Имя материала: Социальная психология старения

Автор: О.В.КРАСНОВА

4.4.1. определения семейного помощника и семейной помощи

 

Исторически сложилось так, что слово «семейный помощник» или «помощник» (т. е. тот, кто ухаживает за пожилым человеком, как правило, это член семьи, хотя часто помощниками называют волонтеров, социальных работников, медсестер) пришло к нам из английского языка, так как исследования семейного ухода и помощи, оказываемой пожилым людям, впервые начали проводиться в США и затем в Европе, в частности, Англии, Дании, Германии, Франции. Например, еще десять лет назад в Великобритании группа помощников находилась вне сферы внимания властей и ученых, хотя всегда существовали те, кто ухаживает за пожилыми и инвалидами. Несколько более длительную историю изучения помощников имеют США. Но только относительно недавно группа людей, ухаживающих за пожилым родственником, меньшую часть которой составляют профессиональные медицинские сестры, добилась официального признания. Таким образом, наиболее распространенное название — «помощник» (возникло от английского саге, что означает помощь, уход). В последние годы в литературе стало встречаться слово caregiver, что также обозначает того, кто оказывает услуги по предоставлению помощи и уходу зависимым людям, чаще всего пожилого возраста. Более того, появилось разделение помощников на первичного (primary caregiver) и вторичного (secondary caregiver). К первым относится член семьи пожилого человека, постоянно ухаживающий за ним, а ко вторым все остальные, которые оказывают помощь, но не регулярно: другие члены семьи, социальные работники, соседи, друзья, представители общественных и волонтерских организаций и т. д.

У нас в стране «помощник» пока не получил определенного статуса, и чаще всего помощь пожилому человеку оказывает социальный работник или сиделка, т. е. служащие системы государственного социального обеспечения, часто называемого формальным сервисом. В частности, это объясняется тем, что в России пока не проводились последовательные, методологически обоснованные исследования членов семьи, оказывающих помощь своим пожилым родственникам.

Под уходом за пожилым человеком в семье часто понимается ответственность и деятельность людей, которые, во-первых, считают, что они ухаживают за пожилым членом своей семьи, во-вторых, выполняют определенную деятельность по уходу на регулярной основе. Такое определение ведет к различиям в трактовке понятия «помощник». Некоторые люди, оказывающие повседневную помощь пожилым, могут не считать себя помощниками, в то время как другие, оказывающие значительно меньшую помощь или уход, считают себя таковыми.

Поэтому авторы определяют «семейный уход», или «семейную помощь», как взаимодействие, в котором один член семьи помогает другому на регулярной основе с целью обеспечить ему, по возможности, независимое существование. Такие взаимодействия включают инструментальные задачи: помощь в управлении финансовыми средствами, помощь с транспортировкой, покупками, уборкой квартиры и персональные: помощь в одевании, умывании или принятии ванны, туалет. Это взаимодействие начинается, когда человек позднего возраста становится зависимым от помощи другого члена семьи, например супруга или детей, которые обеспечивают необходимую помощь.

Следует отделить эту ситуацию семейного ухода от семейного обмена помощью или взаимной поддержки, взаимопомощи (рассмотренная в гл. 3.2). В первой ситуации помощник может чувствовать себя эмоционально и физически угнетенным, «нагруженным», во второй ситуации взаимодействие не включает регулярного содействия в повседневной деятельности, хотя уход за пожилыми происходит в контексте семейного обмена, где дети оказывают материальную и эмоциональную поддержку родителям и наоборот. Точно так же пожилые семейные пары часто дополняют один другого, например, когда делят обязанности по ведению одного хозяйства. Этот обычный повседневный обмен по мере старения семьи может переходить в «уход» или «помощь». Больше того, он начинает так «называться». Например, в семье, где живут дочь и мать, дочь называет ситуацию «помощью», когда ее мать становится пожилой, а затем старой. Дочь может чувствовать себя «сверх обремененной» и эмоционально истощенной требованиями матери, хотя характер их взаимодействия, вероятно, много лет не изменялся.

Анализ таких ситуаций очень важен для понимания семейных конфликтов, связанных со старением членов семьи, но они требуют осторожного отделения их от тех обстоятельств, в которых развивается «новая», т.е. впервые появившаяся зависимость. По мере осознания такой зависимости могут интенсифицироваться старые семейные проблемы. Несмотря на это, авторы предупреждают, что эти отличия между старыми и вновь возникающими паттернами обмена — важная основа для понимания помощи или ухода как результата новых проблем или стресса. Поэтому взаимный обмен помощью некорректно называть «уходом» или «предоставлением ухода, помощи».

Часто трудно обозначить различия между обычным семейным обменом (взаимным обменом), помощью и уходом. Некоторые паттерны ухода могут развиваться в течение многих лет, например, когда стареющий родитель становится зависим от своего взрослого ребенка в плане управления деньгами (сначала ребенок помогает оплачивать квартплату, затем делает необходимые покупки, получает пенсию и затем полностью управляет финансами пожилого родителя). Супруг может в процессе развития болезни брать на себя все меньше обязанностей по выполнению каких-либо домашних дел. В поздней жизни большинство пар начинают иметь каждый свою «специализацию», например, супруг открывает банки, так как у его жены прогрессирует артрит суставов пальцев и рук. Пока не произошли драматические события или изменения (например, внезапный инсульт), такие ситуации могут длиться годами, в течение этого времени происходит постепенное согласование и приспособление к нуждам друг друга. При этом никто не называет себя «помощником». Индивид будет считать себя «помощником» в разных ситуациях в ответ на изменения ситуаций его жизни. Таким образом, идентификация кого-либо как «помощника» и усвоение им этой роли происходит в процессе адаптации семьи к требованиям новой, изменившейся ситуации.

Уже на первых этапах старения происходит определение формы и объема зависимости пожилого человека от родственников и лиц ближайшего окружения. В дальнейшем, по мере старения, эта зависимость постоянно растет. Однако на любом из этапов старения пожилые люди, проживающие в семье, в своем доме, лучше используют имеющиеся у них приспособительные возможности, чем те, кто находится в каких-либо учреждениях (т. е. пользующиеся институциональным уходом). Это относится как к сохранным, так и физически и психически беспомощным старикам, которые не в состоянии себя ни защитить, ни обслужить. Известно, что при любого рода внешних объективных условиях члены семьи имеют возможность создать для пожилого человека обстановку, вызывающую у него чувство самоудовлетворения и довольства. Моральное участие оказывается в этом отношении определяющим фактором. Семья на поздних этапах жизни пожилого человека имеет для него важнейшее значение.

Однако, несомненно, нужно иметь в виду и другую сторону проблемы. Сам факт нахождения пожилого человека в семье зачастую является осложняющим моментом в жизни родственников, оказавшихся на положении опекунов и помощников, выполняющих обязанности по уходу. Такая обстановка осложняет личные проблемы родственников пожилого человека, ограничивает их возможности, может привести к негативным последствиям, касающимся в одинаковой степени и самого пожилого человека, и членов его семьи. Поэтому важно рассмотреть те проблемы, с которыми сталкиваются люди, ухаживающие за пожилыми родственниками.

Как правило, за пожилыми людьми ухаживают две группы: социальные работники и члены семей пожилых. Отношение к уходу за пожилыми и мотивация действий этих двух групп людей обычно не совпадают. Первая группа выполняет свой профессиональный долг, который оплачивается государством в виде заработной платы. В то же время эта работа имеет малую перспективность и не несет прямых выгод, не повышает социального престижа. Вторая группа (семья пожилого человека) выполняет свой морально-нравственный долг, который в принципе не имеет денежного эквивалента. Мотивация социальных работников может также определяться личностным отношением к пожилым. И у первых, и у вторых мотивы ухода и заботы о пожилых достаточно сложны и неоднозначны.

По данным некоторых исследователей, персонал медицинских и социальных служб, ежедневно общающийся с пожилыми людьми, воспринимает их весьма негативно как инертных, потерявших ко всему интерес, робких и т. д., и недвусмысленно это выражает. Конечно, признают многие, персоналу, общающемуся с пожилыми, приходится тяжело. Уход за людьми позднего возраста становится все более и более дефицитной профессией. Начиная по меньшей мере с 1950 г., все меньшее число молодых готовы оказывать помощь в семьях постоянно растущему числу нуждающихся в уходе. Этот уход в своей значительной части находится в руках дилетантов и нуждается в существенных коррективах, так как возможны не только негативные последствия для пожилых людей, но и для тех, кто ухаживает за ними.

Одно из исследований, проведенных недавно в Великобритании, показало, что большая часть молодых людей, работающих в домах-интернатах, во-первых, оказалась там в результате высокого уровня безработицы, т. е. они не смоги найти другую работу. Во-вторых, у них были обнаружены показатели негативного отношения к пожилым: так, они говорили, что хотели бы умереть молодыми, чтобы никогда не состариться. Значимые отличия были у тех, кто рос и общался со своими бабушками/дедушками: у этих молодых людей наблюдалось позитивное отношение к пожилым.

Нас, однако, интересует семья пожилого человека, и в дальнейшем мы будем рассматривать помощников, выполняющих свою роль в семье. Есть семьи, несущие тяжкий крест ухода за родственниками, долгие годы находящимися в полном маразме. Былые любовь и уважение к ним нередко сменяются глубоким отчаянием, особенно если пожилой имеет ментальные проблемы в жилищных и бытовых условиях. Особенно тяжело приходится тем семьям, в которых проживает пожилой человек с сенильной деменцией, заболевание которой составляют 15 - 20 \% всех психических болезней позднего возраста. Родственники таких пожилых часто обнаруживают явные признаки социально-психологической дезадаптации в виде невротизации, конфликтности, прогрессирующих психосоматических заболеваний и т. д. Они сами высказывают желание обратиться за помощью к психологу или психотерапевту. При этом многие авторы отмечают, что при такой высокой потребности снять напряжение членам семей, проживающим совместно с пожилым человеком, особенно с больными и недееспособными, практически отсутствуют методы психологической поддержки. Усовершенствовать поддержку не только пожилым людям, но и членам их семей — первостепенная задача.

По данным многих авторов, в семьях, имеющих больных сенильной деменцией, существуют две стратегии поведения, которые объясняются психологическими различиями.

В одних случаях родственники, проживающие с больным, настаивают на его немедленной госпитализации, обосновывая это его опасным, на их взгляд, поведением, невозможностью организовать уход или собственной усталостью. При этом взаимоотношения между членами семей даже в присутствии врачебного персонала характеризовались конфликтностью, нестабильностью или скрытой враждебностыо, нежеланием сотрудничать с врачами и отсутствием адекватной фармакотерапии. Во второй категории семей, наоборот, возражают против госпитализации больного, высказывая желание при любых обстоятельствах организовать лечение на дому. Психологический климат таких семей благоприятный, с преобладанием конструктивных взаимоотношений и доброжелательности. Родственники, как правило, находятся в хорошем контакте с лечащим врачом, используют приемлемые способы употребления медикаментов.

Психологические различия авторы объясняют спецификой реакции семьи как целостной системы на проблемную ситуацию, вызванную необходимостью сохранить стабильность семьи в условиях совместного проживания с больным. Явления социально-психологической дезадаптации, свойственные первой категории семей, во многом обусловлены отказом от поиска стратегии сотрудничества.

Другой стороной этой проблемы является то, что большинство людей молодого и среднего возраста не в полной мере представляют проблемы и особенности психики людей позднего возраста, что может приводить к нарушению взаимной зависимости поколений, межпоколенным и семейным конфликтам. С социально-психологической точки зрения существует путь оптимизации условий старения и разрешения этих проблем: обучение членов семьи способам взаимодействия с пожилыми людьми. Это позволит реализовать психотерапевтическую функцию семьи по отношению к личности пожилого человека, предотвращению жестокости или «плохого отношения» к родственникам, реабилитации и компенсации усилий людей, ухаживающих за нуждающимися в посторонней помощи пожилыми людьми.

От того, насколько способны родственники понять и принять те связанные со старением изменения, которые начинают происходить у их близких людей, зависит не только здоровье пожилых людей, но и психологическое состояние тех, кто близко связан с пожилыми.

Основные проблемы людей, ухаживающих за пожилыми родственниками следующие:

1. Отсутствие психологических знаний о поведении, характере, способах общения людей пожилого возраста.

2. Необходимость найти подходящую работу, которая была бы недалеко от дома, или иметь свободный график.

3. Проблема свободного времени: ухаживающий за пожилым человеком должен часто, если не всегда, оставаться дома. При этом он должен выполнять тяжелую работу по дому с высоким уровнем однообразия и монотонии.

4. Адаптация к новой роли — выполнению обязанностей патронажной сестры, освоение новых знаний, умений и навыков.

5. Проблема общения: установление адекватного контакта с пожилым человеком. Не всегда легко понять тревожность, консерватизм и внутренний дискомфорт недееспособного пожилого. Пожилой человек зачастую имеет тяжелый характер.

6. Сужение собственного круга общения из-за нехватки свободного времени или неудовлетворительных жилищных условий.

7. Возможность личных проблем: вопрос взаимоотношений между членами семьи, помощником и пожилым, плохое здоровье, одиночество, эмоциональная напряженность.

8. Плохие жилищные условия, например теснота или отсутствие бытовых удобств, усугубляют общие проблемы.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |