Имя материала: Социальная работа с пожилыми людьми

Автор: ХОЛОСТОВА Евдокия Ивановна

Глава i. старость как социальная проблема

 

Процесс старения населения — явление относительно новое. Он начался непосредственно после так называемой демографической революции, одним из двух основных проявлений которой был быстро прогрессирующий спад показателя рождаемости (ему предшествовало уменьшение показателей смертности). Раньше всего на этот путь вступили Франция и Финляндия, в которых демографическая революция наступила в начале прошлого столетия, вслед за ними пошли другие страны Западной и Северной Европы. В XX в. процесс демографического старения охватил все европейские страны, затем, все более расширяясь, многие страны на других континентах.

В индустриально развитых странах процесс старения населения начался около 30 лет назад и развивался нарастающими темпами. Этот процесс пока не затронул слаборазвитые страны, однако, по мнению демографов Организации Объединенных Наций, предполагаемый резкий спад рождаемости в этой части мира будет означать начало активного старения населения, что проявится уже в будущем десятилетии.

Исследуя генеральные тенденции движения населения и обращая особое внимание на их различие во времени и пространстве, один из известнейших демографов А. Сови отметил, что среди всех великих современных феноменов старение населения является тем, чья поступь наиболее уверенна, наименее спорна. Распространенность этого явления и его несомненная зависимость от степени общественно-экономического развития склоняют многих авторов к выводу, что оно по своей природе является прогрессивным процессом. Являясь своего рода приметой нашего времени, оно характеризует одновременно начало нового этапа развития демографических отношений и вызывает серьезные демографические, экономические, общественные, социопсихологические, культурные и медицинские последствия.

Коренные сдвиги в демографической структуре народонаселения мира, то есть так называемый процесс "усечения демографической пирамиды", уже более чем десятилетие вызывают озабоченность мирового общества. Проблема старения является предметом специального рассмотрения международных организаций и агентств ООН с начала 80-х годов. В Европе, начиная с 70-х годов, практически никто не сомневается в серьезных социальных и экономических последствиях старения общества. На многих научных симпозиумах, в прессе, в политических заявлениях этот процесс рассматривается как явление социальное, экономическое и культурное. Достаточно часто этот процесс воспринимается как угроза социальному развитию, процветанию, социальному благополучию, нормальной связи между поколениями, инновациям и технологическому развитию.

В связи с этим является актуальным решение ООН об объявлении 1999 года годом пожилого человека.

В 2001 году население мира достигло порядка 6,2 млрд. человек, а возраст каждого десятого землянина составил 60 лет и старше. По долгосрочным прогнозам ООН к 2025 году население мира возрастет по сравнению с 1950 годом в три раза, а численность пожилых людей — в 6 раз, в то время как число престарелых людей (старше 80 лет) увеличится в 10 раз.

Последствия старения общества являются предметом изучения многих специалистов и общественных деятелей — ученых, практиков, политиков, экономистов, социологов...

Многие из них задаются вопросом: на какие же сферы жизнедеятельности общества повлияет процесс его старения, каковы будут последствия для социального развития?

Прежде всего, вполне очевидно, что они будут носить многоплановый характер и отразятся на всех процессах, связанных с социальным развитием общества.

Можно выделить четыре группы проблем, которые влечет за собой старение современного общества.

Во-первых, это демографические и макроэкономические последствия, которые затронут такие характеристики, как:

· показатель рождаемости:

· продолжительность жизни, и особенно верхние пределы долгожительства, а также количество пожилых людей, которые хотели бы достичь их;

· распределение материальных ресурсов между представителями различных поколений;

· отношение к коллективной ответственности за обеспечение соответствующих стандартов и качество жизни пожилых людей-пенсионеров;

· уровень производительности труда.

Во-вторых, будет затронута сфера социальных отношений. Произойдут существенные изменения:

· в структуре семейно-родственных отношений;

·  в системе поддержки друг друга разных поколений;

·  в характере выбора будущей профессии;

·  в структуре потенциальной занятости.

В-третьих, изменение демографической структуры отразится на рынке труда, и в частности:

·  изменится соотношение между умственным и физическим трудом и отношение общества к трудовой деятельности;

·  возникнет необходимость переквалификации трудящихся в пожилом возрасте;

·  трансформируется отношение пожилых трудящихся и работодателей к трудовой деятельности, как таковой, и к проблеме выхода на пенсию;

·  встанет вопрос о профессиональной ориентации для людей в пожилом возрасте;

·  изменятся пропорции занятости среди женщин и мужчин, поскольку женщин в пожилом возрасте значительно больше, чем мужчин;

·  увеличится продолжительность срока начального и среднего образования, то есть произойдут изменения в соотношении незанятого в производстве молодого населения и активного взрослого населения;

·  обострится социальный характер проблемы безработицы, и потребуются новые подходы к ее решению;

·  повысятся возрастные границы выхода на пенсию.

В-четвертых, изменения коснутся функциональных способностей и состояния здоровья пожилых людей, что повлечет за собой серьезные последствия для социальных служб. Так, например, можно предположить, что:

·  расширятся возможности пожилых людей функционально удерживать приобретенные знания, навыки и умения, а также возможности овладевать новыми областями фундаментальных и прикладных наук, новыми профессиональными знаниями;

·  пожилые люди станут необходимым ресурсом для рынка труда и жизнедеятельности общества как на макро-, так и на микроуровнях;

·  изменятся потребности в уходе за пожилыми людьми и в потреблении социальных услуг;

·  произойдут серьезные перемены, связанные с интенсивностью, эффективностью и результативностью медицинского и социального обслуживания пожилых людей.

Очевидно, что вышеперечисленные факторы представляют лишь вершину айсберга объективных перемен в жизни общества. К ним следует добавить и широкую гамму субъективных факторов, которые, безусловно, изменят и внутренний мир человека, представителя любого поколения, населяющего "общество пожилых".

Итак, старение является неизбежным элементом развития как отдельных людей, так и всего населения. В развитии человека, общества можно выделить периоды молодости, зрелости, старости, а также глубокой старости. Границы между двумя последними периодами условны, ибо нет каких-либо оснований утверждать, что старость начинается всегда и у всех людей в момент достижения определенного возраста, например, 60 или 65 лет. Скорее наоборот. Во многих случаях проявления старости нарастают значительно раньше, в других случаях, несмотря на достижение условного порога, такие проявления ничтожны.

Именно поэтому ученые различают понятия календарного возраста (хронологического, астрономического), определяемого на основании даты рождения, и биологического возраста (функционального), который зависит от личных качеств и условий, в которых проходила жизнь данного человека. Однако в связи с тем, что в определении биологического возраста мы продолжаем наталкиваться на серьезные трудности, в демографических трудах (как, впрочем, и в области социальной медицины) по-прежнему используется критерий хронологического возраста.

Среди многих классификационных схем, применяемых для оценки возраста отдельных людей и общества в целом, наиболее пригодной представляется следующая:

1) допроизводительный возраст (0—17 лет);

2) производительный возраст (мужчины: 18—64 года, женщины: 18—59 лет);

3) послепроизводительный возраст (мужчины: старше 65 лет, женщины: старше 60 лет):

а) старость (мужчины: 65—79 лет, женщины: 60—79 лет);

б) глубокая старость (старше 80 лет).

Эта схема, подобно всем другим, не лишена недостатков, но отвечает основным требованиям, необходимым для исследования развития людей. Однако ее нельзя без критических оговорок использовать в научных работах. Тут необходимы другие классификационные критерии.

Наиболее частым показателем старения общества является участие людей старшего возраста в его структуре, причем этот показатель выражается в процентах, а людьми старшего возраста считаются все лица, которые достигли 60—65 лет. Глубокими стариками, как и в предыдущей схеме, считаются люди в возрасте 80 лет и старше, а их доля в структуре общества рассчитывается по отношению к общей численности, а также (что значительно правильнее) по отношению к количеству людей в возрасте 60 лет и старше.

В исследованиях из области общественно-экономических наук определяется доля лиц пенсионного возраста в общей структуре общества. Иногда применяют другие методы определения демографической старости (например, высчитывают отношение числа людей старшего возраста к числу детей и молодежи).

По Россету, в процессе старения населения, в зависимости от доли в его структуре людей в возрасте 60 лет и старше, различают четыре фазы:

1) отсутствие признаков демографической старости — менее 8\%;

2) ранняя переходная фаза между состоянием демографической молодости и старости — 8—10\%;

3) поздняя переходная фаза между состоянием демографической молодости и старости — 10—12\%;

4) состояние демографической старости — 12\% и более от общего числа людей в обществе.

Последние статистические данные, полученные из развитых стран, заставляют, с общественно-хозяйственной точки зрения, выделить еще одну фазу этого процесса. Этой фазой является глубокая демографическая старость, которая проявляется тогда, когда доля людей в возрасте 60 лет и старше превышает 15\% всего населения.

В разработках ООН, где началом старости считается возраст 65 лет, в зависимости от доли людей старшего возраста в общей структуре населения, различают три фазы. "Молодым" считается общество, насчитывающее менее 4\% людей в возрасте 65 лет и старше, "зрелым" — от 4 до 7\% людей в этом возрасте и "старым" — свыше 7\%. Порогом демографической "глубокой старости" следовало бы признать долю старых людей в общей структуре населения, равную 10\%. Отмечая в каждой из этих классификаций преимущества и недостатки, в настоящей работе мы будем использовать шкалу ООН.

Распространено мнение, что главным фактором процесса старения населения является снижение смертности и увеличение продолжительности жизни. Однако это убеждение, хотя и представляется весьма логичным, не соответствует действительности. Ибо речь идет о том, что смертность снижается главным образом в самых младших возрастных группах и увеличение средней продолжительности жизни было бы фактором более предопределяющим, чем в случае снижения смертности в средних и старших возрастных группах. Если бы одновременно не проявлялось действие другого фактора, в результате таких изменений смертности в структуре населения увеличилась бы доля детей, молодежи, людей производительного возраста, а доля людей старшего возраста уменьшилась бы и снизилось бы значение фактора демографической старости.

Увеличение вероятности доживания до пожилого возраста способствовало бы, конечно, росту абсолютного числа людей в этом возрасте. Однако в случае стабилизации уровня рождаемости или в случае повышения ее уровня это не сопровождалось бы увеличением доли людей старшего возраста в структуре населения, а ведь именно эта доля является мерой демографической старости. Таким образом, в современной истории развития человечества снижение смертности и далее рост вероятности доживания до старости и увеличение абсолютного числа людей старшего возраста не могли сыграть роли главных факторов демографического старения.

Такую роль играло снижение уровня рождаемости. Ибо чем меньше рождалось детей, тем впоследствии меньшей была их доля в общей структуре населения, где увеличивалась доля людей старшего возраста. Это, конечно, не означает, что движущие силы процесса демографического старения никогда не претерпят изменений. Скорее наоборот. В дальнейшей, уже предвидимой перспективе, если стабилизируется рождаемость и в то же время не будут исчерпаны возможности снижения смертности людей средних и старших возрастных групп, основным показателем демографического старения станет уменьшение смертности и увеличение средней продолжительности жизни.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что описанный механизм старения действует в условиях, не отягченных чрезвычайными внешними обстоятельствами. Радикальные социально-хозяйственные перемены, которым сопутствуют интенсивные миграции людей, равно как и такие катаклизмы, как войны, эпидемии и голод, нарушают классический ход процессов и приводят в действие дополнительные механизмы процесса демографического старения. Особую роль играют с этой точки зрения войны, во время которых наибольшее число потерь приходится на мужчин в возрасте, пригодном для военной службы.

В послевоенный период, когда это обескровленное и немногочисленное поколение сверстников постепенно перемещается к верхним этажам возрастной пирамиды, темп процесса демографического старения притормаживается. Однако в более поздний период, после преодоления последствий войны, снова проявляется действие общих закономерностей развития, и процесс демографического старения снова ускоряется (единственным фактором, уравновешивающим эту тенденцию, могло бы быть существенное повышение рождаемости, чего пока не происходит).

В связи с этим рассмотрим проблемы продолжительности жизни. Средняя продолжительность предстоящей жизни является величиной, рассчитываемой по специальным таблицам, которые составляются на основе актуальных данных о смертности по возрастным группам. Полученная величина выражает среднее количество лет, которое в данных условиях смертности может прожить человек, происходящий из исследуемой популяции, находящийся в возрасте "х" лет. Чаще всего используется величина средней продолжительности жизни новорожденного (или человека в возрасте 0 лет).

В течение тысячелетий средняя продолжительность жизни человека колебалась в узких границах от 18 до 30 лет. В периоды войн, частых эпидемий и голода она была еще меньше. Первый перелом обозначился только в XVI— XVII вв., когда в некоторых странах средняя продолжительность жизни под влиянием улучшения бытовых условий начала решительно превышать уровень 30 лет и показала устойчивую тенденцию к росту.

Радикальные общественно-экономические изменения, способствовавшие подъему жизненного уровня всего человечества, великие научные достижения (в том числе в области медицины), проводимые в широком масштабе санитарно-гигиенические мероприятия, совершенствование системы охраны здоровья общества, а также подъем общей культуры и культуры здоровья привели к тому, что на рубеже XIX и XX вв. в большинстве европейских стран очень существенно понизилась смертность новорожденных и детей. Благоприятные изменения смертности произошли также в средних и старших возрастных группах, но они были меньшими, чем в младших группах. В период, начавшийся после Второй мировой войны, все названные изменения смертности произошли также в развивающихся странах, причем их темп был значительно выше, чем в промышленно развитых странах.

Под влиянием этих изменений значительно увеличилась средняя продолжительность жизни, которая в середине прошлого столетия далее в наиболее развитых европейских странах не намного превышала 40 лет, а в Индии, например, колебалась в границах 23—25 лет. В 1880— 1970 гг. средняя продолжительность жизни мужчин в наиболее продвинувшихся в этом отношении европейских странах увеличилась почти на 25 лет (с 43,9 года до 68,1 года, то есть на 54\% по отношению к исходной), а в Индии — на 16 лет (с 23,7 до 39,5, то есть на 67\%). Еще большими были изменения средней продолжительности жизни у женщин: в развитых европейских странах она увеличилась почти на 30 лет (с 46,5 года до 74,7 года, или на 61\%), а в Индии — на 15 лет (с 25,6 года до 40,3, или на 57\%).

Согласно последним статистическим данным из 140 стран мира средняя продолжительность жизни в 39 странах превышает 70 лет (средняя для обоих полов), зато в 35 других составляет меньше 45 лет. К первой группе принадлежат европейские страны (кроме Албании, Финляндии, Югославии и Португалии), США, Канада, Япония, Израиль. Австралия, Новая Зеландия, а также несколько небольших азиатских стран (Гонконг, Сингапур и Кипр) и южноамериканских (Барбадос, Гваделупа, Ямайка, Мартиника и Пуэрто-Рико), а также Фиджи. Самый высокий уровень средней продолжительности жизни отмечается в Швеции (75,3 года), Нидерландах (74,7), Исландии (74,6), а также Норвегии и Франции (по 73,5), в то же время самая низкая — в странах, которые совсем недавно вступили на путь самостоятельного общественно-хозяйственного развития. К этой группе, среди прочих, принадлежат Ангола и Гвинея-Бисау (по 36 лет), Верхняя Вольта (современное название — Буркина-Фасо) (37,3 года), Мали (39,7 года), а также Афганистан (40,5 года).

Иногда высказывается мнение, что увеличение средней продолжительности жизни, вызванное существенным снижением смертности новорожденных и детей младшего возраста, не оказало никакого влияния на лиц среднего, а тем более старшего возраста. Прежде всего следует обратить внимание на тот факт, что благоприятные условия стали причиной увеличения числа людей, доживающих до старости. Например, в Швеции шансы на достижение порога старости в конце прошлого столетия имели едва 52\% мужчин и 56\% женщин, а в Индии это составляло соответственно 11 и 12\%. В середине текущего столетия эти показатели достигли в Швеции 76 и 80\%, а в Индии — 30 и 35\%.

В России процесс старения населения начался в послевоенный период, и по международным критериям население России считается "старым" уже с 60-х годов, когда доля россиян в возрасте 65 лет и старше превысила 7\%.

Особенностью России является превышение численности женщин над численностью мужчин, причем такая диспропорциональность наиболее показательна для более старших возрастных когорт.

По переписи населения 1989 г. превышение численности женщин старших возрастов над численностью мужчин-ровесников составило 343 (на 1000 мужчин — 1343 женщин). У поколения 50-х годов рождения и позже практически существует равновесие, у тех, кто родился в 20-х, превышение в 2 и более раза, у долгожителей — более, чем в 3 раза. Что касается самых старших возрастов, то здесь диспропорциональность объясняется огромными потерями мужского населения во время войны, у тех, кто помоложе, другие причины — повышенная мужская смертность, более низкая, чем у женщин, продолжительность жизни, чему, в свою очередь, тоже есть объяснения.

Проанализируем, как менялось население России между двумя всесоюзными переписями населения (1939 и 1989 гг.).

В табл. 1 хорошо видна резко сниженная численность тех, кто родился в военные и первые послевоенные годы. Это те, кому было от 10 до 20 лет в 1959 г. и от 40 до 50 — в 1989 г. Менее отчетливо выражен следующий демографический "провал", возникший во второй половине 1960-х и первой половине 1970-х гг., поскольку лица, родившиеся тогда, попали в две десятилетние возрастные группы. Однако и он достаточно заметен (от 10 до 20 лет в 1989 г.). Происшедшие изменения в возрастном составе приведены в табл. 2.

Таблица 1

Численность и возрастной состав населения России по данным

всесоюзных переписей населения, тыс. чел.

 

Возраст,

лет

1939 *

1959

**

1970

**

1979

#*#

1989

***

1989 в \% к 1939

0—9

25542

25768

21291

20230

23392

92

10—19

23659

17477

25477

21898

20560

87

20—29

19198

22143

16936

24897

22312

116

30—39

16060

17526

21087

16414

24547

153

40—49

9584

13344

17648

19862

15618

163

50—59

7043

10716

12115

15311

17993

256

60—69

4853

6253

9646

10558

12870

266

70 и более

2426

4304

5771

8198

9646

398

Всего

108379

117534

130079

137410

147022

136

 

*     Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года, РСФСР. М., 1963. С. 59.

**   Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Т. II. М., 1972. С. 16—17.

*** Демографический ежегодник СССР, 1990, М., 1990. С. 30.

 

Таблица 2

Динамика возрастного состава населения России, \%

 

Возраст, лет

1939

1959

1970

1979

1989

0—9

23,6

21,9

16,4

14,7

15,9

10—19

21,9

14,8

19,7

15,9

14,0

20—29

17.7

18,8

13,0

18,1

15,2

30—39

14,8

15,0

16,2

11,9

16,7

40—49

8,8

11,4

13,6

14,6

10,6

50—59

6.5

9,1

9,3

ПД

12,2

60—69

4,5

5,3

7,4

7,7

8,8

70 и более

2,2

3,7

4,4

6,0

6,6

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

 

Население СССР, 1973. М., 1975, С. 70; Население СССР, 1988. М., 1989.С. 40.

Народное хозяйство СССР в 1990 году. М., 1991. С. 67, 89.

 

Волнообразное строение населения, то есть чередование относительно "многолюдных" и "малолюдных" поколений, — очень важная особенность России. В 1939 г. ее население было демографически молодым (доля тех, кому за 60, составляла всего 6,7\%), а уже в 1979 г. — старым (13,7\% пожилых и старых); к 1989 г. доля тех, кому за 60, достигла 15,4\%.

Доля людей пенсионного возраста в 1996 составила свыше 21\% от всего населения (в 1989 году — 18,5\%). Усиление процесса старения сопровождается сокращением доли детей и подростков в возрасте до 16 лет, обусловленным главным образом падением рождаемости при сохранении высокой смертности в детском возрасте. Целый ряд регионов европейской части России, где доля пожилых и престарелых граждан составляет от 26 до 29\%, можно назвать "зонами демографического бедствия".

С 1992 г. началась естественная убыль населения России, то есть наступил перевес числа смертей над числом рождений. В 1960-е гг. общий коэффициент рождаемости, как видим, снизился в полтора раза, естественного прироста — почти втрое. Однако еще сохранялась видимость демографического благополучия, которого фактически уже не было. Именно в 1960-е гг. в России наступило суженное воспроизводство населения, то есть рождающихся детей уже было недостаточно для количественного замещения родительского поколения. В 1969—1970 гг. чистый коэффициент воспроизводства населения был равен 0,934, а в 1980-— 1981 гг. — 0,878 (см.: Население СССР. 1988. М., 1989. С. 113— 116). Это означает, что на смену каждой тысяче человек родительского поколения пришло всего 878 их "заместителей".

Таким образом, население России (при нулевой миграции) будет на 1,6 млн. меньше, чем в 1989 г. и очень значительно постареет. Доля тех, кому за 60, поднимется до 18,5\% против 15,4\% в 1989 г. и почти вдвое уменьшится доля детей до 10 лет. Следовательно, конец XX и начало XXI в. — время очень быстрого старения населения России. Соответственно возрастут и связанные с этим многочисленные проблемы, рассмотренные автором этой книги. Кроме того, резко возрастет "нагрузка" трудоспособного населения пенсионерами (кроме роста числа стариков, уменьшится численность трудоспособного населения). Неизбежно придется усиленно развивать те отрасли медицины, которые наиболее тесно связаны со здоровьем пожилых и старых людей. В условиях социально-экономического кризиса эта дополнительная нагрузка будет болезненно сказываться как на состоянии общества в целом, так и на положении самих пенсионеров, поскольку это наименее социально защищенная часть общества. Все это подчеркивает необходимость правильной демографической и социальной политики.

Вписываясь в общемировые демографические тенденции и даже опережая их по темпам развития процесса старения, Россия только сейчас начинает осознавать необходимость углубленного анализа проблемы, связанной с реформированием социальной политики в отношении пожилой части своего населения.

 

Таблица 3

Естественное движение населения России

 

 

 

 

Годы

Число

Естественный прирост

рождений

смертей