Имя материала: Социальная антропология

Автор: Ф.И.МИНЮШЕВ

Социальное и научное знание. истина, заблуждение, правда и ложь

 

Следуя методу восхождения от абстрактного к конкретному, перейдем от описания исторической эволюции информационной емкости человека к описанию информационных морей различных государств, наполненность которых оказывает непосредственное влияние на интеллектуальное развитие каждой личности — гражданина того или иного государства. Рассмотрим соотношение данных, информации, знаний и интеллектуальной культуры в двух гипотетически разных государствах.

Под «данными» надо понимать факты, введенные в семиотические системы (их обозначение символами, словами, знаками, письмом), имеющие практическое значение прежде всего в повседневной жизни. Под «информацией» понимается сообщение, содержащее сведения о системе фактов, снимающее неопределенность в той или иной ситуации. Под «знаниями» — результаты познания действительности, проверенные практикой и вошедшие в социальную жизнь как прочные ориентиры в процессах взаимодействия в системах «субъект — субъект» и «субъект — объект». То, что является информацией для одного общества, может быть лишь данными для другого, и наоборот. Уровень информации во втором равен уровню знаний в первом, следовательно, второе общество пока лишь овладевает тем, что для первого стало привычным, общеупотребительным. Усложнение знаний есть показатель развития интеллектуальной культуры общества.

Современные средства массовой коммуникации и связи вырабатывают свои информационные технологии для поддержания и развития информационного моря (поля). Разумеется, каждая отдельная технология развивается с целью получения (в условиях рыночных отношений) максимальной прибыли, но в целом все информационные технологии формируют, поддерживают рост интеллектуальной культуры страны (общества).

Наше сознание, а следовательно, и восприятие информации интенциональны по своей природе — внимание к информации возбуждается и поддерживается нашим интересом. Ниже приводится таблица, показывающая сегментацию рынка видеопродукции в США (она составлена на основе данных общенационального исследования 2476 телезрителей в 1333 семьях, имеющих телевизоры):

 

 

ОБЛАСТИ  ИНТЕРЕСОВ

Доля населения в \%

 

Доля населения в \%

 

 

 Средний возраст

 

 

 

 

 

 

 

 

 

          (лет)

 В основном взрослое мужское население:

 

 

 

 

Техника и досуг вне дома

8

29

Финансы и сельхозпродукция

6

53

Жизнь семьи и местного общества

6

47

В основном взрослое женское население:

 

 

 

 

Вопросы старения

8

61

Искусство и культура

9

44

Домоводство и жизнь местного общества

8

44

Деятельность по управлению семьи

10

35

В основном молодежь:

 

 

 

 

Спортивные соревнования, наука и техника

7

22

Занятия спортом и общественная

 

 

 

 

деятельность

4

19

Домашние игры и общественйая

 

 

 

 

деятельность

4

22

Смешанная группа:

 

 

 

 

Новости и информация

5

47

Жизнь в зарубежных странах

8

36

Обогащение

9

46

Разнообразные вопросы

8

34

ИТОГО:                                                  100                            40

 

В информационном обществе все люди выступают потребителями массовой информации — каждая квартира, дом сейчас подключены к информационным сетям так же, как к воде, теплу, свету; радио, телевидение, газеты, телефон, персональные компьютеры несут массу информации каждой семье. Дети, как показывают исследования бюджета времени населения, проводят перед телевизором столько же времени, сколько в школе (5—6 часов). Потребитель информации превращается порой в «пожирателя» информации. Все эти тенденции заставляют ставить вопрос о защите и самозащите интеллекта человека, его сознания от информационного «порабощения». Известно, что сознание человека всегда находится под воздействием четырех источников информации: мира как такового, социокультурной среды (микросреды с ее ценностно-нормативными координатами поведения), сферы организованной информации (средств массовой информации, систем образования) и самого мозга (памяти, ассоциаций, глубинных резервов, таящихся в подсознании). В информационном обществе главным источником начинает выступать организованная информационная сфера. Именно она и выступает механизмом духовного порабощения личности. Понятно, что в этих условиях главным средством защиты и самозащиты интеллекта является умение выбирать самим потребителем тех или иных каналов коммуникации, сюжетов и видов развлечений в виртуальных мирах. Культура потребления информации становится такой же актуальной проблемой, как и вообще культура потребления в век лавинообразного нарастания количества вещей в мире людей.

Объективным условием такого умения в нашем случае является, конечно, разнообразие предоставляемых информационных услуг. Однако в информационном море существует весьма грозный для человека враг — дезинформация. В условиях плюралистического рыночного общества возрастают возможности для многообразной дезинформации в виде коммерческой и политической рекламы («недобросовестная реклама»), обмана в межличностных взаимодействиях и т.д. Люди достаточно часто становятся жертвами дезинформации в условиях конкурентной и жизненной борьбы, если не умеют вовремя распознать обман, отличить правду от лжи, истину от заблуждения. Интеллектуальная культура личности и группы непременно включает в себя эти умения.

Достоверная информация несет людям (если мы отвлечемся от сообщений о данных) знания двоякого рода: знания для овладения той или иной социальной, экономической или политической ситуацией (социальное знание) и знания, относящиеся к наукам о природе (естественнонаучное знание). Социальное знание, призванное конструировать социальную реальность, может нести в себе истину или заблуждение, правду или обман (ложь): естественнонаучное знание бывает лишь или истиной, или заблуждением. Почему же существует такое различие между этими видами знания? Английский философ Локк говорил, что геометрические аксиомы были бы уже давно пересмотрены, если бы они задевали интересы людей. Социальное знание касается интересов различных групп и классов людей, поэтому оно может быть средством манипуляции сознанием множества людей ради интересов отдельной группы, класса или нации. В отношении именно такого рода сообщений (информации) и следует формировать у личности умения и навыки самозащиты от дезинформации.

Исходным условием развития таких умений является четкое знание природы истины, заблуждения, правды и лжи (обмана). Обратимся к Аристотелю, оставившему нам классические определения этих понятий. Они просты и точны. По Аристотелю, истина есть соответствие мысли предмету, заблуждение же — несоответствие мысли предмету исследования. Такая адекватность либо неадекватность обнаруживается лишь в процессе практического освоения предмета (верификации). Понятно, что тот или иной человеческий интерес не сможет исказить результаты исследования (разумеется, мы здесь не берем случаи злонамеренного сокрытия научной истины). Люди «входят» в природу в соответствии с ее познанными законами, но переделывают ее в направлении своих интересов (обратите внимание на то, что эти законы на Земле и во Вселенной всюду одинаковы — можно сказать, что естественнонаучное знание по своей природе космополитично, интернационально). Естественнонаучное знание, если оно истинно, абсолютно верифицируемо, т.е. любой человек в любом месте может воспроизвести любой эксперимент, приведший к научной истине. Заблуждение же в сфере научного знания — явление естественное, оно не злонамеренно, а свидетельствует лишь о трудностях на пути движения к истине. Природа обычно глубоко прячет свои тайны, но не хитрит с человеком. Интересы людей обнаруживаются со всей очевидностью, когда встают вопросы о том, как использовать добытое истинное знание. В жизненной борьбе людей и государств злонамеренность может проявиться лишь в виде сокрытия знания, да и то временно (вспомним борьбу за овладение атомным оружием).

Перейдем к области социального знания. Антагонизм интересов  различных общностей ведет к тому, что в условиях информационного общества формируются и пропагандируются социальные доктрины и проекты в интересах групп, имеющих в своем распоряжении основные средства жизнеобеспечения людей, в том числе и средства массовой коммуникации. В этих случаях манипулирование сознанием масс приводит к формированию «ложного сознания» (Маркс, Мангейм), т.е. «отчужденного» сознания, когда между реальностью и сознанием индивида (группы) формируются различные фетиши и клише, заставляющие его (ее) поступать даже вопреки своим очевидным интересам.

Следовательно, когда речь идет о социальном знании (в большинстве своем оно есть обыденный уровень картины мира), мы должны раскрыть, что значит «правда» и «ложь». По Аристотелю, правда есть соответствие слов мыслям. Понятно, что мысли при этом могут быть и заблуждением, но намерения говорящего искренни — у него нет «задних мыслей». Ложь же есть несоответствие мыслям говорящего его слов, т.е. ложь есть сознательный обман. В целом обман есть разновидность дезинформации. В ценностном аспекте правда выступает для людей как высшая ценность в общении. Ложь же — антиценность, однако когда результат ложного сообщения в ценностной иерархии индивида (группы) превышает престиж источника информации, люди могут пойти даже на откровенную ложь. История свидетельствует о том, что «Большой обман» обычно массой своевременно не улавливается. Правдивость человека или института вызывает чувство доверия к нему — это основа всякой легитимности (законности, моральности, доверительности, чувства «своего»). А.Швейцер в своей известной книге «Благоговение перед жизнью» утверждает, что «здание истины не может быть построено на зыбкой почве скепсиса», и «только то время, которое имеет мужество быть правдивым, может обладать истиной как духовной силой».

Различие между научным и социальным знанием выражено и лингвистически: если носители высших уровней научного знания вознаграждаются общественным и государственным признанием в виде, например, ученых званий академиков, докторов наук и т.д. вплоть до высшего признания в качестве гения, то высший уровень социального знания увенчивается в общественном мнении званием «мудрого», «святого», знатока тайн человеческих отношений и соответствующей техники поступков и выдвигается в качестве нравственного образца.

Олицетворения этих знаний обычно не совпадают — мудрый еще не значит гений, а гений может и не быть мудрым. Постижение истин в науке требует накопления знаний в специальной области, постижение же истин в человеческих отношениях требует понимания жизни, накопления осмысленного опыта в проникновении в суть социальной и индивидуальной жизни с целью оказания помощи себе и другим в выходе из различных трудных ситуаций. Мудрый обычно высоко ценится в общении, гений — в сфере действий, деятельности.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1.    По каким основаниям можно сегментировать телеаудиторию?

2. Согласны ли Вы с различением понятий «научное» знание и «социальное» знание?

ЛИТЕРАТУРА

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995.

Биографический метод. История, методология, практика. М., 1994.

Дельгадо X. Мозг и сознание. М.. 1971. С. 22-26, 29-41, 229-247.

Дубровский Д.И. Обман. Философско-психологический анализ. VI., 1994.

Кон И.С. Дружба. М., 1987.

Мардена Р. Успех в жизни. СПб., 1903 (факсимильное издание).

Налимов В.В. В поисках иных смыслов. VI., 1993.

Петрович Н.Т. Люди и биты. VI., 1986.

Поппелъ Г., Голдстайн Б. Информационная технология — миллионные прибыли. М., 1993.

Проблемы человека в западной философии. М., 1988.

Саган К. Драконы Эдема. М.. 1986. С. 16-90.

Федоров Ю.М. Универсум морали. Тюмень, 1992.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 |