Имя материала: Социальная геронтология

Автор: В. Альперович

В кабинете гериатра

 

«Здоровье — это когда каждый день болит в разных местах».

(Французский юмор)

 

Представьте, уважаемый читатель, что на одной из дверей вашей районной поликлиники вы увидели табличку: «Гериатр» и вы решили войти в этот кабинет. Позвольте автору (А) задавать от вашего имени вопросы врачу-хозяину кабинета (Г).

А. — Извините за вторжение. Разрешите узнать, в какой области медицины вы работаете?

Г. — Входите., располагайтесь, я с удовольствием с вами побеседую. Для большинства людей с детства известно слово педиатрия и тогда же состоялось знакомство с педиатром. Но точно также для большинства людей остается загадкой значение слов: гериатрия и гериатр. Как это ни странно, но эти слова вы не всегда найдете даже в словарях иностранных слов. И потому считаю необходимым начать наш разговор с определения. Гериатрия — область медицины и геронтологии, изучающая болезни людей пожилого и старческого возраста и методы их лечения. А если быть более точным, то надо сказать, что изучаются не болезни, а их протекание у людей таких возрастов, потому что никаких особых болезней старости не существует. Тем более само старение, как и старость, не является болезнью.

А. — Но как часто в ответ на жалобы пожилого человека на недомогание или боли можно услышать: «Ну, а что вы хотите? — Возраст». Порой к таким объяснениям прибегают и врачи.

Г. — Ничего удивительного. В нашей стране практически нет ни гериатрических поликлиник, ни врачей этой специальности. Как тут, удивляться, что и слово-то мало знакомо. Редкое исключение представляют врачи, работающие в госпиталях ветеранов войн и в некоторых других медицинских учреждениях.

А. — Значит для того, чтобы увидеть в районной поликлинике табличку «Гериатр», надо обладать достаточной долей фантазии?

Г. — К сожалению, вы правы. Гораздо хуже другое — как показали анкетирования медицинских работников, абсолютное большинство из них недостаточно знакомы с особенностями стареющего организма и необходимыми коррективами в лечении большинства распространенных заболеваний, в медикаментозных назначениях, которые нужно сделать с учетом пожилого возраста пациента. А. — Поясните, каковы эти особенности. Г. — Гетерохронность, гетеротопность, гетерокинетичность.

А. — Извините, но после такого «пояснения» еще меньше ясности.

Г.— Постараюсь коротко объяснить. Гетерохронность — это различие наступления старения различных органов и тканей. Атрофия вилочковой железы начинается у человека в подростковом возрасте, половых желез — в климактерическом периоде, а некоторые функции гипофиза сохраёёняются на высоком уровне до глубокой старости.

Гетеротопность — выраженность процесса старения — неодинакова для разных органов и для разных структур одного и того же органа. Возрастные изменения прежде всего начинают проявляться на нервной и сердечно-сосудистой системах, на функциях дыхания, обмене веществ и работе опорно-двигательного аппарата. Изменения со стороны центральной нервной системы дают о себе знать ухудшением памяти, ослаблением деятельности анализаторов (слух, зрение), рассеянностью, повышенной раздражительностью, преобладанием минорного настроения. Но особенно ощутимы изменения в сердечно-сосудистой системе.

Гетерокинетичность — различна я скорость развития возрастных изменений организма. Например, изменения опорно-двигательного аппарата медленно нарастают в возрастом, а сдвиги в некоторых структурах мозга возникают позднее, но быстро прогрессируют, приводя к "снижению интеллекта: Хотя многие люди до конца дней своих остаются в ясном  уме и светлой памяти.

А. — Простите за грубое сравнение, не только живые организмы, но и вещи претерпевают такие изменения. Я знаю, что в моем костюме сначала «потеряют вид» брюки, а позже — пиджак, но на пиджаке «старение» начнется с рукавов, а на них с обшлагов и т. д.

Г. — Похоже. Но в отличие от вашего костюма, человеческий организм располагает замечательным качеством — наряду с процессом старения функционирует процесс антистарения (витаук), стабилизирующий жизнедеятельность организма, его приспособительные реакции. Учтите, что процесс старения индивидуален. Выраженность, время и скорость зависят от наследственности, образа жизни, наличия пагубных привычек, перенесенных заболеваний и многого, многого другого. И внешне старение проявляется по-разному.

А. — Одни седеют, другие — лысеют, третьи — теряют зубы» четвертые — слух...

Г. — Но это, как вы сказали, внешнее. Старение проявляется в более быстрой, чем прежде, утомляемости и снижении работоспособности; Ухудшаются адаптационные возможности сердечно-сосудистой и дыхательной систем-

А.:—-Вот, вот. А вы говорите, что старость — не болезнь.

Г. — Готов еще и еще раз это повторить. Но настаиваю на необходимости учитывать особенности организма пожилого человека. В нем более медленное и замаскированное протекание ряда заболеваний, например, пневмонии, инфаркта миокарда, сахарного диабета. Изменяются защитные, иммунные реакции. Сложнее диагностика. Поэтому обследование пожилого человека требует знаний о специфике стареющего организма, особой тщательности и, конечно, внимательности. Специалисты гериатрии даже подсчитали, что осмотр такого больного требует в 1,5—2 раза больше времени, чем занимает прием больного молодого возраста.

Первое — больного старика надо выслушать, не перебивая. Известный врач-гериатр Д. Ф. Чеботарев пишет: «Спешащий врач — это не врач для больного старика». Приходится порой выслушать и историю жизни, но не следует считать, что это пустая трата рабочего времени. Геронтолог И. В. Давыдовский отмечал, что история жизни пожилого человека подчас важнее истории болезни, важнее самого понимания этой болезни и ее лечения.

А. — Боюсь, что такой «исторический экскурс» вскоре будет прерван напоминанием об очереди за дверью и сочувственным: «Возраст есть возраст». Это в лучшем случае.

Г. — Не стану спорить, к сожалению, и сами пожилые люди готовы отнести многие болезненные проявления за счет возраста и потому зачастую обращаются к врачу, когда болезнь находится уже в запущенном состоянии.

А. — Но обычно считают, что пенсионеры излишне мнительные люди, озабоченные состоянием своего здоровья и сдачей анализов.

Г. — Мнительность — качество характера, независящее от возраста. Помните Белого Рыцаря из сказки Льюиса Кэррола:

«Видишь ли, — продолжал он, помолчав, — нужно быть готовым ко всему! Вот почему у моего коня на ногах браслеты.

А это зачем? —заинтересовалась Алиса. Чтобы акулы не укусили, — ответил Белый Рыцарь».

А. — Если человек убежден (или его убедили), что все неприятности со здоровьем объяснимы старением, то у него вряд ли возникнет желание лечиться, ведь еще Сенека говорил: «Одно из условий выздоровления — желание выздороветь».

Г. — Боязнь показаться мнительным, списание всех неприятностей на возраст, позднее обращение к врачу плюс самолечение или лечение по «рецептам соседки тети Маши» приводит к тому, что по результатам медицинских социологических исследований три и более хронических заболеваний выявлены у половины пожилых людей, а у больных старческого возраста — почти у всех. Лишь 3—6\% людей пожилого и старческого возраста могут считать себя абсолютно здоровыми людьми.

А. — Мрачная шутка: «Когда мой муж был молодым, он только иногда приносил мне букет цветов, теперь у него всегда есть букет... болезней».

По вашему мнению, насколько подробно врач должен информировать больного о состоянии его здоровья?

Г. — Врач просто обязан быть практическим психологом. Экстраверты обычно склонны преуменьшать опасности и не особенно внимательны к своему здоровью. Интроверты, напротив, склонны преувеличивать. Так, что при информировании первого необходимо призвать к более внимательному отношению к себе, а второго, не дай Бог, не запугать. Но когда врач встречается с безнадежным случаем, он ни в коем случае не может показать больному, что все возможности спасения исчерпаны. Врач и писатель В. В. Вересаев в «Записках врача» рассказывал об этом: «А как я могу держаться с неизлечимыми больными? С ними все время приходится... пускаться на самые разнообразные выдумки, чтобы вновь и вновь поддержать падающую надежду... Больной сердится, когда врач не говорит ему правды: о, он хочет одной только правды! Вначале я был настолько наивен и молодо-прямолинеен, что при настойчивом требовании говорил больному правду; только постепенно я понял, что в действительности, когда больной хочет правды, уверяя, что не боится смерти, это значит: «если надежды нет, то лги мне так, чтоб я ни на секунду не усомнился, что ты говоришь правду».

А. — Мне, не врачу, дважды за мою жизнь пришлось прибегать к такой скорбной лжи. Это было в разных городах и в разное время, но в обоих случаях это были пожилые женщины, тяжко больные, с онкологическим диагнозом. Одна из них была врачом с сорокалетним стажем, другая не задолго до этого похоронила мужа, умершего от того же, и разбиралась в этой болезни на уровне профессора. Но обе они задавали мне один тот же вопрос, буквально за пару дней до смерти: «Как ты думаешь, я умираю или еще буду жить?». И я отвечал: «Ну, раз спрашиваешь, значит еще будешь жить». Мы оба прекрасно знали, что это ложь, но больному человеку необходимо, чтобы хоть кто-нибудь верил, что он еще будет жить. Я не могу принять идею хосписа, где у человека нет никакой надежды на выздоровление, а только обещание «легкой смерти».

Г. — И в этой ситуации врач выступает как психолог, помогая больному пройти поэтапную психическую эволюцию: от отрицания фатальности до примирения со смертью.

А. — С ней приходится смириться не только умирающему, но и его близким. Смерть одного из членов семьи, сколько бы лет ему ни было,— тяжкое испытание для ere родственников. Вспоминаются все обиды, нанесенные покойному при жизни, волком грызет совесть за что-то непредпринятое для выздоровления. К покойному уже нет и не может быть претензий, «он уважать себя заставил». Но к себе...

Как объяснял Воланд в «Мастере и Маргарите», человек не просто смертен, а всегда внезапно смертен. Никогда не поверю в «ожиданую» смерть. Beликий Мечников потратил кассу времени в поисках такого примера для долгожителей, но все напрасно.

Человек живет покуда он боится смерти и борется за жизнь, только душевно больные люди не боятся смерти, а в состоянии деменции стремятся к ней. Ветераны утверждают, что храбрость не в том, чтобы не бояться смерти, а в том, чтобы победить свой страх ради жизни. Так, что «безумству храбрых» не надо петь песен. Безумство оно и есть безумство.

Г. — Не стану с вами спорить, потому что считаю, что проблема смерти скорее философская, чем медицинская. Отсылаю вас к интересной работе .Сергея Рязанцева «Философия смерти». Медицинская проблема — жизнь и здоровье, долгая жизнь и хорошее здоровье. О них и давайте беседовать. Во всяком случае, смею вас заверить, от старости не умирают, умирают от болезней.

А. — А что можно назвать «хорошим здоровьем»?

Г.—По определению экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «здоровье есть состояние полного физического, психического и социального благополучия». Но такое определение больше относится к молодым, «практически здоровым», для пожилых необходима своя «возрастная норма». Пока такая «норма» является предметом дискуссий и нормой считается все, что не относится к патологии.

Хочу предложить вам тест для определения состояния вашего здоровья.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 |