Имя материала: Система экономических отношений в России

Автор: В. М. Агеев

Выбор методов управления экономической жизнью россии

 

Одни считают, что можно ничего не менять в экономической жизни страны и все само собой постепенно образуется и придет в норму. Но опыт России показал, что если терять время на выжидание, то можно погубить реформы. Так, если бы М. Горбачев не растратил пять лет на разговоры о реформах и начал бы их последовательно осуществлять вместе с правительством Н. Рыжкова, то реформы не были бы столь болезненными для страны и уже дали бы позитивные результаты, как это произошло в Китае.

Президент Б. Ельцин тоже потерял много времени на выжидание после победы в августе 1991 года. Бездействие властей помешало сделать рывок в осуществлении этих реформ. Никто не решался брать на себя бремя ответственности за возможный риск и дело реформ чуть не погибло.

Всю тяжесть бремени ответственности за строительство рыночной экономики взяло на себя правительство Гайдара в январе 1992 год. Однако на пути этого правительства встал Съезд народных депутатов, Верховный Совет во главе с Хасбулатовым, и Гайдар ушел в отставку. Однако после того, как в России было покончено с Советами, второе пришествие Гайдара в правительство оказалось недолгим. Он снова вынужден был уйти в отставку.

Избрание Совета федерации и Государственной Думы не прояснили картину выбора методов управления экономикой, хотя правительство Черномырдина подтвердило свою преданность реформам и твердо заявило, что не свернет с избранного пути.

Часть депутатов Думы стоит за механически жесткую систему управления, которая была опробована в Германии в 1933 году, где решающее значение играет "кнут" (насилие), через план-приказ, а "пряник" (дешевая водка и колбаса) имеет вспомогательное значение.

Значительная часть тоскующей о прошлом "левой" оппозиции предполагает вернуться к старой административно-командной системе и предлагает осуществить еще одну национализацию в промышленности и коллективизацию в сельском хозяйстве. Если бы у нас не было печального опыта господства административно-командной системы управления, можно было бы еще порассуждать на эту тему. Но сейчас большинству специалистов стало ясно, что истинной причиной более низкой производительности труда в СССР и жизненного уровня населения, чем в Западных странах является не природная леность населяющих его народов, а порочность планово-приказного, распределительного метода управления. Этот метод хорош лишь для чрезвычайного положения: для подготовки и ведения войны, для восстановления народного хозяйства, разрушенного военными действиями или землетрясением, для создания и развития ВПК, когда на эти цели идут основные ресурсы общества и т.д. В нормальных же условиях этот метод управления не выдерживает конкуренции с рынком.

Так, вдвое большая экономика США потребляла на душу населения на 30\% стали меньше, чем в СССР и не имела с этим продуктом проблемы, а в СССР был острый дефицит стали, как впрочем и почти всего прочего.

В сельском хозяйстве СССР было занято в 7 раз больше людей, чем в США, мы производили крупных тракторов в 6 раз больше, чем американцы, направляли в АПК почти 30\% всех инвестиций (в США - только 6\%) и тем не менее нам постоянно не хватало сельскохозяйственной продукции, а в США был постоянный ее излишек.

Не случайно поэтому большинство стран мира выбрало рыночный метод управления, при котором выигрывает потребитель, то есть в конечном счете все члены общества, а не производитель, как при административно-командной системе.

Однако зарубежный опыт формирования эффективной системы рыночного хозяйствования нам нельзя перенимать один к одному. Там переход к рынку осуществлялся при наличии частной собственности, в том числе и на землю, определенной экономической свободе субъектов хозяйствования и умении торговать. В этом смысле пример России уникален. Нам нужно заново возрождать социально-экономические основы совершенно разрушенного после НЭПа рынка. Ведь административно-командная система не только не поддерживала частную собственность и другие элементы рынка, но и отвергала их. Распределительной системе рынок в принципе был не нужен. Если же эти элементы и возникали, то возникали в теневой экономике и жестоко подавлялись государством.

Хотя условия России уникальны и не имеют зарубежных аналогов, отсюда нельзя делать вывод о том, что Россия пойдет к рыночной системе хозяйствования каким-то особым путем, отличным от экономических систем развитых государств, что якобы рыночная экономика не для России. Такая точка зрения не просто ошибочна. Она вредна, поскольку уводит нашу страну от столбовой дороги развития человеческой цивилизации, тем более, что человеческий опыт не выработал более лучшего механизма удовлетворения потребностей потребителя, чем рынок.

Конечно, проще всего разделить всех людей на "рыночников" и "нерыночников". Но критерий по степени "рыночности" недостаточно точен, так как в настоящее время в i принципе невозможно существование абсолютно противоположных типов хозяйства. Даже на Кубе и в Северной Корее начинают использовать элементы рынка. Речь, по-видимому, может идти лишь о различных характеристиках смешанной экономики.

Тем не менее и среди "рыночников" нет единства в выборе путей формирования и развития рыночной системы хозяйствования. И это не случайно. Все существующие в мире рыночные в своей основе системы хозяйствования различаются по степени государственного вмешательства в экономику, что, естественно, не может не отразиться на взглядах сторонников той или иной системы рыночного хозяйствования.

Так, американская или либеральная модель рынка, которая в своем классическом виде существовала с начала XX века до экономического кризиса 1929-1933 гг. и модернизированная в ходе осуществления "нового курса" Рузвельта и послевоенного применения кейсианских методов государственного регулирования, характеризуется тем, что регулирование рыночной экономики осуществляется по так называемому "остаточному принципу", когда государство регулирует те аспекты воспроизводства, которые не поддаются эффективному регулированию на основе свободной конкуренции. Остаточный принцип проявляется и в социальной политике государства, которая призвана восполнить то, что не может сделать рынок, семья для удовлетворения социальных потребностей граждан. Эта система характеризуется более низким уровнем государственных инвестиций (за исключением инвестиций в ВПК и аэрокосмическую промышленность), более высоким уровнем государственных закупок и расходов на поддержание стабильности валютной системы.

Вмешательство государства в рыночную экономику здесь носит ярко выраженный антициклический, антикризисный, антиинфляционный характер.

При германской или неолиберальной модели государственное регулирование экономики направлено на устранение препятствий свободной конкуренции, на создание условий "рынка для всех", посредством обеспечения доходов большинства субъектов рынка и роста покупательной способности денежной единицы. По мнению творца этой модели Л. Эрхарда, накопление капитала в форме роста числа хозяйственных единиц и изменения структуры экономики содержит больше предпосылок для роста рынка, чем накопление капитала в форме увеличения размеров хозяйственных единиц при неизменной структуре экономики, что требует развития банковско-кредитной системы, обеспечивающей перелив капитала, свободного от производительного применения. Поэтому регулирование экономики здесь достигается через кредитно-денежную, а не бюджетно-финансовую политику, как при американской системе. Здесь налицо отход от остаточного принципа регулирования рынка, поскольку признается необходимость сознательного поддерживания условий свободной конкуренции, дающей толчок росту рынка. Государство поощряет доходы всех производителей (собственников и наемных работников), которые вносят вклад в рост рынка, включая его экспортную часть, прогрессивные структурные сдвиги в экономике.

В рамках американской и германской моделей рынка госбюджет выступает как фактор, который воздействует на структуру и объем предложения, так как система налогов, дотаций, субсидий, кредитов повышает уровень цен на одни товары и понижает его на другие.

Английская или европейско-кейнсианская модель рынка получила наибольшее распространение в послевоенной Великобритании, Франции, Италии.

Для этой модели рынка характерно наличие значительной по масштабам и удельному весу государственной собственности, крупные государственные инвестиции для поддержания занятости и решения социальных проблем. Регулирование экономики Достигается посредством бюджета, который выступает как фактор воздействия на спрос путем концентрации и перераспределения доходов. При этой модели в государственной собственно-оти находятся предприятия капиталоемких и малорентабельных отраслей, продукция которых существенно влияет на уровень чздержек производства в других отраслях экономики.

Шведская модель рынка получила распространение в Скандинавских странах и встречалась на отдельных этапах реформы в Испании, Португалии, Греции.

В рамках этой модели регулирование рынка осуществляется прежде всего через государственное регулирование трудовых отношений на общенациональном уровне (например, путем установления тарифных ставок) и через государственную собственность на предприятиях, продукция которых обеспечивает воспроизводство рабочей силы.

Характерной чертой данной модели является сильная социальная поддержка населения, обеспечивающая наименьшую дифференциацию населения по уровню доходов и высокий уровень занятости, предполагающий государственные расходы на переквалификацию работников и поддержание численности рабочих мест. Социальная политика государства обеспечивает высокий уровень удовлетворения социальных потребностей населения через бесплатные услуги или услуги по льготным ценам. Однако это требует значительных государственных расходов, что приводит к росту налогов. Вместе с высокой стоимостью рабочей силы это приводит к высоким ценам производимых в стране товаров, что затрудняет конкуренцию на внешних рынках.

В японской модели рынка ключевым субъектом рыночных отношений является корпорация, собственники которой присваивают доход не в виде предпринимательской прибыли, а в виде заработной платы за выполнение специфических функций по управлению (разрыв в уровнях максимальной и минимальной заработной платы составляет не более 5-6 раз, в отличии от США, где такой разрыв достигает 10-11 раз) и в виде дивидендов по акциям.

Для японских корпораций характерны особые методы закрепления рабочей силы за предприятием: долгосрочные трудовые соглашения, содействие корпорации в воспитании своих работников, получения ими квалификации и образования, создание условий для профессионального роста и творчества, набор всевозможных льгот и т.д.

Для японского рынка характерны группировки мелкого и среднего бизнеса вокруг корпораций, закупающих их продукцию.

В рамках японской модели рынка применяются и административно-экономические методы регулирования. Например, устанавливаются сроки и объемы обновления оборудования для конкретных корпораций с установлением штрафных санкций за невыполнение, принимаются государственные решения о преобразовании предприятий и т.д.

Особенности модели рынка в новых индустриальных странах (Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур, Кувейт, Объединенные арабские Эмираты) связаны с быстрой ломкой патриархальных и феодальных структур и формирования капиталистических отношений на основе создания предприятий новейшей технологии, включения в международное разделение труда. Эти процессы осуществляются в основном за счет государственных средств и за счет привлечения иностранного капитала.

Значительный удельный вес государственных инвестиций предопределяет государственный контроль за различными сторонами воспроизводства, включая цены на некоторые товары. Внешнеэкономическая активность привлекает в страну устойчивую иностранную валюту, обеспечивает загрузку мощностей, высокие темпы экономического роста.

Какую же модель рынка выбрать для России?

Споры на этот счет не утихают и по сей день, хотя в сторону рынка мы двигаемся уже более семи лет. Однако из-за очень многих колебаний и непоследовательности реформирование экономики было недопустимо медленным и непоследовательным. В результате мы превратились в страну полумер, полудемократии, полурынка, полузаконов, полунищих.

Критерием для выбора модели рынка служат те экономические отношения, для эффективного функционирования которых и вводится та или иная модель рынка.

По удельному весу государственной собственности Россия близка к Китаю. Значит ли это, как об этом говорят некоторые депутаты Государственной Думы, что для нас наиболее приемлема именно китайская модель, которая дала в Китае очевидные результаты. Там за 10 лет удвоился ВВП?

Нет, не значит. Во-первых, для этого у нас очень мало китайцев, во-вторых, у нас за годы реформ была разрушена система государственного управления, включая партийное влияние на осуществление хозяйственных реформ.

Выход следует искать в использовании опыта всех стран с Учетом специфики России с тем, чтобы завершение перехода к Рынку было менее болезненным и более эффективным. Ведь из всех возможных вариантов движения к рынку мы выбрали наименее эффективный, о чем свидетельствует поражение сторонников рынка на выборах 1993, 1995, 1996 годов.

Новая команда реформаторов обозначила дальнейшее направление развития реформ и исправления допущенных ошибок, связанное с ограничением аппетитов естественных монополий, перехода к приватизации "за деньги", с борьбой с "недосбором" налогов, с неплатежами, с задержкой выплаты заработной платы, с проведением земельной реформы, со стимулированием инвестиций, которые позволяют развивать реформы и двигаться вперед. Уверенность в успехе вселяет тот факт, что экономическим реформированием занимаются молодые реформаторы, а президент - политическим обеспечением этих реформ. Ведь предшествующий опыт реформирования России показал, что когда президенты непосредственно брались за экономические реформы, то набивали шишки они сами и руководимая ими страна. Когда же молодые реформаторы брались за политическое обеспечение реформ, то хорошего результата тоже не было. Значит, и в деле реформ каждый должен заниматься своим делом. Тогда не придется говорить: "хотели, как лучше, а получилось, как всегда".

Прежде чем говорить о конкретной для России модели рынка надо выяснить общие принципы организации и функционирования рыночной экономики, то есть ответить на вопрос: что же такое рынок и каковы его функции. Тогда будут ясны условия и пути перехода к рынку.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 |