Имя материала: Психология памяти

Автор: Л.В.ЧЕРЕМОШКИНА

4.6. структура и феноменология типа мнемических способностей

 

Полученные нами данные позволяют охарактеризовать тип мнемических способностей как субъектно-предопределенную структуру, имеющую прочные взаимообусловленные связи по «вертикали» интеллектуальной активности — от перцептивных процессов до мыслительных. Тип мнемических способностей — симптомокомплекс перцептивных, мнемических и мыслительных свойств, обусловливающих мнемический результат в определенных пределах и субъект-но-стабильный характер обработки запоминаемого материала.

При исследовании типов мнемических способностей был получен ряд качественных и количественных данных, интерпретация которых позволяет рассматривать мнемические способности как подструктуру интеллекта, где стабильно задействованы индивидуально-своеобразные перцептивные компоненты, умственные структуры, позволяющие развернуть определенное мнемическое пространство с разной долей участия сенсорно-перцептивных, образных или абстрактно-понятийных способностей. В качестве основания типологии мнемических способностей был выделен уровень обработки материала субъектом при запоминании, однако, подчеркнем это, возможны и другие основания дифференциально-психологического изучения памяти.

Проанализируем строение типа мнемических способностей в общем виде. Общая структура типа подтверждает ранее высказанное предположение, что запоминание — это процесс развертывания определенного ментального мнемического пространства. Особенности перцептивной активности оказываются связанными с мерой выраженности функциональных механизмов.

 

 

Схема 4. Строение типа мнемических способностей

 

Более тесная связь силы функциональных механизмом наблюдается при поленезависимости. В тех случаях, когда субъект способен к перцептивному вычленению, когда он способен действовать независимо от включающего контекста, наблюдается максимальная продуктивность функциональных механизмов. Это говорит о том, что функциональные механизмы мнемических способностей находятся в теснейшей зависимости от перцептивных способностей. В тех случаях, когда субъект быстро и точно выделяет разнообразные признаки в стимуле и опирается на существенные среди них, когда объект предстает перед субъектом как структурированное целое, где представлены внутренние связи между частями запоминаемого материала, в этих случаях функциональные механизмы оказываются максимально продуктивными. Эти факты очевидны, ибо если формируемый образ не точен, то его нельзя воспроизвести правильно. Но можно допустить, что функциональная основа памяти представляет собой пластичную систему разноуровневых свойств, неразрывно связанную с функциональными механизмами перцептивных способностей. Единство функциональных и операционных механизмов восприятия и составляет перцептивный уровень обработки запоминаемого материала.

Получается, что поленезависимость позволяет субъекту оперировать запоминаемым материалом, т.е. разворачивать мнемическое ментальное пространство. Процесс разворачивания мнемического пространства начинается с выбора операционного механизма, который обусловливает свойства процесса запоминания и уровень обработки (перцептивный, образный, мыслительный).

Связь когнитивного стиля «аналитичность — синтетичность» с типом мнемических способностей можно охарактеризовать как тенденцию типов к определенным полюсам данного стиля.

Перцептивно-мнемический тип имеет тенденцию к полюсу аналитичности. В самоотчетах испытуемые отмечали, что они не видели стимулы как фигуры, а воспринимали их как разрозненные линии, не связанные друг с другом. В данной ситуации наблюдается иная картина, чем в случае с когнитивным стилем «полеза-висимость—поленезависимость», где субъектные тенденции характеризуются восприятием стимула или как нерасчлененного целого, или как структурного образования с внутренними связями. Когда доминирует полюс аналитичности, субъект видит не фигуру, а отдельные ее элементы, которые в эту фигуру не собираются. Поэтому в данной ситуации возникают трудности в использовании большинства мнемических приемов (за исключением, пожалуй, ассоциаций), так как адекватный этому материалу способ запоминания требует какого-либо объединения элементов в группу. Получается, что сочетание разных когнитивных стилей определяет специфику мнемического пространства. Полезависимость на фоне аналитичности, менее выраженная полезависимость на фоне синтетичности, поленезависимость при средних значениях аналитичности — синтетичности предопределяют выбор операционных механизмов (например, ассоциаций, группировки, опорного пункта или структурирования), которые обеспечивают развертывание перцептивно-мнемического, образно-мнемического или мыслительно-мнемического ментального пространства. Причем продвижение «вглубь» и «вширь» в этом процессе будет зависеть от степени доминирования мышления, степени выраженности его интегрирующей функции. По мере усложнения материала или в случае столкновения с неясной проблемой (например, когда испытуемый уже запомнил фигуру и правильно ее воспроизвел, но экспериментатор продолжает эксперимент) имела место динамика типов образных структур, участвующих в процессе запоминания. В этих случаях испытуемый пытался выстроить новое мнемическое пространство, чаще мыслительное, понятийное. Конкретно-ассоциативные, конкретно-символические и чувственно-эмоциональные образы уходят при этом на второй план. В самоотчетах уже не встречаются выражения типа: «верхушка была похожа на палатку», «мне не нравится этот сложный узел» и т. п. Субъект начинает искать способы по-новому структурировать фигуру с помощью треугольников или четырехугольников. Но такая ситуация, когда субъект переходит из одного уровня обработки в другой, случается редко. Как правило, уже на уровне простого материала проявляются типические тенденции.

Образно-мнемическое ментальное пространство является составной частью мыслительного мнемического пространства. В нашем случае иного варианта в силу абстрактного материала не могло быть. М. А. Холодная при исследовании организации понятийных структур выделила несколько основных вариантов образного перевода исходной словесной информации [243].

С некоторой долей условности можно сказать, что М. А. Холодная изучала процесс воспроизведения слова с помощью образных средств. В случае развитых интегральных структур понятийного интеллекта при воспроизведении обязательно участвуют конкретно-ассоциативные образы (в 11 \% случаев), предметно-структурные образы (в 20,8 \% случаев), чувственно-сенсорные образы (7,7 \% случаев), обобщенные образы (50,7 \% случаев) и условные знаки (9,8 \% случаев) [243].

При этом М. А. Холодная отмечает, что, во-первых, чем больше степень общности понятий, тем более обобщенными оказываются образные компоненты понятийной мысли, во-вторых, чувственно-сенсорные образы чаще активизируются в группе понятий с высокой и максимально высокой степенью общности и, в-третьих, наблюдается резкий рост количества предметно-структурных образов в группе понятий средней степени общности [243, с. 198].

М. А. Холодная считает, что первый факт легко объяснить, поскольку рост обобщенности содержания понятия естественно сопровождается ростом обобщенности образного языка понятийной мысли. Второй факт подтверждает то предположение, что более сформированная (обобщенная) понятийная структура является более интегрированным когнитивным образованием, следовательно, в ее составе с большим удельным весом представлен индивидуальный чувственно-сенсорный опыт. Третий факт соответствует результатам исследований Э.Рош, в которых именно понятия средней степени общности, принадлежащие базовому категориальному уровню, характеризовались наличием наибольшего числа отличительных предметных признаков (Rosch, 1973, 1978). Аналогично роль частей (деталей) в конструировании базового категориального уровня отмечают В.Тверски и К.Хеме-нуэй (Tversky, Hemenway, 1984).

 

                                 

 

Рис. 12. Соотношение ментальных мнемических пространств:

━ - перцептивно-мнемическое пространство; ----- - образно-мнемическое пространство; ━ × ━ × ━  - мыслительно-мнемическое пространство

Таким образом, в состав понятийной психической структуры включены образы разной степени обобщенности. Полученные факты, пишет М. А. Холодная, заставляют усомниться в правомерности предложенного И.Хофманом разделения понятий на сенсорные, или первичные (как более наглядные, имеющие большое количество деталей и других фигуративных признаков), и категориальные (представленные набором субпонятий).

Образные слои опыта представлены, по мнению М. А. Холодной, в психическом пространстве понятий любой степени общности. Более того, образы, актуализирующиеся в условиях функционирования понятийной структуры, представляют собой своеобразный образный ряд, некоторый иерархически организованный пространственный континуум, общая направленность которого оказывается заданной вектором степени обобщенности отдельных его образных элементов. Находящиеся на самом «верху» этого образного ряда условные визуальные знаки (сами по себе они представляют нечто промежуточное между знаковым образом и образным знаком), по-видимому, выступают в качестве элементов, замыкающих в единую когнитивную структуру визуально-пространственные и словесно-речевые компоненты понятийной мысли [243]. Результаты наших экспериментов, позволяющие рассматривать на высоком уровне обобщения понятийное мышление как подструктуру интеллекта и мнемические способности как подструктуру интеллекта, согласуются с выводами М. А. Холодной о том, что понятийная психическая структура аккумулирует когнитивные схемы разной степени обобщенности, которые обеспечивают необходимый мнемический эффект в заданных условиях.

Упоминание работы И.Хофмана в данном контексте заставляет остановиться на этом особо. Во-первых, рассматривая работы И.Хофмана и данные М.А.Холодной в совокупности, можно заключить, что первичные и категориальные понятия являются разными уровнями функционирования и развития понятийной мысли. Во-вторых, это деление понятий по Хофману явилось одним из главных условий выделения С. А. Изюмовой типов мнемичес-ких способностей, что в очередной раз заставляет усомниться в обоснованности описанных ею двух типов [97].

Понятийно-мнемическое пространство, рождаемое мыслитель-но-мнемическим типом, характеризуется помимо поленезависи-мости, представленности разноуровневых образных образований еще и интеграцией словесно-речевых и образных компонентов ментального опыта. Доля вербального интеллекта по сравнению с невербальным и общим в симптомокомплексе данного типа наиболее значительна. Еще Л. М.Веккер сформулировал положение о том, что мышление «представляет собой процесс непрерывно совершающегося перевода информации с собственно психологического языка пространственно-предметных структур (и связанных с ним модально-интенсивных параметров), т.е. с языка образов, на психолингвистический, символически-операторный язык, представленный речевыми сигналами» [50].

К аналогичному заключению пришел А. Н. Соколов, констатировав, что именно одновременное участие и фазы речевых действий, и фазы зрительного анализа является обязательным для решения задачи и что соответственно «только обе фазы в целом, попеременно чередуясь друг с другом, составляют единый и непрерывный процесс мышления человека» [207, с. 208].

В свое время Л.С.Выготский говорил, что психологическим материалом для формирования понятийных структур является вербальная семантика. Процесс понятийного обобщения непосредственно связан с «функциональным употреблением слова», которое выступает в качестве средства выделения признаков стимула, их синтеза и обобщения. Разумеется, в случае развертывания мыслительного мнемического пространства обобщающие принципы этого процесса, категории (например, «наложим два треугольника друг на друга, перечеркнем и запомним») не заданы в самой мнемической задаче, они, как писал Р. Глезер, «выводятся из знаний субъекта». Именно этим обстоятельством объясняется тесная связь вербального интеллекта (как и других подструктур) с эффективностью мнемической активности и деятельности.

Процесс развертывания мыслительно-понятийного пространства в целях запоминания — это процесс понятийного обобщения, особый тип понимания ситуации, стимульного материала, основанный на радикальной перестройке наличных семантических структур.

Во-первых, как отмечает М. А. Холодная, знания об объекте на понятийном уровне — это всегда знание некоторого множества разнокачественных признаков соответствующего объекта (деталей, актуальных и потенциальных свойств, закономерностей возникновения, связей с другими объектами и т.д.). Возможность выделения, перечисления этих признаков и объяснение на их основе других признаков приводят к тому, что имеющиеся у человека сведения о стимуле превращаются в целостное и в то же время дифференцированное знание, элементы которого отвечают требованию полноты, расчлененности и взаимосвязанности.

Во-вторых, понятийное обобщение не сводится к отбрасыванию тех или иных конкретных, индивидуально-специфических признаков объектов и выделению только лишь общего им признака. При образовании понятия имеет место особого рода синтез признаков разной степени обобщенности в итоговом, обобщающем понятии, в котором они сохраняются уже в измененном, «снятом» виде. Следовательно, понятийное обобщение выступает как особая форма семантического синтеза, благодаря которому любой объект одновременно осмысливается в единстве его конкретно-ситуативных, предметно-структурных, функциональных, генетических, видовых и категориально-родовых признаков.

В-третьих, отличительной чертой понятийного обобщения является упорядочивание всех наличных признаков объекта по степени их обобщенности. В частности, среди множества одновременно мыслимых признаков того или иного объекта человек оказывается в состоянии отделить его ситуативные признаки от инвариантных, оценить эти признаки как много- или маловероятные, рассмотреть их как специфические или универсальные и т.д. Иными словами, в психическом пространстве понятийной мысли каждый признак приобретает качество «уровневости» (и соответственно значение слова оказывается представленным в индивидуальном опыте в виде своего рода иерархической семантической матрицы).

В-четвертых, специфическим для понятийного обобщения является воспроизведение в понятийном образе объективно значимых аспектов действительности. Процесс развертывания мнеми-ческого пространства имеет типические особенности. Рассмотрим их более конкретно. Структура перцептивно-мнемического типа после качественного, корреляционного и кластерного анализа представлена на схеме 5. Перцептивно-мнемический тип характеризуется наиболее значительной полезависимостью и аналитичностью. Представители данного типа весьма ограничены в выборе операционных механизмов, ибо они не воспринимают стимул как фигуру, они видят отдельные линии.

 

 

       Схема 5. Структура перцептивно-мнемического типа

 

Для данного типа характерно некоторое кажущееся несоответствие продуктивности функциональных механизмов и эффективности их взаимодействия с операционными. Однако континуум результативных проявлений функциональных механизмов в совокупности с операционными действительно широк и зависит не только от силы функциональной основы памяти, но и от уровня обработки материала, скорости ее включения, наличия или отсутствия регулирующих механизмов. Перцептивный уровень обработки оказался тесно связанным как со средними показателями по вербальному, так и со средними показателями по невербальному интеллекту. Эти результаты доказывают наличие и модальной, и амодальной обработки материала уже в первые секунды, доли секунды (этап запоминания с опорой на функциональные механизмы). Довольно часто в литературе память рассматривается как результат широты и глубины анализа воспринимаемого материала, при этом сенсорно-перцептивная обработка рассматривается как поверхностная [173]. На рефлексируемом, осознаваемом уровне мнемических процессов это действительно так, но необходимо иметь в виду, что неосознаваемую обработку мы практически не исследуем. Продуктивность функциональных механизмов значимо связана с успешностью выполнения невербальных субтестов: «Кубики Косса» и «Последовательные картинки», что является одним из доказательств того, что невербальный интеллект — это взаимодействие функциональных механизмов познавательных способностей.

Можно предположить, что для перцептивно-мнемического типа характерно единство операционных механизмов перцептивных и мнемических способностей. Обработка стимула на сенсорном и перцептивном уровнях (дифференцирование элементов стимула, выделение контуров, выделение прямолинейных и криволинейных участков — особых точек контура, усреднение или сглаживание по В.А. Ганзену, В.Д. Глезеру) составляет действительно основу полезависимой аналитической стратегии при запоминании нашего экспериментального материала. Если рассматривать операции выделения контура, мелких деталей, простых форм как генетически запрограммированный механизм (В. Д. Глезер, И. И. Цук-керман), то станет очевидно, что последующие виды обработки материала (образная, мыслительная) базируются на индивидуальной мере выраженности и качественном своеобразии сенсорно-перцептивных способностей. При этом необходимо помнить, что перцептивно-мнемический тип — это особенности обработки материала для того, чтобы его воспроизвести. Следовательно, это трансформированная мнемическими возможностями перцептивная обработка материала.

Перцептивно-мнемический тип характеризуется неразвитостью функциональной системы мнемических способностей, где отсутствуют регулирующие механизмы и тесное разноуровневое взаимодействие функциональной и операционной сторон.

Феноменологически это проявляется в следующем. Представители данного типа способны быстро и точно запоминать относительно простой материал. Результаты запоминания и воспроизведения не отличаются стабильностью. Точность и прочность запоминания будут определяться соответствием или несоответствием запоминаемого материала личностным смыслам субъекта. Сложный материал, большого объема, требующий произвольного опосредованного запоминания, будет вызывать большие трудности. Отдельные элементы будут запоминаться правильно, но целостное, структурированное, последовательное, логичное воспроизведение явится проблемой. Для этого типа характерна парциаль-ность результатов в зависимости от анализатора, задействованного в мнемическом процессе. Могут быть замечательные результаты слуховой памяти и низкие показатели по другим видам и т.д. Образно-мнемический тип (схема 6) — это обработка материала «вширь». Благодаря тесному взаимодействию функциональной и операционной сторон субъект может запоминать материал большого объема, в разных условиях предъявления, но такой материал, который доступен пониманию и тому анализу «вширь», о котором говорилось выше. Прочность запоминания, вероятность правильного запоминания и воспроизведения будут очень сильно определяться личностными смыслами, а также характером материала и уровнем развития регулирующих механизмов. Еще со времен П. П. Блонского образная память считалась менее совершенным и генетически более ранним видом запоминания. Впоследствии этот вопрос широко исследовался в школе А. А. Смирнова. Э.А.Фарапонова исследовала образную память в сравнении с другими видами памяти у школьников и студентов и пришла к выводу, что при запоминании и образного материала, и словесного работают обе сигнальные системы [233]. В свое время к этой проблеме обращались К. П. Мальцева [147], А. С. Новомейский, П.И.Размыслов [181], Я.В.Голубев, Н.А.Корниенко и др., и результаты свидетельствуют, как пишет А. А. Смирнов, об одном и том же: «С возрастом роль второй сигнальной системы, выступающая при запоминании словесного и абстрактного материала и при использовании словесных опор, возрастает, в силу чего различие между двух указанных видов опор постепенно уменьшается; однако даже у взрослых наглядный материал запоминается продуктивнее, чем словесный, абстрактный материал, наглядные опоры обнаруживают более действенную силу, чем словесные. Наилучший эффект запоминания наблюдается при совместной работе обеих сигнальных систем» [205, с. 195].

 

 

 Схема 6. Структура образно-мнемического типа

 

Следует отметить, что А. А. Смирнов с учениками изучали память в развитии, причем без учета индивидуальных особенностей. Наши исследования подтверждают, что вне зависимости от типа мнемических способностей результат обеспечивает системное взаимодействие разноуровневых вербальных и невербальных структур. В литературе более позднего периода встречаются противоречивые факты относительно взаимоотношений интеллекта и памяти. В частности, в экспериментах И.Руисела обнаружены положительные связи между показателями опосредованного запоминания и невербального интеллекта; с вербальным — ожидаемых корреляций не выявлено [193, 194]. А. Келле обнаружено, что уровень вербального интеллекта влияет на результативность узнавания и воспроизведения словесного материала. «Различия в фактах, наблюдаемые разными авторами, отчасти могут быть связаны с отличиями в материале (который использовался для запоминания), относящимися как к степени его вербализации, так и к параметру "наглядности—абстрактности"», — считает С. АИзюмова [97, с. 231]. Совершенно очевидно, что при сравнении результатов необходимо учитывать процедуру эксперимента в целом: от инструкции до способа обработки и интерпретации данных, однако наше исследование позволяет утверждать, что и вербальные и невербальные компоненты интеллектуальной активности участвуют в обработке запоминаемого материала. Причем определенную роль играет понятийный, вербально-логический, абстрактный интеллект.

Образно-мнемический тип — это уровень более обобщенного перцептивного высказывания (В.Ф.Петренко), где просматривается семантическая структура. Можно сказать, что образно-мне-мический тип потому оказался более эффективным, что предполагает иной уровень «присвоения» информации. Образы, опосредующие восприятие и воспроизведение, становятся более оперативными: укрупняются, видоизменяются в направлении целостности. В общем виде процессы сканирования, перекодирования и структурирования при образно-мнемическом типе выглядят следующим образом: целое ® части ® главное ® второстепенное ® связи ® целое. При образно-мнемическом типе возможны и распространены следующие операционные механизмы: выделение опорного пункта, достраивание воспринимаемого материала, се-риационная организация, ассоциации, перекодирование, а также классификация, структурирование и схематизация. Ассоциирование в данном случае с наибольшей отчетливостью проявляет отношение субъекта к материалу, его настроение в процессе работы. Группировка при образно-мнемическом типе бывает трех видов: 1) по перцептивно выделяемым признакам; 2) по закону фигуро-фоновых отношений; 3) по эмоциональным реакциям на стимул.

Чаще всего группировки «усиливаются» стремлением дорисовать что-либо к фигуре или «стереть» какие-либо элементы, а также видоизменить детали (при запоминании иного плана экспериментального материала это могут быть форма, цвет и др.). Если имеют место тенденции к произвольному структурированию образа, его упрощению или построению аналогий, то эти процессы разворачиваются с опорой на стимул, с доминированием полезави-симых целостных стратегий.

Причина такого влияния отчетливо видна на примере мысли-тельно-мнемического типа (схема 7).

Данному типу присуще столь тесное взаимодействие функциональной и операционной сторон, что трудно выделить запоминание с опорой на функциональные механизмы и запоминание благодаря функциональным и операционным механизмам (tзап фигуры 2 = 9,1 с, tзап фигуры 3 = 9,0 с соответственно).

Данный факт со всей очевидностью констатирует сформиро-ванность функциональной системы мнемических способностей на базе очень развитых регулирующих механизмов. Только обладатели данного типа все без исключений справились с запоминанием фигуры 10. Для мыслительно-мнемического типа характерно не только увеличение набора применяемых способов обработки материала, но и более точный и быстрый выбор наиболее рациональных и эффективных.

 

Схема 7. Структура мыслительно-мнемического типа

 

Мышление в данной ситуации выполняет интегрирующую роль по отношению и к иным уровням познавательных процессов для того, чтобы отдельные мнемические действия сложились в единое образование и функционировали как система мнемических механизмов. Высокий интеллект предполагает высокую эффективность различных видов деятельности, в том числе и мнемиче-ской. Это говорит о том, что память в значительной степени определяется уровнем развития мышления, хотя нельзя исключать и обратных влияний: развитая функциональная система мнемических способностей влияет на процессуальные и результативные характеристики интеллектуальной активности.

В наших исследованиях проявилась безусловная связь уровня развития интеллекта и доли присутствия в процессе запоминания мыслительной обработки. Представители данного типа быстро и точно «погружаются» в материал, применяя наиболее эффективные в данной ситуации способы обработки, например структурирование, позволяющее вскрывать существенные связи между элементами фигуры. В данном случае действительно задействованы семантические структуры субъекта, что находит свое выражение при отсроченном воспроизведении, когда испытуемый опирается на «идею запоминания», на «основной принцип фигуры», на оперативную единицу запоминания. Для обладателей данного типа характерна высокая автоматизированность мыслительных процессов, что выражается в быстрой выработке алгоритма запоминания. В наибольшей мере это видно на связях уровня развития операционных механизмов и показателей невербального интеллекта (субтест «Шифровка»).

Анализ субтеста показал, что для более качественного его выполнения необходима эффективная стратегия, которая подразумевает изучение материала субтеста, представление о разных способах выполнения этого задания, выбор оптимальной стратегии на основе имеющихся знаний и др. Все это требует от субъекта не только активного использования мыслительных операций, но и мнемических приемов, которые способствуют актуализации нужных знаний для эффектного выполнения задания. Феноменология типа проявляется в высокой прочности, скорости, вероятности быстрого и правильного запоминания и воспроизведения разнообразного материала большого объема в любых условиях его предъявления.

Представители мыслительно-мнемического типа отличаются поленезависимостью на фоне аналитичности — синтетичности восприятия: имеют высокие способности к анализу, обобщению, хорошо сформированное словесно-логическое, абстрактное, понятийное мышление. На уровне мнемических процессов это проявляется в развитой системе функциональных, операционных и регулирующих механизмов, где операционная и регулирующая стороны слиты в неразрывный высокоэффективный процесс.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |