Имя материала: Стилистика. Современный английский язык

Автор: Арнольд Ирина Владимировна

§ 8. использование функционально окрашенной лексики в художественной литературе

 

После общих замечаний о контексте лингвистическом и стилистическом обратимся к рассмотрению взаимодействия контекста с лексикой, имеющей функционально-стилистическую окраску. В основе возникающих при этом дополнительных значений лежит, прежде всего, свойство иррадиации стилистической функции. Так, например, одно поэтическое слово, включенное в нейтральный контекст, может сделать возвышенным целый абзац. Роль даже небольших стилистически окрашенных вкраплений может быть очень значительна. Эффект их зависит от того, соответствуют ли они предмету повествования или контрастируют с темой. При нарушении ожидаемого соответствия между означаемым и означающим нередко возникает комический или иронический эффект, как в следующем примере из романа О. Хаксли, где книжная лексика сочетается с тривиальной ситуацией: The village Maecenas, in petticoats, patronising art to the extent of two cups of tea and a slice of plum-cake. Явление можно рассматривать как разновидность обманутого ожидания. Особенно часто такие эффекты получаются при использовании разговорной и торжественно-возвышенной лексики; подобные примеры встречались нам на протяжении всей книги при толковании текстов. В целом, однако, иностилевые вкрапления отличаются большим разнообразием материала и функций. Они могут происходить из любых функционально-стилистических пластов. Они встречаются в описаниях, увеличивая их точность и конкретность или создавая метафоричность и образность, в речевых характеристиках и портретах персонажей, в авторских комментариях и т.д. В данном параграфе мы не будем пытаться охватить все это многообразие, а ограничимся примерами, иллюстрирующими только взаимодействие с контекстом терминологической, просторечной и диалектной лексики.

Специальная лексика может включаться в речевую характеристику героя, раскрывая его жизненный опыт, профессию и интересы. Таково, например, использование морской лексики Мартином Иденом. Писатели-реалисты пользуются специальной лексикой для более точного описания окружающей героев действительности. Функция такой лексики может быть и весьма специфична: в первой главе «Холодного дома» Ч. Диккенса нагромождение юридических терминов показывает невозможность для нормального человеческого рассудка разобраться в запутанном лабиринте судопроизводства в Верховном канцлерском суде.

В качестве иллюстрации использования научного стиля в речевой характеристике героев литературного произведения приведем отрывок из романа Ч. Сноу «Новые люди», где научные термины и книжные слова в прямой речи персонажей не только показывают их принадлежность к технической интеллигенции, но и помогают читателю обратить внимание на их сдержанность и мужество, когда они говорят о той опасности, которой подвергают свою жизнь в экспериментальной работе по ядерной физике в их лаборатории.

 

Luke said: «I'll get that stuff out in six weeks from March 1st if it's the last thing I do.»

Martin said: «It may be.»

«What is the, matter?» I said.

Luke and Martin looked at each other.

«There are some hazards,» said Luke.

That was the term they used for physical danger. Luke went on being frank. The «hazards might be formidable. No one knew much about handling plutonium; it might well have obscure toxic properties. There would not be time to test each step for safety, they might expose themselves to illness, or worse.»

 

Выражение «токсические свойства» — специальный термин, который является некоторым эвфемизмом для той опасности, которой ученый сознательно идет навстречу. В дальнейшем Люк действительно подвергается облучению, получает лучевую болезнь и иронизирует по этому поводу: There was a mutter from Luke's sick-bed which spread round Barford: «The only thing they (the doctors) still don't know is whether to label mine a lethal dose or only near lethal.»

Медицинский термин «летальная доза» (смертельная доза) употреблен в той же стилистической функции, что и «токсические свойства», и, кроме того, усиливает горько-ироническое звучание фразы.

В другом отрывке из этого же романа некоторое нагромождение специальных терминов служит для точного реалистического описания лаборатории с одним из первых атомных реакторов:

 

In front of her were the instruments which she had been taught to read; she was a competent girl, I thought, she would have made an admirable nurse. There was one of the counters whose ticking I would expect in any Barford laboratory; there was a logarithmic amplifier, a DC amplifier, with faces like speedometers, which would give a measure — she had picked up some of the jargon — of the «neutron flux».

On the bench was pinned a sheet of graph paper and it was there that she was to plot the course of the experiment. As the heavy water was poured in, the neutron flux would rise: the points on the graph would lead down to a spot where the pile had started to run, where the chain reaction had begun:

«That's going to be the great moment,» said Mary.

 

Искусство писателя заставляет даже несведущего в технике читателя представить себе обстановку, в которой работает Мэри. В данном отрывке все термины употреблены в своем прямом значении. Но возможно и другое, а именно образное употребление специальных терминов. В упомянутом выше романе Дж. Лондона «Мартин Иден» автор, описывая тесноту комнатушки, в которой живет вернувшийся из плавания Мартин, пользуется морской терминологией и уподобляет движения Мартина между дверью, столом и кроватью трудной навигации по узкому каналу:

 

Even so he was crowded until navigating the room was a difficult task. He could not open the door without first closing the closet door, and vice versa. It was impossible for him anywhere to traverse the room in a straight line. To go from the door to the head of the bed was a zigzag course that he was never quite able to traverse without collisions. Having settled the difficulty of the conflicting doors, he had to steer sharply to the right to avoid the kitchen. Next he sheered to the left, to escape the foot of the bed; but this sheer, if too generous, brought him against the corner of the table. With a sudden twitch and lurch, he terminated the sheer and bore off to the right along a sort of canal — one bank of which was the bed, the other the table. When the one chair in the room was at its usual place before the table, the canal was unnavigable.

Морские термины: navigating, traverse, zigzag course, collisions, steer, sheer, lurch, bear off, canal, bank, unnavigable — передают шутливо-ироническое отношение бывшего матроса к своему убогому жилью.

Технические термины в описанном в этой главе смысле надо отличать от профессиональной лексики, под которой понимается лексика, специфичная для какой-нибудь отрасли человеческой деятельности или профессии, но употребительная только в устном общении и, следовательно, не имеющая определений в специальной литературе. Профессиональная лексика в собственном смысле слова относится главным образом к прошлому, когда многие ремесла и сельскохозяйственные знания и умения передавались в устной традиции. В настоящее время профессиональная лексика нередко имеет несколько арготический характер, как в следующем примере из того же романа Ч. Сноу:

 

What is stopping them (the neutrons)?...

«The engineering is all right.

«The heavy water is all right.

«The uranium is all right.

«No, it blasted well can't be.

«That must be it. It must be the uranium — there's something left there stopping the neuts.»

 

Ч. Сноу описывает состояние героя после неудачного опыта. Люку не удалось вызвать цепную реакцию, и он спрашивает себя и окружающих, что помешало нейтронам, называя их то местоимением «они», поскольку всем присутствующим ясно, что именно его волнует, то арготическим профессиональным сокращением «neuts».

Особенно высок удельный вес специальной лексики в произведениях, тема, сюжет и фабула которых непосредственно связаны с профессиональной деятельностью какой-нибудь группы людей, как в романах А. Хейли «Аэропорт», «Колеса» и других. Все, случившееся в рассказе Б. Ноутона «Поздно ночью на Уотлинг-стрит», связано с работой водителей грузовых машин, хотя поднятые этические проблемы и представляют общечеловеческий интерес. Тема рассказа — профессиональная солидарность, отношения людей, каждый из которых работает в одиночку и вместе с тем тесно связан со всеми теми, кто водит машины по тем же дорогам, настолько тесно, что даже сама жизнь его зависит от них.

Джексон влюблен в Этель, жену хозяина кафе, и торопится к ней. За превышение скорости, несоблюдение правил безопасности движения и попытку подкупить поймавшего его автоинспектора (speed cop), которого шоферы прозвали Babyface, ему грозит суд и лишение шоферских прав по крайней мере на полгода. Собравшиеся в кафе шоферы, невзирая на вызывающее поведение Джексона (он чуть не затевает драку), узнав о его неприятностях с автоинспекцией, сочувствуют ему, считая, что, если шофер будет соблюдать все правила, он много не заработает. Суд должен состояться через три недели. Для того чтобы дело было прекращено из-за отсутствия свидетелей, Джексон решает избавиться от инспектора Babyface и идет на преступление. Он создает инспектору технически простую ловушку: когда инспектор в темноте ночью снова преследует его, потому что Джексон опять развивает недозволенную скорость, Джексон внезапно тормозит, полицейская машина на большой скорости врезается в грузовик, инспектор и его товарищ гибнут.

Считая, что останется безнаказанным, так как улик против него нет, Джексон сразу же после катастрофы хладнокровно рассказывает товарищу, как он подстроил аварию, и заканчивает свой рассказ словами: «You'll give me the lift down the road, Lofty?... I know I am safe with an old driver...» Водители других машин понимают, что катастрофа не случайна; они не выдают Джексона полиции, но наказывают его презрением: он навсегда теряет Этель и товарищей.

Изложить сюжет этого рассказа было необходимо, чтобы показать, что описанные события не могли бы произойти с людьми другой профессии. Здесь существенна каждая техническая деталь. Подобная связь фабулы с определенной отраслью техники ведет к обилию специальной лексики. Здесь много слов, называющих грузовик и его части: lorry, engine, cab (кабина шофера), the driving mirror, the booster gear, the lights, the foot board, the back axle, the headlights, the chassis.

При описании действий водителей и событий на дорогах в прямой речи используются многочисленные профессионализмы:

to go at a fair lick, to go at a fair crack, to be cracking along, to swing on the handbrake, to have one's toe down, to pull up with a jerk, to have the stick out, to hang on somebody's tail, to be done for speeding. Катастрофа называется a smash-up. Встречаются и арготические профессионализмы. Персонажи называют свою машину не lorry, a tub (лоханка) или old wagon. Тормоза называются anchors.

Обилие специальной лексики не только способствует реалистичности описания, но и помогает читателю самому догадываться о замысле Джексона, как бы самому участвовать в происходящем.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |