Имя материала: Социальная психология старения

Автор: О.В.КРАСНОВА

4.1.1. определение эйджизма

 

Дискриминация по возрасту, или эйджизм, означает отрицательное или унижающее отношение к человеку из-за его возраста, пренебрежение и негативное отношение к любой возрастной группе, хотя чаще всего речь идет именно об отношении к пожилым и старым людям. Считается, что эйджизм присущ многим институтам западного общества. Р. Батлер (Butler), автор этого термина, дал в 1969 г. первое и наиболее известное определение эйджизма. Он описал эйджизм как отражающий глубоко затаенную тревогу некоторых молодых и людей среднего возраста, их личностное отвращение и ощущение неприязни к стареющим людям, болезням, инвалидности, их страх беспомощности, бесполезности и смерти. Позднее им было дано определение эйджизма как процесса систематической стереотипизации и дискриминации людей по причине их старости, так же как расизм и сексизм по причине их цвета кожи и пола. Поэтому в английском языке «эйджизм» часто толкуется как дискриминация или предубеждение, направленные против пожилых людей.

Некоторые авторы считают, что ориентация общества главным образом на молодых есть проявление эйджизма. Таким образом, эйджизм в рассмотренных определениях является аттитюдом, или отношением, к человеку или группе людей. В этом контексте представляется более точным другое определение эйджизма — оскорбительная демонстрация своей силы через отношения возраста. Эйджизм включает в себя институциональный эйджизм (юридически закрепленную дискриминацию людей определенной возрастной группы) и внутренний эйджизм (обидные, унижающие межперсональные действия, негативные высказывания и поведение, например игнорирование, физическое или психическое насилие и пр.).

Прежде чем сформулировать это определение, его авторы, Дж. Джонсон и Б.Битвей [Johnson, Bytheway, 1999] подвергли сомнению правомерность употребления нескольких ключевых слов, встречающихся в определении эйджизма: старость или пожилой возраст, стереотипизация, дискриминация и пр. По их мнению, Батлер, например, относит концептуализацию эйджизма к группе людей, которые могут быть определены как «старые». Однако с ростом численности людей третьего возраста, учитывая радикальные изменения в регуляции выхода на пенсию, вопрос о спецификации критериев, которые определяют, кто есть «старый», становится все более обсуждаемым и дебатируемым.

Другие понятия из определения эйджизма также сомнительны. К примеру, дискриминация — это акт, действие, которое производится в отношении всех людей определенной группы. Казалось бы, очевидное проявление эйджизма и дискриминации — в ограничении приема на работу из-за возраста: «старше 35 лет просим не беспокоиться». Но иной раз представители зрелого возраста оказываются в более выигрышном положении, например, когда указано:

«Предпочтение отдается людям старше 35 лет».

Другой пример, связанный со стереотипизацией. Напомним, что стереотипизация - приписывание ряда особых характеристик всем членам определенной группы. Термины, которыми наделяют пожилых людей (сенильный, ригидный, старомодный, консервативный), отражают негативное общественное мнение о них. Стереотипизация берет свое начало с некоторого обобщения, например «старые люди — типично бедные/больные/одинокие». Слово «типично» порождает и укрепляет убеждение в том, что «все старые люди бедные/больные/одинокие». Это классический стереотип, который благоприятствует расцвету эйджизма по отношению к людям позднего возраста. Но стереотип включает в себя оценку определенного объекта и ее эмоциональную окраску, т.е. когнитивный и аффективный элементы, но не содержит поведенческого; наличие у индивида негативных представлений о стариках не означает, что он будет совершать «обидные» и «унижающие» действия в отношении этой группы или конкретного пожилого человека. Поэтому «процесс систематической стереотипизации» не отражает существа эйджизма. Важность стереотипов для человека объясняется необходимостью сохранения своей идентификации с группой и упорядочения своего статуса в ней. Человек держится за стереотип, так как он выражает и защищает его личные интересы или интересы социальной общности, к которой он принадлежит.

Среди различных подходов к концептуализации эйджизма в литературе встречаются две основные тенденции. Первая показывает эйджизм как нечто, что соотносится исключительно со старыми людьми, т.е. существуют «пожилые люди», которые составляют группу меньшинства и которые общественным сознанием наделены негативными характеристиками, например считаются «бременем для государства». Иногда авторы, рассматривая случаи жестокого отношения к пожилым людям, прямо связывает эту проблему с распространением эйджизма: пожилые люди становятся уважаемы все меньше, чем остальные, поэтому с ними обходятся, как с людьми, не заслуживающими равных прав.

Вторая тенденция характерна тем, что эйджизм распространяется не только на пожилых людей, но на всех, кого дискриминируют по возрастному признаку. На каждом этапе жизни человек сталкивается с ограничениями, связанными с его возрастом, т. е. эйджизм затрагивает всю жизнь человека, а не только поздний возраст. При этом дать определение понятия, которое отражало бы дискриминацию каждой возрастной группы, а не только группы пожилых, проблематично, хотя бы потому, что наше собственное отношение к разным возрастным категориям постоянно изменяется по мере нашего взросления/старения. Кроме того, авторы многочисленных теорий и исследований психического старения внушили обществу, что «человеческий организм ухудшается с возрастом». Из этого тезиса следует однозначный вывод, что с возрастом приходит и «более низкое положение». Поэтому вопреки всемерным усилиям социальных геронтологов, социальных и возрастных психологов, пытающихся создать более позитивный имидж «успешного» старения, модель «ухудшения положения пожилых с возрастом» все еще широко распространена.

Эта модель, однако, не может объяснить, почему молодые люди, которые еще не ведут «обычную взрослую жизнь», так же, как и пожилые, маргинализованы, стереотипизованы и дискредитированы. Допустим, взрослому человеку уместно сказать о том, что у него «началось старческое слабоумие», но ведь и ребенка можно одернуть: «Веди себя, как взрослый!» В основе всех этих высказываний лежит стереотипное представление о предпочтительном поведении людей среднего возраста.

Эйджизм, таким образом, выделяет точку зрения людей работоспособного возраста, работающего населения, т. е. людей среднего, зрелого возраста, которые «угнетают» молодежь и пожилых.

Но и сами взрослые люди находятся под прессингом эйджизма. Они боятся неадекватности, с которой связывают пожилой и преклонный возраст, и используют его в пике зрелости для того, чтобы выделять категории людей, к которым они принадлежат или от которых отличаются. Именно с этих пор они находятся под гнетом интерперсонального оценивания, ищут способы отделить себя от реальности старения. Пытаясь оставаться как можно дольше в группе зрелых/взрослых людей, несмотря на старение, боясь быть исключенными более молодыми, они испытывают необходимость видеть других «старых людей» как отдельную от себя группу. Это хорошо демонстрирует следующий пример. В повседневном языке аргентинцев с давних времен существует тенденция называть старых женщин «abuelita», что в переводе означает «маленькая бабушка». Причем это прозвище применимо и к тем женщинам, которые реально не являются бабушками. Этот покровительственный аттитюд иллюстрирован в книге Л. С. Форти (Forti), которая описала опыт одной старой женщины: «Я только что вернулась из Мендоса, где я провожу время с очень интересными людьми. Но когда я еду в аэропорт, моя дочь дает так много инструкций шоферу такси, что парень говорит: Убери buelita и не бойся! Это беспокоило меня так сильно, что когда я возвратилась в Буэнос-Айрес, я покрасила и подстригла свои волосы».

Феномен эйджизма присущ менталитету всего населения, включая самих пожилых людей. Например, на любые жалобы пожилой человек слышит: «А что вы хотите в вашем возрасте?» Все это — «долговременный тренинг эйджизма» в отношении к другим, иными словами, именно взрослые/зрелые люди воспитывают эйджизм и «долговременный страх возраста» у более молодых. Эйджистская дискриминация порождается и закрепляется в возрастно-специфическом законодательстве в отношении труда. Многие благотворительные организации, занимающиеся патронажем престарелых на дому, законодатели, готовящие законы, защищающие льготы пожилых и ветеранов, используют легитимную институциональную дискриминацию и явно демонстрируют эйджистскую позицию отделения «старых» и выражения обманчивого беспокойства об их страданиях.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |