Имя материала: Система экономических отношений в России

Автор: В. М. Агеев

Раздел четвертый сущность и методы рациональной системы хозяйствования

 

Историческая оценка хода проводимых в России экономических реформ, поиски путей выхода из ее глубочайшего экономического, политического и духовного кризиса требует всесторонней разработки теоретических идей и концепций, в которых в едином комплексе учитывались бы характер общемировых социально-экономических процессов и тенденций, а также специфика страны, ее положение в мире, национальные традиции и менталитет. Актуальность разработки таких концепций на базе достижений отечественной и мировой науки не подлежит сомнению, ибо в противном случае невозможно определить систему целей и приоритетов будущего развития страны, разработать действенную антикризисную политику и программу первоочередных мер, способных вывести страну на передовые позиции в мире, вернуть ей статус мировой великой державы.

Основой такой концепции, по нашему мнению, должна стать теория рационального ведения хозяйства, имеющая свой предмет и методологию, учитывающая в комплексе достижения мирового опыта разработки проблем эффективного использования ограниченных ресурсов с целью принятия оптимальных экономических решений, - и вместе с тем обеспечивающих всем гражданам страны необходимые условия их жизнедеятельности во всех сферах, права и свободы в рамках тех социальных ограничений, которые налагает общество на их целесообразное поведение. Органическое сочетание достижений всех направлений в мировой экономической мысли, отказ от одной-единственной теории, претендующей на истину в последней инстанции, делает теорию рационального ведения хозяйства особенно актуальной, если к тому же учесть назревшую необходимость в переходе к новому типу экономического роста, трансформации всех социально-экономических систем в направлении становления нового типа систем - постиндустриального общества.

Эти указания звучат особенно актуально в современных условиях, когда наша страна переживает сложный период формирования правовых, экономических, социальных основ нового общества. Быстро и безболезненно, по воле отдельной личности, партии, аппарата управления преобразовать огромную страну-невозможно. Нужны время и долгосрочная гибкая политика, учитывающая национальные традиции, прежде всего психология людей, которая многие годы формировалась в совершенно ином направлении, когда система сковывала политическую и духовную свободу, инициативу и предприимчивость людей, когда жестко централизованная структура управления отрывала производство от потребностей людей, когда социально-психологическая мотивация экономического поведения сковывала частную инициативу и самостоятельные функции "трудовых систем". Сильная дееспособная власть - первое условие успешных преобразований, ибо в стабильном и крепком государстве заинтересованы все граждане. Без него не создать предпосылок экономического роста, невозможны цивилизованный рынок, подлинная демократия, высокая культура и нравственность, целостность страны. Государство должно способствовать утверждению цивилизованных отношений между деловым миром, обществом и властными структурами. Для этого приемлемы методы как косвенного регулирования, так и прямого директивного наведения порядка в государственном секторе.

Как отмечают современные авторы, главной целью является обоснование необходимости ускорения социально-экономического развития России с помощью активизации организа-торско-хозяйственных и других функций государства, предотвращения стихийного сползания в разряд третьестепенных держав, мобилизации всех природных, материальных и интеллектуальных ресурсов, человеческого фактора для того, чтобы выиграть время, осуществить модернизацию в более короткие сроки, чем это делали другие страны. При этом "надеяться, что рынок все обеспечит с помощью "невидимой руки", нет оснований, так как он может сосуществовать и с низким уровнем развития производительных сил и цивилизации вообще. Нужно могучее государство, способное использовать в зависимости от ситуации разнообразные методы, в том числе и принудительные, нужны усилия миллионов, одухотворенных общенациональной идеей, непосредственно у станка и в поле, а не только операции и маневры на рынках ценных бумаг, денег и капитала".

Нужна принципиально новая социально-психологическая мотивация экономического поведения, учитывающая не только стихийное социально-экономическое взаимодействие, но и экономические функции государства. Поднявшись выше классового эгоизма, современное экономическое мышление все большее внимание обращает на высшие ценности, высшие мотивы, по сравнению с которыми эгоизм отступает на задний план. Это видно уже из работ специалиста по благосостоянию А.Пигу "Всякий, жаждущий познать человека без каких-либо корыстных целей, стал бы искать истину в изучении истории религиозного энтузиазма, мученичества или любви: он не стал бы искать эту истину на рыночной площади. Когда мы решаем выяснить роль обычных мотивов человеческого поведения (которые иногда бывают дурными, недалекими, подлыми), нами движет не философское побуждение поиска знания ради знания, а, скорее, побуждение физиолога, стремящегося к знанию ради исцеления которое подобное знание в состоянии принести".

Именно "ради исцеления" нужно глубоко изучать мотиваци-онный аспект хозяйственной деятельности, в особенности стимулы рационального экономического поведения, - в связи с переходом к социально ориентированной многоукладной экономике, не укладывающейся в обычные рамки привносимого государством "плана", который не опирался на альтруистический потенциал человеческой личности, не способствовал ее раскрепощению и проявлению лучших свойств человеческой природы. Так, эгоизм ведомств, как мы уже отмечали, препятствовал проявлению самоцели исторического развития по пути экономического роста и привел к полному обнищанию основной массы населения, а страну поставил на грань экономической катастрофы.

Встает вопрос: не приведет ли движение по пути экономического плюрализма к еще большему застою и запустению? Ведь стохастичность социально-экономического процесса не устранится при замене командных высот ведомств многообразием форм собственности и форм хозяйствования. Основной и имманентный дуализм социально-экономических процессов не будет устранен, а примет лишь новые формы проявления.

Во-первых, стихийное социально-экономическое взаимодействие самостоятельных хозяйственных единиц будет определяться не волей чуждых этим единицам людей, а самими участниками и руководителями этих хозяйственных единиц: тем самым "волевое" начало не устраняется, а видоизменяется, причем ста-, новится более действенным, поскольку самостоятельные хозяева будут заботиться не только о ближайших, но и об отдаленных естественных и общественных последствиях своих хозяйственных действий.

Во-вторых, коренным образом должно измениться "плановое", регулирующее воздействие общественной власти; на место диктата ведомств должно стать регулирующее начало самоуправляемых общин в рамках "государства", но государства любого рода: единого экономического и политического центра, избираемого по всем правилам демократического самоуправления. Лишь при таком "государственном" управлении самоцель общественного развития, обладающая онтологическим статусом может найти адекватные формы реализации, а тем самым усилить свою регулирующую и направляющую роль.

Это в особенности относится к современному государству-хозяйству как субъективному телеологическому единству рациональной хозяйственной деятельности или хозяйствования. Система хозяйствования как социально-экономическая наука имеет свои функции управления, сливающиеся с государственными функциями и образующими с ним неразрывное целое. Как отмечают современные авторы, "многие функции государства независимы от его природы (защита от внешних угроз, принуждение и т. д.). Для ряда других функций государственного управления основой выступает социальная сущность государства, его целевые ориентиры. Они определяют количественный состав функций, их содержание и назначение. Эта взаимосвязь целого и зависимых от него величин. Изменяются цели государства, система и функции управления, одни функции становятся ненужными, потребность в других появляется, третьи - остаются неизменными по форме, но наполняются новым содержанием. Главными функциями государства остаются хозяйственно-организаторская и культурно-воспитательная".

Основу функций управления составляют постановка целей (задач), организация дела, планирование, регулирование, контроль за исполнением и др. Главное - обеспечить системный подход к управлению экономикой на основе социальных целей и задач, обеспечить комплексность в достижении поставленных целей, согласовать многочисленные цели и интересы в единую систему. Это особенно важно в социально ориентированной многоукладной экономике. Именно в ней главными становятся социальные методы управления: "Во-первых, необходимость перемещения центра тяжести работы по реализации социальных задач из сферы распределения и перераспределения общественного продукта в сферу создания более прочной ресурсной базы для проведения социальной политики... Во-вторых, сейчас необходима перестройка всей социальной сферы, чтобы создать условия для эффективного функционирования нового хозяйственного механизма. Эта перестройка должна способствовать взаимоувязанному развитию трудовой и потребительской активности населения, должна соединить их в воедино, в целостную систему стимулирования экономического развития. Социальная политика должна способствовать формированию активной общественной позиции человека, создавать условия для раскрытия всех его способностей и возможностей. В-третьих, общественный прогресс предъявляет новые требования к работникам, различным социальным группам и слоям. Поэтому возникает необходимость в соответствующей перестройке мотивов их поведения, направлений социальной активности".

Перестройка социальной мотивации экономического поведения, повышение социальной активности человека, раскрытие его высших побудительных целей требует отречения от одностороннего превознесения "своекорыстного интереса", который по недоразумению связывается с работами А.Смита. На самом деле А.Смит указывал на многообразие мотивов экономического поведения, что нашло наиболее яркое выражение в его "Теории нравственных чувств". Восприняв от физиократов теорию общеполезности, учение о "естественных правах" человека, принципы материалистической этики, А.Смит пытался (далеко не всегда удачно) свою теорию строить на базе многочисленных личных потребностях и интересах человека как центра самой государственной политики. Он не сумел преодолеть грубо-материалистический интерес ("интерес к выгоде"), но он исходил также из христианской любви к людям как двигателя социально-экономического прогресса.

Мы не случайно так подробно остановились на психологической мотивации "экономического" человека А.Смита, ибо в многочисленных современных концепциях, программах, "политиках" перехода к рынку часто затушевывается истинная идеологическая направленность реформирования экономики. Все чаще раздаются голоса, что нам не нужна никакая идеология, что достаточно обратиться к "практике" рыночных реформ, чтобы убедиться в их плодотворности, социальной значимости, объективной направленности. При всем обилии споров и взаимных обвинений в недостаточной проработке критериев, приоритетов, механизмов реализации предлагаемых стратегий тезис об "деидеологизации" их звучит весьма кощунственно: на самом деле вместо действительно научной идеологии проведения репредлагаются идеологические подделки, суррогаты подлинно научной концепции. Это в особенности видно в лин иетаристской" концепции рыночных реформ, столь жестоко м денных А.Смитом. Бездумное повторение лозунгов деи-0 плогизации и деполитизации проводимой практики наносят («поправимый ущерб не только экономической теории, но и самой хозяйственной практике. Конечно, ликвидаторы идеологии стремились устранить не всякую, а только мешавшую им идеологию и практику государственного руководства экономикой. Многочисленные суррогаты и подделки под науку своей целью ставили "навязать" обществу свои концепции, давно преодоленные наукой. Ссылаясь на "ненужность" государственного вмешательства в экономическую жизнь, старинную догму о "невидимой руке" рынка, они стараются не замечать, что она по существу тоже была идеологической доктриной, трактующей об однонаправленности частных интересов и общего блага. Как же можно без оценивания этой доктрины установить, что практика нуждается в определенном пересмотре?

Достаточно ясно, что тезис об "деидеологизации" государственной политики не выдерживает строгой критики. К сожалению, даже и те профессиональные экономисты, которые подчеркивают недостаточность рыночной саморегуляции, необходимость направленной социально-экономической политики, подчас поддаются инерции пропагандистских клише, забывая, что практика сама по себе не может жить без идеологии, что она по .своей специфике сознательна, субъективна, пронизана принятием решений. Но она имеет и объективные закономерности, включая такие, которые формируют характер самих идеологий, позволяющих этой практике продолжаться, изменяться без расстройства и хаоса хозяйственной жизни. Нужны соответствующие общеобязательные решения, хотя они и не должны превращаться в мелочный инструктаж и командование, например, диктовать с "центрального пульта" директорам, трудовым коллективам, какие конкретные решения они должны принимать в зависимости от меняющейся ситуации. Так, в реальной рыночной экономике "несовершенной конкуренции" всегда необходимы решения, чтобы общезначимая этика, публичная власть не допускали стремление к частным выгодам наносить ущерб друг Другу, третьим лицам, экономике и обществу в целом. Это достаточно ясно показал уже А.Смит со своим учением о "взаимных симпатиях".

Кстати, А.Смит был профессором естественного права и он не мог не видеть, что в применении к историческому государству того времени она не срабатывала, что нужна определенная со. циально-экономическая политика государства, хотя и в ограниченной мере. Доктрина естественного права противоречила тогдашней хозяйственной практике и могла иметь смысл лишь в качестве постулирования должного, но никак не в качестве констатирования существующего. В реальной действительности историческое государство целиком основывалось на насилии, и это прекрасно осознавалось всеми. Конструирование норм политической жизни при предположении свободного договора имело, поэтому, лишь идеальный интерес - оно не могло сложиться в положительную науку о реальных отношениях общежития.

Огульные гонения против идеологии "вообще" - свидетельства неблагополучия с правами человека в данном обществе, неспособности или нежелания власть имущих защищать интересы всех граждан, а не только некоторых социальных групп и своекорыстные устремления самих правителей, приоритетного обслуживания родичей, земляков, единоверцев, партайгеноссе, - в ущерб дискриминируемым прочим гражданам.

Понятно, что чем больше общеобязательные нормы "естественного права" отвечают "общечеловеческим интересам", тем надежнее они цементируют общество, сближают людей, ослабляют угрозу социальных конфликтов. Именно идеологическая доктрина неотчуждаемых прав человека записана в Конституции и составляет объект непрерывных споров и дискуссий. Зачем же отрекаться от нее и от основанной на этой идеологии политики?

Концепция неотчуждаемых прав человека в сочетании с ценностными ориентирами рационального ведения хозяйства, действительно, могла бы послужить основой для эффективного использования ресурсов между конкурирующими целями и справедливого распределения доходов. Она предъявляет определенные требования к целесообразному поведению отдельного человека-личности и трудовых коллективов и практики активного вмешательства государства в экономическую жизнь общества. Она служит подлинно ручной основой государственного права, признающего государственное принуждение, но ограничивает произвол власть имущих, коррупцию, взяточничество, воровство, ставшими нормами жизни в нашем современном обществе.

Иное дело, что доктрина о неотчуждаемых правах человека требует "очищения" ее от превознесения "своекорыстного интереса", лежащего в основе смитовской модели "экономического" человека. Она должна быть подлинно свободной от эгоистического мотива, которым, к сожалению склонны руководствоваться даже большие массы граждан, которые далеко не всегда руководствуются высокими нравственными побуждениями. А они являются непременным условием построения рационально организованной, эффективной экономики, оптимального варианта ее развития на базе органически присущего ей принципа и закона - достижения высоких конечных результатов с минимальными затратами всех видов экономических ресурсов - трудовых, природных, производственных, финансовых и других, которые всегда ограничены на определенный момент времени, что и ставит задачу их альтернативного использования между конкурирующими целями.

Опираясь на концепцию неотчуждаемых прав человека, мы ставим своей задачей разработку такой государственной политики, которая предполагает органическое единство государственного регулирования экономики и экономической свободы товаропроизводителей путем мобилизации инвестиционной и финансово-кредитной деятельности, создания производственных и рыночных социально-хозяйственных институтов, ставящих человека-личность в центр всей хозяйственной системы. Не претендуя на полноту изложения, мы стремимся к тому, чтобы показать пути движения нашей экономики к социально-экономическому оптимуму как высшей цели и критерия научно-технического, социально-экономического прогресса в условиях наиболее полной реализации высокого нравственного закона, лежащего в основе политической и хозяйственной демократии. Тем самым будут найдены оптимальные пути проведения радикальной экономической и политической реформы (или серии реформ) в нашей стране, призванной стать одной из самых могущественных держав в мировой цивилизации.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 |