Имя материала: Система экономических отношений в России

Автор: В. М. Агеев

Глава 4. основы рационального хозяйственного механизма

 

Составной и важнейшей частью науки о рациональной теме хозяйства является теория хозяйственного механизма. Он изучается целым комплексом наук - политической экономией, социологией, психологией, экономической кибернетикой. В нашем понимании хозяйственный механизм должен разрабатываться прежде всего как подсистема экономической структуры общества в рамках социально-экономической науки, которую мы условно называем "система хозяйствования".

Изучение различных форм и систем хозяйствования предпо лагает использование самых разных методов исследования и прежде всего системного подхода, позволяющего охватить в едином комплексе все элементы экономической структуры общества в их взаимосвязи и взаимодействии, выявить направленность ее функционирования и развития, целевые и ценностные ориентиры хозяйственной деятельности под углом зрения принципа рациональности и эффективности, а в более широком смысле как систему оптимального функционирования и развития. Последняя уже давно стала предметом оживленных дискуссий, в которых принимали участие специалисты самых разных наук и, что особенно важно, ставилась задача разработать целостную систему оптимального управления народным хозяйством. Именно проблемы управления и регулирования с точки зрения принципа оптимальности отличает наш подход от многочисленных трактовок хозяйственного механизма как особого способа ведения хозяйства. При разработке этой проблемы мы придерживаемся методов экономической кибернетики как особой науки об управлении и именно кибернетический подход, имеющий дело с управлением целенаправленными системами, отличает науку о рациональном ведении хозяйства от "чистой" политической экономии.

Это станет особенно очевидным, когда мы перейдем к "конструированию" хозяйственного механизма. Последний давно стал объектом политической экономии, но в нашей постановке проблемы есть много отличительных особенностей, связанных прежде всего с управленческим подходом и характеристикой механизмов регулирования.

Мы уже наметили некоторые подходы к решению этой задачи, когда ставили проблему противозатратного хозяйственного механизма и выдвижение на первый план потребительно-ценностной системы хозяйствования. В решении этой задачи мы отводим главную роль не рыночным формам регулирования и не технико-экономическим аспектам хозяйствования, а ценностным и целевым аспектам социально-экономической науки система хозяйствования".

Актуальность этой постановки проблемы не вызывает сомнений. В экономической литературе, в правовых актах, даже на федеральном уровне давно фигурирует понятие "хозяйственный механизм", но реальный смысл этого понятия все еще далеко не ясен. Полный разнобой в трактовке этого понятия делает науку о рацииональной системе хозяйствования еще более насущной, ибо в хозяйственном механизме перекрещиваются почти все аспекты рационального ведения хозяйства. Рациональное хозяйствование предполагает рассмотрение хозяйственного механизма как конкретной формы проявления экономических законов, их познания и применения в хозяйственной практике.

В рациональной системе хозяйства хозяйственный механизм рассматривается как составная часть экономической структуры общества, как подсистема более общей системы, понимаемой в широком смысле слова как макроэкономика или регулируемая система с помощью макроэкономических параметров. Однако, такое представление было бы крайне упрощенным. В хозяйственном механизме перекрещиваются конкретные формы взаимосвязи экономических параметров управления, присущие деятельности отдельных предприятий, корпораций, фирм, даже внутрипроизводственные аспекты хозяйственной деятельности. Поэтому проблема хозяйственного механизма есть часть и микроэкономики, потому включает внутрипроизводственные показатели, с помощью которых оценивается эффективность хозяйствования отдельных производственных звеньев. Рациональное хозяйствование не может абстрагироваться от конкретных форм движения продукта по всей цепочке хозяйственных звеньев от первичных форм изготовления продукта до распределения его между отдельными корпорациями, фирмами, торговыми точками и т.д. Хозяйственный механизм как подсистема экономической структуры общества - это крайне сложное хозяйственное образование, не имеющее одностороннего соотнесения с рыночными формами регулирования и тем более с чисто техническими функциями отдельных предприятий.

Рациональный хозяйственный механизм - это поле рациональной системы хозяйства, и он разделяет все общие свойства этой системы хозяйства. Принципы рационального ведения хозяйства не могут измениться от того, рассматриваем ли мы экономическую структуру в целом или отдельную часть. Как показано в общей теории систем, свойства отдельных частей зависят от свойств системы в целом, и наоборот свойства системы в целом зависят от свойств отдельных элементов весьма очевидным образом. При этом целое больше практической суммы составных частей, и поэтому целое – экономическая структура общества - больше суммы составляющих элементов хозяйственного механизма.

С этих позиций мы рассмотрим имеющиеся в литературе -экономической, правовой, психологической и т.д. - предложения по конструированию хозяйственного механизма. При этом следует помнить, что целое - в данном случае наше понимание рациональной системы хозяйства - должно витать в нашем представлении как предпосылка. Если говорить о предпосылках социально-экономической науки "система хозяйствования", то нельзя упускать из виду самое главное - сам принцип рационального ведения хозяйства - достижение максимальных результатов с наименьшими жертвами - независимо от того, идет ли речь об экономической структуре общества в целом или функционировании отдельных ее подсистем. Принципы рациональ-"ного ведения хозяйства повторяем, не меняются от уровня рассмотрения отдельных хозяйственных подсистем, хотя и не сводятся к их простому повторению.

Главное - это законы управления хозяйственными системами, имеющими внутреннюю, высшую цель развития, формулируемую как самоцель общественного производства. Поэтому в науке о рациональной системе хозяйства просто нельзя абстрагироваться от целевых и ценностных аспектов хозяйственной деятельности, даже на уровне отдельных хозяйственных подсистем и образований. Вот почему при всем многообразии имеющихся в литературе предложений по "конструированию" хозяйственного механизма, им присущ органически один общий недостаток - упущение коренных свойств общей экономической системы в целом. А без этого даже самые "красивые" предложения по совершенствованию хозяйственного механизма повисают в воздухе, теряют значительную долю своей практической значимости. Даже ссылка на объективные экономические законы не спасет положения - ведь объективные экономические законы суть законы целенаправленных человеческих действий, и они не могут появляться вне и помимо самопознающей активности человека и общества.

Сложность проблем "конструирования" хозяйственного механизма вызывала неоднозначное отношение к нему со стороны экономистов-теоретиков. Наиболее распространенными определениями хозяйственного механизма как экономической категории сводится по существу к рассмотрению его как особого способа ведения хозяйства, основанного на познании и использовании экономических законов в конкретных формах их проявления, включая многообразные формы регулирования. Так в учебнике А.Ф. Шишкина хозяйственный механизм определяется следующим образом: "... хозяйственный механизм деятельности йирм представляет собой основанный на действии и использовании экономических законов, способ ведения хозяйства со свойственными технико-экономическими отношениями и рыночными формами организации производства".

Поясняя это определение, А.Ф. Шишкин разъясняет, что хозяйственный механизм характеризуется определенными формами:

1) ориентация на удовлетворение общественных потребностей;

2) достижение высокого уровня внутрифирменного планирования;

3) сочетание государственного регулирования с коммерческой деятельностью фирм;

4) согласование личных и коллективных интересов и интересов общества;

5) единство материальных и моральных стимулов трудовой деятельности.

В составе хозяйственного механизма он выделяет следующие структурные элементы:

1) центральным блоком хозяйственного механизма является планирование и прогнозирование;

2) экономическое стимулирование;

3) менеджмент фирм;

4) политико-правовое регулирование деятельности фирм.

В этом определении отмечаются некоторые действительно важные структурные элементы хозяйственного механизма как способа ведения хозяйства. Во-первых, отмечается всяческая необходимость познания и использования экономических законов, лежащих в основе всякой системы хозяйствования, а тем более при анализе конкретных форм ведения хозяйства. Во-вторых, отмечается и свойственный системе хозяйствования технико-экономический подход, ибо хозяйственный механизм не имеет дело с "чистыми" производственными отношениями и отражающими их экономическими законами, что обычно приписывается "системе хозяйствования" как социально-экономической науке. В-третьих, подчеркивается ориентация на первоочередиор удовлетворение общественных потребностей, что вполне согласуется с рациональной системой хозяйствования. В-четвертых указывается на достижение высокого уровня внутрифирменного планирования (мы бы сказали оптимального программирования) как необходимой формы функционирования крупных корпораций, трестов, производственных объединений и других хозяйственных образований. В-пятых, не отрицается роль государственного регулирования, которое, по мнению автора, должно согласовываться с коммерческой деятельностью фирм, а на самом деле образующим главный конституирующий признак подлинно научного руководства общественным хозяйством в целом. В-шестых, указывается на согласование личных и коллективных интересов трудовых систем и общества в целом, а в этом согласовании - стержень рационального ведения хозяйства. В-седьмых, отмечается необходимость единства материальных и моральных стимулов трудовой деятельности, а они-то как раз и образуют основу ценностных форм ведения хозяйства, если учесть многообразие мотивов и стимулов, которыми руководствуются работники в своей повседневной хозяйственной практике. И, наконец, в-восьмых, отмечается необходимость политико-правового регулирования деятельности фирм, а в более широком понимании и всего хозяйственного механизма.

Вместе с тем, приведенные определения и попытка "конструирования" хозяйственного механизма страдают серьезными недостатками. Во-первых, способ ведения хозяйства автор связывает прежде всего со свойственными ему технико-экономическими отношениями, забывая о том, что действие экономических законов связано прежде всего с социально-экономическими отношениями, базирующимися на тех или иных отношениях собственности: "система хозяйствования" есть прежде всего социально-экономическая наука, базирующаяся на производственных отношениях людей, всей гаммы их жизнедеятельности в сфере хозяйствования. Во-вторых, автор правильно связывает способ ведения хозяйства с рыночными формами организации производства, но это значительно сужает область функцинирования хозяйственного механизма. В социально-экономических отношениях отражаются сущностные особенности хозяйствования, ибо отношения собственности, как мы уже неоднократно подчеркивали, есть "высшая власть" в экономике. Без отношений собственности невозможно эффективное функционирование хозяйственного механизма, а тем более согласование потребностей и интересов как внутри отдельных хозяйственных образований, так и в обществе в целом.

Совершенно очевидно, что автор связывает действие экономических законов с только рыночными формами организации производства. Он по существу повторяет старую ошибку - отождествление производственных отношений с рыночными отношениями, с товарным хозяйством. Не случайно весь учебник А.Ф. Шишкина "Экономическая теория" посвящен рыночной экономике, как будто не существует других форм социально-экономической организации производства. Он даже не упоминает об "экономическом плюрализме" как своего рода аналоге смешанной экономики, хотя во всех западных учебниках смешанная экономика занимает центральное место. В рыночной организации производства автор видит панацею от всех зол и не видит недостатков этой формы организации производства. Поэтому его тезис о государственном регулировании повисает в воздухе: он не несет в себе никакой особой нагрузки.

Конструктивные элементы хозяйственного механизма не могут замыкаться только на рыночных формах организации производства. Они весьма разнообразны и состоят в многочисленных формах конструктивного использования экономических законов в конкретных формах их проявления. Так, Л.И. Абалкин пишет: "Когда речь идет о хозяйственном механизме, то имеется в виду конкретная форма проявления сознательного использования экономических законов применительно к особенностям данного политического этапа, данной страны, той или иной отрасли народного хозяйства.

Из этого определения следует, что при сознательном использовании экономических законов следует учитывать как политическую ситуацию, так и национальные особенности страны, ее исторические традиции, а также особенности отраслевой структуры народного хозяйства. В последние годы Л.И. Абалкин в особенности настаивает на учете национальных особенностей России, ее государственного устройства, национального экономического мышления. В нашу задачу как раз и входит показать особенности отраслевой структуры русского народного хозяйства, тенденций их развития, конкретных форм сознательного использования экономических законов в современной многоук ладной экономике.

При этом решающее значение имеет многовековая традщ преобладания в экономике России государственного сектора государственного регулирования народным хозяйством. Это не имеет ничего общего с превознесением рыночных форм органм зации производства, и правовые формы регулирования должна опираться прежде всего на учет многообразия хозяйственных форм, складывающихся в разных отраслях народного хозяйства при ведущей роли государственного сектора. Это до недавнего времени связывалось с особенностями хозяйственного механизма социализма, хотя всемерное огосударствление хозяйственной деятельности и даже сферы услуг себя полностью дискредитировало. Но "государственный социализм" - это не централистический социализм марксистского типа, а принципиально новое образование, связанное с господством хозяйственной бюрократии, не имевшей ничего общего с национальными интересами России. Тем не менее государственное регулирование составляет отличительную особенность использования экономических законов и правовых норм в хозяйственной системе социализма.

На наш взгляд, эта особенность справедливо подчеркива--лась в определении хозяйственного механизма, которое давалось в последнем советском учебнике по политической экономии:

"Хозяйственному механизму принадлежит важнейшая роль в функционировании и развитии народного хозяйства. В общей форме он представляет собой не что иное, как управленческую и регулирующую подсистему экономической системы социализма, Хозяйственный механизм - это совокупность организационных структур и конкретных форм хозяйствования, методов управления и правовых норм, с помощью которых общество использует экономические законы с учетом конкретно складывающейся обстановки".

В этом определении совершенно справедливо хозяйственный механизм рассматривается как управленческая и регулирующая подсистема экономической структуры общества. Точно также справедливо указывается на наличие организационных структур и конкретных форм хозяйствования, методов управления и правовых норм, с помощью которых общество регулирует народное хозяйство. При этом не забываются и экономические законы, использование которых должно соответствовать конкретно складывающейся обстановке.

Самое главное в этом определении - это указание на методы и явления, с помощью которых общество достигает своих целей. Организационные структуры и правовые нормы должны выполнять управленческую и регулирующую функцию, а это вполне согласуется с рациональными формами хозяйственного механизма.

Указание на организационные структуры, обеспечивающие управленческую и регулирующую функцию, имеет исключительно важное значение. Конкретные формы хозяйствования должны закрепляться в совокупности организационных структур, делающих хозяйственный механизм подлинной подсистемой экономической структуры общества. Методы управления могут быть весьма разнообразными - в зависимости от конкретно складывающейся обстановки, но в них заложены коренные свойства рационального хозяйственного механизма. Единственное, в чем можно упрекнуть авторов учебника - это отсутствие указаний на целесообразность и целенаправленность методов управления, ибо именно здесь заложены коренные особенности рационального хозяйственного механизма, - тем более, что авторы говорят о социализме. А социализм - это единая целенаправленная система, в которой высшая цель связывает направление ее саморазвития.

Рациональный хозяйственный механизм как подсистема экономической структуры общества, разделяет общие свойства этой структуры и прежде всего целенаправленность развития. В этом смысле указанный механизм - кибернетическая система, отличительной особенностью которой является комплексность методов управления и регулирования в соответствии с заранее заданными целями. Целесообразность пронизывает всю экономическую структуру общества сверху до низу, и она лежит в основе сознательных целей, которые ставят люди перед общественным производством. Поэтому целенаправленность развития составляет отличительную черту рационального хозяйственного механизма, как подсистемы экономической структуры общества и механизмов ее функционирования и развития. Рациональность - это общее свойство экономической структуры общества и всех подсистем, включая и организационные формы хозяйственного механизма и органически присущих ему методов управления и регулирования.

Наиболее удачным нам представляются трактовки функций и содержания хозяйственного механизма, которые дает профессор В.М. Агеев: "Хозяйственный механизм - это совокупность организационных, экономических и правовых структур, форм и методов хозяйствования, обеспечивающих функционирование экономической системы. Это тот конкретный способ хозяйствования, с помощью которого используются экономические законы, функционируют и развиваются экономические отношения  и производительные силы общества".

Следует отметить, что В.М. Агеев рассматривает хозяйственный механизм как подсистему экономической структуры социально ориентированной многоукладной экономики (мы называем ее "экономическим плюрализмом"). Социально ориентированная экономика предполагает принципиально иные ценности и идеалы, чем "чистая" рыночная экономика, хотя В.М. Агеев вовсе не отрицает важную функциональную роль рыночных механизмов регулирования (маркетинг и т.п.). Однако в структуре хозяйственного механизма важная роль отводится государственному регулированию и экономическим функциям государства. В отличие от А.Ф. Шишкина В.М. Агеев так характеризует основные элементы хозяйственного механизма: "Структура хозяйственного механизма включает следующие элементы: 1) государственное регулирование экономики; 2) рыночный способ регулирования экономики; 3) коммерческий расчет; 4) налоговая система; 5) ценообразование; 6) финансово-кредитные рычаги управления. Все эти элементы хозяйственного механизма взаимосвязаны друг с другом и представляют целостную систему. Их нельзя использовать (применять) по отдельности, изолированно друг от друга, или произвольно исключать из этой системы отдельные элементы, поскольку они дополняют друг друга. Их следует применять все вместе, с учетом их взаимодействия как элементов целостной системы".

Главное - это социальная ориентация всех элементов хозяйственного механизма. Образуя целостную систему, они в совокупности призваны обеспечить социальную справедливость, подъем жизненного уровня населения, его социальную защиту. Даже финансово-кредитные рычаги и налоговая служба призваны быть социально ориентированными, ибо многоукладная экономика имеет разнонаправленные экономические процессы, которые необходимо согласовывать. В социально-ориентированной экономике человек занимает центральное место, и ему должны быть подчинены все действия государственных и управляющих органов. Характеризуя функции хозяйственного механизма, В.М. Агеев пишет: "Хозяйственный механизм выполняет следующие основные функции: первая – обеспение соответствия способов и форм организации производства характеру производственных отношений и уровню развития производительных сил в целях экономического, научно-технического и социального прогресса; вторая - экономическая реализация всех форм собственности на средства производства на равнозначной основе, в условиях свободной конкуренции; третья - обеспечение функционирования экономических законов смешанной экономики как целостной системы; четвертая - обеспечение широкой демократизации экономической жизни общества, возрождения у россиян чувства заинтересованности, личной причастности к общественным делам и ответственности за экономическое положение России; пятая - повышение качества жизни населения, социальная защита граждан России".

Все эти функции хозяйственного механизма характеризуют его как социально-экономический механизм, призванный разрабатывать согласованные социально-экономические решения на всех уровнях хозяйственного руководства. И в этом же состоит главное назначение рационального хозяйственного механизма как социально-экономической "системы хозяйствования".

Таким образом, в рациональной системе хозяйства социально-экономический механизм занимает строго определенное место. Это - согласованное принятие управленческих решений, направленных на реализацию первоочередных потребностей и интересов человека-личности, как главной цели и самоцели производства. До недавнего времени затратный хозяйственный механизм служил основой тоталитарного принятия решений и поэтому не отвечал потребностям человека-личности. Поэтому в современных условиях необходимо принять все меры к тому, чтобы корни отживающего механизма в социально ориентированной многоукладной экономике постепенно изжили себя, чтобы принцип рациональности и эффективности стал основой здоровой экономической системы, а социально-хозяйственный механизм, вытесняя соответствующие элементы тоталитарного хозяйствования, способствовал поиску "путей и методов во ждения нормальной человеческой экономики".

Социально-экономический механизм - это воздействие экономическими, социальными, политическими, психологическими и другими методами и рычагами на эффективное развитие экономики, ее социальной ориентации, направленной на расширенное воспроизводство человека, общественных отношений и общества в целом: "Социально-экономический механизм - это понятие, охватывающее организационно-хозяйственные и социальные аспекты экономики, выражающие взаимодействие соответствующих структур и регуляторов, которые в совокупности обеспечивают функционирование экономической системы".

Направленность социально-экономического механизма в современных условиях определяется целесообразными механизмами его реализации, почему цель и самоцель производства, основанная на нравственном законе, составляет стержень всей современной многоукладной экономики как саморазвивающейся и самоорганизующейся "системы хозяйствования".

Теория рационального ведения хозяйства подчеркивает, что какой бы вопрос мы ни рассматривали, с какой бы стороны ни подходили к экономике, в конечном счете все упирается в необходимость серьезного улучшения управления, хозяйственного механизма в целом. При этом она не исходит из априорного противопоставления рычагов управления на "рыночные" и "плановые", "экономические" и ²административные", "централизованные" и "децентрализованные". Богатый опыт обсуждения этих проблем показывает, что такая классификация является по крайней мере "вторичной" в том смысле, что она исходит из внешних признаков, выделяет в первую очередь различия в использовании, а не в содержании этих инструментов управления. Требование системности при анализе проблем управления смешанной экономикой предполагает, что совокупность методов управления экономическим объектом и характер взаимодействия этих методов в процессе реального функционирования народного хозяйства должны выводиться из специфики социально-экономической структуры этой экономики и определяться в первую очередь такими компонентами:

а) формами собственности на средства производства и его результаты;

б) мерой сложности и масштабности системы;

г) уровнем развития информационно-технической базы управления.

Сама совокупность методов управления народным хозяиством и адекватная ей организационно-управленческая структура представляют собой "хозяйственный механизм" в широком смыле слова или, точнее, "механизм управления народным хозяйством. Расширительная трактовка понятия "хозяйственный механизм" имеет, на наш взгляд, принципиальное значение при анализе системы управления народным хозяйством в целом. Она позволяет уже на исходном рубеже исследования проблемы в явном виде вводить органическую приоритетность принципа оптимальности в механизме функционирования экономики, ставящего своей задачей принимать оптимальные решения на всех уровнях хозяйственной иерархии - от высшего экономического центра до низовых хозяйственных звеньев. Принцип оптимума - это не только технико-экономический принцип наилучшего распределения ресурсов и организации технологических процессов в экономике, но и принцип достижения такой формы организации системы социально-экономических отношений, которая обеспечивала бы полное благосостояние и свободное всестороннее развитие способностей каждого члена общества.

Теория оптимального функционирования экономики, лежащая в основе теории рационального ведения хозяйства, требует таких методов управления, которые реализовали бы все потенциально заложенные в ней возможности. А эти возможности, особенно с переходом к смешанной экономике, поистине безграничны; они создаются тем, что:

- смешанная экономика, в основе которой лежат разные формы собственности, не отменяет общей целенаправленности и Целесообразности всей экономической структуры в целом;

- существует (в общем, теоретическом смысле) критерий оптимальности развития народного хозяйства как единого целого. Он характеризует объективное стремление к максимальному Удовлетворению постоянно растущих потребностей общества в Целом и его членов. Для адекватного учета критерия оптимальности в деятельности управляющих и нижестоящих звеньев необходимо соизмерять общественные потребности, цели социально-экономического развития по степени их важности, первоочередности, по затратам ресурсов на их достижение;

- в экономическом развитии нет иных границ роста бл состояния, кроме возможностей производства, связанных прежде всего с уровнем накопленных воспроизводимых и не воспроизводимых ресурсов. В этом смысле производственные pecvn общества, включая научно-технические идеи и методы, в каждый момент ограничены. Существует взаимозаменяемость (в большей или меньшей степени) ресурсов и продуктов в производстве и потреблении, а следовательно, вариантность социально-экономического развития, возможность достижения целей разными путями и с разной эффективностью;

- смешанная экономика является сложной системой, причем ее сложность не сводится к чисто количественным характерц. стикам, таким, например, как обилие элементов, множественность их взаимосвязей, многообразие выпускаемых продуктов и т.п. Она является прежде всего структурной, определяется разнообразием функций ее элементов, участием каждого из них в деятельности различных подсистем. Это объективно предполагает необходимость использования принципа иерархии (многоуровневости) при построении систем и методов управления ими. Причем сложность экономики требует использования этого принципа одновременно в различных аспектах (отраслевом, региональном, функциональном) и ставит проблему согласования решений на соответствующих уровнях и подсистемах.

Главная задача этого согласования - обеспечить единство народнохозяйственных и локальных экономических интересов в соответствии с принципом: то, что необходимо обществу в целом, должно быть выгодно каждой его отдельной хозяйственной ячейке;

- характер труда на достигнутой стадии развития требует осуществления принципа материальной и моральной заинтересованности работников и первичных трудовых коллективов в результате труда. Он экономически реализуется прежде всего в оплате по труду и по собственности и хозяйственном расчете, основанном на самоокупаемости и комплексном использовании экономических рычагов (цен, прибыли, экономических нормативов), которые являются инструментами, призванными обеспечить не только учет народнохозяйственных затрат труда и материальных ресурсов, но и их экономию, стимулировать хозяйственные звенья на поиск наиболее эффективных путей использования этих ресурсов.

Многоуровневая система управления предполагает разделение функций между центральными управляющими органами и низовыми хозяйственными звеньями. В силу сложившегося между ними механизма разделения "управленческого труда" даже при переходе к "экономическому плюрализму" за центральными управляющими органами остаются некоторые важнейшие функции управления, которые идут по следующим двум направлениям:

- разработка общих управляющих параметров (законов, постановлений, указов Президента и т.п.), включая сюда механизм формирования социально-экономических целей, выявления интересов различных социальных групп, стратегию использования ресурсного потенциала, законодательное оформление отношений между отраслями и регионами, разработку народнохозяйственных программ, регулирование междустрановых отношений и т.п.;

- доведение управляющих параметров до исполнителей, включая вопросы создания непротиворечивой системы разного рода показателей оценки затрат и результатов в народном хозяйстве и организации эффективной заинтересованности хозяйствующих субъектов и каждого трудящегося в максимальном содействии удовлетворению общественных потребностей, с предоставлением им возможностей для осуществления хозяйственной инициативы в направлении поиска наиболее эффективных путей реализации общественных интересов, выявления внутренних резервов и т.п.

При этом центральным вопросом является проблема о мере сочетания централизации и децентрализации в принятии экономических решений на всех уровнях хозяйственной иерархии - от министерства до рабочего места, как обеспечить наиболее рациональное сочетание общих управляющих параметров с экономической самостоятельностью отдельных хозяйственных звеньев, причем хозрасчетными должны быть не только предприятия, но и органы, объединяющие и управляющие предприятием на основе материальной ответственности за принимаемые экономические решения, затрагивающие жизненные интересы трудовых коллективов. При этом нужно количественно всесторонне обосновать и экспериментально проверить оптимальные методы использования экономических рычагов управления разного рода отраслевыми и межотраслевыми комплексами, отдельными предприятиями, ибо от того, какие в новых условиях будут установлены взаимоотношения предприятий с госбюджетом, какие будут нормы отчислений от прибыли, плата за фонды, рентные платежи и т.п. зависит рациональное использование фондов предприятий и увеличение выпуска продукции, увязка выпуска продукции со спросом и повышением ее качества рение технического прогресса и развитие новых произвп °' повышение рентабельности и эффективности использований новных фондов и оборотных средств и т.п.

В зависимости от широты границ предоставляемой инип тивы в практике должны использоваться различные оценочнные показатели и системы стимулирования, предоставляющие относительно широкую самостоятельность объектам управлени Эти рычаги зачастую объединяют в отдельную подсистему пол общим названием "экономический механизм" в узком смыслр слова, имея в виду использование управляемыми объектами широких возможностей в использовании товарно-денежного механизма и самодействия в рамках общей оптимизируемой хозяйственной системы. В рамках "хозяйственного механизма" все более ярко поступает объективная необходимость развития товарно-денежных отношений между предприятиями: она рассматривается как механизм поддержания оптимального режима функционирования всей экономической системы в условиях развитого самодействия ее производственных звеньев.

Элементы самодействия (с использованием ценностного механизма) допускаются и используются в оптимальной системе на самых различных уровнях:

1) при формировании народнохозяйственного критерия оптимальности в части потребностей членов общества, удовлетворяемых в индивидуальном порядке (с помощью товарно-денежного механизма происходит выявление реальных потребностей населения);

2) при взаимоотношениях между предприятиями и производственными объединениями одного уровня иерархии в процессе реализации общих управляющих параметров, между регионами и межотраслевыми комплексами в рамках общих "инструкций и законов", регулирующих отношения между ними;

3) в системе стимулирования различных звеньев народнохозяйственного механизма, внутри первичных трудовых коллективов при распределении валового дохода предприятия в зависимости от их вклада в общий валовой доход, а также в конечный полезный эффект деятельности данного коллектива;

4) во взаимоотношениях трудовых коллективов с вышестоящими организациями на основе отчислений от прибыли и платности за предоставленные ресурсы и т.п.

Более широкое использование товарно-денежных отношений предполагает также, что финансовые органы должны не только заботиться о пополнении государственной казны, но и проявлять постоянную заботу, инициативу в стимулировании производства и реализации продукции. В еще большей мере это касается кредитной системы, которая должна обеспечивать бесперебойный процесс воспроизводства и стимулировать хозяйственную деятельность предприятий, объединений и самих производственных комплексов. Кредитование на льготных условиях, особенно в агропромышленном комплексе, должно получить равные стартовые экономические условия для свободного конкурентного механизма для различных форм организации производственной деятельности и многообразных хозяйственных форм, базирующихся на разных формах собственности От кредитования много зависит создание ныне новых форм взаимоотношений между предприятиями и объединениями и их взаимоотношений с внешней рыночной средой. Ценностной механизм должен обеспечить такой характер саморегулирования (самонастройки) производственных объектов, при котором достигается выход народного хозяйства, т.е. всей совокупности этих объектов, на оптимум с точки зрения единого общественного критерия. Иными словами, должна обеспечиваться такая свобода хозяйственной деятельности, при которой достигается единство общественных и индивидуальных интересов.

Под экономическим саморегулированием ("самонастройкой") мы понимаем способность объектов нижних уровней народнохозяйственной иерархии, например предприятий, объединений, акционерных обществ, колхозов, фермерских хозяйств и т.п. осуществлять управление своими экономическими функциями самостоятельно, в рамках общих ("сквозных") управляющих параметров (инструкций, распоряжений, законов, юридических норм), задаваемых из единого центра на целевой стадии управления. Разумеется, эта самостоятельность имеет не абсолютный, а ограниченный характер. Масштабы и направленность процессов саморегулирования определяются управляющими органами путем изменения условий хозяйствования, которые строятся и совершенствуются исходя из объективных возможностей общества, степени развития его производительных сил и уровня познания действия его экономических законов. Условия хозяйствования, будучи объективным выражением высших общественных интересов и целей, предопределяют субъективное поведение объектов нижних уровней народнохозяйственной иерархии. Тем самым степень соответствия субъективного поведения, допустим, предприятия объективным потребностям общества зависит от того, насколько полно и точно выражают условия хозяйствования общественную необходимость.

В плане решения чисто практических, так сказать дневных задач регулирования и управления такое членение несомненно удобно. Оно в известной степени отражает уже сложившуюся специализацию управленческих кадров (несмотря на их постоянную перестановку), что также немаловажно в деле реализации принципов управления народным хозяйством. Однако методологически "хозяйственный механизм" в узком смысле этого слова еще не предрешает вопроса о "большей" или "меньшей² степени самостоятельности в субъективном поведении хозяйственных объектов, хотя все рычаги управления по существу являются экономическими. Поэтому недопустим искусственный разрыв цельности представлений о системе управления, ослабление внимания к общим, сквозным проблемам, являющимися как раз тем стержнем, который связывает различные уровни управления в единый комплекс, обеспечивает взаимную органическую увязку отдельных элементов механизма управления. К числу таких сквозных проблем, выступающих ключевыми как не целевой стадии управления, так и реализации общих управляющих параметров как на макро- так и микроуровне, как в масштабах страны, так и в отдельном регионе, относятся, на наш взгляд, следующие:

- построение единой системы соизмерения затрат и результатов, критериев оценки общественно допустимого расхода производственных ресурсов на единицу конечного народнохозяйственного результата, т.е. организация в рамках всего общественного производства сквозного измерения эффективности;

- построение непротиворечивой, целенаправленной системы согласования интересов различных элементов хозяйственной системы, обеспечивающей возможность дезагрегировать национальные интересы в систему последовательно соподчиненных локальных целей и критериев (показателей) и, наоборот, при формировании критерия учитывать динамику интересов предприятий (объединений), отраслей, регионов, изменения в потребностях трудящихся и первичных трудовых коллективов ("трудовых систем");

- обеспечение бесперебойности работы всех звеньев экономики в условиях дискретности управляющих сигналов и непрерывности процесса функционирования путем организации в рамках системы управления адапционных механизмов, определяющих рамки оперативной самостоятельности хозяйственных объектов.

Под экономическим управлением мы как раз и понимаем целенаправленное воздействие на процесс функционирования, развития или изменения некоторой экономической системы. В ходе управления во всех объектах народного хозяйства постоянно происходят и возобновляются ряды элементарных процессов: получение информации, принятие решений, выполнение принятых решений, обратная связь. Следует подчеркнуть, что все эти моменты носят целесообразный характер, направлены на достижение определенных экономических целей. Поэтому важнейшее значение в управлении имеет определение хозяйственных целей, прежде всего для нижних уровней иерархии народного хозяйства. Последние непосредственно не могут руководствоваться общей целью общественного производства, они в своих действиях исходят из локальных целей, подчиненных цели глобальной, вытекающих из последней. Из теории принятия решений известно, что сложную цель нельзя достигнуть непосредственно, необходимо расчленить ее на системы подцелей, целей второго, третьего порядка и т.д. Но этот процесс трансформации целей от вышестоящих уровней народнохозяйственной иерархии к нижестоящим весьма сложен (и к тому же мало изучен), при этом не всегда удается так поставить локальные цели, чтобы они полностью согласовывались с целями более высокого порядка (например, для предприятия - с отраслевыми целями и с целью всего общественного производства). В хозяйственной практике нередко приходится сталкиваться с рассогласованно-стью целей низшего и высшего порядка. Такое рассогласование проявляется, когда предприятию невыгодно выпускать необходимую для народного хозяйства продукцию (в металлургии, например, "невыгодно" выпускать облегченный прокат), полностью раскрывать производственные резервы, внедрять новую технику, снижать цены на продукцию и т.п. В подобных случаях субъективное экономическое поведение хозяйственных ячеек идет в разрез с объективными интересами общества. Создание надежного механизма задания целей в народном хозяйстве является поэтому непременным условием дальнейшего совершенствования экономического управления.

Реальный процесс принятия любого народнохозяйственного решения включает в себя целую иерархию более мелких задач, постановка, разработка путей реализации и сама реализация которых вменяется различным элементам организационно-управленческой структуры. Такое дробление процедуры принятия хозяйственных решений, объективно вызвано сложностью объекта управления, требует создания специальных механизмов, "ответственных" за целостность системы. Центральные органы управления народным хозяйством призваны разрабатывать такую информационно-сигнальную систему в экономике которая обеспечивала бы:

а) соизмеримость результатов хозяйственной деятельности различных объектов;

б) возможность агрегирования и дезагрегирования экономической информации;

в) заинтересованность локальных производственных управленческих звеньев в повышении интегрального эффекта функционирования системы в целом (суммарной народнохозяй ственной эффективности). Если взаимодействия в экономической системе организованы таким образом, что все эти три взаимообусловленных требования соблюдаются, можно говорить об обеспечении внутреннего единства и согласованности в принятии хозяйственных решений, об эффективной работе механизма управления, включая сюда прогнозирование, разработку управляющих параметров, реализацию их и контроль за их выполнением.

По существу проблема обеспечения целостности сложной экономической системы - это и есть проблема создания единой системы сквозных измерителей затрат и результатов, измерителей экономической эффективности. Как бы технологические процессы в машиностроении ни отличались от технологии в промышленности синтетических материалов, с экономической . точки зрения предприятия этих отраслей должны выступать как однородные объекты и их хозяйственная деятельность должна быть соизмерима. Только в этом случае многоотраслевое хозяйство может выступать как единое народное хозяйство, только полная экономическая соизмеримость различных видов хозяйственной деятельности создает реальную основу для интеграции отраслевых и региональных экономик в национальную экономику.

В области агрегирования экономической информации в настоящее время нет единой концепции. Интуитивное понимание необходимости укрупнения экономической информации с помощью разного рода экономических показателей на более высоких уровнях управленческой структуры приводит в ряде случаев и к чисто интуитивному формированию соответствующих агрегатов, несопоставимых между собой и противоречивых по внутренней структуре.

По нашему мнению, отправная точка решения вопроса о принципах агрегирования - выбор агрегатного признака и адекватной ему системы измерения элементов рассматриваемого объекта. Вообще всякое агрегирование возможно лишь по отношению к объектам или явлениям, имеющим хотя бы один общий признак. В этом и "сила", и ограниченность подобного рода  операции, поскольку все остальные параметры остаются вне поля зрения. Каков же сам "агрегатный признак" для разнообразных по свойствам и способам получения продуктов и ресурсов?

Поскольку все рассматриваемые ресурсы и продукты служат элементами экономической системы, таким обобщающим прихнаком может быть мера участия их в экономическом процессе. Иначе говоря, они могут сопоставляться, а следовательно, и агрегироваться по экономическому результату. Но этот результат, как известно, фиксируется критерием экономического объекта. В качестве весов агрегирования выступают коэффициенты целевой функции. На более высоком уровне уже неважно, в какой натуральной форме существует ресурс (ибо этот уровень не занимается непосредственно технологическими вопросами), существенно, какой экономический эффект (приращение значения целевой функции) дает приращение единицы затрат. Но эти последние могут выступать в агрегированной форме, т.е. не в виде набора натуральных показателей расхода отдельных ингредиентов хозяйственного процесса, а например, как сумма издержек (себестоимость).

Здесь важно иметь в иду, что признак агрегации обязательно должен быть единым, т.е. обеспечивать сопоставимость затрат и результатов. Единственным условием такой сопоставимости является увязка экономических интересов отдельных хозяйственных единиц между собой и с глобальными целями развития всего народного хозяйства. Если речь идет об объектах, преследующих и внеэкономические цели, это в принципе не противоречит сформулированному условию. Дело в том, что увязку интересов локальных объектов в этом случае следует понимать более широко, не только как согласованность целей, но и как еди-нообразность соизмерения экономических результатов поведения различных объектов. Экономика "оценивает" взаимоотношения с любым объектом в "категориях" своей сигнальной системы, т.е. через приращение (уменьшение) значения народнохозяйственного критерия.

Итак, признание объективной необходимости существования единой экономической меры хозяйственных процессов имеет своим логическим результатом вывод о наличии некоего коэффициента приведения" разнородных потребительных стоимостей к единому количественно сопоставимому виду. Как увидим ниже, роль таких "коэффициентов приведения" для набора потребительских благ и услуг могут играть так называемые "потребительные оценки", а для разного рода экономических ресурсов - соответственно - так называемые "производственные оценки", которые должны "взвешиваться" во времени с помощью определенного набора "весовых функций". Решение этой проблемы крайне сложно в виду непосредственной несопоставимости как потребительских благ и услуг, так и всех видов экономических ресурсов. Но в товарном хозяйстве, как нетрулн заметить, роль такого "коэффициента приведения" естественным образом могут выполнять деньги в Марксовом понимании этой категории. Действительно, деньги - это своеобразный экономический ресурс, обезличенный по своим природным и технологическим свойствам, но совершенно определенный по экономическому признаку. Этот ресурс, который сам в народном хозяйстве получает определенную "оценку", в системе управления выступает как "всеобщий эквивалент" в том смысле, что все конкретные виды ресурсов и производимых с их помощью продуктов могут через систему цен быть выражены в деньгах, и, наоборот, деньги "овеществлены" в потребительских благах и хозяйственных ресурсах. Процедура такого беспрепятственного и последовательного агрегирования всего многообразия хозяйственных ресурсов в денежную форму и обратного дезагрегирова-ния в потребительные стоимости в воспроизводственном процессе была глубоко раскрыта К.Марксом в первом отделе второго тома "Капитала" - "Метаморфозы капитала и их кругооборот". Тот факт, что К.Маркс рассматривает динамику функционирования хозяйственной системы, является, на наш взгляд, необычайно ценным для понимания метаморфоз, происходящих с производственными ресурсами в процессе их непрерывного воспроизводства и потребления и может служить отправной точкой для решения вопроса о значении агрегирования экономической информации в различных системах управления.

Денежная оценка мотивов человеческого поведения определяет саму активность поведения людей в обществе, будь-то стремление получить плату за свой труд или стремление предпринимателей получить максимум прибыли на вложенный капитал. Согласно Д.Б. Кларку, психологические основания определяют как высоту заработной платы, так и предельный доход предпринимателя, поземельную ренту и вообще "предельную производительность" капитала и земли.

Психологические предпосылки, лежащие в основе рационального человеческого поведения, определяют закон убывающей предельной полезности, лежащий, в свою очередь, в основе убывающей доходности и предельной производительно-сти, причем не только в статике, но и в динамике. Последняя складывается из предельных оценок "статических стандартов", измеряющих волнообразные движения экономических величин (структуры и вкусов потребителей, предпочтений предпринимателей и землевладельцев, размеров ссудного капитала и процента, запасов банковских ресурсов и т.п.), постоянно выводящих народное хозяйство из состояния равновесия и действующих как своего рода "возмущения": но и в динамически развивающемся обществе общие законы-тенденции определяются законами ²статических стандартов", в частности, законом "вменения ценностей", определяющих ту долю общественного богатства, которая достается тому или иному фактору производства. Закон "вменения ценностей" имеет универсальную силу, и он действует как в статическом, так и в динамически развивающемся хозяйстве характеризующемся несколько иными психологическими мотивами (законами экономического неравновесия), стимулирующими всю хозяйственную деятельность, в частности, "духом предпринимательства", или, по Кейнсу, "основным психологическим законом", определяющим склонности людей к сбережениям или инвестированиям, от которых зависит вся "пружина" государственного регулирования экономики. Эти понятия, поддающиеся математическому описанию, служат мостиком между статикой и динамикой и действуют с особой силой в переходной экономике.

В этой связи заслуживает особого рассмотрения экстремальные принципы анализа переходных процессов, базирующихся на "психологическом функционализме", их форм и типов, потенциальных возможностей "двойного перехода", определяющего меру протекания и глубину самих экстремальных ситуаций в переходной экономике. Сквозь призму этих ситуаций иначе преломляются законы макро- и микроэкономического анализа, ибо здесь психологические законы, лежащие в основе государственного регулирования, по-новому определяют законы экономического неравновесия, предполагающего иные побудительные мотивы и стимулы, нежели в стационарном хозяйстве. Статическая теория есть не что иное, как суждение об условиях равновесия и о тех путях, какими происходит восстановление равновесия после каждого из его незначительных нарушений. Подобная теория может быть полезна при исследовании любых видов реальных процессов и движений, но она не может вскрыть психологи-^ских мотивов в экстремальных ситуациях при всем многообразии возникающих здесь стимулов хозяйственной деятельности, порождающих неустойчивость социально-экономических процессов при особом переплетении факторов экономической активности, порождающих разного рода "возмущения" u приводящих хозяйственную систему далеко в сторону от состояния равновесия. Этим порождаются особые сложности становления рациональной системы хозяйствования в современных условиях, когда обычные условия равновесия нарушаются, и с трудом пробивает себе путь принцип достижения максимальных результатов с наименьшими жертвами. Выход мы видим в усилении рыночных регуляторов экономической активности и в ускоренном построении потребительно-ценностной системы хозяйствования, учитывающий усиление психологических стимулов государственного управления "горизонтальными" экономическими методами, обусловливающими относительную автаркию хозяйственных образований и регионов, усилении стимулов к высокоэффективному труду на всех уровнях хозяйственной иерархии, в особенности в установлении зависимости оценок всех видов от их вклада в конечный полезный результат, зависящий от всей системы оценочных показателей, детерминирующих экономическое поведение.

Поэтому крайне важен анализ ценностных ориентации в рамках рациональной системы хозяйства , взаимосвязи цели и ценности как сопряженных экономических категорий, направляющих хозяйственную систему в сторону народнохозяйственного оптимума. Цель - прямая, определяющая характеристика движения хозяйственной системы, ее самый важный структурный элемент, в то время как ценность, будучи средством самореализации цели (например, цена на готовые товары), тоже выполняют функции "направляющих" движение системы. Ценности служат конкретным ориентиром принятия оптимальных экономических решений, направленных на реализацию цели и выполняющих роль соизмерителей результатов, а также затрат на их достижение. В потребительно-ценностной системе хозяйствования ценности образуют основу экономии живого труда в производстве, образуя ряд затрат, обеспечивающий постепенное их снижение по мере движения от одного производственно звена к другому. Это особенно достигается в трудовой теории ценности, когда можно построить межотраслевой баланс движения продукта и затрат, приращения которых обеспечивают достижение максимальных конечных результатов по всему кругу производимых продуктов. При этом достигается максимальная реализация закона возвышения потребностей, с одной стороны, и закона экономии рабочего времени - с другой. Тем самым достигается оптимальный вариант, при котором балансируются различные трудовые функции и различные потребности в их максимальном объеме.

Принципиально возможен и другой подход, когда строится оптимизационная модель народного хозяйства, состоящая из следующих блоков: "верхнего", где осуществляется взвешивание и составление полезных эффектов различных предметов потреб-"рния Apy1' c ДРУ^м, и "нижняя", где ставится задача минимиза-ии затрат общественного труда на производство этих полезных Айектов и где сопоставляются различные виды труда в соответствии с их функциональным предназначением.

При обоих подходах экономическая полезность и затраты труда рассматриваются как два полюса выражения экономической ценности, между которыми должна существовать определенная пропорция. Однако если при первом подходе обеспечивается простой баланс экономической ценности, то при втором подходе при решении задачи в точке оптимума дифференциальные затраты труда на различные хозяйственные продукты и ресурсы оказываются пропорциональными их дифференциальному полезному эффекту для общества, т.е. выражают эффективную предельную полезность. Это совершенно неизбежно, ибо в "верхнем" блоке системы моделей ставится задача максимизации полезных эффектов предметов потребления, а эффективная предельная полезность есть не что иное, как частная производная этой целевой функции по свободным членам условий (ограничений), а что заложено в целевой функции (точнее, в чем выражаются коэффициенты функционала), то мы и получим в качестве ее производных; таково экономическое содержание предельной полезности и предельных затрат труда, ибо в "нижнем" блоке системы моделей размерность коэффициентов функционала определяется совокупными затратами труда, определяющими величину стоимости производимой продукции. Все остальные ограничения (например, суммарный выпуск продукции в заданном ассортименте, квалификация и интенсивность труда, природные условия и т.п.) предполагаются общими для обоих задач (отсюда и название - "теорема взаимности"), для второй теорема М.И. Туган-Барановского о пропорциональности предельной полезности их трудовым стоимостям, аналитическое доказательство которой было дано математиком Н.А. Столяровым в 1902 г., является частным случаем, когда средние эатраты труда равны предельным, ибо под стоимостью М.И. Туган-Барановский в соответствии с традиционной теорией по-мимал именно затраты среднего труда. В этом состояла ограниченность его концепции, хотя предельную полезность он сматривал правильно в духе традиционного экономическ мышления, выводя ее их психологических принципов достижения максимальной пользы с точки зрения благополучия субъекта. Он полагал, что субъективная предельная полезность может быть повышена или понижена в зависимости от нашей воли, в то время как трудовая стоимость есть нечто данное, независящее от нашей воли. Поэтому, выражаясь математическим языком он рассматривал предельную полезность как функцию трудовой стоимости.

Наибольшую трудность представляет решение первой задачи в "верхнем" блоке системы моделей, где осуществляется взвешивание и сопоставление полезных эффектов различных предметов потребления друг с другом. В принципе она может решаться с помощью функции полезности как суммы индивидуальных функций предпочтения. В результате максимизации этой функции могут быть найдены "потребительные оценки" как частные производные этой функции, выражающие эффективную предельную полезность, упорядочивающую насыщение потребностей по их настоятельности, интенсивности, взаимозаменяемости, дополнительности и т.п. Субъективно каждый предмет потребления полезен по-своему, и в отрыве от общего баланса потребительских благ нельзя дать однозначного ответа на вопрос: что полезнее - пища или одежда? Однако в рамках этого "баланса уместен и закономерен вопрос - в каком из благ потребность насыщена полнее, и потому насколько настоятельнее потребность в дополнительных предметах потребления, т.е. приращениях? Численной мерой этих приращений как раз и являются потребительные оценки, устанавливающие порядок всех возможных ситуаций. Эти потребительные оценки (потребительские нормы замещения) должны быть равными по всему кругу производимых в народном хозяйстве предметов потребления ("эквивалентность по потреблению"), что выражает равную степень удовлетворения и насыщения потребностей в предметах потребления, их взаимозамену и дополнительность в потреблении. Лишь при этом условии функция общественной полезности как суммарная функция предпочтений потребителей достигает своего максимума. Что же касается индивидуальных функций полезности какого-либо сочетания благ, входящих в состав бюджетного набора потребителя, то она обладает свойством принимать тем большие значения, чем в большей мере это сочетание оказывается предпочтительным для рассматриваемого индивида. Она достигает максимума, когда предельные полезности благ, входящих в состав бюджетного набора, оказываются совершенно одинаковыми или равными между собой. Это определение условий достижения максимума индивидуальных функций полезности есть результат наблюдений за поведением массовых потребителей, когда они всегда стремятся к получению максимума удовлетворения при заданных ценах на потребительские товары и данных размерах их денежного дохода. При этом основным правилом "устойчивого бюджета", полезность которого является наибольшей среди близких к нему состояний, является положение о том, что наибольшую полезность по своему бюджету потребитель получит тогда, когда крутизна линии возможностей потребления (отношение цен) будет в точности равна крутизне линии безразличия (отношению замены или относительному коэффициенту предельной полезности всего сочетания благ, входящих в состав бюджетного набора).

Иначе говоря, равновесие в бюджете потребителя устанавливается, когда отношение замены для данного потребителя становится равным соотношению цен соответствующих потребительских благ ("эквивалентность по ценам"). Этот закон имеет еще и другую формулировку: максимум удовлетворения потребитель получит тогда, когда последние доли потребностей, удовлетворяемых при помощи одинаковых затрат, окажутся равной интенсивности (принцип равенства затрат потребителя на удовлетворение своих потребностей).

Рационально организованное потребление означает, таким образом, что каждый отдельный товар приносит потребителю приращение совокупной полезности в строгом соответствии с ценой: дифференциальный полезный эффект пропорционален цене данного товара. Отсюда следует, что должно существовать равенство между отношениями предельных эффектов потребления и цен соответствующих благ. Этот принцип формулируется также как принцип равенства предельных полезностей на единицу денег (принцип равенства предельных полезностей денежных единиц, являющийся условием максимизации всей их массы, расходуемый на приобретение потребительских товаров).

Между ценами на различные виды потребительских благ и спросом на них существует тесная взаимосвязь. Если кратко рассмотреть характер реакции спроса на изменение цены, то следует Установить, что при условии роста цены на какой-либо товар, если цены на другие товары остаются сравнительно неизменны-Mt!, данный продукт становится относительно более дорогим (при неизменных размерах дохода). В этом случае для поддержания жизни с наименьшими затратами имеет смысл заменить его каким-либо другими товарами. Такая замена должна пп ходить до тех пор, пока для поддержания жизни на прежнем уровне обеспечивается возможность сохранить общее удовлетворение от объема потребления всех прочих благ ("эффект замены"). Этот эффект выражает, таким образом, результат относительных изменений цен, т.е. вызванную ими взаимозамену т варов при потреблении.

С другой стороны, если потребитель вынужден покупать ка кой-либо продукт по более высокой цене, то это даже при неизменном денежном доходе равносильно снижению реального дохода потребителя, особенно если данный продукт покупался в больших количествах ("эффект дохода"). Он проявляется в уменьшении спроса на остальные товары (исключение составляют малоценные продукты, спрос на которые при этом возрастает). Таким образом., зная характер реакции цены на изменение спроса, можно с достаточной степенью достоверности предсказывать перспективы изменения самого спроса, с одной стороны, и характер изменений и их направления в самом доходе потребителя за сравнительно большой промежуток времени. Эффект замены и эффект дохода служат важными ценностными ориентирами при принятии потребителем оптимальных экономических решений.

Однако, одного равенства потребительных оценок (потребительских норм замещения) между всеми производимыми продуктами и услугами в народном хозяйстве еще недостаточно для оптимального равновесия. Оптимизация "верхнего" блока системы моделей должна дополняться оптимизацией "нижнего" блока, т.е. поиска оптимальных производственных оценок (производственных норм замещения) между всеми затратами экономических ресурс

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 |