Имя материала: Социальная психология старения

Автор: О.В.КРАСНОВА

3.1.6. появление социальных стереотипов и аттитюдов к старению и старости

 

Что такое быть пожилым человеком в прошлые века? Как они ощущали себя? Как они жили? История старения еще не написана, и можно только собрать вместе какие-то фрагменты. Недостаток интереса к опыту пожилых людей, их жизни подтверждает те скудные документы, которые сохранились до наших дней. На первый план пожилые люди выступают в документах только «когда они становятся проблемой» [Thompson, 1999]. О специфике образа жизни пожилых в прошлом мало что известно или неизвестно вовсе, что ведет зачастую к противоречивым данным.

Восстановить полную картину жизни пожилых людей в последние 200 - 300 лет невозможно. Однако можно выделить несколько положений о старении и определить начало социальных аттитюдов к старению. Насколько они отличаются в XVII в. от наших дней? Например, в Англии XVII в. господствующий идеал был геронтократический: молодые служили, а старшие властвовали. Предполагалось, что мудрость, суммарный опыт и самоконтроль преумножаются с возрастом. В обществе был распространен образ Бога как пожилого человека. Церковь возглавлялась пожилыми служителями, а законы вершились пожилыми судьями. Родители приучали детей выполнять соответствующие обязанности, учили уважению. Общинами обычно руководили «старцы церковного прихода». Как правило, в деревенской церкви старые сидели на лучших передних местах, а молодые — на задних. Однако бок о бок с этим идеалом существовал противоположный. В реальности ключевые позиции в законодательстве и политике удерживали мужчины в возрасте 40 -50 лет. Пожилые не могли работать в сельском хозяйстве или заниматься ремеслом, где требовались значительные физические усилия. Уважение не страховало детей от протестов против своих родителей. Поздний возраст имел ограничения социального характера. Пожилые, которые проявляли сексуальные интересы, могли быть безжалостно осмеяны молодыми представителями их общины. Были широко распространены насмешки над «старыми дураками». «Старые люди в своем большинстве презираемы, особенно когда они не имеют хорошего положения и имущества, в то время как другие комментаторы в 1621 году писали, что старые люди обременительны для всех. Ни их разговоры, ни их компания нежелательны» [Thomas, 1976].

Эти противоречивые сведения об отношении к старым ясно показаны в традиционных восьми стадиях жизни (по Э. Эриксону). Можно предположить, что одновременно существовали два стереотипа старости. Один — негативный, другой — позитивный. И баланс ранних современных аттитюдов к старости гораздо менее благоприятен, если мы представим, что использовались номинации хронологического возраста, которые совершенно отличны от тех, которые применяются в наши дни. «Их» старый возраст — от 50 до 62 лет — мы сегодня рассматриваем как часть «нашего» среднего возраста. Наш «молодой» старый возраст они видели как «сенильность», «слабоумие», наш «старый» старый возраст был «вне досягаемости фокуса их конвенциональной мудрости» [Thompson, 1999].

Хронологические номинации фундаментально изменились за последние 200-300 лет в результате изменений в здоровье и демографии. Улучшения здоровья в поздней жизни произошли относительно недавно. В общем составе населения стран третьего мира, которое быстро растет, будет относительно немного пожилых людей. В более развитых странах они будут относительно более многочисленны, большинство из них будут испытывать недостаток поддержки от детей. С конца XIX в. во Франции пожилые уже были выдающейся группой, едва ли не в два раза большей, чем в Англии в это же самое время. В Англии с XVII в. до начала XX в. тех, кто достигал возраста 60 лет, оставалось мало, 5-7 \% населения. С 1900 г., однако, произошли изменения благодаря тому что, во-первых, семейные пары стали принимать решение иметь меньше детей и, во-вторых, здоровье населения в целом значительно улучшилось. Эта комбинация с начала века привела к образованию малых семей с большим снижением уровня смертности. Она объясняет резкое увеличение тех, кому за 60 лет (более 20 \% общего состава населения), и то, почему среди них больше, чем в предыдущих поколениях, одиноких, без детей.

Сейчас пожилые люди живут дольше. Современные 60-летние мужчины Западной Европы могут прожить еще почти 20 лет, а женщины даже дольше. В старину смерть часто уносила людей еще совсем молодыми. Особенно уязвимыми были дети, но многие умирали и в молодости, и в среднем возрасте. К 50 годам женатые мужчины и замужние женщины становились вдовыми, и почти половина их сверстников не доживали до этого возраста в противоположность ситуации последней четверти XX в. Большинство людей сейчас входят в поздний возраст, но он основательно отличается от пожилого возраста прошлого.

Уменьшение уровня смертности привело к тому, что сегодня большинство европейцев среднего возраста не будут иметь прямого опыта горя и тяжелых потерь до тех пор, пока они не потеряют своих собственных родителей. Для многих молодых людей смерть так нереальна, что для них становится удовольствием «играть» с ней. Поэтому, становясь старше и старее, они не подготовлены опытом и внезапно испытывают незнакомый и безжалостный удар.

В 1800 г. в Великобритании было равное количество пожилых мужчин и пожилых женщин, но сегодня на трех пожилых женщин приходятся только двое мужчин. В России сегодня на одного мужчину в возрасте 60 лет приходятся две женщины этого же возраста, а на мужчину в возрасте 75 лет — четыре. Кроме того, женщины всегда были менее социально престижны, чем мужчины, и это усиливает тенденцию к негативным аттитюдам ко всем пожилым. Большинство мужчин предпочитают жениться на женщинах моложе себя. Некоторые из них даже в возрасте 85 лет могут рассчитывать на брак с более молодой женщиной. Многие женщины в возрасте старше 75 лет чаще всего вдовы. В то время как мужчины сегодня рады поздней жизни, для женщин этот опыт чаще всего одинокий, уединенный. Таких резких контрастов не было в прошлом.

Другой аспект, о котором говорилось выше, — улучшение здоровья. Доктора в XVII - XIX вв. не имели развитых специальных умений для того, чтобы удлинять жизнь пожилым людям. Вероятно, большинство «долгожителей» и «стариков» были умеренно активными, хотя им, например, не доставало зубов (искусственные зубы оставались предметом роскоши до XIX в.). Довольно большое количество пожилых людей доживали свой век как хронически больные, с физическими или умственными недостатками. Это вело к подкреплению таких негативных образов позднего возраста, как «постоянная болезнь», «болезнь», «время слабости, бессилия», в широчайшем смысле — «отбросы жизни человека».

Исследование списков домохозяйств обнаруживает сравнительно небольшое количество трехпоколенных семей в Англии начиная с XVI в. — около 5 \% в среднем. Это составляет всего половину подобных семей во Франции и менее чем одну треть (чаще даже больше) в Восточной Европе или Японии в это же время. В середине XIX в. в Англии эта цифра поднялась до 9 \%, а затем упала до 1 \% сегодня. Но, по мнению некоторых авторов, эти цифры могут ввести в заблуждение. Например, прародители могли жить в нескольких домах или рядом со своими взрослыми детьми. Действительно, международный обзор пожилых людей в Британии, Дании и США в 1960-х годах обнаружил свыше 40\% из них, живущих в 10 минутах ходьбы от своих детей во всех трех странах. Мы не можем делать какие-либо заключения о том, насколько это характерно для ситуации прошлого. Кроме того, неизвестно, как много пожилых людей имели семьи. В Англии XVII в. только 10\% 60-летних жили со своими женатыми детьми или внуками. Этот показатель значительно ниже, иногда более чем в два раза, чем в Восточной Европе и на Востоке. В Южной Франции и также в постколониальной Америке совместное проживание трех поколений было более общим явлением, чем в Англии. В Британии сегодня только 9\% из тех, кому более 60 лет, живут с другими родственниками (для сравнения: в США - 12\%, во Франции - 14\%, в Японии и Китае - 29\%).

Следствием таких устройств домохозяйств сегодня является очень высокая пропорция одиноких пожилых людей в Западной Европе. В середине XIX в. пожилые люди в возрасте 65 лет составляли 7,5 \%. Сегодня цифра возросла до 40 \% в Британии, Скандинавии и Северной Америке, 30 \% во Франции, в противоположность Китаю и Японии, где одиноких пожилых людей только 7 \%.

Какие существовали ресурсы для пожилых мужчин и женщин в прошлом? Одна из возможностей, сначала необычная, но быстро вошедшая в норму жизни общества, был выход на пенсию в современном смысле. Что касается тех, кто не работал и кому не назначалась пенсия, или, что было чаще, у кого пенсия была недостаточной, то для них семья была единственным источником поддержки.

Существует вариативность жизненных ситуаций, когда о пожилых людях заботились родственники: дети, дочери, сыновья, невестки, и когда о них никто не заботился. В начале XX в. стало очевидно, что в целом имеется мало оснований для широко распространенного представления о том, что интересы пожилых людей в прошлом были более удовлетворены, они имели большую защищенность и степень уважения, чем они имеют сейчас. Произошло только одно несомненное изменение, о котором говорилось выше, — улучшение здоровья и увеличение продолжительности жизни. Повсеместно прослеживается меньшинство богатых пожилых людей и большинство — страдающих от бедности. Рост общества «всеобщего благоденствия» позволил раньше выходить на пенсию, но не оказал значительного влияния на низкие доходы, типичные для поздней жизни в прошлом и настоящем. Кроме того, не обнаружено каких-либо значительных изменений в паттернах поведения семьи по отношению поддержки своих пожилых членов (подробнее см. гл. 3.2.2).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |