Имя материала: Социология

Автор: Кравченко Алексей Ильич

Приложение

Ниже помещены фрагменты, представляющие собой сокращенные и адаптированные тексты ведущих отечественных мыслителей, посвященные социологии и социальной философии личности. Пожалуй, это лучшее, что есть в отечественной литературе по данной проблеме. А может быть, и не только в отечественной.

Они намеренно приведены отдельным от текста главы блоком, так как представляют собой нечто единое — единое по своей глубине и продуманности. Знакомство с этими фрагментами расширит и углубит ваши представления о природе и сущности человеческой личности.

 

Фрагмент 1 Э. Ю. Соловьев ЛИЧНОСТЬ И ПРАВО

Слово "личность" по меньшей мере двузначно: оно имеет в виду то индивидуальность, то личность в собственном смысле.

Различие индивидуальности и личности охватывает уже обычный язык. Мы склонны сопрягать слово "индивидуальность" с такими эпитетами, как "яркая", "оригинальная", "творческая". О личности же нам хочется сказать "сильная", "независимая", "энергичная". В индивидуальности мы ценим ее самобытность, в личности скорее самостоятельность, автономию.

Понятие это, глубже всего проработанное Контом,”имеет в виду способность человека "быть господином самому себе" благодаря добровольно выбранным твердым принципам. Автономия обнаруживает себя как инициативность, ответственность, предприимчивость, способность строго контролировать свое поведение и подчинять его единой жизненной стратегии.

Личность формируется и правовом государстве. Этот термин появился в Европе довольно поздно — в первой трети XIX века. Хотя его следует отнести к такими же важным приобретениям человеческой цивилизации, как, скажем, линейная перспектива, которую открыли художники Возрождения, или утвердившееся в XVII — XVIII веках экспериментально-математическое естествознание. 

Сокращено но источнику: Вопросы философии. — 1989, №8, с.67 — 90.

 

Фрагмент 2 А. В. Петровский БЫТЬ ЛИЧНОСТЬЮ

Личность как философское понятие имеет в виду целостно-;

го человека в единстве его индивидуальных способностей и вы-| нолняемых им социальных функций. На это философское по- s нимание опираются психологи, разрабатывая проблему личности.

А как же обстоит дело в самой психологии? Речь идет о том, что психологи не могут объяснить и понять личность человека с помощью тех методов, которыми они располагают. Не случайно, что у нас нет общепринятой дефиниции личности как предмета психологического исследования.

Казалось бы, самым надежным путем преодоления трудностей является перечисление того, что образует личность, ее составных элементов и черт. На самом же деле представление о личности как коллекции личностных черт оказывается неэврис-тичным уже хотя бы потому, что стирает грань между понятиями "личность" и "индивид".

Ученые пришли к выводу: нельзя ставить знак равенства между понятиями "личность" и "человек", "личность" и "индивид". Человек — существо биосоциальное; преимущества и дефекты его физической организации властно влияют на течение его психических процессов. Однако биологическое, входя в личность человека, становится социальным. Остался ли индивид умственно неполноценным или стал почитаемым юродивым, т.е. своего рода исторической личностью, зависит от исторической среды. Природные особенности выступают в структуре личности как социально обусловленные.

А. Н. Леонтьев подчеркивал невозможность поставить знак равенства между понятиями "личность" и "индивид" ввиду того, что личность — это "особое качество", приобретаемое индивидом благодаря общественным отношениям.

Если личность допустимо сравнивать с мощным потоком заряженных частиц, то индивида можно уподобить нейтрино, которое пронизывает любую среду, не производя в ней никаких изменений. Безличность — это характеристика индивида.

Обратимся к основному источнику активности человека — к его потребностям. Можно предположить наличие у индивида некой со-циогенной потребности быть личностью. Именно личностью! Потому что потребность быть, точнее, оставаться индивидом в значительной степени совпадает с потребностью самосохранения.

О человеке судят не по тому, что он о себе говорит или думает, а по тому, что он делает. Так не следует ли предположить, что в единстве с потребностью что-то сказать друг другу по поводу общего дела проявляется также потребность как-то показать себя друг другу, выделить свой вклад в общую удачу.

Потребность индивида быть личностью становится условием формирования у других людей способности видеть в нем личность. Если рассматривать, к примеру, любовь и заботу деда о внуке объективно, то это отношение как момент пер-сонализации продолжается в будущем любовью внука к деду, т.е. она возвращается. К. К. Платонов как-то шутливо заметил:

"Я укажу вам одно заведомое отличие — животные не знают дедушек и бабушек!" В самом деле, только человек способен продолжить себя не только в следующем поколении, но и через поколение, создавая свою идеальную представленность во внуках.

Подобно тому как индивид стремится продолжить себя в другом человеке физически (продолжить род, произвести потомство), личность стремится продолжить себя идеально. Не в этом ли сущность общения?

Потребность индивида осуществить себя как личность, чаще всего проявляющаяся неосознанно, как скрытая мотивация его поступков и деяний, представлена в феноменах притязаний, склонности к риску, альтруизму.

Сокращено по источнику: Петровский А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. — М., 1982, с. 214 — 247.

 

Фрагмент 3 Э. В. Ильенков ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ЛИЧНОСТЬ?

Подобно тому, как категорию стоимости нельзя раскрыть, исследуя физико-химический состав золотой монеты или бумажной ассигнации, тайну личности невозможно сводить к особенностям мозга человека. Наличие медицински нормального мозга — лишь одна из предпосылок личности, но никак не сама личность. Она раскрывается через совокупность общественных отношений, а следовательно, динамический ансамбль людей, связанных взаимными узами.

Личность не только существует, но впервые рождается именно как "узелок", завязывающийся в сети взаимных отношений. Внутри тела отдельного индивида реально существует не личность, а ее односторонняя проекция на экран биологии, осуществляемая динамикой нервных процессов.

Личность возникает внутри системы, состоящей из трех моментов, раскрывающих суть человеческого отношения: 1) созданная человеком для человека вещь, 2) другой человек, который относится по-человечески к этой вещи, а через нее — к другому человеку, 3) сам человек, находящийся в особом, социальном, отношении к самому себе, но не прямо, а опосредованно через созданные человеком орудия общения.

Развитие человека можно представить как процесс вытеснения биологического начала иным, небиологическим. Биологически передние конечности человека не приспособлены к тому, чтобы держать ложку или карандаш, застегивать пуговицы или перебирать клавиши рояля. Морфологически они для этого предназначены. Но именно поэтому они способны принять на себя исполнение любого вида работы. Свобода от какого-то ни было заранее встроенного морфологического способа функционирования и составляет их морфологическое преимущество, благодаря которому конечности новорожденного могут превратиться в человеческие руки.

Выражение "социализация личности" не совсем удачно. Социализируется не личность, а природное тело новорожденного, которому еще предстоит превратиться в личность в ходе социализации. Личность еще должна возникнуть. И акт ее рождения не совпадает ни по времени, ни по существу с актом рождения человеческого тела. Поскольку тело младенца с первых минут включено в совокупность общественных отношений, потенциально он уже личность. Потенциально, но не актуально. Личностью ребенок станет, лишь когда сам начнет совершать деятельность. На первых порах с помощью взрослых.

Личность определяется не структурой мозга, а системой социальных отношений человека к человеку, опосредованных через созданные ими вещи. В поле индивида реализует себя личность как принципиально отличное от тела и мозга социальное образование.

Реальное отношение к самому себе возникает только в процессе реального взаимодействия индивидов. Реальная личность часто убеждается в том, что "на самом деле" она совсем не такова, какой сама себя мнила, что в ней скрыты такие силы, о которых она и не подозревала. А таились они в составе личности, но не в ее самосознании, в ее представлениях о себе. Отношение к самому себе опосредованно отношением к другому, с которым мы взаимодействуем, и составляет суть личностного пространства.

Человек, писал К. Маркс, родится без зеркала в руках, поэтому человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. И лишь признав в другом человека, он затем и к себе относится как к человеку.

Индивидуальность человека проявляется в подробностях, например, фасоне пиджака или прически, в курьезных особенностях — в манере, мимике, словах, т.е. в тех бросающихся в глаза деталях, которые призваны скрыть отсутствие личности. Действительная личность, напротив, обнаруживает себя в создании социально значимых результатов, которые называют еще "всеобщим результатом". Платон и Спиноза, Бетховен и Наполеон, Толстой и Микеланджело — это личности, которых ни с кем другим не спутаешь, в которых сконцентрировано содиаль-но значимое (т.е. значимое для других) дело, ломающее привычное, косное.

Масштаб личности измеряется масштабом их дел, интересующих не только их лично, но и многих других. Чем шире круг этих людей, тем значительнее личность. Поэтому личность — индивидуально выраженная сила коллектива. А ее неповторимость в том, что она по-своему открывает нечто новое для всех, лучше других выражает суть их самих. Подлинная индивидуальность рождается всегда на переднем крае развития всеобщей культуры, в создании такого продукта, который становится достоянием всех, а потому и не умирает вместе со своим органическим телом.

Адаптировано по источнику: Психология личности. Тексты. — М., 1982, с. 11 - 19.

 

Фрагмент 4 А. Н. Леонтьев ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, СОЗНАНИЕ, ЛИЧНОСТЬ

Наш язык хорошо отражает несовпадение двух понятий: слово "личность" употребляется только по отношению к человеку и притом начиная лишь с некоторого этапа его развития. Мы не говорим "личность новорожденного", понимая его как индивида. Мы всерьез не говорим о личности даже двухлетнего ребенка, хотя он многое приобрел из социального окружения. Поэтому личность не есть продукт перекрещивания биологического и социального факторов. Раздвоение личности — отнюдь не фигуральное выражение, а реальный факт. Но выражение "раздвоение индивида" — бессмыслица, противоречие в терминах. То и другое — целостности, но разные. Личность, в отличие от индивида, не есть целостность,, обусловленная генотипом: личностью не родятся, личностью становятся. Личность — относительно   поздний   продукт   социально-исторического   и онтогенетического развития человека.

Особенности высшей нервной системы, физической конституции, биологические потребности, характеризующие индивида, не становятся особенностями его личности. К примеру, такая анатомическая особенность, как вывих тазобедренного сустава, обрекающий ребенка на хромоту, не относится к личности. Однако ее значение для формирования личности огромно, даже больше, чем тип нервной системы (скажем, уравновешенность или неуравновешенность человека). Хромота обрекает ребенка на изоляцию от сверстников, порождает чувство своей неполноценности, ограничивает широкое и полнокровное общение с людьми. Но одни индивиды могут преодолеть неловкость, связанную с природным недостатком, а другие погружаются в него, становятся замкнутыми, обидчивыми.

Таким образом, никакие анатомические, физиологические или психические особенности не определяют формирование личности строго однозначно. Они — всего лишь предпосылки, но не составные части личности.

Личность формируют такие отношения, которых нет, никогда не было и в принципе не может существовать в природе, а именно общественные. Ни муравьи, ни слоны, ни обезьяны не знакомы с ними, они обитают в иной экологической нише. Следовательно, личность возникает в особой, специфической нише.

Фундаментом личности выступают общественные отношения, но только такие, которые реализуются в деятельности. Не операции, ни действия, а именно деятельность характеризует личность, поскольку первые характеризуют саму деятельность.

А чем они различаются — действия и деятельность. Операция письма, действия, связанные с чистописанием, никак не могут быть связаны с личностью. Они выражают умственные навыки человеческого существа, владеющего языком. Но вот перед нами образ Акакия Акакиевича Башмачникова из повести Гоголя "Шинель". Переписывание казенных бумаг стало для него всепоглощающей страстью. Наскоро пообедав, вынимал баночку с чернилами и писал, писал... для собственного удовольствия. "На-писавшись всласть, — сообщает Гоголь, — он ложился спать, улыбаясь заранее при мысли о завтрашнем дне: что-то бог пошлет переписывать завтра".

Рутинные операции по переписыванию бумаг превратились во всепоглощающую деятельность, заняли центральное место, стали смыслом жизни, главным мотивом. А это означает, что в таком своем качестве — в качестве деятельности — операции письма выступили характеристикой личности. А другая .деятельность, например, работа инженера, ничего не говорит о личности, что человек на работе думает о досуге. Именно досуговая, а не производственная деятельность стала главным смыслом жизни, всепоглощающим интересом.

Следовательно, изучение приобретенных навыков, умений и знаний ничего не расскажет-психологу о личности. Он должен анализировать содержание деятельности, взаимосвязь и переплетение многих видов деятельности, которыми занят один человек.

Зачатки личности обнаруживаются у дошкольников. Известен такой эксперимент. Ученый ставил перед малышом задачу: достать удаленный предмет, не сходя с места. Как только ребенок принимался за решение, ученый уходил в соседнюю комнату и оттуда вел дальнейшее наблюдение. Однажды после ряда безуспешных попыток малыш нарушил правило: подошел к предме- :

ту, взял его и вернулся на место. Ученый тот час вошел в комна-1 ту, похвалил его и наградил конфеткой. Но ребенок отказался, а ! когда ученый стал настаивать, и вовсе заплакал. Почему? Ему стало стыдно? Награда оказалась не заслуженной в личностном смысле. Видимо, мы присутствуем при начале формирования того, что называют личностью.

Адаптировано по источнику: Психология личности. Тексты. — М., 1982. с. 20-27.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 |