Имя материала: Теория государства и права

Автор: Марченко Михаил Николаевич

§ 4. правосознание, право и язык юридических актов

Язык есть средство человеческого общения, мышления и выражения, передачи информации. Идеи, представления не существуют оторванно от языка. Правосознание, право существуют в языковой форме, находят выражение в юридической терминологии и фразеологии. Овладение правовыми познаниями осуществляется путем усвоения юридических понятий, терминов, предписаний. Поэтому проблема правосознания, права и языка нормативно-правовых актов, языка государственно-правового делопроизводства имеет первостепенное значение и в теоретическом, и в практическом отношениях. Язык юридических документов раскрывает сам процесс, историю развития государственно-организованного общества, возникновения новых отношений, требующих правовой регламентации, а также начала преемственности в развитии права, разных правовых систем, существующих в мире. Известно, что правовые понятия, терминология, сформировавшиеся в Древнем Риме, унаследованы современными правовыми системами.

 Связь правосознания, права и языка можно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, представляет интерес, особенно в Современных условиях жизни государств, когда-то входивших в Союз ССР, проблема использования определенного языка (языков) как инструмента правового регулирования, взаимоотношения языков народов, проживающих на территории данного государства. В толковании этой проблемы, конечно, переплетены политические, правовые, нравственные, религиозные идеи, представления и чувства. Во-вторых, проблема правосознания, права и языка актуальна и в плане научно обоснованного использования языковых средств для

выражения правосознания, права.

В политическом и правовом сознании утвердилось понятие "государственного языка". На государственном языке, статус которого закреплен законом, публикуются государственно-правовые акты, это язык официального делопроизводства, в том числе и судопроизводства. На государственном языке заключаются международные договоры, конвенции. В некоторых суверенных государствах знание "государственного языка" признается необходимым атрибутом гражданства. Установление законом о гражданстве политических, социальных, хозяйственных ограничений для лиц, не обладающих такими знаниями, есть по существу дискриминация, нарушение ст. 2 "Всеобщей декларации прав человека", которая гласит: "Каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения".

Главная причина появления законов о языках в независимых государствах, которые возникли на территории бывшего Союза ССР, связана с идеей национального возрождения. Адепты "государственного языка" исходят из того, что язык — это важнейшее условие выживания и сохранения наций, что во имя национального единства, будущего коренной нации можно "потеснить" представителей других наций. Высказываемые предложения об установлении "двуязычия" на государственном уровне встречают противодействие в ряде новых независимых государств. Высказываются различные соображения, в том числе и утверждения, что "только ленивый человек не может изучить другой язык".

В силу национальных традиций в некоторых бывших советских республиках предусматривается переход с русского алфавита на латиницу, а в других восстанавливается арабская письменность. В русском языке, в том числе и в государственно-правовых актах, изменилось написание названий государств, городов, селений, районов, появились новые названия, отражающие изменения в социально-политической и духовной жизни.

Для формирования представлений о правовых актах на уровне массового сознания гражданам необходимо знать важнейшие

 правовые понятия, юридическую терминологию. Понятия и термины не всегда совпадают, как не совпадают законы мышления и законы языка. Например, само понятие права находит выражение в ряде терминов, определений.

Юридический язык представляет собой разновидность литературного языка. Литература понимается здесь как письменное творчество, способ словесного выражения. Язык правовых актов в своем развитии претерпевает определенные противоречия, трудности. Одно из важнейших требований к юридическому языку — он должен быть ясным, понятным. Это относится прежде всего к правовым актам общего свойства, рассчитанным на усвоение понятий массовым сознанием народа. Конечно, в регулировании таких сфер, как космическая техника, атомная энергетика, финансовая система, трансплантация человеческих органов и тканей, содержатся термины, правовые предписания, требующие для понимания и усвоения специальной подготовки, научных знаний. Но общее требование к языку закона — максимум простоты и доступности должно сохраниться и в условиях научно-технического прогресса.

К юридическому акту предъявляется требование точности формулировок, стилистической строгости предписаний. Формулировки должны быть взвешенными, правильными, не допускающими произвольных толкований. Точность, научная обоснованность и определенность формулировок достигаются соблюдением требований языка, его лексики, стилистики, надлежащих терминов. При разработке текстов законов, других юридических актов учитывается требование экономичности языковых средств. Чем нормативный акт короче, тем лучше это для его понимания, усвоения. В юридическом акте не должно быть многословных определений, причастных и деепричастных оборотов.

Для языка правовых актов характерна формализованность. Это означает, что соблюдается определенная стандартизация стиля, языковых форм. В нормативном акте неуместны такие литературные средства, как метафора, аллегория, гипербола. Показателем культуры языка правовых актов является словарный состав терминологии. Пря разработке, составлении правовых актов весьма существенное значение имеет правильное решение вопросов синонимов и омонимов. Речь идет в первом случае о выборе из группы одного из терминов для обозначения понятия, во втором случае, наоборот, имеются в виду разные понятия, словесно выражаемые одинаково.

При толковании вопросов языка правовых актов в современных условиях остро стоит вопрос об использовании иностранных слов и терминов. Разумное заимствование, освоение и использование слов из других языков в русском языке — естественное явление. Мы с улыбкой вспоминаем, как в свое время авторитетные ученые-языковеды протестовали против слова "калоши" и предлагали использовать его перевод — "мокроступы", слово "рельсы" заменяли сло

 вом "колесоводы" и др. Однако и в наше время мы наблюдаем зачастую бездумное, претенциозное заимствование иностранных слов. Так, у нас в юридических актах и живой речи появились слова "мэр", "префект", "супрефект", "муниципалитет", "ваучер" и другие необоснованные заимствования.

Тревожным признаком для русского языка, правового сознания людей является засорение языка на массовом уровне словами и оборотами из "жаргонного языка", того, что в народе называют "блатным языком". Этот язык как элемент специфической субкультуры лиц с отклоняющимся поведением, преступников в местах лишения свободы, наркоманов, проституток, алкоголиков оказывает негативное влияние на детей, молодежь, общую культуру населения. К сожалению, некоторые органы массовой информации игнорируют богатство великого и могучего русского языка, внедряют в народное сознание такого рода элементы языка ГУЛАГа и проституток, как "пахан", "шестерка", "шваль", "совок", создают своеобразный ореол сквернословию. Этого рода "практика" ведет к нравственному и правовому разрушению личности, культурной деградации общества.

Овладение правовой терминологией, умение грамотно, на профессиональном уровне составить текст юридического акта, соблюдая при этом языковые и этические требования стиля, — важная составная часть всей работы по подготовке правоведов. Что позволено в некоторых случаях журналисту, публицисту, то не следует делать правоведу, констатирующему юридический факт, формулирующему официальный документ. Юрист не может написать в протоколе осмотра места происшествия: "Погибло свыше полусотни человек", не употребит в юридическом документе слова "суверенитет личности". В первом случае "полусотня" — выражение этической расхлябанности в отношении к человеку, его праву на жизнь; во втором случае — это не правовое понятие, а публицистический оборот, который стоит в одном ряду с такими словами, как "суверенитет потребителя", "суверенитет собственника" и т.п. Раскрытие юридической терминологии, языка юридических актов, толкование и разъяснение содержания закона являются составной частью правового просвещения народа.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 |