Имя материала: Средства массовой информации постсоветской России

Автор: Засурский Ясен Николаевич

Введение. десять лет свободы печати в россии (я. н. засурский)

 

Десять лет развития демократии в России весьма наглядно проявились в сфере печати. Концепция свободы печати стала сегодня здесь общепринятой. Можно сказать, что в результате демократических преобразований в России стало глубже понимание самой свободы печати.

Свобода печати — свобода мнений. Свобода печати утвердилась как свобода выражения мнений, как политическая свобода, как возможность свободно говорить и выражать свои мысли. Свобода печати как политическая концепция укрепилась и укоренилась в сознании россиян.

Вместе с тем свобода печати стала серьезным вызовом для российских журналистов, для средств массовой информации. Выяснилось, что политическая свобода печати еще не означает возможность всегда свободно выражать свои мысли, идеи. Все более отчетливо выявляется экономическая сторона свободы печати. Для того чтобы газеты, журналы, радио и телевидение свободно функционировали, они должны опираться на здоровый экономический фундамент. В экономической сфере выявились трудности для развития свободы печати.

Предпосылки для экономических трудностей прессы были заложены еще в советское время, когда печать была высокоприбыльной, но доходы от издания газет и журналов шли в кассу партии, в кассу профсоюзов, комсомола и других общественных организаций; наконец, в государственную кассу, но не вкладывались в развитие инфраструктуры средств массовой информации. Демократическая Россия оказалась без информационного капитала, оказалась информационно бедной и экономически незащищенной.

За десять лет все экономические проблемы свободы печати решить не удалось в силу того, что экономика России испытывала большие и серьезные трудности, которые, естественно, отражались и на средствах массовой информации. Отсутствие инвестиции, высокие цены на бумагу, доставку и печатание затрудняют  развитие рентабельной прессы. К сожалению, медленно развивается и рекламный рынок. Кроме того, существуют трудности субъективного характера. В погоне за аудиторией, за расширением тиражей газеты пошли на снижение стандартов качества; появилось много информации легковесной, рассчитанной на сенсации, часто дутые. Словом, свобода печати столкнулась с испытанием не только экономикой, но и этическими нормами.

Политическая свобода печати означала прежде всего свободу от цензуры, которой печать добилась: цензура запрещена законом. Но оказалось, что действовать по принципу «свобода есть — ума не надо» неразумно и опасно. Свобода может быть реализована только тогда, когда она тесно связана с ответственностью. Свобода и ответственность неразделимы. Между тем, в нашей журналистике недостоверность, неточность сведений, легковесность способствовали утрате доверия к прессе со стороны значительной части аудитории. Разочарование читателей способствовало углублению кризиса прессы, потере вместе с доверием читателей и подписки на газеты, и просто внимания к газетам. Тиражи газет резко упали. Эти проблемы выяснились уже в первые годы развития демократической России.

На этом пути были не только поражения, но и определенные шаги вперед. Для того чтобы их рассмотреть, надо оглянуться назад и внимательно посмотреть, как шло развитие российской журналистики. Бросается в глаза, что при падении тиражей газет их число увеличивалось. Особенно существенно выросли тиражи местных газет. В небольших городах, таких как Киржач или Сергиев Посад, издается несколько газет. Своеобразный количественный «взрыв» в развитии печати, конечно же, изменил контуры журналистики и расширил возможности получения информации.

Ситуация в России развивалась неравномерно, и можно в самом грубом виде определить несколько этапов этого развития.

Первые три года были заняты освобождением от старых традиций и форм. Печать, которая была орудием партии, после распада советской системы и запрещения КПСС стала свободной от внешнего давления. Этот период ознаменовался становлением нового журнализма и новой журналистики, основанной на плюрализме и независимости от государства.

Здесь я выделил бы две модели журналистики. Первая — перестроечная, связанная прежде всего с именем первого и единственного Президента СССР М. С. Горбачева. В перестройку советская печать стала инструментом критики бюрократии, командно-административной системы, инструментом демократизации. Журналисты думали и писали свободно. Но вместе с тем сохранялась руководящая роль партии, и печать способствовала осуществлению демократизации сверху. Это была инструментальная модель журналистики; она отличалась от советской модели тем, что в руках Горбачева и его сторонников она была инструментом демократизации, но все-таки под управлением партии и государственников.

За этим последовало принятие 12 июня 1990 г. Закона о печати, а затем, после неудавшегося августовского путча, коммунистическая партия была запрещена, и печать компартии, как и других общественных организаций, перешла в руки журналистов. Возникла новая модель журналистики: печать стала считать себя «четвертой властью». Журналистика противопоставила себя государству; она добивалась и добилась независимости от государственных структур.

В 1991-1993 гг. журналистика пережила «золотой век» свободы, который завершился, однако, по экономическим причинам. Экономические реформы оказались очень трудным испытанием для прессы. Монопольные цены на бумагу, распространение, полиграфию резко увеличили расходы и сделали прессу практически нерентабельной или малорентабельной. Цены на газеты выросли, тиражи газет и журналов упали. Пресса стала плюралистичной и горизонтальной. Исчезла вертикаль, пирамида, на верху которой был печатный орган ЦК КПСС «Правда», а в самом низу — районные газеты. Теперь каждая газета считала себя главной и не подчинялась чьим-либо прямым директивным указаниям.

Экономические трудности потребовали новых инвестиций в газеты и журналы, в средства массовой информации. Государство пыталось оказывать поддержку субсидиями на печать и бумагу, но этого было недостаточно. Журналисты вынуждены были обратиться к возникшим к этому времени мощным экономическим структурам — банкам и корпорациям. В результате контроль над большинством газет и журналов перешел в их руки.

На первых порах владельцы не оказывали серьезного давления на редакционные коллективы. Перелом произошел в 1995-1996 гг. — перед президентскими выборами. Владельцы крупнейших информационных концернов объединились для поддержки Ельцина, и в осени вновь возродилась авторитарная модель журналистики. Но теперь журналистикой управлял не Агитпроп ЦК КПСС, а крупные бизнесмены. Возникла своего рода информационная олигархия, которая стремилась привести на пост президента своего кандидата, которым был Б. Н. Ельцин.

Эта новая модель средств массовой информации — корпоративно-авторитарная — сработала во время выборов. После победы на них стали «делиться» ее «плоды». Березовский укрепил свои позиции в ОРТ, Гусинский получил право вещать на четвертом канале для НТВ с шести часов утра до шести часов вечера, заняв, таким образом, этот канал полностью.

Но единый фронт информационных магнатов продержался недолго. Приватизация Связьинвеста разрушила единый фронт медиакорпораций и заставила их вступить в информационную войну. В конце концов сформировались две мощные группировки: одна — вокруг Березовского и принадлежащих ему средств массовой информации, вторая — вокруг холдинга «Мост-Медиа». Таким образом, появилась еще одна, как бы складывающаяся из двух, модель журналистики: с одной стороны, был корпоративный бизнес, с другой — свободная от корпораций пресса, которая была в явном меньшинстве.

Накануне новых выборов президента в 1998-1999 гг. эта борьба настолько обострилась, и аппетиты олигархов настолько возросли, что Гусинский и Березовский пытались представить свои концерны как политические партии, которые хотели поставить на место президента своего человека.

После выборов 2000 г. новое падение авторитета средств массовой информации углубилось; оно было связано, с одной стороны, с очевидной их политизацией и, с другой — с коммерциализацией их. Администрация президента Путина выдвинула концепцию укрепления государственных средств массовой информации, и возникла новая модель средств массовой информации — подконтрольных государственных СМИ. Этому способствовало создание Министерства печати, телерадиовещания и массовой коммуникации, которое стало играть важную роль в укреплении консолидации контролируемых государством средств массовой информации. «Российская газета» была передана в ведение этого министерства. ВГТРК стала играть все более важную роль в управлении входящими в нее местными телевизионными и радиокомпаниями. В Интернете было создано информационное агентство «Страна.РУ», которое представляет официальные версии и, кроме того, располагает специальными отделами, посвященными семи федеральным округам. Под контролем государства остались также национальные каналы — первый и второй — РТР, а также «Культура» на пятом.

Развитие этой модели соответствовало стремлению укрепить вертикаль управления в России. Одновременно развивалась и новая модель средств массовой информации в регионах, где газеты, журналы и телевидение разделились на частные и принадлежащие местным властям. А они, используя административный ресурс, стремились превратить средства массовой информации в свою вотчину.

Параллельно с этими высокополитизироваными моделями (перестроечной, инструментальной; «четвертой власти»; корпоративно-авторитарной; смешанной — корпораций и свободы печати; государственной и местной муниципально-государственной) развивалась модель коммерциализированных средств массовой информации, которые включали в себя массовую и откровенно бульварную, «желтую» журналистику, отличающуюся к тому же достаточно высокой прибыльностью. В отличие от первых шести эта модель была высокодоходной.

Все эти сложности определили трудности и журналистской деятельности. Журналист оказался на «ничейной земле» — между этатизмом и давлением государственных структур, с одной стороны, и вседозволенностью коммерческих структур — с другой. Это привело к дальнейшему падению авторитета журналистики и журналистов.

Одновременно с процессом политизации и коммерциализации развивалась российская медиапромышленность. Газеты, журналы, радио и телевидение стали важной и неотъемлемой частью российской экономики, в которую поступают российские и иностранные инвестиции, которые в свою очередь генерируют новые доходы и новые финансовые потоки.

При всех трудностях СМИ внесли серьезный вклад в развитие рыночной экономики; может быть, даже больший, чем другие институты. Быстрое развитие рекламного рынка средствами массовой информации было одним из наиболее важных и значительных проявлений новой российской экономики, своего рода ее новым и очень заметным символом. Но вклад средств массовой информации в рыночную экономику не ограничивался только рекламой. Сами по себе средства массовой информации стали агрессивным и влиятельным игроком в трудной и противоречивой волюции российской экономической сцены.

 Бурное развитие печатных и аудиовизуальных СМИ быстро превзошло устаревшие индикаторы советских медиа, создавая новые рабочие места и множество новых предприятий — таких, как информационные агентства (число их превысило тысячу), пресс-синдикаты, программные телевизионные компании, изготавливающие разные виды продукции для телевидения.

Таким образом, несмотря на огромные трудности, связанные с отсутствием информационного капитала, получил развитие рынок информации, рынок рекламы, возникла медиапромышленность, включающая как каналы доставки информации, так и промышленность, обеспечивающую их содержательной продукцией. Созданы были крупные корпорации, которые условно можно разделить на три категории: политически мотивированные, ориентированные на извлечение политического капитала и движимые исключительно коммерческим интересом. Анализ доходности средств массовой информации показывает, что неполитически мотивированные средства массовой информации сумели добиться доходности и стали прибыльными, в то время как политически мотивированные этой прибыльности достигнуть не могут.

Следует отметить существенный рост информационных технологий. Благодаря усилиям холдинга «Мост-Медиа» получило развитие спутниковое телевидение, представленное компанией «НТВ плюс». Серьезным фактором стал Интернет, несмотря на то что доступ к нему ограничен, число подключений относительно невелико и не превышает 2 млн, а максимальное число пользователей — 10 млн. В Интернете размещены сайты сотен российских газет, радио и телевизионных каналов, получивших таким образом доступ к глобальной аудитории. Показателен в этом отношении пример владимирской газеты «Молва» с тиражом 8 тыс. экземпляров — ее электронную версию в Интернете посещают около 8 тыс. читателей в месяц из 35 стран (о развитии электронных газет в Интернете уже шла речь).

Десять лет российской демократии создали условия для развития свободной печати и свободных медиа, открыли доступ к новым информационным и коммуникационным технологиям, тем самым способствуя созданию разветвленной информационной индустрии и новой медиакультуры.

Каким бы сложным ни был российский путь к свободе печати, этот процесс необратим. Несмотря на политические, экономические, культурные и профессиональные трудности этого вызова свободы, достижения в создании свободных средств массовой коммуникации и информации очевидны и видны невооруженным взглядом. Однако и после десяти лет демократического опыта и свободы печати возможен поворот к новому этатистскому авторитаризму, соединенному с заявлениями о свободе прессы, — новый поворот к порочному кругу инструментальной пропагандистской концепции журналистики и медиа. Опасность медиаэтатизма, сочетающегося с журналистской вседозволенностью, слишком очевидна, чтобы ее проигнорировать.

Свободе печати в России угрожают давление правительства, экономическая неэффективность, безответственность медиакоролей и практика журналистской вседозволенности со стороны безответственных медиапрактиков. Но жизненность новых демократических традиций настолько сильна, что она достаточна для того, чтобы справиться с этими трудностями.

Свобода печати глубоко укоренилась в российском обществе как таковая, принята как аксиома российскими гражданами — от президента до читателей газеты «Мегаполис-экспресс».

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 |