Имя материала: Социология семьи

Автор: Е. М. Черняк

§ 2. моногамия в обществе социальной справедливости

 

Совершенно противоположный прогноз будущего семьи предполагает направление, восходящее к Томасу Мору.

В "Утопии" Мора мудрый правитель, философ Утоп, уничтожил на острове Абракса частную собственность. При этом сохраняется индивидуальная семья в качестве производственной ячейки общества, основанного на ремесленном производстве.

Семья у Мора патриархальная: во главе стоят отец и мать. В ее состав входит не менее 40 человек, весь родственный клан.

Такой семейный коллектив и составляет производственную ячейку. Семья занимает большой трехэтажный дом, который она меняет по жребию каждые десять лет, чтобы не создавать привычку к собственности. Из каждого семейства 20 человек ежегодно переселяются в город для ремесленной работы, а затем возвращаются в деревню, которая является центром социальной жизни. Таким простым путем разрешается противоречие между городом и деревней. Все трудятся в общественном производстве: и мужчины и женщины. Домашнего хозяйства нет. Пищу готовят поочередно женщины из каждой семьи. Утопийцы питаются в великолепных дворцах. Трапезы тщательно и пышно обставлены. Мужчины и женщины носят одинаковую одежду, "покрой ее остается одинаковым, неизменным и постоянным на все время, будучи вполне пристойным для взора, удобным для телодвижений и приспособленным к холоду и жаре". Брачные законы строго регламентированы и неукоснительно соблюдаются утопийцами. Мор тщательно заботится о прочности моногамного союза. Брачный возраст для женщин – 18 лет, для мужчин – 22 года. Утопийцы имеют право свободного выбора супруга. Женщины, вступая в брак, переходят в дом мужа. Добрачные отношения - позор и влекут за собой строгие наказания. Развод разрешен только в случае супружеской измены. Оскорбители брачного союза караются тягчайшим рабством, вторичное грехопадение ведет к смертной казни. Эти злодеяния утопийцы карают так сурово потому, что "заботятся о будущем: если же не удерживать людей от случайного сожительства, то в супружестве редко укореняется любовь, а ведь надобно будет всю жизнь провести с одним человеком, сверх того, придется переносить все тяготы, которые это с собою несет".

Нравственная бескомпромиссность Т. Мора вполне объяснима для мыслителя XVI в. Гораздо важнее, что Мор соединяет идею социальной справедливости с необходимостью сохранить прочную индивидуальную семью. Общество должно оберегать семейный союз как основу социального благополучия.

Первым последователем Т. Мора в XVII в. является Джерард Уинстенли, вождь и теоретик диггеров, написавший "Законы свободы", в которых есть специальный раздел "Законы о браке". Он провозглашает полную свободу вступления в брак с тем, кого человек полюбит, невзирая на происхождение. Снимаются все сословные барьеры. Приданое молодые получают из общественных складов. Если в случае добрачной связи родился ребенок, мужчина обязан жениться. Идеал Уинстенли – сельская коммуна. Частная собственность – дьявольское проклятие. Первичной производственной ячейкой, как и у Мора, служит индивидуальная семья, которая выполняет общественно-полезные работы, занимаясь или обработкой земли, или ремеслом. Труд каждой семьи составляет часть общественного организованного труда. Руководит работами отец. Каждый обязан работать на общину до 40 лет. Лень, нерадивость наказываются принудительными работами, телесными наказаниями. Весь продукт труда сдается на общественные склады, оттуда каждая семья получает все необходимое для производства и потребления. Торговля и деньги строго запрещены. Потребление сохраняет индивидуальный характер: все получают по потребностям. Сохраняется личная собственность. В отличие от Мора, Уинстенли не предполагает наличие общественного питания. Семья ведет замкнутый образ жизни, трудится в одиночку, ведет домашнее хозяйство. "Дом каждого человека будет составлять его личную собственность, и вся обстановка, находящаяся в нем, также и запасы, которые он получает со складов, будут принадлежать только ему".

Семья под угрозой рабства для главы семьи не должна потреблять из общественных складов больше, чем ей требуется. Индивидуальная семья является центром социальной жизни. Характерно, что Уинстенли отводит большую роль отцу в воспитании детей. Отец и мать ответственны за обучение детей грамоте и ремеслу. "Отец обязан заботиться о своих детях, пока они не вырастут умными и сильными, а затем как наставник он должен научить их читать и помогать им в изучении языков, искусств и наук, или подготовить их к работе, или приучить к какому-либо ремеслу". Девочки наряду с мальчиками, обучаясь грамоте, искусствам, должны приобщаться к домашнему хозяйству: шитью, вязанию, прядению льна и шерсти. Отстаивая индивидуальную семью, Уинстенли гневно выступает против идеи общности жен, с которой он был хорошо знаком: "Иные говорят, что истинная свобода – в возможности иметь общение со всеми женщинами и в беспрепятственном удовлетворении их вожделений, но это свобода необузданных, безрассудных животных, стремящихся к разрушению... Другие по причине того же самого безрассудного скотского невежества полагают, что будет общность всех мужей и ясен, и посему намереваются вести скотский образ жизни". Он не перестает повторять, что "жена каждого мужчины и муж каждой женщины будут принадлежать только им, a также их дети будут находиться в их распоряжении до тех пор, пока они не вырастут". Все дети будут образованы и воспитаны в большом подчинении родителям и старшим. В благополучии семьи Уинстенли, так же как Т. Мор, видит благополучие республики. Индивидуальная жизнь, покой семьи охраняются обществом: "Если какой-нибудь человек захочет взять у другого жену, детей, обстановку дома без его согласия или пожелает нарушить покой его жилища, он должен будет подвергнуться каре, как враг республиканского правления... Законы республики должны ограждать спокойствие каждого и его частное жилище против грубости и невежества, которые могут появиться в человеческом роде".

Частная жизнь в республике должна отличаться умеренностью, трудолюбием и чистотой нравов. Об этом общественном достоянии думал в XVII в. революционер Дж. Уинстенли, не побоявшийся выступить против королевской власти и частной собственности. Обычно взгляды Уинстенли трактуются исследователями как не имеющие самостоятельного теоретического значения. Однако в плане разработки позитивного идеала идеи Уинстенли самостоятельны и оригинальны. Он не растворяет индивидуальную жизнь и личные интересы в общественном. Он ищет оптимальное сочетание общественных и личных интересов, переместив центр тяжести социальной жизни в семью.

Опираясь на "Утопию" Т. Мора, усилив идеи аскетизма, мыслители XVIII в. Морелли и Мабли довели их до казарменного коммунизма. Социальное равенство, социальная справедливость понимаются ими как всеобщая стандартизация, тягостная регламентация быта, принудительность и абсолютное равенство потребностей. Идеи уравнительного коммунизма особенно отчетливо проступают в описании идеальных семейных отношений.

В "Кодексе природы" Морелли оценивает индивидуальный брак как естественное состояние человека, свойственное его природе. Брак обязателен для всех граждан. "Всякий гражданин должен будет тотчас по достижении брачного возраста вступить в брак, никто не будет освобожден от этого закона, разве если исполнению его помешает природа или состояние здоровья данного лица. Безбрачие не будет дозволено никому ранее сорокалетнего возраста". Регламентация отношений между полами направлена на закрепление моногамии, развод резко ограничен. Он разрешен в редких случаях только после 10 лет супружества. В случае развода дети остаются с отцами. Лицам обоего пола, состоявшим ранее в браке, не разрешается брак с холостыми или незамужними молодыми особами. Относительна и свобода выбора супруга. В начале каждого года должны производиться свадебные увеселения. Молодые люди обоего пола собираются вместе на городской площади в присутствии сената. Каждый молодой человек, достигший 15– 16 лет, в этот день должен в обязательном порядке выбирать себе девушку и, получив ее согласие, взять ее в жены. Молодожены живут в доме жениха. Самостоятельность женатый сын получает только после смерти отца.

Супружеская неверность наказывается тюремным заключением, при этом "лицу, нарушившему супружескую верность, никогда нельзя будет вступить в брак со своим участником в прелюбодеянии".

При всей нудной регламентации личной жизни людей у Морелли есть одно очень редкое и прозорливое предвидение: он не противопоставляет общественное бытовое обслуживание и домохозяйство. Он рассматривает их как две бытовые формы обслуживания семьи, взаимно дополняющие друг друга. Эту простую диалектику не угадывали иногда самые глубокие мыслители, прогнозируя будущее.

Так же как Мор, Уинстенли, Морелли наделяет семью воспитательными функциями. Родители воспитывают ребенка до 5 лет, затем он поступает в общественную академию, где получает образование и профессию. "В возрасте 15– 16 лет, когда молодые люди женятся, они покинут общественные академии, чтобы вернуться в отцовский дом". Все суровые законы Морелли направлены на обеспечение устойчивости семьи – основы государства.

Идейно близок Морелли Габриэль Мабли, двоюродный брат д'Аламбера. Так же как все представители этого направления, резко выступал против частной собственности, считая ее источником всех страданий человечества. Частная собственность ведет к неравенству. Неравенство разлагает человека. Люди, признав частную собственность, пошли против велений природы. Чтобы стать естественными, люди должны сократить свои потребности. Чем меньше потребности, тем больше человеческое счастье. Так начиналась философия нищеты. Коммунистическая теория Мабли проникнута особенно суровым аскетизмом. Чтобы человек не потерял чувство равенства, нужны строгие законы против роскоши: "Если бы я мог вырвать из нашего сердца всевластие страсти, порабощающего его, я не колебался бы ни минуты перед тем, чтобы вернуть людей к самому совершенному равенству".

Мабли – безусловный сторонник индивидуальной семьи, основанной на идеальном равенстве. Равенство могут обеспечить строгие законы против роскоши. Нужна регламентация бытовых условий вплоть до введения одинаковых для всех пищи, жилища, одежды, мебели, утвари. Никакого соперничества, никакого разнообразия и сравнения. Только так можно вырвать страсть к роскоши из людских сердец. Вслед за Уинстенли Мабли критикует платоновскую идею общности жен: "Опасаясь даже, как бы семейные интересы или кровные связи не отвлекали их от исполнения долга, Платон довел свое благоразумие и предосторожность до крайности, установив между ними общность жен - вот единственный закон, к которому, я думаю, сумело бы приспособиться наше распутство".

По-разному решая вопрос о соотношении общества и семьи, Мор, Уинстенли, Морелли, Мабли правильно предугадали будущее индивидуальной семьи, наделив экономическими и воспитательными функциями. Они увидели огромную социальную ценность в существовании здорового семейного союза, основы общественного благополучия.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 |