Имя материала: Социальная медицина

Автор: Черносвитов Евгений Васильевич

Введение

 

Сразу подчеркнем, что данная книга является пособием по медицине для социальных работников, то есть социальных педагогов, социальных психологов, социальных врачей, специалистов, малознакомых с основами клинической медицины. Поэтому книга охватывает самые широкие аспекты и, прежде всего, те стороны социального знания, которые граничат с медициной. Этим определяется ее название и предмет.

Насколько нам известно, в России подобные работы еще не издавались. Вместе с тем наше общество достаточно созрело, чтобы осознавать и решать проблемы, которые находятся в компетенции социальной медицины. И раньше врач вряд ли стал бы отрицать, что он предпочитает лечить больного, а не болезнь. Однако в настоящее время на первый план все с большей силой выдвигается уже не болезнь сама по себе, а больной организм со всеми его особенностями и проявлениями. Все более становится ясным, что заболевшему человеку нужен не только врач, но и социальный работник, способный решить его жизненные проблемы.

Новое течение в медицине выделилось в специальный отдел общей патологии под названием учения о конституции (преморбиде). То есть сама клиническая медицина выдвинула на передний план проблему личности вообще и больной личности в частности — иначе говоря, проблему социальных основ психосоматики. Мы понимаем психосоматику в широком смысле слова как организм личности (или организм социального человека). Решение данной проблемы лежит в выяснении взаимосвязей между соматической (от греч. soma — тело) сферой и особенностями личности. Личность же выступает как конкретный человек, обремененный социальными (микросоциальными) проблемами. В зависимости от своих врожденных особенностей (наследственности) и приобретенных социальных качеств и проблем, человек предстает как некий тип личности со своими особенностями характера. Как это соотносится с социальными основами психосоматики, будет раскрываться в соответствующих разделах книги. Психосоматика всегда подразумевает субъективность человека, с его темпераментом, талантом, характером, физиономией и другими качествами человека.

Обратим внимание хотя бы на такую характеристику человека, как его темперамент. Известные со времен Гиппократа четыре типа темперамента:

холерический,

флегматический,

меланхолический,

сангвинический —

как бы нивелируются, когда человек предстает в своем социальном статусе и окружении.

Нужно подчеркнуть воспитание и обучение, которые не принимают подчас во внимание особенности темперамента человека. Точно также и для социальной деятельности взрослого человека темперамент не имеет решающего значения. И только в болезни темперамент раскрывается как одна из составляющих черт личности. Напротив, характер есть нечто, всегда отличающее людей друг от друга, в каком бы из статусов (социальных ролей) они ни выступали. Хотя почти каждый понимает, что физиономия есть маска, которую человек «надевает», играя ту или иную социальную роль. Личность вообще есть persona (то, что «за маской», как говорили римляне). Однако только в характере индивидуум приобретает свою постоянную определенность. К характеру относится прежде всего та формальная сторона энергии, с которой человек, не давая сбить себя с раз принятого пути, преследует свои цели и интересы, сохраняя во всех своих действиях согласие с самим собой...

Пока мы говорим о социальных основах психосоматики. Это значит, что организм человека рассматривается как социальное явление. Организм, же человека как физиологическое явление есть совокупность органов и систем (кожи, костно-мышечной системы и т.д.). Организм же человека как социальное явление есть совокупность всех человеческих отношений, проявляющихся в жизнедеятельности человека:

1. Отношение к роду (генетическая проблема).

2. Отношение к виду (социально-типологическая проблема).

3. Отношение к семье, к сфере деятельности, к сфере привычек и увлечений (микросоциальные проблемы).

Психосоматический организм человека, кроме вышеназванных характеристик, предполагает и качества, которые проявятся на жизненном пути, замыкающемся в цикл. Это:

1) Отношение человека к своему гению.

2) Отношение человека к своей судьбе.

Уместно будет здесь привести слова Гегеля о личности. Он говорит: «Личность представляет собой бесконечно более интенсивную твердость, неподатливость, чем объекты». Забегая вперед, заметим, что «твердость» личности есть ее психосоматическое качество. Во втором разделе книги мы будем подробно рассматривать это качество личности в разделе о психологической защите.

Итак, мы очертили круг личностно значимых для социальной психосоматики проблем. Кроме, пожалуй, главной ее проблемы — сомы (тела человека). Здоровый человек не имеет такой проблемы. Собственное тело человека должно (как полагали еще и Гиппократ, и Аристотель, не говоря уже об эпикурейцах и стоиках) доставлять ему или наслаждение и удовлетворение его желаний и потребностей (от физиологических, эротических до нравственных), или «не мешать» человеку исполнять свой долг и призвание на Земле. Но практика психосоматики показывает как раз обратное. Соматозы существуют ровно столько, сколько существует цивилизованное человечество. На стене врачевания древнеегипетского храма в Луксоре выдолблено свыше тысячи (!) названий болезней, которые носят отчетливый характер соматозов (психосоматозов). И эти «болезни» нужно было бы еще тогда взять в кавычки, ибо ими занимались не врачи, а жрецы, колдуны и маги — первые социальные «психотерапевты». Так как в любом цивилизованном обществе всегда были и будут социальные проблемы, тело (сома) человека будет на них реагировать (хочет того его «хозяин» или нет). Тотальное, стабильное и стереотипное (как в реакциях психопатических личностей) реагирование тела на социальное «притеснение» нашло воплощение в понятии conatus. И эрос, и танатос могут быть проявлением conatus!

Conatus остро ставит проблему человеческого тела для социальной медицины. Сома оказывается своеобразным «зеркалом» психосоматического организма.

Психосоматический организм как нечто целое, самостоятельно функционирующее, нельзя понять без основополагающих гипотез о «человеке-машине» и единстве «тела и характера».

Во «Введении» мы не будем подробно рассматривать проблему картографии человеческого тела в связи с психосоматикой, а только обозначим ее, подчеркнув, что на коже человека нет ничего лишнего (как ничего случайного нет в строении его тела), что бы так или иначе не указывало на психосоматические особенности его организма, родового, видового и индивидуального характера. Подробно эта проблема будет рассмотрена в соответствующих разделах книги.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 |