Имя материала: Социология молодежи

Автор: Владимир Тимофеевич Лисовский

§ 3. молодежь: концептуализация понятия и направления исследований

 

Что представляет собой молодежь как субъект социальных отношений? Объективные, фундаментальные общественные отношения касаются ее практически по всем «номинациям» в области собственности, системы власти и управления, доступности экономических и культурных благ в той мере, в которой все социальные группы общества включают в себя подрастающие поколения.

Молодежь как субъект социальных отношений. Полемика между учеными по поводу определения молодежи, критериев выделения ее в самостоятельную группу, возрастных границ имеют давнюю историю. Ученых разделяют разные подходы к предмету изучения—с позиций социологии, психологии, физиологии, демографии, а также традиции классификации, сформировавшиеся в тех или иных научных школах. Немалую роль играют идеологические факторы, так как молодежь находится на острие политической борьбы.

В отечественном обществоведении долгое время молодежь не рассматривалась как самостоятельная социально-демографическая группа: выделение такой группы не укладывалось в существовавшие представления о классовой структуре общества и противоречила официальной идеологической доктрине о его социально-политическом единстве. Одно дело говорить о молодежи как о составной части рабочего класса, колхозного крестьянства, советской интеллигенции, другое—признавать ее социальные особенности как некоей целостности. В этом усматривалось противопоставление молодежи другим социальным группам, стремление к институционализации ее особых социальных и, не дай Бог, политических амбиций. Социологи первыми среди обществоведов увидели в молодежи как социальной группе присущие только ей культурные черты, специфические интересы, ценности и нормы поведения. Кроме того, они заговорили об особых проблемах молодежи, имеющих прежде всего социальные корни. При этом оказалось, что многие из этих проблем, судя по официальной пропаганде, давно уже решены. И уже совсем вольнодумством выглядели результаты исследований, из которых вытекало, что в сравнении с западной молодежью у наших парней и девчат общего больше, чем различного. Это были годы бескомпромиссных споров о сущности молодежной субкультуры, о причинах социального бунтарства в ее среде, об отношениях между поколениями и о многом другом. Вступая в противоречие как с теоретиками бесконфликтности отношений между молодежью и обществом, так и с теми, кто доказывал, что молодежь—пролетариат, но со своими собственными политическими интересами, противостоящими интересам взрослых, молодая советская ювенология обретала зрелость.

В этих дискуссиях окончательно сформировался взгляд на молодежь как на референтную группу и определились основные подходы к социологическому определению ее сущности. Они нашли подтверждение не только у нас, но и на Западе, когда депрессия 70-х годов продемонстрировала упадок радикализма студентов, которые, как оказалось, более стремились к государственной карьере, чем к насильственным социальным изменениям. Преодолев, не без трудностей, и ограниченность классового подхода в определении молодежи, и узкоэмпирические дефиниции, характерные для многих ювенологических школ, постепенно сформировался более широкий взгляд на эту социально-демографическую группу. Важнейшими групообра-зующими признаками молодежи большинство авторов признали возрастные характеристики и связанные с ними особенности социального положения, а также обусловленные теми и другими социально-психологические свойства.

Одно из первых определений понятия «молодежь» было дано в 1968 г. В. Т. Лисовским: «Молодежь—поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет».1 Позднее более полное определение было дано И. С. Коном: «Молодежь—социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств. Молодость как определенная фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но ее конкретные возрастные* рамки, связанный с ней социальный статус и социально-психологические особенности имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации».2

Как часть общества молодежь является предметом изучения многих социальных наук. Философия, психология, педагогика, социология, демография, политика, право, история—вот основной перечень наук, где «молодежь» входит в понятийный и терминологический аппарат.

Естественно, в каждой из этих наук в понятие «молодежь» вкладывается свое содержание. Это связано с особенностями предмета науки и традиционностью употребления в них данного понятия. Не затрагивая областей смежных общественных наук, охарактеризуем социологический подход к указанной категории.

В последние годы с изменением общенаучного подхода к решению ряда социальных проблем возникла потребность в целостном подходе к изучению всего многообразия общих связей и закономерностей молодого поколения, в рассмотрении молодежи как органического субъекта развития общества.3

В связи с этим в публикациях 90-х годов по проблемам молодежи наметились тенденции формирования целостного представления о молодежи, вытекающего из самой объективности ее сущности.

Такой подход к проблемам молодежи отличает монографию «Молодежь России: социальное развитие». В ней комплексно анализируются социальные характеристики молодежи: ее социальный состав, особенности социального положения, специфические формы социальной деятельности. Анализируя соотношение «молодежь и общество», авторы связывают социологическое определение понятия «молодежь» с тем специфическим положением, которое она занимает в системе воспроизводства и развития общества. В этом своем социальном качестве молодежь характеризуется, во-первых, теми общественными отношениями и общественными формами, которые системно детерминируют ее в самостоятельную социально-демографическую группу, а во-вторых, как субъект общественного производства, отличающийся становлением, особенным содержанием личностной, предметной и процессуальной сторон конкретно-исторического бытия.

Перечисленные проявления социального качества молодежи в процессе развития переходят одно в другое, взаимодополня-ют друг друга как внешнее и внутренне, обусловливая ее социальную сущность, которая реализуется посредством деятельно-

В том же рекурсе можно рассматривать коллективную монографию «Молодежь России: тенденции и перспективы». В ее основу положены материалы, подготовленные Научно-исследовательским Центром при Институте молодежи при участии ведущих ученых России в области молодежной политики. Исследования проводились с учетом глобальных процессов развития российского общества, а молодежь рассматривалась как органический субъект экономического, политического и социокуль-турного развития.

Авторы монографии определяют молодежь как социально-демографическую группу общества, выделяемую на основе совокупности характеристик, особенностей социального положения и обусловленных теми или другими социально-психологическими свойствами, которые определяются уровнем социально-экономического, культурного развития, особенностями социализации в российском обществе.5 Еще раз подчеркнем, что на молодежь распространяются специальные теории всех отраслей социологии. Вместе с тем как относительно самостоятельная социально-демографическая группа она имеет свою специфику, требующую анализа в рамках социологии молодежи, разработки специальных концепций и теорий среднего уровня. Учитывая относительность самостоятельности молодежи как социально-демографической группы удается, во-первых, не отрывать эту группу от общества, частью которого она является, а во-вторых, акцентировать внимание исследователей на том, что характер возрастных, социально-психологических и физиологических особенностей, специфических интересов и потребностей молодежи социально обусловлен, и они могут быть конкретно интерпретированы лишь в более широком общественном контексте. Поэтому и молодежные проблемы, ставшие предметом социологического анализа, стало принято подразделять на две большие группы. Рассмотрим их подробнее.

К первой относятся специфически молодежные социальные проблемы: определение сущности молодежи как общественной группы, ее роли и места в воспроизводстве общества; установление критериев ее возрастных границ; изучение запросов, потребностей, интересов и способов деятельности молодого поколения; исследование специфики процесса социализации молодых людей, их социально-профессиональной ориентации и адаптации в коллективе, анализ социальных аспектов деятельности неформальных объединений и движений молодежи.

Другую важную область социологического анализа составляют такие проблемы, которые являются общесоциологическими и в то же время либо преимущественно касаются молодежи (проблемы образования, семьи, брака), либо находят специфическое проявление в молодежной среде (особенности воспитания молодежи, эффективность его различных форм, средств и методов, развитие социальной и политической активности молодежи, ее роль и место в структурах власти и т.д.).6

Отмеченная выше специфика предмета социологического изучения молодежи наложила свой отпечаток и на методы ее конкретного исследования. На разных этапах становления социологии молодежи широко использовались как общесоциологические теории, тансформированные с учетом специфики объекта исследования, так и частные концепции.

Такие выдающиеся исследователи, как М. Вебер, Л. Выготский, А. Леонтьев, Т. Парсонс, С. Рубинштейн, П. Сорокин, Д.Узнадзе, 3, Фрейд, Э. Эриксон и многие другие, внесшие существенный вклад в разработку различных направлений социального знания, оказали мощное воздействие и на развитие социологии молодежи. Во многом под их влиянием данная область науки обрела свой современный вид.

Направления социологического изучения молодежи. С определенной долей условности, присущей любой классификации, но все же можно выделить следующие направления в социологическом изучении молодежи.

1. Психоаналитическое. Ученые психоаналитической ориентации основываются на выводимой из психоанализа концепции жизненного пути личности. Поэтому определение молодежи они строят преимущественно на возрастных психофизических особенностях личности молодого человека, на выводах 3. Фрейда, развитых его учениками и последователями неофрейдистского направления (Р.Бенедикт, Л.Фойер, Л.Шелефф, Э.Эриксон). В частности их усилиями дальнейшую разработку получила теория «Эдипова комплекса», которой объясняется природа межпоколенных конфликтов, осмысляются причины агрессивности выступлений молодежи против существующего порядка, а также другие формы сублимации ее энергии как источник развития.

Эпигенетический принцип Э. Эриксона позволил представить развитие человека как последовательное преодоление им возрастных личностных «кризисов идентичности», вызванных несоответствием между социальными требованиями и психосоциальной зрелостью личности. Рут Бенедикт показала, что на каждом этапе развития индивид испытывает целенаправленное воздействие общества, формирующее у него определенный тип социально-психологической зрелости, т. е. «социальный характер», присущий каждому конкретному обществу.

Существенно обогатили представления этого направления отечественные ученые — К. Абульханова-СЛавская, Г. Андреева, Л.Архангельский, Л.Божович, В.Бочарова, Л.Буева, С. Голод, Р.Гурова, И. Кон, А.Кулагин, С.Иконникова, В. Ли-совский, А. Петровский, В. Ольшанский, Д. Фельдштейн, Е. Шо-рохова, В.Щердаков, Д.Эльконин и др. Преодолев известный биологизм Фрейда, сторонники данного направления отечественной социологии молодежи сумели осмыслить процесс развития личности молодого человека в непосредственном его взаимодействии с социумом.

Рассмотрение молодости как социологической категории, определяемой не только возрастными границами, но и специфическим социальным статусом, особенностями сознания и поведения молодых людей, способствовало более углубленному осмыслению молодежных проблем, дифференцированному подходу к молодежи как внутренне неоднородной и вместе с тем специфически особой общественной группе. Выделение в ее составе различных слоев, выявление на основе исследований специфики их социального облика, особенностей сознания и поведения отдельных категорий молодых людей имело большое значение для научного обоснования дифференцированного подхода к воспитательной работе с молодежью. Это во многом предопределило возникновение в молодежной политике целого направления по всестороннему и гармоничному развитию подрастающего поколения. И хотя сама идея, в ее конечной форме, была достаточно утопична, все же попытки ее реализации как в исследовательской, так и в практической формах безусловно имели важные результаты.

Накопленный опыт и знания послужили толчком к наметившемуся в 70-е годы системному исследованию процесса социализации молодежи, ее возрастной периодизации. Социологическому изучению подверглись не только формы и методы воспитательной работы, но и процесс социализации молодежи в целом, а также такие основные ее категории, как молодые рабочие, колхозники, учащиеся, студенты, молодая интеллигенция. Именно благодаря этому удалось проникнуть в глубинные пласты молодежного сознания, наиболее полно раскрыть индивидуальность молодого человека и в меру сил способствовать его самоактуализации, преодолению его отчуждения от общества.

2.Структорно-функциональное. В сущности структурно-функциональный метод почти во всех социальных концепциях, где возникает потребность в структурном анализе объекта исследования. К числу последователей этого влиятельного течения, активно применявших данную методологию при разработке проблем молодежи, относится израильский социолог Ш. Айзенштадт. Вслед за классиками структурно-функционального анализа (Э. Дюркгеймом, Р.Мертоном, Т. Парсонсом и др.) он рассматривает молодежную группу как систему позиций, заполняемых индивидами, что означает для них приобретение некоторого социального статуса и исполнение определенной социальной роли.

Значительную роль в развитии традиций структурного анализа молодежи сыграли труды российских социологов С. Быковой, В.Васильева, Ю.Волкова, С.Гурьянова, С.Григорьева, В.Журавлева, Е.Катульского, Л.Когана, А. Колесникова, Е. Леванова, В. Лисовского, А. Маршака, В. Мансурова, В.Мор-дковича, Б.Павлова, В. Родионова, Л.Рубиной, М. Руткевича, Б. Ручкина, И. Слепенкова, Н. Слепцова, В. Староверова, В. Шубкина.

В исследовании социального развития молодежи безусловной заслугой сторонников данного направления явилась разработка концепций межпоколенного взаимодействия. Предметом анализа стали тенденции формирования молодых пополнений рабочего класса (В.Алексеева, В.Павлов, В.Мухачев, Н.Блинов), колхозного крестьянства (И. Слепенков, В.Староверов, А. Колесников) и интеллигенции (С.Быкова, В. Сбытов, В.Мансуров, К.Барбакова, Н.Слепцов, А.Ковалева) внутри-и межгенерационная мобильность (Ф. Филиппов, С. Григорьев). Выявленные в результате исследований несоответствия профессионального статуса и квалификационной подготовки, уровня образования и материального положения, формальной включенности в структуры управления и реального участия в принятии решений—фундаментальные противоречия, определяющие характер отношений молодежи и общества. Вместе с тем нельзя не отметить ограниченность исследований, осуществленных в данной традиции, рамками социально-классовых отношений. Изучение молодежи в развитии, т. е. в целостности, нуждалось в более широком социоструктурном подходе.

Введение в научный оборот понятия жизненного (социального) самоопределения (В. Лисовский, Ф. Филиппов, В. Шубкин) способствовало более углубленному изучению процесса интеграции молодежи в общество. Высокую эффективность показал анализ жизненного самоопределения молодежи с применением лонгитюдной стратегии исследования. В 80-е годы коллектив ученых из 15 регионов страны осуществил такой проект, в ходе которого было опрошено 48 тыс. выпускников средних школ, ПТУ и средних специальных учебных заведений.7 Лонгитюдная методика позволила не только глубоко проанализировать процесс включения молодежи в общественную жизнь, но и проследить изменение поведения когорты, вариативность этого процесса во времени.

Однако структурный и особенно структурно-функциональный подходы в принципе ориентированы на достижение стабильности общества. Подчеркивая решающую роль возрастной дифференциации в общественном самовоспроизводстве, сторонники такого подхода, как правило, не видят в ней источника социальных изменений. Более того, любые действия, в том числе молодежи, направленные на осуществление социальных изменений, не вписываются в равновесно-интеграционную модель общества, разрабатываемую с помощью структурно-функционального анализа. Поэтому данный метод, хотя и расширяет возможности системного исследования молодежных проблем, мало применим при изучении динамики социальных изменений в молодежной среде и прогнозировании тенденций ее развития.

3. Культурологическое. Для ученых данного направления характерно рассмотрение социальных явлений, в том числе и специфически молодежных, под углом зрения феноменологии человеческой культуры. Развивая идеи основоположников такого подхода (А. Шюца, П.Бергера, Т.Лукмана), социологи стремятся осмыслить мир молодежи в его сугубо человеческом бытии, в соотнесении с конкретными представлениями, идеями, целями и мотивами поведения реально действующих молодых людей.

Перечисленные субъективные проявления фиксируются и концептуализируются как последствия объективных процессов, отражающихся в определенных типах культуры. Соответственно сущностные определения молодежи интерпретируется в качестве форм субкультуры. При этом само понятие культуры используется в нескольких значениях—как степень усвоения социальных норм, как сумма духовных богатств, накопленных человечеством, и как способ человеческой деятельности.

Благодаря использованию культурологической традиции молодежная социология получила возможность системного анализа социальных проблем молодежи во взаимосвязи с реальными процессами, происходящими в обществе. Классическим образцом исследования этого направления являются работы немецкого социолога К. Маннгейма. Исследуя феномен поколенческо-го единства, он раскрыл механизм социального наследования. Развитие же молодежи рассматривается им как насущная необходимость передачи культурного наследия.

В соответствии со способом передачи культур от одного поколения к другому известный американский антрополог и социолог М. Мид делит все культуры на три вида: постфигуративную, кофигуративную и префигуративную. (Подробнее о взглядах М. Мид см. на с. 115-116).

Успешно применяли и развивали данную методологию в социологии молодежи российские социологи В.Бакшутов, В. Боровик, С.Григорьев, В.Добрынина, Г.Журавлев, С.Иконникова, И.Ильинский, А.Капто, Г.Квасов, А.Ковалева, Л.Коган, С. Кугель, В. Култыгин, Т. Кухтевич, Б. Лисин, В. Левичева, В. Немировский, Ю.Ожегов, Е.Слуцкий, В. Чурбанов, В.Хар-чева, А. Шендрик. В их работах доминирует традиция исследования молодежных субкультур, связанная с ценностной и мировоззренческой дифференциацией в молодежной среде (С. Кугель, А. Шендрик), делинквентной подкультуры, функционирующей в качестве преступного слоя общества, включающего в себя часть молодежи (К. Игошев, Г. Миньковскии), а также с различиями поведения, внешней атрибутики, формами проведения досуга неформальными молодежными объединениями (В. Левичева, Е.Леванов). Так, предпринятое в 60-е годы изучение жизненных планов молодежи (А. Кулагин, В. Лисовский, М. Руткевич, 3. Файнбург) имело не только практическое значение, но и позволило существенно расширить представление о типологии молодежного сознания.

Вместе с тем нельзя недооценивать издержки несколько апологического подхода к молодежным проблемам в отечественной социологии молодежи, фактически способствовавшего утверждению гипертрофированной общественной функции многих идеологических догм и псевдотеорий, в числе которых схоластические характеристики и пропагандистские эталоны советской молодежи, ее идеалов и жизненных целей, надуманные критерии ее воспитания. По этой причине оказался недостаточно изучен значительный пласт проблем, связанных с молодежной «субкультурой протеста». Отрицая зачастую возможность распространения в условиях социализма контркультуры в традиционных для Запада формах, отечественные ученые упустили важный аспект в исследовании сущностных характеристик молодежи.

 

Примечания

 

1 См.: Лисовский В. Т. Методология и методика изучения идеалов и жизненных планов молодежи. Автореф. канд. дис. Л., 1968.

2 Кон И. С. Молодежь// Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т.16. С.478.

ЗШeллepтB.B. Молодежь: концептуализация понятия ВКН. Молодежь в условиях социально-экономических реформ. СПб., 1995.

4 Молодежь России: социальное развитие/ Редколл.: В.И.Чупров (отв. ред.) и др. М., 1992. С. 9-10.

'^Молодежь России: тенденции, перспективы/Под ред. И.М.Ильинского, А.В.Шаронова. М., 1993. С. 12.

6 См.: Социология молодежи. Учебное пособие /Научн. ред. В. Т. Лисовский. Кн. 1-3. М., 1995.

7 Начало пути: поколение со средним образованием/ Отв. ред. М.Х.Титма. М., 1989.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |