционных механизмов обусловлена их «чувствительностью» по отношению к запоминаемому материалу. Было установлено, что структурная организация материала и время его экспозиции оказывают непосредственное влияние на степень использования функциональных и операционных механизмов мнемических способностей в процессе запоминания и воспроизведения. Об этом говорит и вся экспериментальная психология памяти, начиная с Г. Эббингауза, но в другой терминологии и в других парадигмах. Кроме того, Т.В.Зотовой экспериментально установлено, что запоминание и воспроизведение слов родного (русского) и иностранного (английского) языков осуществляются за счет различных процессов и операций [96]. Другими словами, конгруэнтность операционных механизмов запоминаемому материалу достигается за счет динамичности их структуры и изменяемости применяемых способов обработки материала.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |