Имя материала: Социология молодежи

Автор: Владимир Тимофеевич Лисовский

§ 2. некоторые формы негативного девиантного поведения молодежи

 

Пьянство и алкоголизм. Следует различать потребление алкогольных напитков, присущее 95-97\% населения России и не являющееся, с нашей точки зрения, отклонением и злоупотребление алкоголем, или пьянство, приводящее к противоправному поведению, нарушающее общественный порядок, а также алкоголизм (с 1979 г., по Международной классификации болезней, «синдром алкогольной зависимости»)—заболевание, проявляющееся в виде физической и психической зависимости от алкоголя и приводящее к социальной, психической и физической деградации личности, а также к алкогольным психозам.

К сожалению, а России отсутствуют достоверные сведения как об уровне алкоголизации населения, так и о возрастном составе лиц, злоупотребляющих алкоголем. Поэтому мы вынуждены прибегать к результатам различных исследований и мнений специалистов.

По данным Г. Заиграева, в России в 1992 г. имелось около 19 млн пьяниц, распространенность алкоголизма—2,9\% взрослого населения, а пьянства—8,6\%.1 Сейчас эти показатели резко возросли.

Потребление алкогольных напитков и злоупотребление ими наблюдаются в различных возрастных группах. Алкоголизм как болезнь развивается постепенно и поражает, в основном, лиц, достигших 30-40 лет и старше.

В результате проведенного в 1989-1990 гг. в Ленинграде  (Петербурге) социологического исследования девиантного поведения подростков были опрошены учащиеся ПТУ, 7-10 классов средних школ и подростки, находившиеся в приемнике-распределителе для несовершеннолетних ГУВД города и области—«спецконтингент»(всего опрошено свыше 1800 подростков). По признанию самих респондентов, употребляли алкогольные напитки 49\% школьников (еженедельно—2,1\%), 73\% учащихся ПТУ (еженедельно—39\%), 91\% спецконтингента (еженедельно—1\%, однако напомним, что все подростки этой категории на момент опроса находились в приемнике-распределителе). Если из числа 13-14-летних никогда не употребляли алкогольные напитки 70-84\%, то среди 15-16-летних—35-46\%, а из 17-18-летних —17-22\%.

Ранняя алкоголизация опасна по ряду причин: воздействие алкоголя на молодой организм приводит к более тяжелым последствиям медицинского и социального характера; резко сокращаются сроки перерастания пьянства в алкоголизм (2-4 года вместо 5-10 лет для взрослого человека); увеличивается риск рождения детей с физическими и психическими аномалиями у лиц, пристрастившихся к алкоголю; повышается вероятность криминального поведения.

За последние годы выявилась еще одна опасная тенденция: резко увеличились изготовление и продажа фальсифицированных алкогольных изделий, и как результат—заболеваемость и смертность от алкогольного отравления.

Наркотизм. Поскольку в прессе и обыденной речи нередко все, что связано с наркотиками, именуется «наркоманией», необходимо уточнить некоторые понятия.

Наркотики—средства, оказывающие воздействие на психику и поведение человека, потребление которых способно приводить к формированию психической и физической зависимости (наркомании), т. е. состоянию, при котором человек испытывает потребность в регулярном приеме таких средств. Международными и государственными органами здравоохранения устанавливается и изменяется перечень веществ, относящихся к наркотическим средствам.

Потребление наркотических средств может быть либо обусловлено заболеванием и рекомендовано врачом в качестве лекарственного средства (так называемое медицинское потребление наркотических веществ—болеутоляющих, психостимуляторов, снотворных), либо носить характер немедицинского потребления ("злоупотребление"), т.е. без назначения врача или в дозах, превышающих назначение, или продолжающегося после отмены назначения, или же прием иных средств, нежели были рекомендованы врачом.

Наркомания (от греч. «narke»— оцепенение и «mania»— безумие, страсть)—заболевание, выражающееся в физической или психической зависимости от наркотических средств, непреодолимом влечении к ним, постепенно приводящем к глубокому истощению физических и психических функций организма.

Токсикомания—также заболевание, но вызванное потреблением не наркотических, а иных токсических средств, формирующих зависимость и оказывающих разрушительное воздействие на психику и организм человека. В качестве токсических средств могут употребляться различные лекарственные препараты, предметы бытовой химии (лаки, краски, и т.д.).

При этом под физической зависимостью понимается состояние организма, характеризующееся развитием абстинентного синдрома при прекращении приема вещества, вызвавшего зависимость. Абстинентный синдром—комплекс специфических для каждого наркотического (токсического) средства болезненных симптомов—головная боль, боль в мышцах, в суставах, насморк, судороги, желудочно-кишечные расстройства (тошнота, рвота, боли), бессонница и т.п. Не все наркотические средства приводят к физической зависимости. Хорошо известен и абсти-нентный синдром при алкоголизме. Впрочем, с точки зрения многих специалистов, алкоголь—лишь разновидность наркотических средств, не запрещенная к употреблению.

Психическая зависимость—состояние организма, характеризующееся патологической потребностью в приеме какого-либо вещества с тем, чтобы избежать нарушений психики, психологического дискомфорта, вызванных прекращением приема этого вещества, хотя и при отсутствии явления абстиненции. Таким веществом не обязательно служит средство, признанное наркотиком. Это может быть кофеин (кофе), теин (чай), алкоголь или же никотин (сигарета).

Наконец, наркотизм—это относительно распространенное, статистически устойчивое социальное явление, выражающее в потреблении некоторой частью населения наркотических (или токсических) средств и соответствующих последствиях.

Существует много теорий, объясняющих, почему человек начинает принимать наркотики и все сильнее вовлекается в этот процесс, почему возникает наркозависимость, почему наркоман не отказывается от наркотиков, несмотря на все неблагоприятные последствия, и почему человек перестает принимать наркотики. Экономические модели выдвигают на первый план денежные отношения, которые определяют поведение поставщиков и потребителей наркотиков в разнообразных условиях, связанных с торговлей наркотиками. Биологические теории стремятся объяснить поведение наркоманов на основе физиологических факторов, либо предшествующих наркотизации, либо возникающих как ее следствие. Социологические теории рассматривают влияние социальных условий, таких как, например, безработица и культурная традиция.

Поскольку употребление наркотиков начинается, как правило, в подростковом возрасте, были предприняты значительные усилия, чтобы определить, что предшествует и что способствует наркотизации подростков. До сих пор исследования в этой области были сфокусированы на факторах, которые могут формировать предрасположенность личности к наркомании, а именно: 1) антисоциальное поведение в раннем возрасте; 2) качество и последовательность воспитания в семье, общение между членами семьи, подражание ролевому поведению родителей;

3) адаптированность к социальной среде и учебному процессу в первые годы учебы в школе и степень желания ребенка учиться; 4) вовлеченность в группу сверстников, чьи стиль поведения и социальные установки предполагают употребление наркотиков; 5) личностные характеристики, такие, как непокорный нрав, неприятие традиционных ценностей, равнодушное или одобрительное отношение к фактам отклонения от нормы, сопротивление традиционным институтам власти и ярко выраженное стремление к независимости; 6) степень личностной компетентности и социальной ответственности.2

Потребление наркотических средств известно издревле. В основе стремления к приему наркотиков лежит эйфоризирую-щий эффект («кайф»), за который со временем приходится расплачиваться тяжелейшим абстинентным синдромом («ломки»).

Основные группы потребляемых наркотических средств— опиаты, психостимуляторы, психодепрессанты, снотворные препараты, производные каннабиса—индийской конопли, галлю-циногены. Наркоманы со стажем говорят, что в 60-80-е годы наркотики были совсем другие—шире и качественнее, в основном, заводского приготовления.

В последние годы в Москве, Петербурге и в ряде других крупных городов России были обнаружены подпольные лаборатории, где способные и талантливые химики по заданию мафии занимались изготовлением синтетических наркотиков, в том числе и очень «сильных».

В настоящее время в Санкт-Петербурге и Лениградской области предметом злоупотребления являются около 200 наркотических и других одурманивающих средств. Наиболее распространенный наркотик—марихуана. В молодежной среде марихуана легальна как алкоголь.

Меняется портрет потребителя наркотиков. Ими становятся все более молодые люди, занимавшиеся свободным, часто криминальным бизнесом. Среда наркоманов становится все более агрессивной. У наркоманов деградация личности наступает в 10-20 раз быстрее, чем при алкоголизме.

Общее число потребителей наркотиков в Петербурге в 1994 г. составило, по сведениям православного благотворительного противонаркотического братства «Новые Паломники», около 6\% от общего числа жителей города—а это свыше 300 тыс. человек. (Всего в России около 15 млн наркоманов). В 1993 г. в наркологических стационарах умерло в б раз больше больных наркоманией, чем в 1989 г., а отсутствие государственной программы реабилитации практически сводит на нет все усилия специалистов, работающих в этой области.

Свыше 60\% больных наркоманией составляет молодежь в возрасте от 15 до 25 лет. Средний возраст больных наркоманией мужчин (их около 75\% от общего числа) равен 20,7 года, женщин—19,2 года, причем среднестатистический петербургский наркоман с каждым годом становится все моложе. Около 42\% наркоманов не имеют среднего образования, 72\% не состоят в браке, а более 30\% имеют судимости.3 Практически все они обречены на смерть до 30 лет. Эта «армия» наркоманов постоянно пополняется и увеличивается.

Наркотизм—преимущественно проблема молодежная.

Из общего числа лиц, совершивших преступления, связанные с наркотиками, в России в течение 1988-1993 гг. доля подростков и молодежи составляла 68-77\%.4

По мнению опрошенных наркоманов, наиболее опасный для приобщения к наркотикам возраст-14-16 лет. Еще раньше начинается потребление токсических веществ—с 10-12 лет.

Сколько девичьих жизней загублено, загажено, развращено, доведено до самоубийства взрослыми, опытными наркоманами. Появился термин «девочка на приход». Заманивают в притон неопытную девочку, колют и «хором» насилуют. Не случайно в России растет женская наркомания. Женщины составляют существенную часть случайных потребителей наркотиков, т. е. тех, кто по разным причинам (главным образом—это «любопытство») хотя бы единожды попробовал наркотическое зелье.

Причины наркомании. Среди причин наркомании необходимо назвать следующие.

1. Социально-экономический кризис. Моральная деградация общества, кризис ценностей и идеалов. Для части молодежи наркоман — «крутой человек», который не боится умереть страшной смертью.

2. Разрушение института семьи. У 90\% наркоманов, как правило, отцов нет, живут с матерью или бабушкой. И они ищут успокоения в наркотиках.

3. Отсутствие жизненных перспектив. Лети и молодежь брошены на произвол судьбы, у них нет жизненных перспектив, общество не может предложить достойной альтернативы. В то же время у многих завышенные ожидания в материальном плане.

4. Плохая организация досуга. Большинство подростково-молодежных клубов и спортивных секций прекратили работу.

5.Сознательное и целенаправленное «подсаживание» детей и подростков, молодых людей «на иглу» взрослыми наркоманами и сбытчиками, постоянно ищущими новых потребителей. Сбытчики, как правило, остаются безнаказанными. Особенно трудно выводить из наркотической зависимости девушек.

Проведенный в 1993 г. сотрудниками филиала Института социологии Российской Академии наук опрос показал, что 7\% школьников, 25\% учащихся ПТУ и не менее 10\% взрослых старше 18 лет хотя бы раз употребляли какой-либо наркотик.5

6. Убежденность многих начинающих наркоманов в том, что они смогут в любой момент остановиться, «завязать». Но, как правило, после третьего укола возникает привыкание и человек уже не в состоянии владеть собой, контролировать свои поступки.6

В США за последние 2-3 года потребление наркотиков снизилось с 7\% до 4\%—за счет целенаправленной профилактики.

Умирают от наркомании на Западе очень редко. У нас высокая смертность объясняется отсутствием хорошо организованного лечения, плохим качеством наркотиков, их доступностью.

Главный нарколог Санкт-Петербурга Ю. С. Бородкин считает, что главное в лечении наркоманов—психотерапия. Однако сейчас во главу угла ее ставить нельзя: работа с больными должна вестись только в условиях реабилитационного центра. Там больной должен находиться под непрерывным психотерапевтическим контролем. Мощная психологическая «атака» должна сочетаться с соответствующей медицинской поддержкой. Но таких центров пока нет.

К нововведениям относится и предоставление «клиентам» права самостоятельно решать вопрос о своей госпитализации. Но большинство наркоманов не признают, что им надо находиться в диспансере.

Частные же врачи сознательно подрывают доверие к официальным медицинским структурам, ибо работать в частных клиниках достаточно прибыльно: в сутки по городу поступает около 400-500 вызовов на дом для снятия ломок и вывода из запоя. В среднем по Петербургу один выезд нарколога на дом для снятия наркотических «ломок» стоит от 100 до 200 тыс. р.7 В этом и кроется «секрет» широкого распространения коммерческой наркологии. Ею занимаются, к сожалению, не только специалисты. Организм наркомана не может перестроиться за те 5-8 суток, которые предлагают коммерческие структуры. Заплатив большие деньги, многие продолжают потреблять наркотики. Самый распространенный наркотик—маковая соломка.

Психотерапия должна быть семейной. Родители наркоманов фактически исключены из жизни общества, так как единственной заботой для них является стремление спасти ребенка.

Многие реабилитационные центры во всем мире находятся под эгидой церкви, которая считает наркоманию душевным заболеванием. Раньше церковь считала наркоманию большим грехом. Сейчас отношение изменилось. И часть наркоманов потянулась к религии.

Среди наркоманов немало высокоодаренных детей и молодежи. Около 20\% заняты бизнесом. На них, как правило, идет охота с целью вовлечения в наркоманию. Очень сильно распространяется наркомания в школах и институтах. 20\% наркоманов относятся к интеллигенции.

Поскольку немедицинское потребление наркотических средств фактически до сих пор влечет уголовную ответственность (п.З, 4 ст. 224. УК РФ), медицинская помощь наркоманам крайне ограничена, а образ наркомана в сознании людей резко отрицательный— больные наркоманией, токсикоманией и их родственники не спешат заявлять о себе, а следовательно, отсутствует сколь-нибудь реальный их учет, а также потребителей наркотиков.

Государственная медицинская помощь больным наркоманией осуществляется, по мнению большинства специалистов, знакомых с ситуацией в городе, крайне плохо. «Скорая помощь» зачастую не успевает доехать по вызову, лишь констатирует причину смерти: остановка сердца.

Один из источников поступления наркотических средств в незаконный оборот—воры в белых халатах: санитары, медсестры и даже врачи.

Сталкиваясь с проблемой, которую общество не в состоянии решить, часто возникает стремление найти альтернативу в виде обратного. Не случайно в ряде западных стран время от времени возрождается идея легализации потребления наркотиков.

Все аргументы в пользу легализации строятся вокруг одной центральной идеи: если рынок будет побежден дешевым и законным «официальным» конкурентом, исчезнет источник извлечения прибыли, а вслед за ним—наркодельцы и наркоманы, постоянно нуждающие в деньгах, что зачастую толкает их на преступления.8

На вопрос «Приходилось ли Вам употреблять наркотические средства?»—ответили утвердительно: 63,5\% колонистов, 47,7\% подследственных, 46\% учащихся одной из элитарных гимназий, 38,3\% учащихся техникума, 15\% девушек из педагогического училища, опрошенных в декабре 1995 г.—в январе 1996 г.

Сбытчики буквально охотятся за духовно одаренными детьми из обеспеченных семей. Видимо не случайно, что 46 процентов учащихся элитарной гимназии заявили, что они уже употребляли наркотики.

Бездумная антиалкогольная компания в бывшем СССР привела к массовой токсикомании. Многие подростки и молодые люди потребляют психостимуляторы, которые воздействуют в основном на сексуальную природу человека и увеличивают интенсивность сексуальных ощущений. Это другая область человеческих отношений, осмысление которой еще даже не начато на должном уровне. Наркотик является злом исключительным—он искушает и соблазняет, обеспечивает уход от жизненных трудностей в мир грез, и это прельщает. Но тот же наркотик настолько изменяет восприятие мира, что кровь, психика, энергия приобретают другое качество. Вскоре наступает разрушение человека.

К сожалению, острота проблемы безудержного роста наркомании пока еще у нас, в России, плохо осознается.

Всего 5-6 лет тому назад главные заботы правоохранительных органов вызывали Средняя Азия и Закавказье, где употребление легких наркотиков определенными слоями населения являлось традиционным. Высокий процент прибыли в нарко-бизнесе, правовой хаос стимулировали наркодельцов к увеличению объема производства «товара», расширению географии сбыта, вовлечению все большего числа людей в круг потребителей.

В США в августе 1995 г. впервые объявлен наркотическим веществом табак. Молодые люди должны теперь при покупке сигарет предъявлять документ о достижении совершеннолетия.

Наркомания—тяжелое заболевание, имеющее тенденцию к быстрому (эпидемическому) распространению. Оно ведет к нравственной и социальной деградации личности, толкает потерявших контроль над своим поведением людей к преступлениям.

Чтобы существовать, наркоман стремится приобщить к потреблению наркотиков как можно больше людей. Исследования показывают, что каждый из них втягивает в наркотический кругооборот от 5 до 7 человек. Особенно опасным является вовлечение ими в свой круг детей.

Наркомания является социальной, а отнюдь не медицинской проблемой, и, соответственно, направления борьбы с ней должны носить социальный характер, прежде всего важна профилактика. Но в данном отношении делается пока очень и очень мало. Вопросы санитарной пропаганды находятся в зачаточном состоянии. Многие могут и должны делать социологи и психологи, специалисты в области формирования общественного мнения. В 80\% случаев причинами смерти больных наркоманией является передозировка препаратов.

Большинство наркоманов не учатся и не работают, не имеют определенного рода занятий. Необходимо создавать в городах биржи труда для бывших наркоманов и желающих вылечиться. Почти 90\% всех, кто употребляет наркотики—это психопатизированные личности.

В цивилизованных странах разработаны курсы интенсивной терапии снятия острых болей. Затем больной поступает в распоряжение психотерапевта и, наконец, в реабилитационный

центр.

Наркоманы—тяжело больные люди, которые не могут найти контакта с окружающим миром. Они нуждаются в помощи психотерапевта, близкого человека, способного помочь установить связи с внешним миром.

Наркомания связана и с самоубийством. В обоих случаях характерна неудовлетворенность жизнью. По существу для некоторых лиц наркомания является временным компромиссом между жизнью и смертью. Это две разновидности самоуничтожения, так как значительная часть наркоманов в конце концов добровольно уходит из жизни.

Самоубийство. Самоубийство, суицид, суицидальное поведение (от лат. sui—себя, caedere—убивать)—намеренное лишение себя жизни. В русском языке словом «самоубийство» обозначается и индивидуальный поведенческий акт, и относительно массовое, статистически устойчивое социальное явление. Суицидальное поведение включает завершенное самоубийство, суицидальные попытки (покушения на свою жизнь) и намерения (идеи).

Самоубийство — очень сложный многогранный феномен, аккумулирующий проблемы философские (утрата смысла жизни)9 и психологические (психологическая дезадаптация, фрустра-ция), социальные (социальная неустроенность, неудовлетворенность, утрата статуса, престижа и т. п.) и нравственные, правовые и медицинские (тяжелая неизлечимая болезнь, психическое расстройство).

Вопрос о том, что считать самоубийством, на первый взгляд, вполне очевиден: намеренное лишение себя жизни. Тем не менее при анализе данного социального отклонения выясняется, что не все так очевидно. Дело в том, что самоубийство зачастую граничит с несчастным случаем или убийством. Все эти три вида лишения человека жизни имеют сходные признаки и являются насильственной смертью.

К самоубийству нельзя относить причинение себе смерти в состоянии невменяемости. Не является самоубийством причинение себе смерти по неосторожности.

Для лишения себя жизни может быть использован любой способ. Чаще всего встречаются: повешение, отравление ядом или газом, применение оружия, падение с высоты, утопление.

Для выяснения сущности самоубийства важную роль играет его оценка в обществе. Рассматривая самоубийство с позиций морали, следует признать, что такой способ ухода из жизни не отвечает идеалам совершенной личности. В связи с этим обоснована постановка вопроса о дифференцированном подходе к оценке лишения себя жизни. Исключения составляют лишь те случаи, когда они совершаются в состоянии крайней необходимости—чтобы спасти жизнь других людей или самопожертово-вание.

Самоубийства свидетельствуют о наличии в обществе, в межличностных отношениях проблем, которые человек не может или не считает необходимым разрешить обычным общепринятым путем, о переживаниях, связанных с личным горем, разо-чарованиями, пессимизмом. Самоубийства являются одной из распространенных причин смертности населения. Покушение на самоубийство нередко влечет за собой длительную болезнь, а иногда и инвалидность.

Самоубийство в истории общества было одним из способов выражения гнева, протеста против оскорбления, средством восстановления своей чести, доказательства верности другому человеку.

История сохранила немало примеров добровольного ухода из жизни после смерти «повелителя»—жен, слуг и ряда высокопоставленных лиц. Они обязаны были разделить участь господина и отправиться следом за ним в загробный мир. Самоубийство вдов являлось свидетельством подлинной любви к мужу и доказательством их верности. Самоубийства женщин— ради сохранения своей чести и во избежание насилия и позора.

У мужчин существовал кодекс чести, требовавший своей доли самоубийств; один из главных пунктов в нем—это искупление позора от военных поражений. Печальное известный приказ Сталина 1942 г. фактически предписывал советским воинам в случае угрозы плена совершать самоубийства. Попавшие в плен живыми считались предателями, и судьба многих из 2 млн вернувшихся на Родину военнопленных оказалась не легкой.

У японцев массовым явлением во время второй войны стало харакири.

«Общество множит ряды самоубийств»—такой тезис с особой силой звучал в XIX в., когда всерьез задумались о социальных причинах, подталкивающих к суициду, ибо легче всего объяснять причины самоубийства лишь психологическим состоянием личности. К примеру, число женщин в психиатрических лечебницах намного превышает число мужчин, в то время как из каждых четырех самоубийств три совершаются мужчинами. Зато среди покушавшихся на самоубийство доминируют женщины, особенно в возрасте 20-29 лет.

В Санкт-Петербурге в течение 1987-1993 гг. среди завершенных самоубийств доля лиц возрасте до 19 лет составляла 3,4-5,2\%, всего же молодых (до 30 лет) оказалось от 13,3\% в 1993 г. до 17,5\% в 1987 г. Заметим, что в 1906-1910 гг. доля молодежи в возрасте до 30 лет среди самоубийц Петербурга доходила до 62,6\%.10 Интересно отметить, что самоубийства среди молодежи—отнюдь не привилегия нашего сложного времени, и сто лет назад у молодежи возникали проблемы, выход из которых они видели только в таком действии, как самоубийство. Россию буквально захлестнула «эпидемия юношеских самоубийств». Многие с тревогой заговорили о «нравственной акции», способствующей распространению самоубийств в разных слоях населения.11

Среди общественных условий, влияющих на самоубийства, особую роль играют некоторые культурные явления. Например, появление в 1774 г. романа Гете «Страдания молодого Вер-тера», в котором описаны жизнь и смерть от несчастной любви юного Вертера, породило целую эпидемию самоубийств.

Смерть известной голливудской актрисы Мэрелин Монро и широкое обсуждение в прессе версии причин ее самоубийства внушили суицидальные идеи и вызвали волну ответных самоубийств у десятков и даже сотен американцев.

За добровольной смертью в 1970 г. писателя Юкиа Миси-ма, соискателя Нобелевской премии по литературе, последовала целая серия уходов из жизни японцев разного возраста.

Одна их главных тенденций—это связь самоубийств с общественно-политической обстановкой в стране, и здесь четко прослеживается закономерность уменьшения суицидов при общественном подъеме, при оживлении в политике, экономике, культурной жизни общества и увеличения—при общественных спадах.

Каковы основные факторы, способствующие попыткам суи-цида у молодежи, и насколько они сегодня существенны в нашем обществе? На первом месте из проблем, характерных для подростков с суицидальным поведением, находятся, конечно,отношения с родителями (примерно в 70\% случаев эти проблемы непосредственно связаны с суицидом), на втором месте— трудности, связанные со школой, на третьем—проблемы взаимоотношений с друзьями, в основном противоположного пола.

Отношения родителей с детьми зачастую не строятся на том фундаменте открытых, полностью искренних эмоционально-теплых отношений, которые являются надежной защитой от многих, иногда суровых испытаний, с которыми встречается подрастающее поколение. И не случайно, что многие попытки суицида у молодых рассматриваются социологами и психологами как отчаянный призыв о помощи, как последняя попытка привлечь внимание родителей к своим проблемам, пробить стену непонимания между младшим и старшим поколениями. Существенную роль в суицидах играет сохранность семьи в целом—ведь около половины подростков, совершивших попытки самоубийства, выросли в семьях, в которых один из родителей или умер, или покинул семью.

Когда ребенок загнан в угол, нередко появляется мысль об уходе из жизни. По данным исследований, в 90\% случаев суицидальное поведение подростка— сигнал бедствия.

При помощи самоубийства решают свои проблемы чаще подростки из асоциальных семей. Самый младший из самоубийц— мальчик 8 лет. Его мать устроила дома притон, сына били, выгоняли из квартиры на улицу. Мальчик долго терпел, а потом повесился на вешалке в коридоре. Вешалка не выдержала, упала вместе с ним. Мальчик забрался на табуретку, прибил вешалку аршинными гвоздями и повесился снова. На этот раз окончательно.

Детей зверски избивают, насилуют, заставляют совершать преступления. С 1990 г. в кризисную психологическую службу объединения «Детская психиатрия» комитета по здравоохранению мэрии Санкт-Петербурга обратилось около 35 тыс детей и подростков, причем 20\% из них подвергались как моральному, так и физическому насилию.12

А сколько не обратилось? Этого никто не знает.

Психотерапевт Юрий Поляков на основе длительных наблюдений выделил три основных типа суицидального поведения: демонстративное, аффективное и истинное.

Демонстративный тип характеризуется стремлением показать реальность суицидных намерений, обратить тем самым на себя внимание, вызвать сочувствие. Как правило, такие суи-цидные попытки совершаются открыто, громко и артистично. Тем не менее этот вид поведения требует к себе серьезного отношения, так как нередки случаи, когда суицидная попытка, начавшаяся как демонстрация, из-за нелепой случайности может окончиться катастрофой.

Аффективный тип определяется тем, что попытка самоубийства совершается на высоте сильного переживания и страдания. Эта вспышка эмоций, как правило, непродолжительна. Здесь также могут быть элементы демонстративности.

И, наконец, в случае истинного суицидного поведения имеет место обдуманное укрепившееся желание покончить с собой. Применяются все меры к реальному и полному осуществлению плана, все необходимые приготовления проводятся скрытно.

Примечательно, что значение разного рода проблем, приводящих к трагическому концу, неодинаково. Например, семейные проблемы послужили причиной демонстративного поведения в 52\% случаев, аффективного—в 51\%, истинного—в 13\%. Сексуальные проблемы—соответственно в 24, 29 и 61\%; школьные—в 26-29\% случаев суицидных попыток.13

Эти цифры красноречиво говорят о том, что семейные и сексуальные проблемы являются ведущими во всех видах суицидного поведения. При этом стоит знать, что подростки формируют свое сексуальное поведение по образу и подобию того, что видят ежедневно, и на основе той информации, которая им становится доступной. Уровень их понимания собственной сексуальной полноценности и соответствующих притязаний зависит прежде всего от установок семьи, от такта, культуры и интеллекта родителей, иными словами, значительная часть трагических последствий неумелого решения подростком своих сексуальных проблем также должна быть предупреждена в семье.

Мы часто не можем существенно влиять на окружающий ребенка мир. Пример тому-письмо, опубликованное 20 января 1993 г. в «Комсомольской правде»:

«Пишет Вам мать восемнадцатилетней девочки. Помогите мне, я в отчаянии, боюсь потерять мою девочку, она хочет уйти из жизни! Несколько раз с болью в глазах она говорила мне об этом, но я не воспринимала эти ее слова всерьез, а тут нечаянно наткнулась на ее дневник, и что-то подтолкнуло в него заглянуть.

Она пишет, что опоздала родиться, такие, как она, в наше время не нужны. Все вокруг пьют, курят травку, сквернословят, ничего святого в них нет.

Она мечтает о любви и дружбе, а о ней говорят, что она несовременная. Может, есть еще такие ребята и девушки, которые думают и живут, как моя дочь, пусть напишут ей. Она очень любит писать письма, ответит всем. Может, с вашей стороны она обретет настоящих друзей и забудет о смерти. В. Рогозина Алтайский край».

Забудет ли?

В фильме «В моей смерти прошу винить Клаву К.», отец говорит сыну-школьнику, решившему из-за несчастной любви уйти из жизни: «С бедой надо ночь переспать».

В ноябре 1986 г. в г. Гатчине Лениградской области восьмиклассница Лена С. покончила с собой. В предсмертном письме она обвинила учителей в том, что они ее преследовали.

Что же произошло на самом деле? Завуч позвонила лени-ной маме и попросила обратить внимание на то, что дочь стала плохо учиться, допоздна находится на улице, и предупредила, что если Лена не изменит своего поведения, придется принимать меры. Мать накричала на дочку и не отпустила ее в тот вечер на свидание с другом—17-летним металлистом, бросившим учиться. Ночью Лена повесилась. В ходе расследования было установлено, что во время похорон одноклассницы, умершей от неизлечимой болезни, Лена сказала: «Как мало народу идет за гробом! Вот меня будет хоронить весь город».

Одним из основных психологических объяснений проблем, связанных со сверстниками, особенно противоположного пола, является чрезмерная зависимость от другого человека, что возникает обычно в качестве компенсации плохих отношений с родителями, из-за постоянных конфликтов и отсутствия контакта с ними. В этом случае часто бывает, что отношения с другом и подругой становятся столь значимыми и эмоционально необходимыми (по типу: «Я не могу жить без тебя»), что любое охлаждение в привязанности, а тем более измена, уход к другому, воспринимается как невосполнимая утрата, лишающая смысла дальнейшую жизнь. При этом иногда, при отсутствии поддержки близких и окружающих, происходят «ситуативные самоубийства»—импульсивные, неподготовленные и собственно не связанные с осознанным намерением лишить себя жизни.

Среди мотивов, объясняющих попытки самоубийства, сами подростки и эксперты-психологи указывают на различные способы таким образом оказать влияние на других людей: «Дать понять человеку, в каком ты отчаянии»—около 40\% случаев, «заставить пожалеть человека, который плохо с тобой обращался»—около 30\% случаев, «показать как ты любишь другого» и «выяснить, любит ли тебя действительно другой»—25\%, «повлиять на другого, чтобы он изменил свое решение»—25\%, и наконец, 18\% случаев—«призыв, чтобы пришла помощь от другого» (мотивов может быть, естественно, у каждой жертвы суицида несколько). Бывают довольно прозаические причины Так, перед началом 1988 учебного года 16 японских школьников совершили самоубийства из-за страха получить плохие отметки.

Добровольный уход из жизни с точки зрения ортодоксальной религии считается неискупимым грехом. Самоубийцам отказывалось в христианском погребении, они карались позорным захоронением на перекрестке дорог, вне кладбища, а в правовом плане семья самоубийцы лишалась законного наследства. Люди же, совершившие неудачную попытку суицида, подвергались заключению и каторжным работам, как за убийство.

Ислам строго осуждает самовольное лишение себя жизни, и это явление редко встречается в странах, исповедующих мусульманскую религию (за исключением, пожалуй, самосожжения девушек и женщин).

В иудаизме также подчеркивалась ценность человеческой жизни для Бога, и поэтому ради сохранения жизни евреям разрешалось преступить все религиозные законы за исключением отказа от Бога, убийства и кровосмешения.

Христианство после волны самоубийств первых христиан-мучеников, стремившихся таким образом как можно скорее предстать перед лицом Всевышнего, также довольно скоро наложило запрет на добровольный уход из жизни.

Такие восточные религии, как брахманизм и буддизм, следуют иной доктрине: все, что привязывает человека к жизни, есть причина страдания, и поэтому они спокойно относятся к отречению от плоти. Самосожжение буддийских монахов как акт протеста против войн и других варварств современной цивилизации вполне укладывается в рамки этих религиозных форм.

Впрочем, массовые самоубийства предпринимались и в России при государственных нововведениях и реформах: пример тому—многочисленные самоубийства как протест против политики, проводимой Петром I. Недаром именно тогда в Военном и Морском Артикуле появилась довольно суровая запись для самоубийц: «Ежели кто себя убьет, то мертвое его тело, привязав к лошади, волоча по улицам, за ноги повесить, дабы, смотря на то, другие такого беззакония над собой чинить не отважились».14

Эти формы коллективного протеста были достаточно распространены, и даже по поводу нежелания участвовать в переписи населения конца XIX в. 25 человек дали закопать себя живыми в землю.

Современными исследователями установлено, что в целом в государствах, где влияние религии слабее и религиозные нормы, в частности, связанные с самоубийством мягче, процент суицидальных действий выше.

Дюркгейм считал, что истинными причинами самоубийств являются «большое общество», «коллективное бесчувствие», «социальная тоска»,15 общественная дезинтеграция, утрата общественных целей, в результате чего ослабляются социальные узы, привязывающие индивида к обществу, и следовательно, к жизни. Подталкивает людей к самоубийству также мораль упадка и отчаяния, разрушение привычной системы ценностей, утрата целей и идеалов. И многое зависит от того, кто в эту минуту придет на помощь. В Гамбурге еще в 1969 г. мы посетили центр по предотвращению самоубийств, где дежурят специалисты. Большинство телефонных звонков раздается поздно вечером и ночью. Им стараются помочь.

У нас длительное время к так называемым «горячим линиям» власти относились отрицательно. Несколько лет назад в ряде крупных городов страны появились Центры психологической помощи для подростков. И они часто оказывают ощутимую помощь. Однако не все считают так.

Некий Ватару Цуруми опубликовал в Японии «Руководство по самоубийству». Сей труд пережил 50 дополнительных тиражей и по общему количеству экземпляров достиг 850-тысячной отметки.

С присущей японцам дотошностью автор описал все пути и способы расставания с жизнью, ибо его кредо состоит в следующем: «Каждый может умереть тогда, когда он этого пожелает. При таком выборе жизнь кажется намного легче. Человек-хозяин своей судьбы. И если он хочет расстаться с жизнью, не стоит его останавливать».16

Нам представляется такая точка зрения (особенно применительно к несовершеннолетним) безнравственной. Ибо повышенное чувство справедливости, эмоциональность молодых, незакаленность в житейских бурях и невзгодах приводят подчас к экстремальным реакциям, включая суицидальные поступки в случаях, когда люди более зрелого возраста избирают иные формы поведения. Так, поводом к самоубийству может послужить плохая успеваемость, а то и отдельная несправедливая низкая оценка, несправедливые замечания, придирки со стороны преподавателей, руководителей, измена друга или любимого человека, безответное чувство и т. п.

Однако именно эмоциональность, импульсивность суицидальных поступков реже приводит к летальному исходу, так что подростково-молодежный «пик» наблюдается при суицидальных попытках, а не среди завершенных самоубийств.

Преступность. Преступность—очень сложное социальное явление, не имеющее «естественных» границ (в отличие от алкоголизма, наркотизма, самоубийств) и определяемое с помощью двух критериев: общественной опасности и наказуемости в законном порядке («.Nullum crimen sine lege»—нет преступления без указания о том в законе).

Однако первый критерий весьма неопределенен. Согласно второму критерию понятие преступности носит конвенционный характер. Методологические трудности определения преступности не нашли пока, с нашей точки зрения, удовлетворительного решения ни в отечественной, ни в зарубежной криминологии (науке о преступности).

В дальнейшем под преступностью мы подразумеваем массовое, статистически устойчивое социальное явление, одну из форм девиантного поведения, достигшего степени общественной опасности, определяемой законодателем в уголовном законе.

Социология преступности—«область социологии, занимающаяся исследованием различных социальных проблем преступности и определением на этой базе места данного сложного явления в обществе, причин, порождающих преступность, а также условий и факторов, деформирующих общественное сознание в отношении реальной картины отклоняющегося (антисоциального и асоциального) поведения людей. Эта область социологического знания включает также изучение и предложение учредительных мер и форм социального контроля, способствующих снижению преступности в обществе».17

Важную роль в исследовании социальных проблем преступности играет адекватное отражение причин, условий и факторов, ее порождающих в общественном сознании. Процесс осмысления данного феномена чаще сталкивается с разного рода социальными и социально-психологическими стереотипами и мифами о природе отклоняющегося поведения молодых людей, например, о соотношении биологических (генетических) и социальных (социально-экономических) причин девиантных поступков подростков и молодежи. Наибольшую опасность в осмыслении сущности молодежной преступности среди подрастающего поколения представляет собой ее мифологизация на общественном уровне, исходящая от официальных социальных институтов. В нашей стране мифологизация молодежной преступности имеет давнюю историю.

Первый миф, по мнению ученых-криминалистов (В. Лунеев и др.), идет еще от предположения В.Ленина, высказанного им в самый канун Октябрьской революции, об «отмирании» эксцессов, состоящих в нарушении правил общежития, при условии устранения коренных причин преступности— эксплуатации, нужды и нищеты. И хотя В.Ленин подчеркивал, что он не знает, как быстро и с какой постепенностью это будет происходить (а впоследствии вообще не возвращался к указанной проблеме), вопрос об «отмирании» преступности, в том числе и среди подростков и молодежи, стали считать аксиомой. Капиталистическая эксплуатация была искоренена, но детская и подростковая проституция, например, в Петрограде-Лениграде оставалась наиболее острой проблемой вплоть до конца 30-х годов.

В третьей Программе КПСС (1961 г.) была поставлена жесткая задача полностью искоренить преступность в нашей стране в уже обозримом будущем. Н. С. Хрущев собирался пожать руку последнему преступнику. Такую же утопическую мысль высказывал генерал Макашев, претендуя в 1991 г. на пост первого президента России. В его предвыборной кампании первым пунктом значилось полное искоренение преступности в стране в самое ближайшее время. Этот популистский по своей сути миф, или вера в панацею, живет обычно среди непрофессионалов: надо указать на какую-либо «архиважную » причину или предположить, что-нибудь экстраординарное, чтобы преступности не стало. Некоторые политики и по сей день включают в свои программные выступления такого рода мифические высказывания и предложения. Но преступность—не сама болезнь, а лишь симптом более глубоких социальных заболеваний общества и самой социальной психологии человека.

Второй миф, тесно связанный с первым, предполагает использование «основного рецепта», пользующегося и по сей день всенародным признанием. Это—ужесточение наказания. Одним из тяжелейших последствий сталинского тоталитарного режима является святая вера населения, разделяемая и часто используемая правоохранительными органами, в запреты и наказания как основные средства средства решения проблем преступности. Следует напомнить, что с 1966 г.—года первого усиления уголовной ответственности в постсталинский период, только ЦК КПСС было принято более 15 постановлений, направленных на ужесточение борьбы с преступностью, но никакой корреляции не наблюдалось. С ростом в 1988-1989 гг. преступности, а также наркомании, проституции и тому подобного вновь наметился крен в сторону усиления наказаний. Например, в 1993 г. в Уголовный Кодекс Российской Федерации было внесено измение—10 лет лишения свободы за угон автотранспорта. Как показала статистика угонов автомашин, никаких изменений, кроме роста этого вида преступлений, не произошло. Не следует забывать: уголовно-правовая наука требует соразмерности, и не натуральной, а опосредованной—в цивилизованных мерах наказания, что отмечалось на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.

Еще один миф, третий, связан с ролью Апреля 1985 г. Начавшуюся перестройку стали считать причиной роста преступности в нашей стране. Среднегодовые темпы роста преступности за 34 года равнялись 11,2\%, а всего населения—1,2\% (речь идет об органической связи темпов роста населения и роста преступности). Эта тенденция свидетельствует о том, что преступность стала расти задолго до перестройки. Этот факт сегодня очень важен для понимания роста преступности в контексте всей социальной динамики.

Четвертый миф, распространенный как в среде журналистов, так и среди определенной группы политиков (практически любого ранга), связан с той идеей, что рост преступности обусловлен неправым государством и социально-экономическими условиями. Это положение обычно формулируется так: «Вот построим правовое государство, перейдем на настоящую рыночную экономику, накормим людей, дадим возможность честно зарабатывать и... преступность будет сокращаться». В качестве примера приводят развитые страны, чем вводят в заблуждение общественное мнение. Сравнительные данные обычно не приводят. Посмотрим на ситуацию объективно.

Наиболее высокий уровень жизни—в США, Швеции, Японии, Швейцарии. В Соединенных Штатах—самая высокая преступность, во много раз превышающая все известные мировые показатели. Чуть меньше—в благополучной Швеции и«тихой» Швейцарии. Лишь в Японии, единственной из всех промышленно-развитых стран, показателям преступности удается удерживаться на относительно низкой ступени. Напрашивается вывод: преступность связана не с уровнем жизни и всякого рода «измами», а более глубинна и универсальна, чем результирующая любой из экономических или политических систем.

Бесспорно, намечаемая стратегия политического и экономического приближения России к развитым странам автоматически к сокращению преступности не приведет. Высокий уровень преступности и ее устойчивый рост в Северной Америке и Западной Европе есть вынужденная плата общества, по мнению западных ученых-криминалистов, за демократию и свободу: политическую, экономическую и социально-психологическую. Это гипотетическое предположение требует рассмотрения.

Судя по мировым тенденциям, преступность в нашей стране в ближайшее время может вырасти в несколько раз. Однако прогноз не является еще закономерностью. Он многовариантен и зависит от множества обстоятельств и факторов. Даже внутри страны разница коэффициентов преступности регионов и областей 12-кратного размера. Трудно вообразить такую ситуацию, при которой рост преступности к 2000 г. будет наблюдаться лишь в «отдельно взятой стране» России. Рост преступности, в том числе и среди несовершеннолетних и молодежи, будет наблюдаться как в целом среди промышленно-развитых стран, так и в нашей стране. Возможно темпы роста преступности в России будут несколько выше, чем в других промышленно-развитых странах, из-за имеющего сегодня место сильного социально-экономического и политического кризиса, активных миграционных потоков, включая рост числа беженцев и т. д. Даже улучшение жизни в отдельных регионах России еще не приведет к снижению преступности среди молодежи. Поэтому построение правового государства и улучшение экономических условий жизни не приведет автоматически к снижению преступности среди различных категорий населения, включая молодежь. Другой же взгляд на эту проблему есть не что иное, как ее мифологизация.

Иные формы девиантного поведения. Девиантные проявления вообще и среди молодежи в частности не ограничиваются рассмотренными формами.

Можно было бы говорить о «дедовщине» в армии, о вандализме, о нарушении нравственных и иных социальных норм, о проституции. Ясно, например, что среди проституток преобладают молодые женщины. По нашим данным, реальная доля несовершеннолетних выше, чем это удалось выявить в процессе вышеназванных исследований, и приближается к 20\%. Впрочем, проституцией занимаются не только женщины, но и мужчины.

Не исключен прогноз, согласно которому несовершеннолетние все больше будут втягиваться ( и уже втягиваются) в сферу организованной преступности; деятельность экстремистских группировок, подготовку терактов; дома и школы могут превратиться в зоны «боевых действий» с применением огнестрельного оружия.

Причины роста преступности несовершеннолетних. К причинам роста преступности среди несовершеннолетних следует отнести: бесконтрольность продажи спиртных напитков подросткам и даже детям, алкоголизм и насилие в семьях, коммерциализация центров досуга, видеотек, игровых залов, что толкает молодежь на совершение корыстных преступлений с целью заполучить деньги. Актуальной остается проблема занятости. Каждое третье преступление совершается нигде не работающими и не учащимися подростками. Оставшись вне стен учебного заведения и вне трудового коллектива, несовершеннолетние быстро находят «место работы» в криминальных структурах, чаще в сфере организованной преступности.

Важнейшим фактором эскалации «вала» преступности среди несовершеннолетних и молодежи в Петербурге является отсутствие эффективной единой (общегородской) программы профилактики детской и подростковой преступности, а также общая социально-экономическая и политическая нестабильность в стране, резкое снижение уровня жизни населения, ухудшение физического и психического состояния здоровья подрастающего поколения.18

Проф. Н. С. Слепцов считает, что «преступность и насилие становятся неотъемлемым компонентом социальной среды, которая окружает российскую молодежь. Переживая острый кризис семья перестает быть средством защиты от агрессивности окружающей среды. Насилие все более выступает как своеобразная ценность, жизненная стратегия, доминирующая модель поведения. И молодежь становится как жертвой структурного насилия, так и жертвой преступных экстремистских сил, сбиваясь на путь агрессивности, насилия, преступности».19

Летско-подростково-юношеская агрессия и жестокость приобретают вполне взрослые формы, проявляются яростно и бездумно. Сдерживающих факторов для них в условиях «нравственного Чернобыля» становится все меньше и меньше. Страшно оказаться вне группы, стать отверженным, важно быть, «как все». В результате в компании сверстников слабый играет роль сильного, скромный—циника, добрый—жестокого.

Но ведь именно так и воспитывается цинично-тщеславное поколение, ориентированное на отрицание ради отрицания, не признающее никаких авторитетов, ориентированное на сребролюбие, живущее лишь сегодняшним днем, готовое на все ради поставленных целей. Многих потрясает жестокость современных подростков, юношей и девушек. Но редко кто задается вопросом, почему они вырастают такими.

К сожалению, очень неполны данные об участии молодежи в таких преступлениях, как рэкет, захват заложников, заказные убийства, криминальный бизнес. Однако «молодежный» характер многих из этих преступлений не вызывает сомнений.

Состояние, уровень, динамика преступности в России широко обсуждаются средствами массовой информации и в специальной литературе, выпускаются статистические сборники. Однако, во-первых, статистикой отражаются лишь зарегистрированные преступления, фактическое же количество преступлений неизмеримо выше (по результатам выборочных региональных исследований, не менее чем в 10-15 раз, и, во-вторых, доля латентной (неучтенной) преступности подростков особенно велика, поскольку многие преступления, совершенные заведомо несовершеннолетними, не регистрируются или же потерпевшие не обращаются в органы милиции. В-третьих, возраст лиц, совершивших преступления, может быть установлен, лишь когда факт правонарушения доказан, поэтому подростки и молодые люди, совершившие преступления, не раскрытые на конец года, не попадают в статистический учет.

Информированность граждан о мотивах и способах совершения преступлений нередко учит не только тому, как совершать правонарушения, но и как обходить закон.

 

Примечания

 

1 Заиграев Г.Г. Общество и алкоголь. М., 1992. С.108.

2 Ролломан Р. А. Наркотики и наркомания// Энциклопедия социальной работы/ Пер. с англ. В 3 т. Т. 2. М., 1994. С. 101-102.

3 Емельянов Константин. В Петербурге 300 тысяч наркоманов, 60 процентов из них неизлечимы// Санкт-Петербургские ведомости. 1995. 25 марта.

4 Аргументы и факты. 1991. №46; Российская газета. 1993. 10 июля.

5 См.: Гилинский Я., Кочетков Э., Подколзин В. Проблема наркотиков в Санкт-Петербурге// Петербург начала 90-х: безумный, холодный, жестокий. 2-е изд./ Ред. К.Астафьева, М.Дмитриева. СПб., 1994. С.96-101.

6Xaлилeвa В.Н. Молодежный наркотизм// Молодежь в условиях социально-экономических реформ/ Научн. ред. В. Т. Лисовский. СПб., 1995.

7 Cм.: Бородкин Ю.С. Наркологическая война// Комсомольская правда. 1995. 12 мая.

8 Кох М. Чужой опыт—тоже опыт// Мир без наркотиков. (Международный правовой литературно-публицистический журнал). 1994. №1. С.23-24.

9 Фpaнкn В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 22.

10 Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. Т. VIII. Вып. III. СПб., 1991. С. 57.

llCм.: Сикорский И.А. Психическое состояние перед самоубийством. М., 1986; Хлопин Г. В. Самоубийства, покушения на самоубийства и несчастные случаи среди учащихся русских учебных заведений. СПб., 1906.

12 Зазорина Татьяна. Зло за зло//Санкт-Петербургские ведомости. 1991. 2 нояб.

12 Поляков Ю. Никого не ставьте в угол, тем более не загоняйте// Час пик. 1990. 26 марта.

14 Кони А.ф. Самоубийства в законе и жизни. М., 1923. С. 28.

15 Дюркгейм Э. Самоубийство. СПб., 1912. С.274. 6Пoтaпoв Павел. Как превратить нафталин в цианистый калий?// Комсомольская правда. 1995. 12 июля.

16 Краткий словарь по социологии. М., 1988. С.366.

Преступность впадает в детство// Молодежь. Цифры, факты. Мнения. 1995. №1. С. 99-100.

17 Цит. по: Васильева Е. Молодежь и насилие//Социс. 1995. №2. С. 153.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |