Имя материала: Теоретические основы грамматики

Автор: Марк Яковлевич Блох

Глава 3 предикативные функции предложения

 

§ 1. Анализ парадигматических свойств предложения, как мы выяснили выше, позволяет выделить в нем два рода функций, имеющих различное синтаксическое содержание. Функции первого рода, конструкционные, связаны с развертыванием предложения в знаменательную синтагматическую последовательность, реализующую предметное называние отражаемой в предложении ситуации. Функции второго рода, предикативные, связаны с установлением отношения отраженной в предложении предметной ситуации к действительности. Соответственно двум родам функций предложения в синтаксической парадигматике языка следует различать две взаимно противопоставленные системы парадигматических рядов: с одной стороны, систему рядов конструкционных функций предложения, с другой — систему рядов предикативных функций предложения.

Конструкционные ряды соответствуют формированию предложений различной линейной сложности: простых нераспространенных, простых распространенных, слитных, сложных, контекстно-изолированных и контекстно-связанных в речевой цепи. По существу содержания конструкционных синтаксических категорий лишь некоторая часть их общей совокупности выражается в каждом отдельно взятом предложении. В самом деле, если предложение является простым, оно не выражает специфических функциональных значений сложного предложения (ср. сочинение и подчинение предикативных единиц разного семантико-синтаксического характера). Если предложение относится к глагольным, оно не может выражать собственных значений именного предложения (ср. различные квалификации субъекта именным предикатом). Если предложение принадлежит к классу личных, в нем не выражаются собственные категории безличного предложения (ср. соответствующие действия и состояния, передаваемые безличными предикативными конструкциями). Следует подчеркнуть, что указанные различия конструкций ясно выступают и в тех случаях (а, точнее, именно в тех случаях), когда между ними имеется знаменательная общность. Это нетрудно продемонстрировать на самых обычных высказываниях, выбранных наудачу.

Так, между двумя нижеследующими английскими предложениями, соответственно простым и сложным, существует строгое лексическое и семантико-синтаксическое родство: Не came to the appointed place. — The place where he came had been appointed beforehand. Легко видеть, что родство этих предложений может быть представлено в каких-то частных условиях исследования как отношение эквивалентности. Если же сопоставить данные высказывания по существу их конструкционно-семантического различия, то первое (простое) будет прочтено как описывающее прибытие некоторого лица в назначенное место, а второе (сложное) как определяющее, в качестве заранее назначенного, некоторое место, куда прибыло лицо. Разница глубокая и недвусмысленная.

Возьмем родственные предложения глагольное и именное: Не glanced at them suspiciously. — His glance (at them) was suspicious. Знаменательный состав обоих предложений идентичен, однако существенное семантическое различие между предложениями состоит в том, что глагольная конструкция выражает два предиката (действие субъекта и квалификацию этого действия), а именная конструкция только один предикат (квалификацию опредмеченного действия субъекта).

Для полноты иллюстрации сопоставим также родственные лред-ложения личное и безличное: I'm cold. — It is cold here. Конструкционное значение личного предложения — передача чувства холода, испытываемого субъектом; конструкционное значение безличного предложения — передача объективного (точнее, объективированного) состояния среды.

В силу отмеченного свойства конструкционных синтаксических категорий, одна из наиболее важных задач их парадигматического описания состоит в том, чтобы выявить среди всего их множества такие, которые оказываются общими для всех предложений языка. Выявление ограниченного набора данных категорий приводит к построению элементарной деривационной основы предложения, называемой «ядерным предложением» (см. выше).

По-иному выявляются в предложениях языка их предикативные функции. Их отличие от конструкционных функций состоит в том, что отображение категориальной совокупности предикативных значений, во всей полноте является обязательным для любого предложения вне зависимости от степени его сложности и других конструкционных свойств. Это обусловлено самой коммуникативной природой предложения, которое выражает обязательную, предикативную оценку отражаемой, ситуации действительности.

В силу обязательного характера полного категориального отображения предикативных функций в каждом полноценном предложении особый интерес представляет их изучение в предложениях элементарного знаменательного состава, то есть в таких предложениях, которые по составу своих знаменательных членов не выходят за пределы ядерных предложений. Чрезвычайная актуальность изучения данной области синтаксиса обусловлена именно тем, что, будучи элементарными в конструкционном смысле, эти предложения могут служить целостными единицами реального общения. В то же время предикативные функции более сложных предложений выявляются в результате соединения и комбинации предикативных функций некоторой суммы элементарных предложений на более высоких уровнях синтаксиса.

Эту систему предложений элементарного состава с выраженными значениями предикативных функций мы называем «примарной синтаксической системой языка» [Блох, 1971 б].

 

§ 2. Предварительным этапом описания предикативных функций в рамках примарной синтаксической системы должно явиться выделение примерных предложений из общего множества предикативных единиц языка. Для распознавания этих предложений в тексте используются критерии соотносительной простоты, эксплицитности и однозначности. Основываясь на них, мы отчленяем примарные предложения от синкретичных предложений со связочным двойным сказуемым, от синкретичных предложений с глагольным многокомпонентным сказуемым, от осложненных предложений с различными комплексами вторичной предикации.

Особенно важно выделить примарные предложения среди таких предложений, сказуемые которых строятся цепочечными соединениями нескольких глаголов (о глаголах, вступающих в цепочечную сочетаемость, см.: [Palmer, 1965, s. 150 и ел.]). Это обусловлено тем, что непосредственно наблюдаемые линейные приметы таких многоглагольных предложений оказываются, как правило, недостаточными для раскрытия их синтаксических свойств. Проводя анализ этих предложений, мы получаем одновременно два результата: во-первых, отграничиваем строго монопредикативные (то есть примерные) предложения от нестрого монопредикативных предложений, выходящих за пределы примерной синтаксической системы; во-вторых, выявляем совокупность глаголов, которые, не образуя с подлежащим самостоятельной предикативной линии, тем самым оказываются служебными элементами синтаксиса.

Покажем это на сопоставлении следующих литературных примеров: (1) Ramsden wanted to ring up to report. (J. Tey); (2) But you seemed to want to come at-the time, didn't you? (K. Amis); (3) Old Jim seemed to manage to give his attention to the usual dull round of work. (A. F. Webb) Все три приведенных предложения содержат по три глагола в составе сказуемого (один личный и два инфинитива), однако первое предложение построено на трехъядерной деривационной основе (Ramsden wanted + Ramsden rang up + Ramsden reported), второе — на двухъядерной деривационной основе (you want + you come), и лишь последнее — на одноядерной деривационной основе (Old Jim gave his attention to work). Опустив факультативные члены этого предложения согласно принципу аналитической редукции, мы получаем примарное предложение Old Jim seemed to manage to give his attention to work. Глаголы seem и manage раскрываются как служебно-модификационные, модальные по существу.

 

§ 3. Парадигматизация множества полученных примарных предложений по категориям предикативных функций осуществляется посредством превращения этого множества в оппозиционное пространство с дифференциальными признаками, отражающими обобщенные предикативные значения предложения. Функциональные значения предикативных отношений, кладущиеся в основу устанавливаемых категорий, выявляются в текстовом анализе, который проводится с учетом современных положений об аспектизации предложения. Каждая из предикативных категорий характеризуется некоторым набором экспонентов, соответственно варьирующих общую семантику признака и образующих свою подпарадигму в рамках полной парадигмы предикативных функций.

Таковы категории: «коммуникативная установка», расчленяемая на категориальные признаки вопроса и побуждения в раздельном соотнесении с повествованием (то есть на категории «вопросительная установка» и «побудительная установка»); «бытийное качество» (отрицание— утверждение); «реализация» (нереальность — реальность); «вероятность» (предположение — констатация); «оценка тождества» (кажущееся, случайное, неожиданное тождество — констатация); «модальное отношение субъекта к действию»; «актуальное отношение субъекта к действию» (попытка, удача, неудача относительно производства некоторого действия — констатация); «фазис» (начало, конец, продолжение действия — констатация); «субъектно-объектное отношение»; «информативная перспектива»; «интенсивность». Итого 12 категорий-признаков.

В перечень выделяемых предикативных категорий на рассматриваемом уровне синтаксиса мы не включаем категории предикативного лица, числа, времени, вида. Действительно, эти категории, как мы отмечали выше, в строгом смысле не входят в план оценки ситуации, называемой в предложении, а сами непосредственно участвуют в данном назывании, то есть выявляются на переходе от предикативных функций к конструкционным функциям. Поэтому мы относим их к области внутреннего предикативного строя ядерного предложения.

На следующем этапе исследования изучается комбинаторика предикативных значений примарного предложения. Наиболее существенные предикативные свойства предложения с точки зрения последующего выделения синтаксико-парадигматических рядов раскрываются в связи с введением понятия предикативной нагрузки предложения (синтаксической). Синтаксическая предикативная нагрузка предложения определяется суммой положительных значений выраженных в предложении синтаксико-категориальных предикативных признаков.

Минимальная предикативная нагрузка, равная нулю .(то есть отрицательные значения по всему набору предикативных синтаксических категорий), характеризует простейшее, или первичное, примарное предложение. Это предложение служит прямым речевым аналогом соответствующего ядерного предложения. Например: This is true. The children are getting peevish. The tide is turning. Two arms crossed. Alan held his breath. You disappoint me. A boy looked up to us. И т. д.

Максимальная синтаксико-предикативная нагрузка реального предложения, входящего в примарную синтаксическую систему, как показывают наблюдения, составляет половину теоретически возможной на принятом уровне обобщения (6 из 12 категориальных признаков, установленных на обследованном материале современного английского языка). Вот пример предложения с синтаксико-предикативной нагрузкой, близкой к максимальной: Clare wouldn't try to take you in. (J. Galsworthy) Синтаксическая предикативная нагрузка этого предложения в численной оценке равна 5. В нее входит, во-первых, выражение отрицания (показатель not по категории «бытийное качество»); во-вторых, выражение нереальности (показатель would по категории «реализация»); в-третьих, выражение попытки совершить действие (показатель try по категории «актуальное отношение субъекта к действию»); в-четвертых, выражение поляризованного актуального членения (показатель — усиленное логическое ударение на дополнении you, отмеченное в оригинале авторским курсивом, по категории «информативная перспектива»); в-пятых, выражение эмоциональности (показатель — напряженный семантический контекст, которому соответствует эмоциональный интонационный контур по категории «интенсивность»). Остальные 7 предикативных признаков положительными значениями не представлены (иначе, предложение определяется по данным категориям как не-вопросительное, не-побудительное, не-вероятностное и т. д.).

Такая же численная отметка синтаксической предикативной нагрузки отличает следующие примарные предложения, которые мы приводим без комментария: How could I possibly be spared? (B. Shaw); I couldn't have done anything else, could I? (K. Amis); What should he have to mind? (Ch. Dickens)

Исходя из фактической насыщенности примарных предложений предикативно-синтаксическим содержанием, мы разбиваем их на обобщенные классы «легких» и «тяжелых». Предикативная нагрузка «легких» предложений — от нулевой до двузначной; предикативная нагрузка «тяжелых» предложений — от трехзначной и выше.

Переход от «легкой» нагрузки к «тяжелой» ясно виден на примере ряда предложений, построенных на единой ядерной основе по принципу последовательного наращивания общего предикативного содержания конструкции. Ср.: You disappoint me («ядерное» предложение, то есть примарное предложение с нулевой синтаксической предикативной нагрузкой). —You can disappoint me. — You can't disappoint me. — (Далее — переход от легких предикативных конструкций к тяжелым) I can't be disappointed by you. — Can't I be disappointed by you? — But can't I ever be disappointed by you? Предикативная нагрузка предложения дошла до отметки 5—6 (с учетом признака «интенсивность»). Дальнейшее увеличение нагрузки будет приводить к неестественным конструкциям.

На единой деривационной основе могут формироваться предложения с двойным выражением одного и того же предикативного признака. Все они стилистически ярко окрашены. Из этих конструкций наиболее известной является отрицание отрицания. Ср.: She is not unattractive. (S.Maugham). Let us not misunderstand each other. (A. Christie) She wouldn't be unattended. (B. Copplestone) Однако имеются и другие, менее известные случаи двойного (повторного) выражения предикативного признака. Таковы, например, конструкции с двойным выражением вопроса, вероятности, модального отношения субъекта к действию, интенсивности и другие. Ср., соответственно: Who wouldn't believe what? (J. К. Jerome) Possibly she mayn't have to give evidence. (A. Christie) You can't be going to leave us, Major. (B. Shaw) What a very extraordinary thing. (A. Huxley)

Указанные предложения мы относим к классам «перегруженных» по соответствующему предикативному признаку. Предикативно-перегруженные предложения, детально расписанные по характеру выражения рассматриваемых категорий, представляют огромный интерес для современных синтаксико-стилистических исследований.

 

§ 4. Введение понятия предикативной нагрузки предложения позволяет на заключительном этапе анализа сформулировать некоторые общие принципы построения синтаксических парадигм предикативных функций, проведя различие между синтаксическими парадигмами «нормального» типа и «актуального» типа. При этом, разумеется, все разновидности выделяемых синтаксических парадигм должны отвечать специфике парадигмы вообще, которая существует в виде упорядоченной совокупности языковых форм, взятых на одном и том же уровне обобщения и объединенных на основе системного вариативно-инвариантного выражения некоторой функции.

«Нормальную» парадигму естественно строить от повествовательной формы предложения как непосредственно и наиболее полно выражающей препозитивную номинацию, выявляющуюся во всех элементах выделяемого парадигматического ряда. Предикативная семантика первичного примарного предложения собирается по отрицательным значениям предикативных признаков, различаемых в примарной синтаксической системе. Поэтому первичный парадигматический ряд в данной области синтаксиса должен строиться от первичного примарного предложения (с нулевой синтаксической предикативной нагрузкой) путем проведения его поочередно по всем положительным значениям отмеченных предикативных признаков.

Каждое из этих значений, как мы указывали, соответствует определенному набору вариантов, выявляющихся разными экспонентами признака (формы слов, служебные слова, порядок слов, интонация). Полная первичная парадигма любого предложения должна включать все формы его изменения, то есть представить его во всех возможных формах соответствующих частных рядов или микропарадигм — по числу категориальных признаков, различаемых в системе. Ср., например, изменение ядерного предложения по вариациям выражения общего вопроса: This is true. — Is this true? This is true? This is true, isn't it? This is true, is it? True — isn't this? This true — is it not? С другой стороны, в составе каждой из отмеченных микропарадигм одну из парадигматических форм предложения (наименее стилистически окрашенную и индивидуализированную) можно выбрать в качестве представителя микропарадигмы в целом. В таком случае мы получим «представительную» («репрезентативную») парадигму предикативных функций, которая будет состоять из первичного примарного предложения с нулевой предикативной нагрузкой и соответствующих предложений-репрезентантов с однозначной предикативной нагрузкой (с нагрузкой, равной единице). Например: Margaret held his hand. — Did Margaret hold his hand? — Let Margaret hold his hand. — Margaret didn't hold his hand. — Margaret wouldn't hold his hand. — Margaret must have held his hand. — Margaret seemed to hold his hand. И т. д.

Полученный парадигматический ряд представляет собой упорядоченный набор заголовков микропарадигм, составляющих в совокупности полную парадигму предикативных функций (макропарадигму). Хотя и очень ограниченный по составу форм, этот ряд заголовков имеет вполне очевидное парадигматическое содержание; он действительно отображается на фактических предложениях языка, производимых по продуктивным законам парадигматики. Чтобы оценить его статус в системе, данный ряд можно сопоставить (со всеми необходимыми изменениями) с парадигмой инфинитивов, задающих заголовки соответствующим рядам личных форм глагола.

Далее, следует учесть, что синтаксическая парадигма на уровне предложения формируется, строго говоря, не одним и тем же предложением, взятым в «разных формах», а заведомо разными предложениями, представляющими собой видоизменения одной и той же знаменательной препозитивной модели. Поэтому такую парадигму можно считать парадигмой некоторого «сентенциала»: предложения — члены парадигмы разные, а сентенциал тот же самый, подобно лексеме, сохраняющей тождество в разных изменительных парадигматических формах. К термину «парадигма предложения» в этом свете нужно будет подходить как к рабочему, которым удобно и привычно пользоваться в исследовательской и учебной практике.

Первичная нормальная парадигма, безусловно, представляет собой наиболее важный тип синтаксической парадигмы предикативных функций: будучи построена непосредственно на ядерной основе сентенциала, она входит составной частью во все возможные его видоизменения как предикативного, так и конструкционного характера. Нормальная парадигма более тяжелого сентенциала, чем первичный, то есть «вторичная» нормальная парадигма, строится от повествовательного предложения с синтаксической предикативной нагрузкой от одного и выше; это предложение проводится поочередно по дополняющим его значениям категориальных предикативных признаков. Это значит, что реальное независимое монопредикативное предложение текста примерного состава может рассматриваться как включающееся в несколько нормальных парадигм (по числу положительных значений предикативной нагрузки) на правах одной из их выходных форм. Например, предложение She couldn't hear it лежит на пересечении рядов с исходными парадигматическими формами She didn't hear it (за вычетом модального признака) и She could hear it (за вычетом отрицания).

Но нормальная схема построения парадигмы предикативных функций в выдвинутой системе представлений — не единственно возможная для предложений языка. Принимая во внимание творческий, конкретно-речевой характер предложения-высказывания, разумно разрешить строить предикативную парадигму также и от любого реального, то есть «актуального» предложения текста, в том числе вопросительного и побудительного, приняв это предложение за исходную форму и проводя его по дополняющим положительным значениям предикативных признаков. Например, предложение She couldn't hear it включается как исходное в актуальную парадигму с такими формами, как Couldn't she hear it? She couldn't have heard it. It couldn't be heard by her и т. д., по всем предикативно-парадигматическим ступеням, возможным для данного уровня предикативной

нагрузки.

Таким образом, различие между нормальными -и актуальными парадигмами предикативных функций зависит от того, рассматриваем ли мы предложение с точки зрения его конкретного места в тексте (актуальная парадигма) или с точки зрения его постоянного системно-языкового статуса (нормальная парадигма). Поэтому введение данного разграничения следует признать существенным именно для характеристики действительных речевых предложений языка — «актуальных» предложений, которые всегда отображаются на фактической или потенциальной реакции слушающего. В частности, актуальные парадигмы, для которых не выдвигается ограничения на тип исходной предикативной конструкции, демонстрируют тем самым фундаментальный характер всех категориально-функциональных признаков, установленных в системе, и со своей стороны указывают естественный выход парадигматического описания предикативных функций предложения в практику обучения языку и переводческой работы.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |