Имя материала: Социология молодежи

Автор: Владимир Тимофеевич Лисовский

§ 2. социально-психологические проблемы влияния современного массового искусства на молодежь

 

Новая общественно-политическая ситуация, сложившаяся в нашей стране со второй половины 80-х годов, развитие демократии и гласности позволили преодолеть многие бюрократические и авторитарные традиции в эстетическом воспитании и функционировании культуры и искусства, сложившиеся в годы культа личности и застоя.

Однако новые условия породили и новые серьезные нравственные, социально-психологические и эстетические проблемы в художественной культуре, которые требуют своего научного осмысления.

Тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства. Во-первых, по сравнению с 60-ми, 70-ми и даже началом 80-х годов, с конца 80-х началось резкое снижение ценностей духовной культуры среди россиян, особенно среди молодежи, что, безусловно, связано с глубоким общественным кризисом в стране. Исследования, проведенные в НИИ комплексных социальных исследований Петербургского государственного университета в 1989-1993 гг., показали, что ценности познания, искусства, творчества не имеют высокого престижа даже среди студентов.

Во-вторых, происходит искажение исторически сложившейся общечеловеческой и национальной иерархии этнических и эстетических ценностей в искусстве и быту. В частности, фундаментальное значение народного и духовного искусства, классики и реализма многие средства массовой информации, государственные, кооперативные, частные учреждения и организации пытаются умалить, уделяя основное внимание пропаганде масскультовского и авангардистского искусства и моды, не содержащих зачастую позитивного мировоззрения и фальсифицирующих коренные этико-эстетические ценности (истина, добро, красота, гуманизм, трагическое).

В результате частно-групповые эстетические ценности (например, определенных группировок художественной интеллигенции и столичной молодежи) порой получают несоразмерное представительство в общественном сознании.

Не случайно в настоящее время эскапистско-развлекательная тенденция, разраставшаяся в годы застоя, превратилась в постоянное культивирование «массовой культуры», в культ мас-скульта на эстраде и в театре, в музыке и кино, в изобразительном искусстве и дизайне (особенно связанном с молодежной модой в одежде, аксессуарах, эмблематике и т. п.). Тиражируемый телевидением и радио, магнитной и грамзаписью, иллюстрируемыми журналами масскульт и кич размывает критерии художественного вкуса, вульгаризирует и, по сути, уничтожает его.

Наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства, что проявляется прежде всего в принижении, деформации и разрушении образа человека. В частности, это фиксируется в нарастании сцен и эпизодов насилия и секса, в усилении их жестокости, натуралистичности (кинематограф, театр, рок-музыка, литература, изобразительное искусство), что противоречит народной нравственности и оказывает негативное воздействие на молодежную аудиторию. Отрицательное влияние на аудиторию эскалации сцен насилия и секса в кино, на телевидении и видео доказывается многочисленными исследованиями, в том числе экспериментальными, зарубежных, прежде всего американских социологов и психологов (А. Бандура, Л. Берковец, Д. Зиллман, Ф. Эндисон и др.), а также исследованиями, выполненными под руководством автора этого параграфа.1

В русле подобных исследований Ч. А. Шакеева еще в 1983 г. провела опрос учащихся ПТУ, который показал, что 26\% юношей и 19\% девушек были свидетелями или участниками конфликтов и драк, возникавших вскоре после сеансов фильмов-боевиков, содержавших сцены насилия и жестокости; 8,7\% юношей и 13\% девушек отметили, что просмотр подобных фильмов обычно вызывает у них чувство страха, недоверия к людям, а также раздражения, желания «сорвать на ком-нибудь злость». Обследование группы учащихся ПТУ (50 человек) посредством методик САН (самочувствие, активность, настроение) и методики «цветописи» до и после киносеанса зарубежного боевика показало, что на юношей просмотр оказал возбуждающее воздействие, а на девушек—угнетающее (наблюдалось смещение выборов цветов в крайней части спектра). Эти данные по выборке свидетельствуют в пользу теории «переноса психофизического (эмоционального) возбуждения», выдвинутой американским психологом Д. Зиллманом, с помощью которой объясняются агрессивные реакции после просмотра фильмов, насыщенных сценами насилия, или в пользу утверждения известного западного психотерапевта В. Франкла: «Агрессивность, которую якобы можно переключить на безвредные объекты, например, на телеэкран, в действительности лишь подкрепляется этим и, подобно рефлексу, еще сильнее закрепляется».2

С конца 80-х годов ситуация в нашем массовом искусстве, особенно в экранных видах искусства, стала резко изменяться, приобретая все более негативный характер. В частности, «идолы потребления» (поп-, рок-музыканты, шоумены, королевы красоты, культуристы, астрологи, экстрасенсы и т.п.) вытеснили «идолов производства» (рабочие, крестьяне, ИТР и т. д.) на теле- и киноэкранах. По данным исследований, проведенных сотрудником лаборатории социальной психологии НИИКСИ А. Т. Никифоровым, среди 100 фильмов, наиболее популярных в ленинградских видеосалонах в 1989 г., 52\% имели жанровые признаки боевика, 51\%—эротики (порой неотличимой от порно-), 27\%—комедии (преимущественно эротической), 18\%—кунг-фу (фильмы карате), 14\%—ужасов и т.д. (в одном фильме могут присутствовать признаки нескольких жанров). При этом, по мнению экспертов-киноведов Я. Б. Иоскевичаи С. Л. Шолохова, среди этих фильмов не было ни одного, отличающегося высокой художественно-эстетической ценностью, и только 5\% обладали «определенными художественными достоинствами». Следует отметить, что число видеосалонов в Ленинграде в конце 80-х годов достигало 1 тыс. С начала 90-х годов типичный репертуар видеосалонов распространился и на экраны кинотеатров. По данным А. Т. Никифорова, репертуар кинотеатров по частоте демонстрации с конца 1991 г. более чем на 80\% состоит из зарубежных фильмов указанных жанров (боевики, эротика, ужасы, карате). В 1994 г. это число превысило 90\%. Среди отечественных фильмов преобладает подражание тем же западным образцам.

На телевизионном экране все чаще также демонстрируются насилие и эротика, особенно в связи с распространением негосударственного местного и кабельного телевидения, по которому обычно идут все те же западные малохудожественные фильмы.

С социально-психологической точки зрения несомненно, что экранное насилие и агрессивная эротика вносят свой вклад в криминализацию современной жизни, особенно влияя на детей, подростков и молодежь, которые составляют основную аудиторию кинотеатров и видеосалонов. Как известно, преступность среди них неуклонно продолжает расти. Не случайно в развитых западных странах общественностью созданы организации типа Международной коалиции борьбы против телевизионного насилия (США). Применяются всевозможные возрастные ограничения. В российском обществе против подобных негативных явлений пока выступают только отдельные высокодуховные и истинно культурные люди, такие как Патриарх всея Руси Алексий II; митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, ныне скончавшийся; академик Д. С. Лихачев; директор Пушкинского дома проф. Н. Н. Скатов.

Значение рок-музыки. Анализируя современную «массовую культуру», невозможно обойти вниманием такую ее разновидность, как рок-музыка, которая была табуирована (запретна) на официальном уровне до конца 80-х годов, а позднее с такой же неумеренностью и необъективностью превознесена и идеализирована как новое «прогрессивное явление». Безусловно, не следует отрицать рок-музыку как жанр, тем более ее разновидности, связанные с народными традициями (фолкрок), политической и авторской песней, но необходим объективный анализ зарубежной и отечественной продукции различных направлений этой музыки (например, так называемый «тяжелый металл» и панк-рок носят несомненный контркультурный, агрессивно-вандалистский характер).

Проведенный нами анализ текстов 25 ленинградских рок-групп (использовались 168 текстов произведений, исполнявшихся в конце 80-х годов) свидетельствует о том, что в них практически отсутствуют такие основные общечеловеческие ценности, как семья, труд, добро, любовь и дружба, познание, творчество, дом и Родина. Природа как ценность присутствует только в текстах Б. Гребенщикова. Наоборот, все эти ценности в той или иной степени высмеиваются и девальвируются.

В качестве ценностей чаще всего выступают сама рок-музыка («металлический рай», «тяжелый нектар») и всевозможные виды забвения (сны, ирреальное, алкоголь, наркотики, секс). Это явление можно назвать своеобразным синдромом «наркотического гедонизма».

Второй ведущий синдром в изученных рок-текстах обозначается как «агрессивная активность» (то с элементами смутного протеста, в том числе скорости и силы, то с тенденцией к черному юмору, вандализму и насилию).

Явственно также выделяется синдром, «пессимизма и гибели» (мотивы смерти, самоубийства, одиночества, отчуждения, страха).

Анализ рок-текстов свидетельствует о присутствии в них психологического комплекса, близкого психопаталогическому феномену некрофилии (любви к смерти), описанному американским социальным психологом Э. Фроммом (эгоизм, насилие, радикальный гедонизм, утрата смысла бытия).

Наблюдения показывают, что в общей тенденции 70-90-х годов рок- и поп-музыка становились все более дегуманизирован-ными, превращая образ человека в демонический персонаж из комиксов в металлическом роке, в робота или марионетку в брейк-дансе, техно-роке и рэпе, в вещь среди множества других вещей в коммерчески-потребительских песенках. Потеря гуманистического содержания происходит в рок-музыке за счет искажения естественного человеческого голоса всевозможными хрипами и визгами, нарочито изломанными, глумливыми интонациями (неадекватное выражение иронии), подмены мужских голосов женоподобными и наоборот, а также за счет различных электронно-технических аффектов, машинизирующих голос. В принципе это тот же путь расчеловечивания, который уже проложен модернизмом, когда «грань между человеком и вещью как бы стирается» по выражению Томаса Манна. Рок-музыку в ее антигуманном вульгарном проявлении критикуют не только поборники народного и классического искусства, но и такие современные музыканты-новаторы, как Э. Денисов, Н. Каретников, М. Таривердиев, С. Белимов.

Закономерно, что психофизические исследования западных и отечественных специалистов свидетельствуют об отрицательных эффектах воздействия современной рок и поп-музыки (особенно при постоянном чрезмерном ее прослушивании) на молодежь, сходных с воздействием наркотических и психотропных средств.

В свою очередь, наблюдения за поведением молодежи на рок-концертах, когда она нередко превращается в агрессивную толпу, когда проявляются атавистические стадные инстинкты, авторитарное поведение солиста как вожака стаи, феномены массового гипнотического внушения и психического заражения, приводят к аналогичным выводам уже на макросоциологиче-ском уровне. Например, в Петербурге в последние годы рок-концерты неоднократно заканчивались массовым вандализмом и насилием, в частности после выступлений группы «Алиса», работающей в вульгарно-инфернальном имидже неких исчадий ада. Как известно, на концерте западных групп «Монстры рока в СССР» осенью 1991 г. в Москве около 80 человек получили ранения. Наконец, коммерциализация и криминализация сферы шоу-бизнеса на верхушке своего айсберга явила в октябре 1991 г. убийство прямо во время концерта популярного певца Игоря Талькова.

Музыкальная среда в результате развития современных средств массовой коммуникации приобрела (по крайней мере для молодежи) экологическое значение. Поэтому ее позитивный или негативный характер имеет особое глубинное значение для эмоционального мира человека, для его мироощущения и настроения.

Вместе с тем в настоящее время народное, духовно-классическое и современное академическое искусство (включая литературу), лишаясь государственной поддержки, становится все более элитарным, сужается его аудитория. В результате в широкой социальной среде разрушается нормальная, общечеловеческая иерархия разновидностей, жанров и качества искусства, разрушаются дух и сердце истинной культуры, а самое главное—культуры новых поколений. Безнравственное и агрессивное искусство приобрело значительное распространение и вносит свой негативный вклад в духовно-психологический климат современного российского общества. К сожалению, весьма доходный бизнес, связанный с эксплуатацией масскультовского искусства, выгадывающего на инстинктах и «низких истинах», способствует пренебрежению этикой в этой сфере.

Как скоро сумеет наша художественная культура преодолеть кризис духовности и гуманизма? Это зависит как от самих художников, так и от всего общества.

Антигуманную деструктивную сущность различных направлений искусства XX в. убедительно критиковали такие выдающиеся мыслители, ученые и художники, как Н. Бердяев, И. Ильин, Р. Розанов, О. Мандельштам, Г. Федотов, А. Лосев, А.Швейцер. Ч.Сноу, Э.Фромм, А. Моруа, Ж. Эллюль, В. Франкл, А. Солженицын и др. Одним из главных критиков был великий русско-американский социолог Питирим Сорокин, который писал: «Обобщая, можно сказать, что современное искусство—преимущественно музей социальной и культурной патологии... Покамест оно искусство поношения и унижения человека, оно подготавливает почву для своей же собственной гибели как культурной самоценности.3 К сожалению, ныне это вполне относится и к искусству в России, пережившему антика-тарсический период.4

Очевидно, что возрождение и развитие любого общества, и искусства в частности, связано с культивированием вечных общечеловеческих ценностей Истины, Добра и Красоты, Веры, Надежды и Любви.

Рано или поздно защитные механизмы в жизнеспособном обществе придут в действие и будут воплощены в соответствующую культурную политику, которую любое цивилизованное государство так или иначе, но разрабатывает и проводит в жизнь. А пока духовно здоровая часть российского общества  «голосует ногами» против антигуманного и антихристианского искусства, игнорируя его и не посещая подобные фильмы, спектакли, концерты и выставки. По данным исследований, выполненных в лаборатории социальной психологии НИИКСИ, в Петербурге 55\% людей старше 17 лет считают, что сцены насилия и жестокости в фильмах оказывают негативное воздействие на молодежь, 15,5\%—противоречивое воздействие, 7\%-нейтральное, 4\%—позитивное (остальные затрудняются ответить), Причем, чем выше уровень образования респондентов, тем больше среди них считающих подобное воздействие негативным.5 Нравственные приоритеты и ограничения в жизни и в искусстве несомненно присущи большинству россиян. Важно, чтобы и государственная культурная политика соответствовала этим приоритетам.

 

Примечания

 

1 Семенов В.Е. Социальная психология искусства. Л., 1988. С.113-117.

2 Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 33.

ЗCopoкин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 456.

4 Семенов В.Е. Катарсис и антикатарсис: социально-психологический подход к воздействию искусства// Вопросы психологии. 1994. №1. С.116-122.

5 Семенов В.Е. Искусство как межличностная коммуникация. СПб., 1995.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |