Имя материала: Телевизионная журналистика

Автор: Г.В. Кузнецов

Виды сценариев

Написание сценария - один из этапов творческого процесса создания публицистического произведения. Сценарий - литературная запись изобразительного и звукового решения будущего экранного сообщения.

Сценарий - итог сложных, напряженных поисков автора, в которых тесно взаимодействуют два момента: изучение журналистом действительности и мысленное воплощение ее в будущее экранное произведение.

Сценарий - это предварительный этап творческой обработки изученного публицистом жизненного материала, предусматривающий возможность воссоздания замысла с помощью драматургических, пластических, монтажных и словесных средств выразительности. Таким образом, сценарий - это литературное произведение особого рода, это описание будущего экранного произведения. Об экранных средствах выразительности речь шла в предыдущей главе. Эта же посвящена методам, приемам, которыми пользуются при создании сценария.

Сценарист, как и прозаик, вызывая зрительные представления у читателя, достигает этого с помощью слов - ярких или серых, точных или неточных. То или иное из этих качеств слово приобретает в зависимости от того, насколько полно выражает оно предмет, мысль, чувство, которые хотел изобразить литератор. Разумеется, важнейший фактор, определяющий полноту воображаемой картины, - мастерство сценариста. Умение словом выразить мысль, нарисовать картину необходимо всем, кто посвятил себя искусству слова. Необходимо оно и журналисту, пишущему для экрана, где обязательное видение элементов будущего экранного сообщения - кадров и их сочетаний - неколебимый закон. Причем не только видение и слышание всего, что будет показано на экране, но умение записать это так наглядно, чтобы в процессе экранного воплощения не могло возникнуть неясностей.

Элементы «экранного письма» можно найти в произведениях литературы. Они встречаются у Пушкина и Диккенса, Толстого и Бальзака, Паустовского и Булгакова. Однако конкретность видения, лаконичность, действенность, пластичность, монтажное построение не есть еще сценарное письмо, не есть еще сценарий. Ибо наличие «зримых» образов и даже монтажа далеко не все, чего требует телевизионный сценарий.

Чтобы лучше и глубже разобраться в особенностях сценария как специфической разновидности литературы, обратимся к его происхождению, к его истокам. Понятие «сценарий» существует с давних времен. Сценарием называли план, конспект драматического произведения, который представлял собой краткое описание действия и порядок следования сцен. И само слово «сценарий» возникло от театрального понятия «сценариус» - так называли человека за сценой, указывающего актерам, когда им выходить на сцену и с какой стороны кулис, а также следящего за своевременным вступлением в действие всевозможных сценических эффектов.

Из театра термин «сценарий» перешел в кинематограф. Пока уровень последнего не поднялся за грань аттракциона, под сценарием подразумевали листок бумаги с записью выходов актеров перед киноаппаратом. Медленно и постепенно, развиваясь вместе с кино, сценарий из списка «явлений» пьесы превращался в произведение литературы. В своем первоначальном виде он давал лишь канву, грубую наметку действия. Со временем описание действия становилось все более подробным. Сценарию стали придавать характер описания будущего фильма. Однако некоторые теоретические концепции принижали роль сценария. В частности, считалось, что документальному кино сценарий вообще не нужен, что фильм рождается сам по себе - на съемочной площадке и за монтажным столом.

Существовал в начале 20-х годов взгляд на сценарий как на перечисление кадров (так называемый «номерной» или «железный» сценарий). В конце 20-х годов ему на смену пришла теория «эмоционального» сценария, назначение которого видели в том, чтобы возбуждать творческие эмоции, давать материал для фантазии режиссера, исключив из него конкретное описание того, что должно происходить перед кинокамерой.

Поиски наиболее совершенной записи документального сценария все еще продолжаются. Учитывая, что сценарий - произведение литературы для экрана, внешний вид его может быть столь же разнообразен, как и сам мир документального сообщения. Каждая тема, идея, материал требуют своей формы экранного воплощения, а следовательно, и формы его написания: сжатой или распространенной, эмоциональной, открытой или сдержанной, точной или свободной.

Первый сценарий документалиста Д. Вертова- «Шагай, Совет!» (1925) - написан по-деловому точно и в то же время достаточно эмоционально. Каждая строка - кадр или несколько однотомных кадров - указание, что должно быть снято и показано на экране, хотя план, ракурс, композиция кадра не оговорены (они - прерогатива режиссера и оператора, а не сценариста):

«... 6 часов. На дверях магазинов появляется табличка: «Магазин закрыт».

У дверей магазинов сторожа.

У подъездов кинотеатров зажигаются яркие огни, появляются очереди у касс театров.

Улицы ярко освещены.

Автобусы, автомобили и трамваи, освещенные и переполненные, один за другим мчатся по улицам.

В рабочем клубе собрание женщин-работниц.

В библиотеке-читальне очередь за книгами.

Сидят вокруг стола, читают газеты и книги.

Ярко освещены подъезды театров.

Слепой музыкант играет на скрипке, прося милостыню...»

Публицистическая телевизионная передача (и фильм) начинается и определяется литературной, словесной основой - сценарием. Форма его может быть различной - от подробного «покадрового» описания зрительного ряда, сопровождаемого дикторским текстом, до сценарного плана, сценарной схемы сообщения, необходимой для таких жанров, как беседа или интервью.

На телевизионных студиях существуют две формы записи сценария: «в два ряда» (слева - зрительный ряд, справа - текст, авторский комментарий, иначе говоря, слева - то, что зритель видит на экране, справа - то, что он слышит; эта форма практикуется в редакциях новостей) и литературный сценарий, в котором автор стремится выразить свою мысль в зрительных образах, записав их так, как это будет показываться на экране, точно обозначая содержание каждого фрагмента и их последовательность. Дальнейшая работа над таким сценарием осуществляется сценаристом совместно с режиссером. Вообще телевизионный автор, в отличие от театрального драматурга или киносценариста, в определении жанра, поисках форм и специфических средств телевидения тесно связан со всем творческим коллективом студии на всех этапах своей работы.

В сценарной записи должны присутствовать и литературные и экранные черты, т. е. эта запись должна давать изображение того, что будет увидено и снято режиссером и оператором, отчетливо передавать не только замысел автора, но и предлагать пластическое, звуковое и монтажное решение эпизодов.

Если речь идет об оперативном репортаже с места события, то репортер пишет сценарий для себя и оператора непосредственно перед съемкой. Даже в таких случаях нельзя полагаться на стопроцентную импровизацию. Перед выходом программы новостей в эфир подробно расписанный сценарий лежит на пульте перед режиссером, второй и третий экземпляры находятся у ведущего в студии и у звукорежиссера. Такова мировая практика, лишь очень самонадеянные новые небольшие телеорганизации позволяют себе обходиться без сценариев, но это отнюдь не свидетельствует о высоком качестве их работы. Приведем хрестоматийный для американских репортеров пример сценарной работы, обеспечившей точное совпадение изображения и текста, как слов и мелодии в песне. (Пример взят из книги Джона Хоэнберга «Краткий сценарий выпуска новостей»). Тот же принцип (слева - описание «картинки», справа -текст) используется в российских редакциях теленовостей.

Видео

Аудио

Горт (в кадре на студии) показывает Тизвелл на большой карте, расположенной за ним. Пострадавшие районы выделены и закрашены красным.

 

Камера дает панораму разрушений в Тизвелле, снятую с самолета. Затем камера приближается, становятся видны разрушенные дома, покосившиеся столбы, поваленные деревья, ошеломленные люди, бродящие среди развалин. Камера показывает, как ураган выровнял все на своем пути на нескольких главных улицах.

 

Женщина обходит перевернутую машину, останавливается и указывает на ее переднюю часть. На заднем плане группа людей слушает ее рассказ.

 

Женщина вытирает глаза платком. Камера уходит, показывает переднее сиденье машины, затем снова возвращаются к женщине.

 

Кинкейд (в кадре) идет вдоль Вроцлав-авеню, мимо жилых поврежденных домов, поваленных телеграфных столбов, перепутанных клубков проволоки, искореженного детского велосипеда. Одновременно она рассказывает о последствиях урагана.

 

Кинкейд (в кадре) указывает на разрушенный дом, затем на разбитую детскую коляску. Кинкейд продолжает идти, останавливается перед маленькой коляской, в которой погибла девочка, затем указывает на красный кирпичный дом. Камера дает его крупным планом.

 

Камера направлена вдоль разрушенной улицы. Кинкейд говорит громче и заканчивает репортаж.

 

Камера направлена вдоль Костюшко-авеню, залитой лучами заходящего солнца.

 

Панорама Тизвелла, снятая с самолета. Конец видеорепортажа.

ГОРТ (ведущий): Сегодня внезапный ураган со скоростью ветра до 90 миль в час меньше чем за 12 минут оставил в пригороде Тизвелл полосу разрушений длиной в четверть мили. Три человека погибли,еще 26 получили ранения. Репортаж Донны Кинкейд.

 

КИНКЕЙД: Вы видите то, что осталось от центральной части Тизвелла после того, как сегодня днем в3.06 здесь пронесся ураган. Всего за 12 минут была разрушена часть старейшего района, основанного более 100 лет назад группой предприимчивых польских эмигрантов. Участки главных улиц - Костюшко, Вроцлав, Щецин полностью разрушены, Магазины и жилые дома обрушились, словно были сделаны из соломы. Это просто чудо, что не погибло гораздо больше людей.

ЖЕНЩИНА: Мы с мужем воз- вращались на машине из магазина «Эй энд Пи» по улице Костюшко. Он механик, работает по ночам. Вел машину он. Внезапно я услышала гул, похожий на отдаленный шум поезда. Я спросила: «Ой, что это?» Он не успел ответить – машина сильно накренилась и легла на бок. Ураган был так силен, что перевернул машину. Мы находились здесь (показывает), я сверху Эла, я кричала и звала на помощь. Потом кто-то пришел и вытащил нас. Я не пострадала, а вот Эл сломал руку, теперь он в больнице. Слава Богу, что нас не убило.

КИНКЕЙД: Это была Элис Валери, жительница Тизвелла, пережившая катастрофу. Когда я навестила ее мужа в больнице Битоу, он - сразу же спросил, как себя чувствует его жена, и был очень рад, когда я сказала, что с ней все в порядке. Их можно назвать счастливчиками ведь трое людей погибли и 26 были серьезно ранены, и вы поймете почему, если посмотрите вокруг. Здесь жил Тед Поликарп с женой и шестью детьми. Перед ураганом он ремонтировал чердак и погиб, придавленный рухнувшей крышей. Его младшая дочь, трехлетняя Изабель, была во дворе, в этой маленькой красной коляске. Ее убило обрушившейся ветвью дерева. Миссис Поликарп и ее пятерых детей взяли к себе соседи, живущие неподалеку. Тот дом из красного кирпича, в котором их приютили, не потерял ни одной полоски шифера, что еще раз говорит о том, какой это был необычный ураган. Да, этот небольшой милый пригород, «спальный район», как называют его жители, на севере Сентралсити сегодня днем превратился в кладбище. Но уже вечером люди говорят о том, что будут восстанавливать район. В них жив дух великого патриота Польши Тадеуша Костюшко, одного из генералов Джорджа Вашингтона в Войне за независимость. Он не хотел видеть закат солнца над страной, за независимость которой боролся. И оно не закатится для жителей Тизвелла,

если они сохранят мужество. Для 12-го канала, Донна Кинкейд, Тизвелл.

 

 

 

Американский репортаж - из разряда «жестких», т. е. оперативных, событийных. Как на американском, так и на российском ТВ появились новости, которые можно назвать не только «мягкими», но и отчасти развлекательными, с элементами юмора. Они не всегда привязаны к конкретной дате. Принцип: «событие становится новостью потому, что мы рассказали о нем». Если такой репортаж не выдается в эфир быстро, «с колес», - автор имеет возможность тщательно смонтировать «картинку» и как следует поработать над текстом. Авторская интерпретация фактов, появляющаяся в таких репортажах, должна быть безупречна с точки зрения этики - юмор не переходит в насмешку, присутствует вкус и чувство меры. Вот примеры таких новостей из практической дипломной работы выпускника МГУ Ивана Распопова. Репортажи прошли в эфир весной 1998 г. в программе «Сегоднячко» (НТВ).

МИСС КРАСНАЯ ЗВЕЗДА-98

 

Видео

Аудио

Об. пл. зала, где происходит конкурс «Мисс Красная звезда-98». Видны транспаранты-объявления о конкурсе.

 

В кадре марширующие претендентки.

 

Кр. пл. нижней части женского тела, обтянутой купальником.

 

Кр. пл. молодого солдатика в очках, потрясенного увиденным.

 

В кадре - А. Совин, один из организаторов конкурса, на фоне зала. Камера показывает отдельные лица, сидящих в зале зрителей.

 

Дальний план: девушки готовятся выходить на подиум.

 

Панорама ночного клуба.

 

Кр. пл. Светланы, инспектора налоговой инспекции.

 

Камера через головы зрителей показывает конкурс: по сцене ходят одетые в бальные платья (а потом в купальники) девушки. Улыбающиеся лица конкурсанток.

 

Профиль режиссера, которая из-за кулис командует «парадом».

 

Наташа, одна из участниц конкурса.

 

Панорама по лицам членов жюри. Девушки старательно демонстрируют свои достоинства, дефилируя на сцене.

 

Светлана.

 

Камера показывает примерку свадебного платья. И снова кадры девушек, прогуливающихся по сцене в купальниках.

 

Лена показывает, как бы она прикрепляла погоны на купальник.

 

Диплом победительницы конкурса. Альбина в короне, Альбина танцует с корреспондентом.

 

Победительница дает интервью.

Корр.: Чтобы отмести все досужие домыслы, о главной задаче конкурса «Мисс Красная Звезда-98» объявили в самом начале. Это - повышение уровня патриотического воспитания молодежи. Насчет мужской ее части - это точно.

 

Организатор конкурса: Девушки у нас представляют налоговую полицию, таможню, внутренние войска, так что я с ними дружу, мало ли куда жизнь занесет.

Корр.: На самом деле, две девушки из налоговой полиции в последний момент были сняты с конкурса собственным начальством. Объяснения таковы: сегодня они в этом ночном клубе ходят голышом, а завтра им же из этого заведения придется вытряхивать деньги. Зато участвовала одна девушка из налоговой инспекции.

Корр.: А можно ли полюбить злостного налогонеплателыцика?

Светлана: Нет! Корр. (за кадром): И что, он будет мучиться на краю постели как в рекламе?

Светлана: Да, и вместе с ним я, но закон есть закон!

Корр.: Конкурс, т. е. дефиле в разных нарядах и почти без оных, проходил по-армейски оперативно, сжато, лаконично. Девушкам не привыкать,

 

Режиссер: Проходи сюда! Стой, дуреха! Да не сюда, а сюда!!!

 

Наташа: Нравится, что в обычном темпе все происходит: разделся - оделся - на сцену!

Корр. (за кадром): Разделся -на сцену!

Наташа: Нет, оделся - на сцену. Мы же армия!

Корр.: К сожалению, жюри учитывало только внешние данные девушек военнослужащих, потому  что оно в основном состояло из эстрадных звезд. А ведь все девушки мастерицы своего дела. Как, например, Светлана - работник медвытрезвителя.

 

Светлана: Бывали такие случаи, что после моих консультаций люди бросали пить, да, бывало такое.

Корр.: Многие девушки примеряли свадебное платье не в первый раз, так что они, строго говоря,

не могли претендовать на звание «Мисс Красная Звезда-98». А для кого-то и купальник в свое время был военной формой. Мало ли кого и где приходилось спасать Лене, работнику МЧС.

 

Голос: Куда погоны на купальник крепить? Лена: Вот сюда, на лямки, или лучше просто горизонтально.

 

Корр.: Но все-таки лучшей из всего этого великолепия была признана скромная девушка Альбина, курсантка Орловского юридического института МВД России.

Альбина: Ты ощущаешь себя первой!

Корр. (за кадром): Всего год! Альбина: Но в году 365 дней, и каждый день просыпаешься и понимаешь, что ты первая.

 

 

 

 

УПАВШИЙ «УРАЛ»

Камера отъезжает от того места, где упавший с моста грузовик «Урал»повредил ограждение.

 

Разрушенное ограждение.

Наезд сверху на «Урал», лежащий под мостом колесами вверх.

 

Рассказывает инспектор ГАИ.

 

Дорожный рабочий.

 

Группа мальчишек, один из которых был свидетелем происшедшего.

 

Рабочие несут части ограждения и начинают сваривать их.

 

Та же группа мальчишек. Они рассказывают.

 

Военные спешно рассаживаются по машинам: старшие чины - в «Волгу», солдаты забираются в крытые грузовики, «Волга» быстро разворачивается. Солдаты торопятся залезть в грузовик.

 

«Волга» уезжает. Камера в другой машине следует за ней.

 

Дорожный щит.

 

Дорога, по которой мчатся машины.

Отчего люди не летают как

птицы?

Отчего же, летают. Сегоднячко

на 24 километре Ярославского шоссе с моста слетел военный«Урал».

 

Инспектор: Водители не пропустили друг друга. «Урал» вылетел на встречную полосу, и все.

 

Рабочий: Из-за того, что «Урал» - колеса высокие - вот и перескочил.

 

Мальчик: Девушка шла, он перед носом упал. Ее в шоковом состоянии доставили куда-то.

 

Корр: Самое удивительное то, что испуганная девушка - единственная пострадавшая. Наш солдат и в огне не горит, и в воде не тонет, и с моста - запросто.

Мальчик: Один ушибся головой, у другого - только синяк.

 

Удирающий военный:

Да-да, все живы...

Корр.: На теме полета с моста люди в погонах сразу поставили гриф секретности. Заглянув в генеральскую «Волгу», мы увидели неразговорчивых военных боссов и солдата-первогодка с поцарапанным лицом. Когда узнали, что мы из НТВ, начались гонки, которые продолжались до 70-го километра Ярославского шоссе. По нашим подсчетам они сейчас уже между Вологдой и Архангельском.

 

 

 

 

 

ПОДПОЛКОВНИК САЕНКО.

Гараж-ракушка. Его крышку поднимают 2 мужчины.

И зритель видит поврежденную машину Алексея.

 

Мимо проезжает машина.

 

За столом, где разложены бумаги сидит Алексей.

 

Лежащие на столе документы.

 

В кадре Алексей рассказывает.

 

Массивная дверь, рядом с ней  - вывеска.

Наезд на вывеску «Управление внутренних дел».

В кадре:Алексей звонит по телефону.

 

Дорога, по которой едут машины.

 

Здание ГУВД.

 

Из машины выходит Саенко. Саенко говорит, полускрытый массивной дверью.

 

Дверь закрывается. Фигуры милиционеров. Из двери выходит Алексей.

 

Говорит адвокат Алексея.

 

Дорога, по которой мчатся автомобили, из потока камера выхватывает и фиксирует внимание зрителя на милицейских машинах с сигнальными огнями.

Корр.(за кадром): Эта история началась 7 августа прошлого года, когда в стоящий на перекрестке автомобиль Алексея врезалась милицейская машина. Ее водителя прибывшие на место сотрудники ГАИ признали виновным.

 

Алексей: Эксперт приехал и оценил ущерб в 14 млн.700 тыс.руб.

 

Корр: После передачи бумаг начальнику автотранспортного отдела ГУВД Москвы Михаилу Саенко дело застопорилось.

 

Алексей: Он скрывается от меня. Услышав голос по телефону, бросает трубку. Ни да, ни нет, только обещания.

Корр.:Подполковник Саенко кормит обещаниями не только Алексея: денег у ГУВД нет. Долг перед пострадавшими в подобных авариях составляет 1,5 млрд. рублей. Автомобили сотрудников правопорядка таранят не только старенькие «Форды», но и новенькие «Мерседесы» и «БМВ». Нетрудно догадаться, кто первым получит деньги при их появлении на счету ГУВД. Но это предположения. Чтобы узнать правду, мы решили заслушать начальника АТО ГУВД Михаила Саенко.

 

Саенко: Вы не имеете права снимать. Я на вас в суд подаю.

 

Корр.: Жаль, что нам так и не удалось заслушать начальника транспортного отдела. Но зря подполковник Саенко играет с нами в неуловимого мстителя. Потому как ответчиком в суде должно стать именно его ведомство.

Адвокат: Алексею надо подавать в суд. При появлении денег на счету ГУВД на них будет наложен арест и ущерб будет автоматически возмещен.

Корр.: Сам собой напрашивается вывод: дорогой автолюбитель,будь расторопен, вовремя уворачивайся от несущейся на спецзадание милицейской машины.

 

 

 

Иногда можно встретить в сценариях технические указания в левом ряду («кр. пл.», «об. пл.» и другие подобные профессиональные термины). Ранее считавшиеся обязательными, теперь они не в моде. Не дело литератору предписывать грамотным операторам такие тонкости их работы.

В литературном варианте сценария большой передачи или фильма содержится указание не только на объекты съемки, но и на нравственное и эмоциональное отношение авторов к событиям, героям, их судьбам, к вещам, их окружающим; иначе говоря, в сценарии выражена авторская позиция, которая помогает режиссеру и оператору находить адекватные образы. Публицистический сценарий отражает индивидуальность автора; стиль и манера литературной записи предопределяют стиль и жанр экранного воплощения. Убедимся в этом на примере.

«Пожилой человек в генеральской форме раскрыл клеенчатую тетрадь.

- Это не просто тетрадь, это дневник. Дневник, который я вел на фронте, а потом - в тылу немецко-фашистских войск ежедневно.

На столе - записи, обрывки донесений, журнал боевых действий. Суровый гриф: «Совершенно секретно».

Глухие удары ведут счет времени.

На тетрадочном листе в клетку проступает надпись - название фильма. И сразу...

Медленный проход в лесу вдоль заросшей траншеи. Разрушенная церковь. Пламенеют рядом с ней кусты бузины (как капельки крови - красные ягоды)... И рождается песня:

Сороковые, роковые. Военные и фронтовые, Где извещенья похоронные И перестуки эшелонные.

Горит деревня - черная деревня в красном контуре. Черная земля. Черное огнище в красном контуре. Ярость и гнев пожарищ. Падает на землю человек. И тут же - обернулась черная земля золотым полем. Засветилось голубое небо. И встал навечно у края леса белый памятник с пятиконечной красной звездой».

Это отрывок из сценария телефильма «Частная хроника времен войны». Добиваясь поставленной цели - взволновать сначала читателя (редактора, режиссера, оператора), а потом и зрителя своим рассказом, авторы сценария (И. Беляев, М. Пинкус, Е. Яковлев) используют, не изменяя точным фактам, и определенную лексику, и ритмику речи, предлагают свое образное видение, музыкальное решение, выбирают звуковые акценты и цветовую гамму...

Когда режиссер получает сценарий, в котором не разработан характер экранного решения темы или указания сценариста неосуществимы, он делает все в соответствии со своим пониманием и отношением к материалу сообщения, т. е. становится фактически автором (или соавтором) произведения.

Когда-то И. Эренбург написал: «Бывают события, которые трудно не заметить. Войны не проспишь - разбудят сирены или повестка. Ураган ломает деревья. Если умирает сосед, из дома выносят гроб. Новорожденная кричит за стеной. Но художник должен слышать, как растет трава, - на то он и художник». Многоликую правду жизни, видимую и не видимую простым глазом, слышимую и ту, которую не услышать, стремятся воплотить документалисты в своих произведениях. Чтобы это произошло, им необходимо знать основные принципы работы над литературным осмыслением материала действительности. Сценарий должен быть написан правильным литературным языком, ярко и точно выражать мысли автора, включать в себя описание мест действия, характеристику героев, атмосферу, настроение, детали, второй план. Все это преследует одну цель — заполучить себе в соратники режиссера и оператора, увлечь их материалом, героями, мыслями, чтобы они не только не растеряли богатство идей и образов, добытых журналистом, но и усилили их, не исказив замысла. Мастерство сценариста заключается и в том, чтобы выбрать такую манеру записи своих мыслей об отражаемых событиях, при которой описание картин жизни, характеристики персонажей звучат не исчерпывающе, не однозначно — словом, когда намечено основное направление, стратегия создания передачи или фильма. Тактику съемок, окончательные изобразительные формы воплощения мысли найдут режиссер и оператор.

«В записи эпизодов, — размышляет известная сценаристка В. Никиткина в своей книге «Свет на лицах», — задана ситуация, намечены предполагаемые вопросы, иногда — ожидаемый результат. Но удастся ли выявить суть происходящего, раскрыть характеры действующих лиц, зависит уже прежде всего от режиссера (в особенности, если автор не присутствует на съемках). Ну действительно, на чьих лицах фиксировать внимание, чьи речи записывать и в каком объеме — все это до съемок не определишь».

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 |