Имя материала: Социальная психология старения

Автор: О.В.КРАСНОВА

4.1.3. социально-психологическая компетентность в работе с пожилыми людьми

 

Изменения в социальной, экономической и политической жизни страны за последние 10-12 лет способствовали становлению принципиально новой профессии, назначение которой — оказывать компетентную социальную помощь населению, способствовать развитию личности. Социальная работа — новая для нашего общества профессия, только недавно внедренная в официальные документы. Основное назначение социального работника — помочь в установлении взаимовыгодного взаимодействия между личностью (в том числе пожилым человеком) и обществом для улучшения качества жизни конкретных людей.

Однако престиж этой профессии очень низок. Это связано с отсутствием в государственном масштабе должного внимания к социальным проблемам, ограниченными возможностями оказывать ощутимую помощь, неопределенностью статуса социального работника и низкой оплатой его труда.

По степени сложности и характеру решаемых проблем эта профессия требует основательной подготовки и предъявляет особые, повышенные психологические требования к социальному работнику как к человеку и специалисту в первую очередь в плане организации взаимодействия с другим человеком, находящимся в трудной жизненной ситуации, имеющим многочисленные проблемы со здоровьем.

В большинстве случаев социально-психологическая поддержка пожилого клиента целиком ложится на плечи социальных работников, которые не всегда могут ее обеспечить. Отсутствие специальной подготовки у людей, повседневно общающихся с пожилыми, зачастую приводит к тому, что они не в состоянии адекватно решать каждодневные психосоциальные проблемы своих подопечных. Неумение снять напряженность ведет к возникновению личных психических трудностей, проблем в семье, при общении с коллегами и пр.

Работа центров социальной помощи обычно сводится к организации досуга пожилых (в центрах дневного пребывания) и обеспечению их бытовой и материальной помощью (на дому). Однако существует ряд ограничений такой помощи, связанных как с личностными проблемами старшего поколения, так и с социально-психологическими проблемами тех людей, которые их обслуживают. Социальные работники как представители зрелого и, нередко, пожилого возраста сами имеют немало профессиональных и личных проблем:

отсутствие психологических знаний о поведении, характере, способах общения людей пожилого возраста;

необходимость адаптации к новой роли — выполнению обязанностей патронажной сестры, получению новых знаний, умений и навыков (например, как поменять постельное белье у лежачего больного);

проблема общения — установления адекватного контакта с пожилым, часто тревожным, консервативным, испытывающим внутренний дискомфорт человеком, который может иметь тяжелый характер, вследствие чего взаимоотношения между ним и социальным работником могут быть негативными, эмоционально напряженными;

сложность установления контакта с родственниками пожилого человека, возможно, нежелание членов семьи сотрудничать с социальным работником;

проблема проекции своих личных проблем на конкретную ситуацию пожилого человека и его семьи (навязывание решений, советы, оценка происходящего);

проблема свободного времени: ухаживающий за недееспособным пожилым должен надолго оставаться при нем, одновременно он вынужден выполнять тяжелую работу по дому с высоким уровнем однообразия и монотонности;

сужение круга общения из-за нехватки свободного времени.

Эти проблемы социальные работники неосознанно пытаются решить за счет пожилых людей, которых они обслуживают, и тем самым еще более усугубляют ситуацию, а нередко и свое психическое состояние. Поэтому самим социальным работникам необходим определенный уровень социально-психологической компетентности.

Опыт работы и обучения социальных работников в сфере обслуживания пожилых людей давно показал, что в эту область, как правило, работать идут те люди, которые в силу обстоятельств почувствовали призвание помогать другим. Те же, кто пришел под влиянием каких-либо случайных обстоятельств, например в связи с безработицей, чтобы иметь свободный график работы и пр., обычно долго не задерживаются и при первой же возможности уходят. Таким образом, в социальной сфере работают в основном неравнодушные к чужой беде люди. Но когда переживания, связанные с сочувствием к пожилым, становятся личной проблемой — это уже сигнал тревоги и признак профессиональной некомпетентности. Некоторые авторы отмечают, что с увеличением стажа социальных работников эти проблемы не решаются, а накапливаются, что вызывает эмоциональное перенапряжение и сказывается и на пожилых людях, и на самих социальных работниках. Например, по мере увеличения стажа работы возрастают негативное мироощущение и низкая самооценка. Неумение защитить себя от эмоционального перенапряжения, экранироваться от негативных эмоций — одно из проявлений психологической некомпетентности социального работника.

Очень важен тот факт, что с увеличением стажа работы возрастают значения противоположного показателя — компетентность в манипулировании пожилыми: негативные приемы деловых контактов, «психологические игры», которые показывают направленность деятельности социальных работников, что, во-первых, нарушает право пожилого на достоинство и уважение — основной принцип социальной работы и, во-вторых, ориентирована на достижение скрытой (от пожилого) цели, не совпадающей с открыто декларируемой целью. Тем самым социальные работники способны добиваться некоторых психологических выгод при минимуме собственных усилий в процессе работы. Это типичная ошибочная тактика поведения социальных работников, вызывающая эмоциональный протест у пожилых. Он может иметь латентный период, в течение которого пожилой человек начинает испытывать потребность как-то защититься от своей склонности к чрезмерной доверчивости, начинает понимать, что его используют в своих интересах или неправильно истолковывают его цели. В дальнейшем это провоцирует возникновение и нарастание конфликта, который благодаря латентному, скрытому, периоду становится неожиданностью для социального работника.

Таким образом, с увеличением стажа социальные работники не начинают лучше решать проблемы свои собственные и своих подопечных. На первом году работы трудности взаимодействия с пожилыми проявляются слабо, но постепенно они приобретают выраженный характер с негативной валентностью. Однако не владея механизмами взаимодействия, не имея опыта разрешения этих проблем, под сильным гнетом сострадания к пожилому социальный работник вырабатывает свои собственные схемы общения с пожилым, которые можно отнести к манипулятивным техникам воздействия.

Кроме того, у социальных работников накапливаются проблемы, связанные с общением и взаимодействием с пожилыми. Более того, эти проблемы требуют своего разрешения, что отчетливо показывает увеличение числа социальных работников с повышенными значениями индексов агрессивности и враждебности. Агрессия служит одним из распространенных способов решения проблем, возникающих в трудных и сложных ситуациях. Она соответствует защитному типу поведения, когда человек не видит путей для достижения своих целей. В то же время сохраняется напряжение, усиливается негативное эмоциональное состояние. И тогда усилия человека направлены не на разработку и осуществление новой программы действий, а собственно на снятие напряжения.

Агрессия как разновидность защитного поведения может быть направлена на самого себя в форме самообвинений. У социальных работников очень высокие показатели по индексу чувства вины. Чаще всего оно не осознается. В процессе специальных бесед и тренингов возможно разрешение этой проблемы, когда сами социальные работники пытаются вербализовать свое чувство вины.

Итак, очевидна потребность социальных работников в овладении индивидуальными средствами эмоциональной защиты и способами психопрофилактики стрессов из-за особых перегрузок в работе. Пока еще нет оснований надеяться, что в рамках существующих условий труда и профессиональной подготовки психологов, работающих в центрах (во многих центрах их просто нет), сформулированная задача будет выполняться успешно. Поэтому социальные работники сами спонтанно вырабатывают определенный индивидуальный стиль деятельности. Вероятно, иногда он ведет к самосохранению и устранению физического утомления и психических нарушений из-за перегрузок в работе с пожилыми. Однако чаще социальные работники действуют по принципу «порочного круга»: проблема — манипулятивный прием — временное решение проблемы — конфликт — проблема и т. д. Вращение по такому кругу ведет к неосознаваемому чувству вины, нервному переутомлению, возрастанию агрессивности и враждебности. В свою очередь, пожилые люди вместо того чтобы концентрировать свои усилия на решении проблемы или выяснении вопроса начинают защищать свою личность. Это предпосылки конфликтов, которые становятся затяжными и трудноразрешимыми. В дальнейшем, по мере развития таких конфликтов, социальный работник отказывается от своего подопечного или, наоборот, пожилой человек обращается в центр социального обслуживания, чтобы ему поменяли социального работника.

В литературе описаны случаи, когда такие работники идут по ложному пути повышения престижности труда, например, некоторые работники центров вступают в неформализованные отношения с коллегами и подопечными, помогают, выходя за рамки своих профессиональных обязанностей и возможностей, действуя на межличностном уровне, вступая в субъект-субъектные отношения. Безусловно, не только зарплата, не только престиж делают профессию работника привлекательной, важны также возможности для достижения особых целей, проявления особых качеств характера: эмоциональной чувствительности, отзывчивости, сострадания, желания помогать тем, кто в этом нуждается, несмотря на ограниченные возможности.

Однако социальные работники имеют высокий уровень манипулятивной компетентности, который приобретается с годами работы. Очень часто предвестником такого манипулирования бывает как раз стремление вступать в близкие отношения, узнавать ближе человека, его слабости с тем, чтобы «бить по больному месту» наверняка. Поэтому, говоря о профессиональной и психологической компетентности, хочется подчеркнуть роль профессионализма в социальной работе. Профессионализм заключается не столько в том, чтобы «поплакать вместе с пожилым», «отдать ему всю душу» и т. д., сколько в ясном понимании и осознании своих обязанностей и четком их выполнении.

Многие авторы обращают внимание на то, что в основе профессионального поведения, которое лишает клиента собственной активности, лежит идея типа: «Только я могу помочь этому человеку» или другие ее варианты. Специалисту следует усвоить, что он не может предложить слишком многого и, главное, он не лучший среди тех, кто в состоянии оказать поддержку, так как представляет лишь звено в сети возможных и реально имеющихся источников помощи. При оказании профессиональной помощи следует исходить из того, что пожилой человек — взрослый, зрелый, умудренный опытом, способный овладеть новым опытом. Такой подход в корне отличается от отношения к пожилым людям как к ущербным объектам, нуждающимся в восстановлении, или как к невинным жертвам негативных воздействий угнетающей социальной системы. Осознание ограниченности профессиональной поддержки не препятствует сохранению гордости специалиста, возникающей как следствие компетентности и возрастающего мастерства. Отношение к клиенту как к самостоятельному человеку не означает, что специалист слеп к его потребностям и чувствам. Вера в то, что пожилой человек обладает способностью овладевать новым опытом, не должна мешать специалисту выявлять случаи, когда клиент не делает этого, а снова и снова повторяет один и тот же вариант зависимого, ущербного поведения.

Необходимо наличие или выработка у социальных работников определенных психологических качеств для успешного выполнения работы. Эти качества практически не учитываются при подборе персонала в центры социального обслуживания. В некоторых вузах исследуют психологическую предрасположенность абитуриентов гуманитарных факультетов к профессии социального работника. Однако там готовят специалистов по социальной работе (которые обязаны оказывать морально-психологическую поддержку пожилым), а не работников низшего звена, которые оказывают социально-бытовые услуги пожилым людям.

К важнейшим качествам профессиональной пригодности социального работника относятся: наличие положительной мотивации к труду, доброжелательное отношение к людям, коммуникативные способности, эмпатия, нервно-психическая и эмоциональная устойчивость, терпение. При этом нужно учитывать, что многие профессионально важные качества успешно развиваются по мере овладения профессией, на занятиях и курсах или компенсируются стилем деятельности. Например, качества, входящие в группу «Отношение к людям», можно разделить на развиваемые и плохо развиваемые,

на компенсируемые и не компенсируемые другими свойствами. Отношение к людям проявляется комплексом различных психологических характеристик, среди которых есть как доброжелательные, так и недоброжелательные. С точки зрения некоторых авторов, нецелесообразно заниматься социальной работой людям с сильно выраженным недоверием и недоброжелательностью к окружающим, а также испытывающим чувства враждебности и агрессивности.

Эмпатия крайне необходима социальным работникам; без способности «вчувствоваться» в другого человека, без сопереживания нельзя понять своих подопечных, а значит, невозможно отстаивать их интересы. Обнаружено, что эмпатия плохо поддается самоконтролю и самовоспитанию, поэтому люди, не имеющие выраженной эмпатии, практически не пригодны к социальной работе.

Вырабатывать необходимые психологические качества у социальных работников можно на специальных занятиях, курсах и тренингах. При этом важно учитывать, что пассивное участие в лекционных курсах, знакомство с характеристиками, закономерностями, движущими силами, механизмами, индивидуальными особенностями психического развития и психического старения не снимают психического напряжения у социальных работников и не помогают в решении проблем, вызванных общением с пожилыми. Эти задачи решают только активные формы занятий, тренинги, деловые игры, где возможен самоконтроль и рефлексия.

При специфических трудностях в работе, когда некоторые подопечные плохо видят, слышат, не умеют сказать о важном для себя, имеют диагноз «старческая деменция» или заострение характерологических особенностей в результате развития склеротического процесса, характерного для пожилых, необходима выработка особых способов взаимодействия с ними, чтобы уберечься от профессионального выгорания или психосоматических заболеваний, вызванных эмоционально напряженным трудом. Однако эти способы взаимодействия не должны подменяться манипулятивной компетентностью. Чтобы избежать этого, необходимо развивать службу психологического сопровождения социальных работников для оптимизации профессиональной деятельности.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |