Имя материала: Социолингвистика

Автор: Беликов Владимир Иванович

3.2.1. демография как дисциплина, вспомогательная для социолингвистики

 

"Чистому" лингвисту в большинстве случаев неважно, каково происхождение исследуемых им текстов, социолингвисту же существенны многие характеристики говорящих. Из предыдущего раздела мы знаем, какого рода информация о носителях языка может понадобиться для успешного социолингвистического исследования. Но где ее взять? Работая в малой группе, все необходимые экстралингвистические сведения о ее членах собрать нетрудно. А исследуя языковые особенности достаточно крупного сообщества или какой-либо его социально маркированной части, социолингвист уже будет вынужден отбирать тех индивидов, которые станут объектом его наблюдения. Они должны быть достаточно типичны для всего сообщества. Процесс отбора нужных информантов не прост (об этом подробно говорится в главе 5), но прежде, чем отбирать, надо определить, какого типа информанты будут достаточно адекватно представлять всё выбранное для анализа сообщество.

Допустим, создатели рекламы хотят выяснить ее эффективность. Считается, что реклама действенна, даже если раздражает. Но всему есть пределы: раздражение может перерасти в отвращение к рекламируемому продукту, а чисто языковая реакция составляет немаловажный компонент спонтанного восприятия рекламного текста.

Вот три текста, составленные на языке, который пока еще не стал литературным: "Cool" – ну просто клёвый журнал! Когда переходишь на жвачки "Wrigley 's ", другие просто не катят; "RC-Кола ": кто не знает – тот отдыхает!

Можно думать, что все они рассчитаны на молодежь, и авторы полагали, что такая форма подачи привлечет покупателей из молодежной среды. В двух первых случаях аудитория выбрана верно: молодежный журнал – молодежи и читать, жуя "Wrigley's". А как быть с безалкогольным напитком? Можно делать единую рекламу на все возрасты, а можно на каждую возрастную группу дать по отдельной рекламе. Но тут следует помнить, что текст не должен превращаться в антирекламу для потенциального покупателя из той группы, на которую данная реклама не рассчитана. А потенциальный потребитель средних лет, проинтерпретировав третью рекламу более привычными ему языковыми средствами как "не знаешь замечательного напитка RC-Кола – заткнись/отвали", делает вывод: "Я, конечно, отдохну от замечательного напитка RC-Кола, но компания, продвигающая его на российском рынке, отдохнет от моих денежек"

 

 [Баранов 1999].

Допустим, имеется задача проверить реакцию на не вполне нормативные единицы катить, отдыхать (в задействованных в рекламе значениях) и клёвый именно среди молодежи, но среди всякой молодежи. Придется выяснять реакцию молодежи разного пола и возраста (вдруг у юношей 14–18 лет она окажется иной, чем у девушек 20–24?), живущих в столицах, областных городах и районных центрах, школьников и студентов, мелких торговцев, банковских служащих и "братков", православных, мусульман, иудаистов, кришнаитов и тех, кто к религии равнодушен.

Какова доля каждой из этих категорий среди молодежи России? Можно предположить, что по полу и годам рождения молодежь делится на равные части (относительно пола это не совсем верно, относительно возраста, как мы увидим ниже, может оказаться совсем неверным), а долю остальных категорий мало кто возьмется угадывать, не зная реальной статистики.

Вот задача совсем иного рода: в многоязычном государстве одно национальное меньшинство насчитывает 100 тыс. человек, другое – 5 тыс.; какой язык имеет больше шансов на выживание? Вообще говоря, от числа носителей судьба языка чаще всего не зависит: если среди 100 тыс. половина не владеет этническим языком, а остальные двуязычны, причем среди них дети школьного возраста составляют 5\%, а дошкольников практически нет (такая ситуация совсем не редкость), то язык обречен на вымирание.

Судьбы языка могут определяться самыми разными обстоятельствами; при подготовке социолингвистических прогнозов может оказаться полезной даже статистика по уровню занятости. Если выясняется, что в местах традиционного проживания какого-либо малого народа безработица на порядок выше, чем на соседних территориях, можно прогнозировать значительную эмиграцию носителей языка в иноязычную среду – значит, и снижение шансов на повседневное использование ими родного языка и передачу его детям.

Количественный состав населения изучает демография. Но для демографии это лишь исходный материал, являющийся основой всестороннего анализа процесса воспроизводства населения. Эту науку интересуют как общие закономерности протекания демографических процессов, "так и особенности проявления этих закономерностей в конкретных населениях в определенных условиях места и времени" [ДЭС 1985: 118]. Последнее уточнение показывает, что демография в принципе может поставлять социолингвистике неоценимую информацию: ведь "конкретными населениями" могут быть и носители конкретных языков или каких-либо социально значимых разновидностей языка. (Заметим, что иллюстрируемое последней цитатой использование существительного население во множественном числе – яркий маркер профессионального словоупотребления демографов, которые, как и представители любого профессионального сообщества, вполне заслуживают специального внимания социолингвистов.)

Демография подходит к человечеству с совершенно иных позиций, чем социология. Если для социолога индивиды прежде всего члены общества, то для демографа они являются элементарными единицами народонаселения. Большинство группировок народонаселения суть сугубо номинальные, статистические общности (городское население; занятое население; нетрудоспособное население; женщины, родившие пять и более детей; мужчины, никогда не состоявшие в браке; лица, выехавшие из данной местности в течение последнего календарного года; лица, умершие от несчастных случаев, отравлений и травм; домохозяйки с одним ребенком в возрасте до 16 лет и т. п.).

На первый взгляд, все это не имеет никакого отношения к социолингвистике, для нее нужны лишь данные о языковом составе общества. Но существует обширная статистика, привязывающая разнообразную демографическую информацию к территориям, этнический и языковой состав которых известен. Реже можно найти подобные сведения, привязанные к этническим группам (к языковому составу, к сожалению, почти никогда), а это уже сильно помогает в работе социолингвиста. Кроме того, для любых прогнозов в отношении языковой ситуации и других социолингвистических процессов на определенной территории необходимо знать все демографические характеристики как самой территории, так и регионов, связанных с ней миграционными процессами. Чтобы правильно воспользоваться информацией такого рода, надо помнить, что собиралась она для целей, не связанных с социолингвистикой, и поэтому обращаться с ней следует осторожно. Между тем социолингвисты довольно часто неверно интерпретируют даже данные переписей о владении языками, о чем подробнее будет сказано ниже.

Работая с демографическими данными, необходимо в точности знать, как и для каких целей они были получены, нужно понимать, что разнообразные демографические показатели представляют собой сложный взаимосвязанный комплекс. В последующих разделах мы и расскажем об основных особенностях демографических данных.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 |