Имя материала: Социальная психология старения

Автор: О.В.КРАСНОВА

3.2.2. демографические и социологические изменения семьи

 

Окружающая ситуация и условия проживания пожилых людей являются очень важными для понимания проблем старения. Пожилые люди живут самостоятельно (одиноко или с супругом/ой), делят домохозяйство с молодыми поколениями или, если они нуждаются в уходе, — живут в учреждениях, в основном домах-интернатах, разного типа. За прошедшее столетие на европейской территории прослеживалось огромное разнообразие в семейных традициях и в их отношении к пожилым людям.

Одним из главных демографических изменений в течение XX в. было возникновение мультипоколенной семьи как нормативного состояния общества. Это означает, что члены семей трех, четырех (и даже пяти!) различных поколений одновременно живы. Такая семья, однако, характеризуется комплексом демографических изменений, связанных с модернизацией общества.

Сто лет назад F.Tonnies написал свою знаменитую книгу «Gemeinschaft und Gesellschaft» («Общинность и общество»). Это была попытка суммирования социальных изменений века, которые привели от «общинное™» к «обществу». Местные общины были связаны ежедневной общей деятельностью и постоянным взаимодействием для обеспечения средств существования и проживания, ограниченными возможностями транспорта и отсутствием средств коммуникации. Поэтому модернизация, по-видимому, означает потерю их однородности, их органической общинности, когда они не различались по внутренним связям. Маркеры современного общества связаны с развитием технологий и с новой организацией государств. Согласно этому, индустриализация, урбанизация и географическая мобильность, с одной стороны, и облегчение, освобождение от патриархальных ориентации семейных взаимоотношений, с другой, привели в результате к генезису нуклеарной семьи, которая была определена Т. Парсоном (Parson) как «структурная изоляция от другого общества». Среди семейных социологов и политиков такая структурная изоляция долгое время рассматривалась как имеющая деструктивные следствия для межпоколенных взаимоотношений в семье.

Однако вопрос об их деструктивной природе остается открытым. Оглядываясь назад, с точки зрения современного состояния дел, представляется, что семейная история, так же как и семейная социология, были пронизаны деструктивными влияниями модернизации на семейную структуру. П.Ласслет [Lasslet, 1965] был одним из первых историков, который исследовал прародителей нуклеарной семьи, предложив понятие синдрома «мира, который мы потеряли» и отнеся к современной ностальгии идеал большой, многопоколенной семьи, обычно живущей под общей крышей и ведущей одно домохозяйство. Так, он обнаружил в документах XVI и XVII вв. много примеров того, что молодые семейные пары основывали свое собственное домохозяйство. Поэтому нуклеарная семья есть не типичный и не деструктивный результат процесса модернизации, а возникла гораздо раньше.

С появлением книги П. Ласслета «Мир, который мы потеряли» (The world we have lost, 1965) началось исследование истории семьи. «Взрыв количественных исследований истории европейской семьи в 1970-х годах в начальной стадии показал возвещение конца старых понятий в отношении сложной природы семейных форм в прошлом Запада и вместе с этим неприятие, отказ от ранних взглядов на то, что индустриализация идет вместе с нуклеаризацией домохозяйств. Исследования 1980-х гг., однако, разрушили этот ортодоксальный взгляд... и мы сейчас не имеем новых теоретических парадигм, сравнимых еще со старыми моделями модернизации или новыми моделями "мифа" сложного семейного домохозяйства в прошлом Запада» [Kertzer, 1991. С. 172-173]. Огромное число исторических исследований во всей Европе в последние десятилетия подтвердили широко распространенное разнообразие систем западного домохозяйства, которое имеет отношение к трем взаимосвязанным элементам: политико-экономическим условиям, демографическим условиям и культуре. Например, возраст вступления в брак бесспорно зависит от конкретных родственных отношений внутри семьи, однако он также зависит от политической и экономической ситуации (крепостного права, наследства и культурных традиций).

Недавние исследования семейной истории показали, что деструктивные следствия модернизации общества для семейной жизни трудно проследить на протяжении последних трех десятилетий XX в. С 1950-х годов социологические исследования семьи были подвержены влиянию тезиса о деструктивных следствиях модернизации общества. Представление о структурной изоляции нуклеарной семьи вызвало во многих странах исследование частоты, содержания и функций межпоколенных взаимоотношений, так же как и функций нуклеарной семьи. Продолжающиеся исследования показывают частые контакты между поколениями в одной семье, их регулярный обмен поддержкой. Социальная и географическая мобильность, сопровождающая модернизацию и урбанизацию, вполне совместима с многопоколенными семейными взаимоотношениями.

К настоящему времени имеются обширные данные об условиях проживания старых людей в разных странах. Большинство старых людей живут вместе с супругом/ой. Однако во всех странах Европы имеется значительная часть старых людей, которые живут одиноко (эта часть варьируется между 15 и 50\%). Во всех странах число женщин, живущих одиноко, гораздо больше, чем мужчин, — в среднем в три раза (в связи с более высокой продолжительностью жизни женщин и их вступлением в брак в более молодом возрасте). В некоторых странах, главным образом Восточной Европы и кое-где в южных европейских странах, отмечено большое количество пожилых, живущих в других домохозяйствах (с партнером, детьми, братом/сестрой или другими членами семьи). Среди них до 90\% делят свой дом с детьми.

Такое проживание в большинстве случаев базируется на традициях и на законодательстве, согласно которым дети несут первейшую ответственность за своих родителей и обязаны обеспечивать их потребности. Однако совместное проживание также зависит от условий жилья и возможностей адаптации пожилых, где, как правило, имеет место дефицит институциональной заботы.

Европейские страны различаются по уровню институционального ухода за старыми зависимыми людьми. В Западной Европе часть стран предоставляет институциональную заботу 5 - 7 \% тех, кому за 60 лет, в других странах — от 2 до 4 \%. В Восточной Европе эти цифры значительно ниже: от 0,2 \% до 2 \%. В восточноевропейских странах большинство старых людей, живущих в учреждениях, не имеют возможностей разделять домохозяйство с семьей. Это объясняется или отсутствием у пожилых детей и близких родственников (братьев/сестер), или семья есть, но находится в ситуации затруднения.

Как замечено выше, семейные социологи и историки давно изучают большую семью в Европе. Во время первого десятилетия после Второй мировой войны внезапные и революционные изменения в семейных паттернах трансформировали большую семью в нуклеарную.

Несмотря на повсеместные существенные изменения в современном обществе, свободный выбор супруга, резкое понижение уровня рождаемости, работа замужних женщин, увеличение разводов, понижение совместного проживания в одном доме, большая, многопоколенная семья не исчезла. Недавние исследования во всем мире продемонстрировали, что межпоколенные взаимоотношения в семье играют все еще ключевую роль в жизни индивида.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |