Имя материала: Социальная психология старения

Автор: О.В.КРАСНОВА

3.1.2. геронтофилия и геронтофобия

 

Одной из важных особенностей становления человеческого общества, в отличие от стай животных, была забота о стариках как хранителях социально-психологического опыта коллектива и источнике мудрости. Исследования могильников эпохи мезолита и неолита свидетельствуют о раннем возрасте смерти, особенно у женщин. Стариками считались тогда люди от 30 до 50 лет, а условная продолжительность жизни поколения составляла от 20 до 25 лет.

На заре цивилизации и на ранних ступенях развития человечества центральной фигурой был зрелый человек. Многочисленные источники показывают, что продолжительность жизни в то время составляла два-три десятилетия. С наступлением старости, когда силы уже отказывали беспомощному старику, а знания и умения становились бесполезными, его бросали на произвол судьбы. Поэтому первобытные общества были обществами без стариков. Многочисленные этнографические работы западноевропейских и американских ученых, повествующие о том, как поступали со стариками первобытные люди, позволяют сделать вывод, что условия жизни стариков сильно зависят от социальной сферы.

В традиционных обществах функцию закрепления и передачи традиций племени выполняли старейшины. Постепенно происходило разделение функций — одни старейшины олицетворяли культ предков, а другие (жрецы) — культ богов. Оформление патриархальных отношений в большей части мира приводило к сакрализации личности стариков, к развитию культа старого вождя. Этот мотив стал сквозным для мировой цивилизации в целом и локальных культур, особое развитие он получил в иудейско-христианской традиции, где библейские пророки и апостолы персонифицируют общественную мудрость. В православно-христианской традиции Бог предстает в образе мудрого старика.

В восточных философско-этических системах, прежде всего в Древнем Китае, особо почитали стариков и старость. Возраст от 60 до 70 лет считался «желанным», ибо, по словам Конфуция, он «в семьдесят лет следовал желаниям сердца и не переступал меры». На почтении к старости и старикам основано мироощущение китайцев. Эта восточная геронтофилия имеет глубокие социальные корни, так как устойчивость социально-политического устройства общества ассоциировалась с прочностью и устойчивостью организма человека и обретением им мудрости в старости. Социальные паттерны в Восточной Азии в общем относятся к конфуцианским ценностям. Однако в послевоенную эру (после Второй мировой войны) начались социально-экономические трансформации в Японии, Южной Корее, Гонконге, являющихся моделями для развивающихся и развитых стран. Эти изменения привели к изменениям социальных паттернов. В одном ряду с указанными странами стоят Китай и, в меньшей степени, Северная Корея. На повседневном сленге старых людей образно называют «серебряноголовые» (на китайском звучит как yin-fa tsu), уважительно признавая седую голову знаком выполненной жизни, награды. Однако большинство социальных исследований показывают, что эта седина вместо достижения реально означает в общественном сознании процесс изменения отношения к старикам, ухудшения их положения в обществе. Для людей Восточной Азии с признанным уважением старшинства и ценностей семьи и общины появление знаков социального ухудшения отношения к пожилым и старым людям особенно разрушительны. В то время как в Тайване очевидны результаты экономического роста и развития, многие старые женщины сталкиваются с различными проблемами.

Комбинация увеличения продолжительности жизни и быстрых социально-экономических трансформаций породила не только увеличение старшей части населения, преимущественно женской, но и игнорирование их обществом. Средняя продолжительность жизни для женщин в Тайване увеличилась за последние пять лет до 78 лет. Изменения экономической жизни и семейной структуры лишили этих вынужденных приспосабливаться к новым условиям жизни старых женщин в свои 70 - 80 лет обычных ресурсов и престижа. Теперь не та ситуация «царствования матриархата», когда Конфуций, по его словам, «под своей собственной крышей частенько радовался». Как бабушки они больше не ожидают от своих женатых сыновей их зарплаты в качестве вклада в семейный фонд, они не ждут от своих невесток обеспечения повседневным содействием их физических и эмоциональных потребностей. Большинство из этих пожилых женщин сталкиваются с перспективой одинокой жизни, они не имеют своего жилья, так как взрослые сыновья уходят из дома и эти женщины становятся теми, кто «часто переезжает с места на место» по домам своих женатых сыновей.

В то же время старость нуждалась в моральном оправдании уже в эпоху античности, и это говорит о формировании в общественном сознании другой, полярной психологической, установки — геронтофобии. Обычай убивать стариков бытовал у многих народов, он, в частности, отмечен и у славянских племен. Этот обычай был связан не только с низким уровнем производительных сил, что делало стариков обузой в глазах общества, но и с рядом социальных и классовых противоречий, закрепленных в определенной культурно-психологической традиции.

Негативные установки по отношению к старым людям, возникшие на ранних этапах прогресса общества в условиях скудости существования и сохраняющиеся в известной мере в западном сознании, оказывают существенное влияние на мотивы поведения, самочувствие и даже состояние здоровья пожилых людей, считающих себя лишними в обществе. Этим вызвана необходимость критики гетерофобных установок. С общечеловеческой, гуманистической позиции большое значение приобретают признание общественной ценности старых людей как носителей традиций и культурного наследия наций, пропаганда современных научных знаний о психологической наполненности и красоте поздних лет жизни, о путях достижения «благополучного» старения.

Таким образом, понятия «геронтофилия» и «геронтофобия» существуют очень давно. Геронтофилия (gerontos — старец, phileo — любить), или любовь к старым людям, прослеживается во все времена. Благотворительность, попечительство, призрение старых людей — это различные формы проявления геронтофилии. Геронтофобия (gerontos — старец, phobos — боязнь) — это боязнь старых людей. Иногда под геронтофобией понимают боязнь именно старости. Враждебное чувство к ней и страх перед собственной старостью пришли из далекого прошлого, когда старому человеку не было места в общине или племени, когда его выбрасывали собственные дети и это не вызывало никакого протеста ни у них, ни в их общине.

Противоположные точки зрения на образ старого человека представляют собой социокультурный феномен, имеющий корни в реальных противоречиях общества. Геронтофобные установки по отношению к старости и старым людям должны быть подвержены всесторонней критике, так как на уровне обыденного сознания их влияние еще нередко сохраняется. Повышение в общественном мнении «ценности» юности в западной культуре привело и к эволюции представлений о старости: как пишет Ф.Арьес, старик «исчез» [1977]. Слово «старость» выпало из разговорного языка, ибо понятие «старик» стало резать слух, приобрело презрительный или покровительственный оттенок.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |