Имя материала: Социальная экология

Автор: А.В.Лосев

2. история постановки экологических проблем в россии

 

Теперь рассмотрим прагматические стороны взаимодействия человека и природы с позиций государственных деятелей Мос-ковии, а затем и России. Охрана природы в период позднего средневековья проводилась здесь в другой плоскости, при иных социально-экономических обстоятельствах, чем в Европе. Она была больше всего связана с ростом населения в городах и ремесленных поселениях, острой необходимостью увеличения производства продуктов питания и строительства жилища. Недаром персидские сказания утверждают о том, что первая человеческая чета появилась из деревьев. Слишком большое значение имел лес для человека. Многие народы почитали дерево родоначальником своим. А латиняне обозначили народ и тополь одним словом — популюс.

Многие века леса служили своего рода хозяйственной кладовой, которая человечеству представлялась неисчерпаемой. Леса как источник древесины, топлива, дичи и богатого разнообразия других продуктов были (да и ныне остаются) одним из важнейших поставщиков сырьевых материалов для человека. Кроме

 

¹ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 16, прим

того, леса после их вырубки давали дополнительную землю, а в ней всегда ощущалась нужда для земледельцев, которые поддерживали водный баланс и регулировали водоснабжение и водосток. Многие древние цивилизации не могли развиваться без леса и его продуктов, по этой причине пришли в упадок или даже совсем исчезли после истребления самих лесов.

Лес всегда делил с народом его судьбу. По истории народа можно проследить историю леса, и наоборот. Все путешественники по России в XV—XVI вв. свидетельствовали едино: Московия простирается почти сплошь еловыми, дубовыми да сосновыми лесами от Архангельска до Астрахани и от Балтийского моря до Урала.

Строили дома, храмы, дворцы, укрепления военного значения из огромных бревен дуба и сосны. В 1330 г. Иван Кали-та построил в Кремле церковь Спаса-на-Бору. Не на холме, а на бору. Значит, еще шумели тут «сосны величины невероятной». И не случайно на одном из планов Кремля иноземный картограф при обозначении Боровицких ворот дал им поясняющее название: «Ворота высокого леса».

Полагают, что когда зимой 1339 г. на смену старым укреплениям Иван Калита велел возвести кремлевские стены и башни из дуба, то за кряжами далеко не ездили. При раскопках находили остатки дубовых бревен «аршинной толщины». При огромном обилии леса в Московии не было разграничения ни между казенными и частными лесами, ни между поместными владениями. Каждый рубил лес где, как и сколько хотел, не думая даже о том, кому лес принадлежит. Частные лица невозбранно пользовались казенными, а казна, при надобности, рубила в частных дачах. Этот уклад закреплялся и в грамотах. Так, в грамоте, пожалованной в 1515 г. великим князем Василием Ивановичем Дмитровскому собору, предоставлялось заготовлять строительный материал во всех окрестных лесах, «чьи ни буди». Разумеется, рубежи между казенными и частными лесами были, но они были условными. «Рубежи» насекались прямо на стволах деревьев. Со временем насеченные грани терялись, исчезали с лица земли. Поэтому лес рубили без «всякого сожаления, употребляя его на надобное и ненадобное». В трактате «О рублении» А.Т. Болотов писал: «Рубят лес сплошняком, спешат как бы друг перед другом скорее вырубить и чтобы кола и доброй хворостины не осталось...»

При царствовании Петра Первого (1682—1725) такая вакханалия с варварской рубкой леса приостановилась. Царь смотрел на лес как на достояние государства, из чего следовало, что выгоды частных лиц должны уступать выгодам казны. Это он первым заступился за леса и государственным указом 30 марта 1701 г., запретив расчистку лесов в Московском уезде под пашни и на сенные покосы на. расстоянии 30 верст от рек, «по которым леса плавят и гоняют к Москве». Он же запретил обрабатывать привезенные к воде бревна, «чтобы от тех щеп и copy оные речки не засоривались».

Как нам ныне не вспомнить с благодарностью Петровы указы трехсотлетней давности. Многие реки безжалостно оголены, а русла их засорены не только щепой, но и штабелями затонувших бревен. В 1703 г. Петр Великий издает первый лесной указ общегосударственного значения. В нем царь повелевал сделать опись всем лесам, растущим по обе стороны от больших рек на 50 верст, а от малых, сплавных, впадающих в большие — на 20 верст. Все леса в этих пределах объявлялись заповедными. Приняты были строжайшие меры сохранности лесов: за рубку дуба применялась смертная казнь (впоследствии замененная кнутом, вырыванием ноздрей и ссылкой на каторгу), за рубку клена, ильма, лиственницы и сосны толще 12 вершков в диаметре — штраф 10 рублей за дерево. Но вместе с тем разрешалось рубить без всякого ограничения липу («во всем государстве липовые леса рубить всяких чинов людям невозобранно»), а также ясень, березу, осину, ольху, ель и даже сосну тоньше 12 вершков (тоньше 53 сантиметров).

Почти в каждом указе, даже самом строгом, всем и каждому дозволялось заготавливать дрова не только беспрепятственно, но и беспошлинно, в чьих бы то дачах ни было.

Петр Великий заботился о лесоразведении и защите леса. Он положил начало степному лесоразведению в России близ Таганрога в 1698 г. Этим актом царь хотел подвигнуть россиян, живущих в степных краях, к лесоразведению. С этой целью Петр I предписал камер-коллегии «заботиться о сохранении лесов и во всех местах, где возможно, добрые и притом другие потребные вещи насаждать и возвращать».

Несмотря на царские строгости, в России исчезали не только рощицы. За годы царствования Петра было вырублено, повыжжено и распахано более 6 млн десятин леса. Лес, как строительный материал, расходовался широко и повсюду. К тому же все избы, хоромы, палаты и дворцы в России обогревались дровами. А 15 изб в тепле содержать зиму — десятину леса истопить надо. Столько же требовалось израсходовать дров на отопление бань. Ведь почти у каждой семьи была баня. Царя волновало расточительство дров. Его современники передавали, как царь гостил у купца-пивовара Лапшина. Увидев, что из печного устья выпыхивает пламя, царь взволновался: «Лапшин, вижу я, — говорит царь, — ты и не думал о бережливости дров. Смотри, — указал на пламя, — сколько у тебя попусту топлива сгорает». В шутку хозяин ответил: «Сколько ни руби — хватит. Нам ли, русским, горевать о лесе? Пусть о том хлопочет немец, француз, грек, сицилиец. Это там у них за каждый клок земли тяжба, за каждую пядь война. У нас, благодаря Богу, ширь необъятная, даль необозримая, леса непроглядные, а потому гуляй топор, куда можешь и как захочешь, гуляй и лесной пожар, губи сколько угодно десятин леса — все равно не истребить всего того, что Бог насеял-насадил по русской земле. Хватит леса и нам, хватит и потомству...» Разумеется, царь сердито выговорил Лапшину.

Такие рассуждения были не только в петровскую пору, они еще не перевелись и в наше время. Наверное, так будут рассуждать еще долго.

Царь был яростным противником зряшной траты древесины на дрова. В 1701 г. он подписал указ «О пиловании дров». Суть царского указа состояла в том, что надо было постепенно переходить от топорной рубки и обработки леса к пиловой. До Петра не только рубили дрова, но и доски вытесывали топором. Из бревна, расколотого на две плахи, вытесывали две доски или два бруса, при этом большая часть древесины, как у нас и поныне бывает, шла в щепу, в сор. Вот поэтому Петр и повелевал учиться работать поперечными и продольными пилами, а для механического пиления начали ставить ветряные и водяные мельницы. Однако, как и всякое техническое нововведение, пилование внедрялось туго даже в Петербурге, под строгим царевым присмотром, а уж вдали от столицы и вовсе дело не ладилось.

Петр I понял истинную роль леса и хотел сберечь его от бездумного разграбления. Из-под его пера вышло около 200 указов, писем и распоряжений, имеющих прямое или косвенное отношение к лесу. И поэтому вполне оправданно петровское время в истории именуют важной эпохой в истории лесного хозяйства. Петр ввел хозяйствование в лесах, не имевших до него хозяйского пригляда. Это он указом от 6 апреля 1722 г. впервые назначил вальдмейстеров — лесничих, а при Адмиралтейской коллегии учредил Вальдмейстерскую канцелярию и назначил обервальдмейстером — главным лесничим — бригадира Глебовского «для смотрения и бережения лесов во всем государстве».

После смерти Петра все его указы потеряли практическую силу. Екатерина II окончательно отменила их, повелев законом 1782 г. «все леса, растущие в дачах помещичьих... оставить в полную волю», все, даже заповеданные Петром, корабельные, клейменные. Довод был разумен: помещики в своих же интересах и в интересах наследников сами примут меры к охранению этих лесов и их разведению. Однако «полная их воля» руководствовалась вовсе не разумом, а скорой наживой.

И началась яростная рубка, как свидетельствовали историки. Рубили заповедные и корабельные леса, торопились скорее обратить их в деньги, пока правительство не спохватилось. Спохватилось и воспретило через восемь лет. Но вскоре последовал новый закон «о сбережении лесов», в котором было высказано категорическое повеление всем лесовладельцам: чтобы «крестьяне не терпели нужды в лесном материале», сам Бог на пользу человеку взрастил лес...

Так и пользовались лесом в России (и не только при заготовке дров) вольно и бесплатно вплоть до XIX в., значительно дольше, чем в странах Западной Европы. Правда, некоторые лесовладельцы исхитрились брать плату, но не за древесину, что воспрещалось законом, а с топора. Билет на заготовку леса одним топором можно было выкупить, заплатив от 20 копеек до рубля. Рубили лес без разбора повсеместно. В результате за столетие после Петра по России было истреблено более 22 млн га леса. При этом скорость потеснения все нарастала, леса все отступали и отступали под натиском топора. При этом не осуждались, а восхвалялись те помещики, которые расширяли пашню за счет леса и больше вывозили пшеницы за границу.

В центральных и южных губерниях России процесс разорения лесов принял характер национального бедствия: степь продвигалась на север по версте в год, а местами и более. Потеря лесов влекла за собой опасные экологические и хозяйственные последствия. Например, от вырубки лесов сильно пострадали сады. Они усыхали, оставшись без леса. Усыхали всюду. Случилось это бедствие в 40-х годах прошлого века. С тех пор, сколько ни пытались возродить их здешние умельцы, все усилия напрасны. Снижение плодоносности здешних садов было замечено уже в самом начале вырубки лесов. И чем больше их вырубали, тем больше и бед случалось: сады сначала подмерзали, а потом и вовсе стали погибать, о разведении груш и яблонь перестали и думать. Кое-где остаются еще вишни, сливы и ягодники, но и вишни часто вымерзают: не встречающие преграды зимние ветры остужают местность, усиливают холод и делают его невыносимым не только под Москвой, но и в Орловской, Курской, Воронежской губерниях, тоже славившихся своими садами. Целыми сутками дует теперь там то резкий и холодный, то сухой ветер, дует летом, осенью, зимой, весной.

В Елецком уезде Орловской губернии (ныне Липецкой области) дорубились до того, что дрова уже продают на вес. Лес в уезде вырубили подчистую: если в 1867 г. было еще 13 400 десятин леса, в 1872 — 5 тыс., то в 1877 г. вырублено почти все. Уезд открыли всем ветрам.

Развитие промышленности, железных дорог, пароходства потребовало много топлива. В топках всех паровозов, пароходов горели дрова, т.е. сгорали леса. На нужды одного лишь Волжского пароходства истреблялось до десяти тысяч десятин леса в год. А сколько полегло под рельсами, если ежегодно на шпалы вырубали около миллиона самых лучших деревьев?

Промышленный прогресс в России в XIX в. оплачен лесом. Это не только прогресс, но и трагедия. Лесные ресурсы катастрофически убывали: массивы леса сильно сокращались, а степные просторы расширялись. И что особенно омрачало население — это опустынивание ранее пахотных земель. Сплошная вырубка лесов в ряде мест России привела в XVIII—XIX вв. к ухудшению экологической обстановки: изменение микроклимата, учащение суховеев и засух, углубляющееся недоедание и появление различного рода болезней. Значительно сократились потенциальные возможности для социального развития страны.

Движение за охрану природы отмечалось в России в бытность многих царей Романовых, не исключая последнего из них Николая II. В конце XIX и начале XX столетия в условиях царизма сформировались «пасторальная» (пастушеская), экологическая и прагматическая точки зрения на эту проблему. Царскому правительству был ближе всего пастушеский подход, как наиболее дешевый и доступный.

После Октября 1917 г. советское правительство декларировало приверженность экологическому подходу, опиравшемуся на научные принципы. Суть этого подхода изложена во многих ленинских произведениях ¹.

рассмотрение природоохранных проблем и рационального использования природных ресурсов в единстве с другими направлениями экономической и социальной политики государства;

анализ комплекса неотложных задач использования природных ресурсов и охраны природы как внутренне единого комплекса экологических проблем;

постоянное совершенствование правовых и организационных основ социалистического природопользования;

целостный подход к природным ресурсам, использование их с

 

1Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. — С.166.

учетом интересов не только современного, но и будущего поколения;

неослабное внимание всего населения и органов власти к решению природоохранительных задач и решительная, бескомпромиссная борьба с расхитителями природных богатств.

Находясь на посту главы правительства, В. И. Ленин

принимал самое активное участие в природоохранительной деятельности государства и стилю его работы был характерен деловой подход к природоохранным проблемам в процессе практического осуществления крупных народнохозяйственных и социально-политических задач. Важной предпосылкой, заложившей возможность планомерной охраны природы, стала национализация земли, ее недр, лесов, растительного и животного мира, проведенная на основе декретов «О земле» (1917) и «О социализации земли» (1918). Также имели немаловажное значение документы, подписанные Лениным: «Основной закон о лесах» (1918), «О сроках охоты и о праве на охотничье оружие» (1919), «Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море» (1921) 1.

По поручению Ленина готовился проект декрета об охране природы. При его непосредственном участии были подготовлены и приняты решения о создании первых в нашей стране государственных заповедников: Астраханского, Ильменского и др. В общей сложности при Ленине было принято около 100 постановлений советского правительства об охране природы, рациональном использовании природных ресурсов в СССР2.

При Ленине и в первые годы после его смерти проводились отдельные меры по сокращению негативного влияния развивающейся промышленности на природу. Например, постановления об охране лесов и организации лесного хозяйства (1928, 1929, 1931 гг.), о регулировании рыболовства и охране рыбных запасов (1935) и т.д.3 Расширялись права и обязанности органов санитарных надзоров в отношении вредного воздействия промышленных предприятий на природу и здоровье человека.

 

1Декреты Советской власти. Т. 2. — М., 1959. — С. 312-329;

Т.5. — М., 1971. — С.245; Собрание узаконении и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1921, № 49. — С. 351-352.

2 Об охране окружающей среды. Сб. документов партии и правительства. 1917-1985 гг. 3-е изд., доп. - М., 1986. - С. 10.

3 Там же. - С. 47, 48, 50-59.

Предприняты были меры природоохранного характера и в первые послевоенные годы: лесовосстановительные работы, охрана лесов и отдельных видов природных ресурсов.

Однако в последующие после смерти В. И. Ленина годы принципиальные подходы к проблеме охраны природы радикально изменились. С окончанием нэпа произошел отказ от политики культурного плюрализма, прежняя важная роль Госкомитета охраны природы была утрачена.

Установки на индустриализацию сверхвысокими темпами не оставляли места для подлинной охраны природы. Сталин обратился к поиску путей обретения безграничного могущества над природой, которого не сулила официальная наука. Это стремление заставило его верить шарлатанам от науки типа Т.Д.Лысенко и И.И. Презента, которые обещали всяческие чудеса в использовании сил природы в деле социалистического строительства. Последствия оказались для страны катастрофическими.

Ориентация сталинского руководства на исключительно быстрый экстенсивный экономический рост, определяемый в валовых показателях, была несовместима с рациональным управлением природными ресурсами на базе законов живой природы. Поэтому грандиозные преобразовательские проекты трудно было сочетать с концепциями экологов и сторонников охраны природы, которые позволяли себе откровенные сомнения и возражения. Всероссийское общество охраны природы и Госкомитет Наркомпроса постоянно противились политике хозяйственных наркоматов, что требовало большого мужества, как и экологическая аргументация неприкосновенности заповедников.

Вопрос о заповедниках — это вопрос о деятельности экологов на своих базах, где они вели научные исследования. Поэтому борьба между хозяйственниками и природоохранным движением уже в то время превращалась в подлинную войну. С началом пятилеток «зеленые» (используя нынешний термин) попали в опалу. Нажим на охраняемые природные территории неумолимо усиливался.

Начиная с марта 1933 г.. Госкомитет был занят проблемой будущности заповедников РСФСР. По замыслу паразитировавших на науке карьеристов-прагматиков (И.И. Презент, Т.Д. Лысенко, П.Г. Смидович и др.) заповедники «нового типа» должны служить «образцом того, что сможет в условиях социализма сделать с природой творческая воля человека» (Вейцман, 1934). Вместо того чтобы быть лабораториями природы, заповедники должны теперь, как настойчиво требовали сталинисты, решать хозяйственно-прагматические задачи: акклиматизации, борьбы с суховеями. И эта работа получила весьма широкий размах. Тем не менее усилиями экологов (Макарова, Шиллегера, Протопопова, Розанова и др.) сеть заповедников в РСФСР в 30-е и 40-е годы продолжала расширяться. Однако проводившаяся прагматиками работа по акклиматизации растений и животных не укрепляла советскую экономику и была чревата серьезными нарушениями биогенезов, вела к непредсказуемому росту численности одних видов при падении других. Пренебрежение экологией не прошло даром.

После войны в обстановке крайней международной напряженности Л. П. Берия обвинил заповедники, расположенные вдоль заселенных границ Советского Союза, в том, что они служат убежищем для шпионов и диверсантов. При этом давление на заповедники в конце 40-х годов еще более возросло, усилилось отведение земли под лесозаготовки и сельскохозяйственные нужды.

Действуя в духе времени, новый начальник Главного управления по заповедникам при Совете Министров РСФСР А.В. Малиновский, ранее работавший в лесной промышленности и связанный с Берией, предложил в 1950 г. план, предусматривающий ликвидацию двух третей заповедников.

В 40-х — 50-х годах борьба между недальновидными прагматиками и экологами оказалась прелюдией к последующим гонениям на классическую генетику.

Вместе с тем, обращаясь к сложному послевоенному времени, нельзя не отметить развернувшиеся в стране работы по осуществлению грандиозного плана преобразования природы, названного в угоду «вождя народов» сталинским. План предусматривал насаждение полезащитных полос на огромных пространствах страны и преследовал цель защитить почвенный покров от восточных суховеев, чтобы повысить урожайность полей. Можно оспаривать научную обоснованность целого ряда положений этого плана, но государственная энергия и целеустремленность, с которой он осуществлялся, вызывает уважение. Сама идея полезащитных насаждений приветствовалась крестьянством. И оно принимало активное участие в реализации плана преобразования природы. Лесные насаждения принялись. Но сменилось руководство страны и, пересматривая политическое и хозяйственное наследство, оно отказалось не только от действительно вредного, но и многого полезного. Так, продолжая поддерживать псевдонаучные авантюры академика Т.Д. Лысенко, Н.С. Хрущев совершенно несправедливо изменил государственное отношение к лесоразведению и это незамедлительно дало негативные результаты: из-за отсутствия надлежащего ухода часть уже насажденных лесов погибла и была перепахана, а оставшаяся, чудом уцелевшая, и поныне работает на урожай. Пример этому — опытные хозяйства Центральночерно- земного института сельского хозяйства им. В. В. Докучаева в Воронежской области.

Никем не подсчитано, какие убытки понесла страна в результате массового уничтожения в это время лесополос, как государственных, так и колхозно-кооперативных. Одно несо- мненно: потери огромны и должны включать в себя недобор урожаев. Нельзя также забыть и об уроне, вызванном попыткой Т.Д. Лысенко внедрить гнездовой посев в засушливых районах и яровизацию пшеницы на Украине.

Экологическая ситуация в конце 50-х — начале 60-х годов в ряде регионов страны резко изменилась в худшую сторону. Причиной этого явилось стремительное развитие промышленности и химизация сельского хозяйства. Острота экологической проблемы возросла в центральных районах РСФСР, на Среднем и Южном Урале, на Украине. Тревожная экологическая обстановка в стране потребовала принятия мер по охране природы и отражения их в Конституции СССР 1977 г., статья 18 которой гласила: «В интересах настоящего и будущего поколений в СССР принимаются необходимые меры для охраны и научно обоснованного использования земли и ее недр, водных ресурсов, растительного и животного мира, для сохранения в чистоте воздуха и воды, обеспечения воспроизводства природных богатств и улучшения окружающей среды»'.

Для обеспечения дальнейшего развития законов об охране природы были разработаны и приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о недрах, законы об охране атмосферного воздуха и об охране и использовании животного мира, основы земельного, водного и лесного законодательства. Намечены конкретные меры по усилению охраны природы, рациональному использованию природных ресурсов, охраны отдельных природных объектов, например, по предотвращению загрязнения бассейнов Балтийского, Черного и Азовского морей, рек Волги и Урала (О мерах по предотвращению загрязнения бассейнов рек Волги и Урала неочищенными сточными водами (1972)2; О мерах по предотвращению загрязнения бассейнов Черного и Азовского морей (1976)3; О мерах по усилению охраны от загрязнения бассейна Балтийского моря4).

1 Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. — М., 1977. — С.11.

2 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т.9. - М., 1974. - С. 17-21.

3 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 11. - М., 1977. - С. 119-122.

Можно и дальше перечислять постановления союзного и Российского республиканского правительства. Их было много. Но беда в том, что они не действуют, оказались мертворожденными.

Государственная дума Российской Федерации и Правительство России подготовили и рассматривают ряд нормативных документов по коренному улучшению экологической обстановки в стране и за ее пределами. Будем надеяться, что новые российские нормативные документы по экологии будут работающими.

 

Литература к  теме первой :

 

Блаватский В.Д. Природа и античное общество. — М., 1976. Герасимов И. П. Экологические проблемы в прошлой, настоящей

и будущей географии мира. — М., 1985.

Гирусов Э.В. Основные исторические этапы взаимодействия

общества и природы // Общество и природа. — М • Наука

1981. - С.48-57.

Круть И.В., Забелин И.М. Очерки истории представления о взаимоотношении природы и общества. — М., 1988.

Об охране окружающей среды: Сборник документов партии и правительства. 1917-1985 гг. — М., 1986.

Очерки по истории экологии / Под ред. ГА. Новикова. — М., 1970.

Томсон Дж.О. История древней географии. — М., 1953.

Яцунский В.К. Историческая география. — М., 1955.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 |