Имя материала: Социальная экология

Автор: А.В.Лосев

Ограничения и культура потребления

 

Как известно, в экономике различают два вида потребления: производственное (сырье, полуфабрикаты, топливо для предприятий) и непроизводственное (личное потребление и расходы на обслуживание населения, а также государственный аппарат и сферу обороны). Практика показывает, что от структуры потребления, соотношения этих видов потребления между собой во многом зависит решение экологических проблем. Ведь изменения в уровне или структуре потребления могут вызвать цепную реакцию изменений во всех сферах от добычи ресурсов до доставки продукции. Критерием может оказаться не столько потребительский эффект, сколько экологичность производства и степень воздействия на окружающую среду. Приведем пример. По издержкам производства и удобству потребления порошки (детергенты) обладают несравненным преимуществом по сравнению с хозяйственным мылом, а потому сейчас они практически вытеснили мыло из обихода. Но социальная значимость этих двух продуктов далеко не в пользу стиральных порошков. Замещение мыла детергентами вызвало двукратное увеличение воздействия фосфатов на окружающую среду, а использовавшееся мыло всегда и всюду не оставляло никаких следов в окружающей среде. Детергенты же всего лишь за 25 лет своего существования нанесли ей непоправимый вред, где бы они ни применялись. «Замена мыла детергентами не сделала нас чище, чем мы были, но окружающую среду она сделала более грязной», — замечает американский эколог Барри Коммонер1. Добавим от себя: синтетические моющие средства значительно более «водоемкие», чем традиционные. С учетом повышенных требований к температуре воды стирка обходится все дороже не только для каждой семьи, но и для природы. Приведем другой пример из области сельского хозяйства. Для повышения урожайности во многих странах, в том числе и у нас, широко использовались минеральные удобрения, что требовало наращивания их производства. Но как показала жизнь, увеличение объема вносимых удобрений дает со временем все меньшую прибавку урожайности. В Англии за 30 лет количество вносимых азотных удобрений выросло в 8 раз, а урожайность лишь в 1,5 раза, в США за 15 лет потребление азота выросло в 1,5 раза, пестицидов

 

1 Коммонер Б. Замкнутый круг. — М., 1974. — С. 110-112.

в 3 раза, а урожайность увеличилась только на 3\%. Кроме того, ухудшилось качество сельскохозяйственной продукции, способность к хранению, появились болезни, связанные с избыточным количеством химических веществ в продуктах. Такое положение наблюдается во всех странах, где в земледелии используются химические добавки.

Существует сложнейшая связь между личностным и производственным потреблением. Она определяет всю систему производственных целей, а значит, весь процесс производства и в то же время непосредственно зависит от него, в частности, через сферу потребления. Удовлетворение одних потребностей сразу же порождает новые, неудовлетворенные потребности, которые, превращаясь в социальные цели, ведут к дальнейшему развитию производства. Этот тезис четко сформулирован К. Марксом : «Человек отличается от всех остальных животных безграничностью своих потребностей и способностью к их расширению. И этот рост потребностей людей является стимулом развития и совершенствования производства» 1.

Человеку как существу биосоциальному изначально были присущи два рода потребностей: биологические (физиологические) и социальные (материальные и духовные). Одни удовлетворяются в результате затрат труда на производство продуктов питания, материальных и духовных ценностей, другие человек привык удовлетворять бесплатно: потребности в воде, воздухе, солнечной энергии и т.д. Назовем их для краткости экологическими в отличие от удовлетворяемых трудом, которые можно назвать социально-экономическими.

Предметы экологической потребности весьма противоречивы. Изначально они были в сфере потребления, но затем, именно в результате производственной деятельности, направленной на удовлетворение социально-экономических потребностей, постепенно вошли в ряд ограниченных.

Теперь все менее доступными становятся чистая вода, чистый воздух, тишина и т.д., и для того чтобы придать им первоначальные свойства и вернуть в сферу потребления, уже требуются затраты общественного труда. Сегодня экологическая потребность все более проявляет социально-экономические черты. Поэтому следует взвешивать, сопоставлять друг с другом приоритеты экологической и социально-экономической ценности, разрабатывать своеобразную

 

1 Архив Маркса и Энгельса. Т. 11. — М., — С. 235.

 

шкалу предпочтений, с тем чтобы определить ту долю общественно полезного труда, которую мы считаем возможным выделить на удовлетворение экологических потребностей. Люди пока имеют довольно смутные представления о действительном спросе на качество окружающей среды, особенно в перспективе. И наоборот, порой многие явно переоценивают значение вещей и услуг, без которых в действительности можно легко обойтись, если отбросить навязанные социальной средой сомнительные критерии престижности и благополучия.

Человечество должно ограничивать свои потребности, чтобы поддерживать природное равновесие качества окружающей среды и минимизации возможности возникновения социальных конфликтов. Самоограничение — нормальное поведение человека в мире ограниченных возможностей.

Приведем для примера всем хорошо известный праздник Новый год, который проводится с елочкой. Каждый новогодний праздник лишает жизни около 30 млн деревьев, что равно 3 тыс. га хвойного леса. За 30 лет в стране вырубается в предновогодние праздники лес, равный площади Москвы в пределах кольцевой автодороги. Некоторые люди могут подумать, что площадь лесов в стране равна 791 млн га, а несколько сотен гектаров хвойного молодняка, срубленных на елочки, — капля в море. Но если вырубаются ели в малолесистых окрестных лесах, то цена им совсем не та же, что в безбрежных сибирских дебрях. Например, в Ростовской, Белгородской, Курской, Самарской областях хвойные насаждения занимают всего 1-2\% лесного массива, и если полностью удовлетворить спрос городов на них, то через несколько лет придется расстаться с хвойными лесами. А завозить деревья из других областей накладно. Как же разрешить это экономическое противоречие? На Западе давно спохватились, перешли на синтетику и композиции из веток, а в домах ставить натуральную ель не принято. Необходимо исходить из благополучия человека, состояния его здоровья, а оно определяется уровнем «здоровья» природы.

К вопросу об «экологизации» потребления можно подходить с разных позиций: физиологических, нравственных, социальных, экономических. Пожалуй, нигде они так тесно не переплетаются, как в быту. Бытовая сфера весьма богата примерами нерационального, бездумного потребления природных ресурсов, а иногда и законченного природного продукта. Взять, к примеру, современный жилой дом. Что он представляет? Это сложное сооружение с инженерным оборудованием, обеспечивающим квартиры светом, теплом, водой. На создание и поддержание в них высокого уровня жизненных удобств государство направляет огромные денежные и материальные ресурсы. Только на отопление жилых и общественных зданий тратится почти треть добываемого в стране топлива. Прибавим миллиарды киловатт-часов электроэнергии, миллиарды кубометров воды и газа, потребляемых в быту. Наш дом, наша квартира, наша семья как бы подключены к единой системе жизнеобеспечения. По каналам этой системы: электрическим и тепловым сетям, водопроводу, газопроводу, через бытовые и коммунальные предприятия — мы получаем все необходимое для поддержания нашего домашнего очага.

Как используется вода в быту? Современное бытовое потребление воды на человека достигает в городах 220—240 л воды в сутки. Из них на питье и приготовление пищи расходуется всего 5\%, на мытье посуды — более 6\%, стирка забирает 4\%, уборка помещения — 3\%, душ и ванна — 34\%. Больше всего воды — 43\% — расходуется через смывной бачок в туалете. Но из-за всевозможных утечек, вызванных неисправностью бытового оборудования, неиспользованными уходят в канализационную сеть или в грунт до 20\% воды. А это значит, что ежегодно «вытекает в трубу», а точнее в трубы, более 20 млн рублей. По оценкам специалистов, только правильное пользование обыкновенным краном-смесителем поможет сберечь до 40\% воды. Вот резерв, который не требует дополнительных затрат и, по сути, находится в руках каждого из нас. И дело не только в миллиардах рублей, затрачиваемых на водоснабжение населения, хотя экономически это имеет большое значение. Запасы пресной воды на земном шаре не безграничны.

Теперь вопрос о потерях тепла. Происходят они на пути от ТЭЦ или котельных до жилых зданий. В Российской Федерации ежегодный сверхнормативный расход тепла составляет в пересчете на условное топливо 20 млн т.

Баланс использования и потерь топлива: 30\% обогревает воздух в помещении, 40\% уходит через окна, 30\% — через стены. Отсюда видно, сколь значительную роль играет качество наружных ограждающих конструкций. Однако до сих пор велика доля однослойных панелей, а рамы выпускают спаренные, узкие. К тому же окна в новых административных зданиях в 2— 2,5 раза больше необходимых. Они неэффективны для экономии тепла. В этом отношении старые дома с широкими межоконьями гораздо удобнее и экономичнее. Через неплотно прикрытую дверь подъезда уносится тепло, для получения которого каждый час в котельной сжигается 4 кг угля. Окна и входные двери уносят столько тепла из наших квартир, что, умело утеплив их, мы позволили бы на 1/3 уменьшить расходы топлива. Сбережение лишь 1 \% топливно-энергетических ресурсов, используемых в жилищно-коммунальном хозяйстве, а также в быту, дает экономию около 3 млн т условного топлива: это результат годовой деятельности крупной шахты со всеми сопутствующими экономическими и социальными проблемами.

Специалисты утверждают, что у нас чрезвычайно низка культура потребления электроэнергии. Не умеем, да порой и не желаем экономить электроэнергию при освещении комнаты, при включении телевизора, электроплитки и т.д.

Особый разговор о хлебе насущном. Подсчитано: только в домашнем хозяйстве пропадает около 2 млн т хлеба. Это не просто небрежность, это неуважение к хлебу и многим тысячам тружеников, вырастивших его. Вот простой, но весьма впечатляющий подсчет. Если в каждой семье, состоящей из 4 человек, ежедневно будут выбрасывать 100 г хлеба, то в год это составит более 36 кг. Чтобы восполнить такие потери, в стране надо построить свыше 100 элеваторов емкостью в 20 тыс. т зерна, соорудить 57 мельниц, возвести 130 хлебозаводов мощностью 50 т в сутки.

Все более ясным становится понимание теснейшей связи экономики и экологии. Вот почему экономику быта надо рассматривать как составную часть экономики государства. Чем разумнее и экономнее мы будем распоряжаться природными ресурсами, тем богаче станет страна и каждый ее гражданин.

Для этого необходимо самое главное — воспитание у населения элементарной культуры потребления, чтобы каждый человек выработал потребность быть бережливым, сопряженную с моральными переживаниями за бесцельный расход воды, электричества, тепла, минеральных удобрений или металла. Если мы выработаем в каждом из нас культуру потребления, то понадобятся ли нам новые заводы и атомные станции?

Касаясь социально-экономических проблем экологии, необходимо также сказать о финансовых затратах в связи с авариями на атомных станциях и предотвращением кризисного состояния среды обитания.

В США было подсчитано, что в конечном итоге авария на АЭС «Тримайл Айленд» обойдется потребителям электроэнергии примерно в 130 млрд долларов. Поскольку эта АЭС не является государственной собственностью, покрытие расходов будет осуществляться из тех денег, которые поступают от потребителей подорожавшей электроэнергии. Для сравнения следует указать, что в США в 70-е годы строительство одного реактора обходилось в 0,5 млрд долларов. В последующем на достройку уже начатых, но незаконченных реакторов уходило по 3—4 млрд долларов. Известный советский экономист Ю.А. Корякин подсчитал, что с учетом не только технических, строительных и разных косвенных затрат (потери электричества), но принимая во внимание медицинские и сельскохозяйственные программы на будущее «по ликвидации последствий», Чернобыльская авария обойдется до 2000 г. примерно в 170—215 млрд рублей1. До 1986 г. строительство одного реактора в СССР обходилось примерно в 0,5 млрд рублей. После 1986 г. стоимость значительно возросла.

Расходы, как это очевидно, продолжатся и в следующем столетии. И даже через столетия те наши потомки, которым мы оставим задачу разборки суперсаркофага № 2 или строительства сверхсуперсаркофага № 3, будут вспоминать о том, что изобретатели столь оригинальной системы стержней аварийной защиты, при которой они создают разгон реактивности, прежде чем начать остановку реакторов, позаботились о том, чтобы не оставить их без работы.

Для предотвращения кризисного состояния среды обитания необходимы значительные финансовые затраты государства. В прошлом они в СССР составляли: в 1988 г. — 11,1 млрд рублей; в 1989 — 11,5; в 1990 г. — 12,5 млрд рублей. Аналогичные затраты в США составляли в 1989 г. около 80 млрд долларов (39 рублей на человека в СССР и 320 долларов в США). Чтобы быть точным, надо отметить, что из выделяемых в СНГ денег на охрану природы

 

1 Вопросы статистики. Научно-информационный журнал. 1994. № 1. - С. 43-45.

 

используется лишь часть, по-видимому, не более 65\%. Остальные средства не используются из-за недостатка строительных мощностей, материалов. Таковы официальные оправдания. На самом же деле — из-за недостаточного понимания важности этих расходов. Все затраты на решение экологических проблем страны в год должны составить в сумме 230—250 млрд рублей.

Часто приходится слышать, что экология весьма затратив. И при той практике природопользования, какая сложилась в нашей стране, это утверждение вполне корректно. Однако экология может стать не только затратной, но и приносящей прибыль. При решении экономической проблемы имеется два аспекта. Во-первых, создание в стране национальных парков (у нас их почти нет) с перечнем сервисных услуг. Это поможет паркам получить прибыль, если министерства будут активно поддерживать их. Во-вторых, законодательство и налоговую систему следует построить так, чтобы антиэкологичность стала экономически разорительной не только для народного хозяйства и будущих поколений, но и для конкретного предприятия сегодня, сейчас. Первые шаги в этом направлении, как мы отмечали, уже сделаны. В России принят Закон «Об охране окружающей природной среды». Российское правительство установило новую систему платежей за использование природных ресурсов, за выбросы и загрязнения.

Что касается тех людей и организаций, которые привыкли пользоваться даровыми благами, их претензиям поставлен твердый заслон.

 

Литература к теме первой:

 

Вопросы статистики. Научно-информационный журнал. 1994.

          № 1. - С. 43-45.

Данилов-Данильян В. И., Горшков В. Г., Арскин Ю.М., Лосев К.С.

          Окружающая среда между прошлым и будущим: мир и Россия

          (опыт эколого-экономического анализа). — М., 1994.

Коммонер Б. Замкнутый круг. — Л., 1974. Лосев А.В. Социальная экология: история и современность. —

Воронеж, 1993.

Материалы первого Всероссийского съезда по охране природы // Бумеранг. 1995. № 18.

 

Моисеев If. If. Современный антропогенез и цивилизационный разлом // Зеленый мир. 1994. № 21. — С. 5-11.

Моисеев И. If. Третьего варианта нам не дано // Зеленый мир. 1994. № 23. - С. 4-6.

Моисеев Н.Н. Устойчивое развитие или стратегия переходного периода // План действия. Устойчивые надежды. — М.: Экспресс, 1994. — С. 3-8.

Первая конференция общественно-экологических организаций России. Резолюции и предложения // Зеленый мир. 1995. № 21, 26.

Рюмина Е. Устойчивое развитие. Если экологический долг непомерно растет // Зеленый мир. 1995. № 24. — С. 10—11.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |