Имя материала: Теория культуры

Автор: А.И. ШЕНДРИК

3.1. петрарка и его вклад в осмысление феномена культуры

 

Франческо Петрарка (1304—1374) происходил из семьи потомственных тосканских нотариусов, которые на протяжении нескольких поколений занимались (достаточно успешно) юридической практикой, выступая ходатаями по гражданским и уголовным делам, скрепляя своей подписью и печатью акты о разделе и наследовании имущества, брачные контракты, договора, заключаемые владельцами торговых домов. Начальное образование Петрарка получил в доме деда, который был весьма начитанным и набожным человеком. Он сумел привить внуку не только уважение к знаниям, но и любовь к великому наследию античной культуры, которую Петрарка пронес через всю свою жизнь.

Однако вскоре семья покидает Флоренцию и перебирается сначала в Пизу, а затем в Авиньон, где в те годы была резиденция папы римского. В дальнейшем вся жизнь семьи и Петрарки-младшего будет связана с этим городом, где причудливо переплетались различные культуры (итальянская, французская, прованская, немецкая), и где все течение жизни было подчинено распорядку, по которому жил двор святейшего главы католического мира. В Авиньоне Петрарка заканчивает школу, где получил представление о началах грамматики, диалектики и риторики, и вскоре поступает на юридический факультет в Монпелье, но через некоторое время переводится в Болонский университет, который считался в те годы лучшим европейским университетом, готовящим будущих служителей Фемвды. Однако Петрарка не заканчивает курс. Как только предоставляется возможность, он бросает университет, возвращается в Авиньон и полностью сосредотачивается на занятиях поэзией, к чему он чувствовал склонность с юношеских лет. Как отмечают исследователи творчества Петрарки, в папской столице он вел жизнь, если можно так выразиться, «средневекового денди», посещая различные празднества, увеселения, нанося и отдавая визиты многочисленным знакомым, без конца сочиняя канцоны, мадригалы, сонеты в честь прекрасных дам. Вскоре он становится известным как тонкий лирик и мастер изысканных стихотворных форм. Немного позже к нему приходит слава лучшего поэта папской столицы, а также Италии и Франции, где с ним в искусстве стихосложения не мог в то время соперничать никто. Благодаря своей известности, он становится вхож в лучшие аристократические дома.

В начале 1341 г. Петрарка получает предложение от Парижского университета, несколько позже — от короля Неаполитанского и, наконец, от папской курии, которая сочла возможным короновать его лавровым венком.

Событие, ставшее апофеозом всей жизни Петрарки, состоялось 8 апреля 1341 г. Это был первый день Пасхи, когда празднуется воскресение Христа. По преданию, Петрарка сам назначил эту дату. Как утверждает его первый биограф Джованни Боккаччо, Петрарка видел особый смысл в том, чтобы его всемирное признание состоялось именно в день возрождения. Он верил, что акт увенчания его — человека нового типа и склада характера, основоположника гуманизма и создателя литературного итальянского языка — начинает новую эпоху в истории не только его родной Италии, но и всей Европы, которая будет действительно эпохой восстановлением прерванной цепи преемственности европейской культуры, своими корнями уходящей в античность.

О своем восприятии события, свершившегося на Капитолийском холме в первый день Пасхи 1341 г., Петрарка достаточно обстоятельно говорит в письме своему покровителю — Неаполитанскому королю Роберту, одарившего его в знак признания его выдающихся заслуг перед поэзией пурпурной мантией, подбитой горностаем, наподобие тех, что в торжественных случаях возлагались только на плечи монархов: «Прими благую весть: заброшенные Музы вознаградили мой талант... Благодаря тебе Рим и пустынный дворец Капитолия озарила необычная радость. Пустяковое событие, скажет кто-нибудь, однако благодаря своей новизне оно стало выдающимся и было отмечено аплодисментами и ликованием народа»10. Приблизительно также воспринимали факт увенчания Петрарки лавровым венков и его современники. Об этом можно судить по трудам Джованни Боккаччо, в которых неоднократно говорится, что именно с этого дня начался отсчет новой исторической эпохи, что будет им впоследствии названа эпохой Возрождения.

Достижение вершины славы не вскружило голову Петрарки. В последующие годы он продолжал интенсивно работать, выпуская в свет не только поэтические сочинения, но и научные, а также религиозно-богословские трактаты, заметки об истории Италии. Он пишет двенадцать эклог, известных под названием «Буколическая песнь», трактаты «Об уединенной жизни», «О монашеском досуге», «О достопамятных вещах и событиях», полемическое сочинение в защиту поэзии «Инвектива против врача в четырех книгах» и свою знаменитую исповедь, которую он назвал «Secretum», что в переводе означает «Моя тайна». Известность его перешагивает границы Италии. Более никто не сомневается в том, что он действительно является подлинным королем «всех образованных людей, поэтов и историков», как было написано в тексте закона, торжественно принятого Сенатом Рима в год его коронации. Его считают желанным гостем во всех столицах тогдашней Европы. Государи и владетельные князья считают за честь провести в разговоре с ним не то что час — минуты. Папа расточает ему милости и благодеяния. Однако в 1353 г., накануне своего пятидесятилетия, Петрарка покидает Авиньон и возвращается в Италию. За право считать знаменитого поэта, ученого членом своей коммуны спорили многие города, в том числе и родная Петрарке Флоренция, правительство которой даже пообещало вернуть ему имущество, конфискованное некогда у его отца как участника заговора против республики. Но Петрарка выбрал для жительства Милан, где при дворе архиепископа Джованни Висконти тогда сложился кружок образованных людей, разделяющих идеалы гуманизма и увлеченность Петрарки культурным наследием античности. Другим мотивом, обусловившим его выбор, была надежда на то, что Висконти представляет собой человека, способного покончить с феодальной раздробленностью Италии и прекратить постоянные междоусобицы между городами и отдельными владетельными феодалами. Однако разочарование в правителе Милана наступило достаточно быстро, и вскоре Петрарка уезжает в Венецию, которую тоже через некоторый срок покидает после нанесенного ему оскорбления некими философами-аверроистами, поставившими под сомнение его ученость.

Последние годы жизни Петрарки прошли в Падуе и в Аркве, маленьком селении на Евганейских холмах, расположенном среди оливковых рощ, кипарисов и виноградников. Он продолжал работать до последних минут жизни. По преданию, гениальный поэт и выдающийся ученый завершил свой жизненный путь 19 июля 1374 г., работая над очередной рукописью.

Петрарка оставил множество сочинений, из которых большинству людей, даже получившим неплохое образование, прежде всего известна его «Книга песен», включающая в себя сонеты, мадригалы, канцоны, секстины, баллады, созданные им в честь его возлюбленной Лауры. Менее известны его научные работы, и практически неизвестны труды, где он исследует культурологическую проблематику. Вместе с тем, круг данных вопросов весьма интересовал Петрарку, и есть весомые основания считать его одним из тех, кто закладывал фундамент культурологической теории.

Если анализировать теоретическое наследие Петрарки под данным углом зрения, то прежде всего необходимо сказать о том, что он, по сути, открыл античность как новый тип культуры и обосновал его отличие от культуры предыдущей исторической эпохи.

После Петрарки говорить о культуре как некоем феномене, пребывающем вне времени и пространства, существующем с момента сотворения мира и до Страшного суда, уже было невозможно. Не будет большим преувеличением сказать, что Петрарка одним из первых применил принцип историзма в понимании культуры, показав, что культура античности, Средневековья .и его времени есть ступени развития одного и того же феномена, но приобретающего различные черты на различных стадиях его существования.

В то же время он более четко, чем Данте и многие из его современников, проводил разделение между культурой его исторической эпохи и культурой античности. По сути, он заложил основы для научного осмысления Ренессанса и более взвешенной оценки всех ренессансных теорий подражательности, которые были чрезвычайно распространены, особенно во времена Треченто.

Петрарка не только обосновал отличие своей культурной эпохи, но и выделил ее характерные черты, показав, что ренессансное миропонимание и мироощущение коренным образом отличается от средневекового и, весьма существенно, от миропонимания и мироощущения античного человека, который мыслил, чувствовал и действовал во многом иначе, чем гуманисты Возрождения. Можно утверждать, что от Петрарки идет традиция рассматривать культуру Средневековья как теоцентричную, а Ренессанса как антропоцен-тричную, которой придерживаются сегодня практически все современные исследователи-культурологи как на Западе, так и на Востоке.

Петрарка выдвинул и обосновал тезис, согласно которому творцом культуры является свободная, раскрепощенная личность, не испытывающая духовного и экономического гнета, обладающая чуткой душой, разносторонне образованная и гармонично развитая.

Эта идея логически вытекала из его концепции индивидуализма, созданной им еще в авиньонский период, а затем совершенствуемой им всю жизнь. Согласно ее положениям, мыслящая личность обладает правом действовать прежде всего исходя из своих интересов и потребностей, добиваясь почета и широкой известности. Слава, в понимании Петрарки, не грех, а самое утонченное из наслаждений, которое может быть даровано гениальному человеку. Петрарка, как подчеркивает А.К. Дживелегов, первым додумался до этого и первым из мыслителей ренессансной эпохи построил свою жизнь в соответствии с основополагающим постулатами своей концепции. Показательно, что именно с позиций своей теории индивидуализма ведет Петрарка спор с Августином Блаженным в знаменитой петрарковской «Тайне», однако не менее показательно и то, что защищается Петрарка от контраргументов Августина весьма неэффективно, ибо «он инстинктивно понимает, что главные аргументы индивидуализма не скажут Августину ничего, а на средневековой почве Августин неуязвим»11.

Петрарка нашел, описал и откомментировал многие рукописи античных авторов, которые были выведены из научного оборота почти на протяжении десяти веков.

Он первый проанализировал особенности языка Сократа, Аристотеля, Цицерона и Вергилия, Эпикура и Тацита.

Ему принадлежит честь создания литературной латыни, на которой вскоре заговорила вся образованная Европа. В известном смысле, его можно рассматривать как первого европейского филолога, предложившего способ интерпретации текстов, на который опирается современная герменевтика.

Более того, как совершенно справедливо замечает Р.И. Хлодовский, «Петрарка отнял Слово у Бога и возвратил его человеку. Он перестал считать слово знаком трансцендентного и увидел в нем наиболее непосредственное проявление «человечности» человека и создаваемой им гуманитарной культуры»12. Согласно концепции основоположника итальянского гуманизма, речь тождественна внутреннему миру человека и не только зависит о состояния души человека и степени его развитости, но и сама влияет на душу и развитие индивида. Именно поэтому изучение как человека, так и творимой им культуры необходимо начинать с анализа его речи и того языка, который употребляется в том или ином обществе, причем изучение языка не может ограничиваться только постижением премудростей «техники» языка, как считали средневековые схоласты, а прежде всего должно преследовать цель постичь его суть, внутренние закономерности, связь с типом культуры, родившей его.

Петрарка обосновал тезис о том, что основой единства нации выступает прежде всего язык, и если представители различных этносов говорят на различных языках, то это является свидетельством того, что процесс формирования нации находится в самом зародыше и пройдет немало времени прежде чем из этого конгломерата «выработается» нечто единое, что можно будет назвать нацией. Более того, в его работах неоднократно повторяется идея о том, что наличие единого языка есть непременное условие существования государственности. Впоследствии эта мысль будет использоваться многими исследователями культуры, в том числе и отечественными, причем, как прошлого времени, так и нашими современниками.

Петрарка первым среди гуманистов поставил вопрос о необходимости рассмотрения под иным углом зрения дихотомии «культура-натура», ибо, с его точки зрения, противопоставление культуры природе, имевшее место в рассуждениях античных авторов, не продуктивно.

Человек тысячами нитей связан с природой и поэтому он должен жить в гармонии с ней, а не рассматривать ее только в качестве объекта приложения своей активности.

Достижение гармонии с природой Петрарка рассматривал в качестве идеала и всю свою сознательную жизнь стремился к тому, чтобы он стал реальностью. Именно этим мотивом объясняет он выбор места для своего постоянного жительства не в Авиньоне, а в городке Воклюзе, находящемся в пятнадцати тысячах шагов от папской резиденции. Эта же причина побудила его в качестве последнего своего пристанища выбрать виллу Франческо да Каррара, расположенную в живописнейшей местности недалеко от Падуи.

Следует подчеркнуть, что гармонию между человеком и природой Петрарка рассматривал в качестве одного из главных условий человеческой свободы, что было нетривиальной мыслью для того времени. Об этом никто до Петрарки не говорил, в том числе и античные мыслители, к которым он относился с огромным уважением. Впоследствии эта идея прозвучит в трудах идеологов Просвещения, в частности, в работах Жан-Жака Руссо, который, опираясь на нее, создаст свою концепцию «естественного человека».

Петрарка, исходя из своего понимания взаимоотношения человека и природы, первым дал критику городской культуры.

Гениальный итальянский мыслитель и поэт, называя себя «гражданином рощ», писал: «Города — враги моим мыслям, леса друзья.... В городе я другой человек, чем в деревне. Тут я повинуюсь природе, там — примеру.».13 Впоследствии эта идея станет одной из любимых для многих видных культурологов, в частности О. Шпенглера, который с появлением мегаполисов и «кочевников больших городов» связывал кризис европейской культуры.

Петрарка первым обосновал идею о культурном единстве Европы, которая сегодня определяет самосознание любого образованного европейца.

Он показал, что, несмотря на различие языков, исторических судеб, народы Европы могут рассматриваться как суперэтнос, как носители одного и того же цивилизационного начала, ориентирующиеся на схожую систему ценностей, в отличие от народов, принадлежащих другим цивилизационным системам, в частности, представителям исламского и славянского миров.

Петрарка, как отмечают многие исследователи, был начисто лишен средневекового, муниципального патриотизма. Бесконечные войны, которые велись владетельными сеньорами с городами-коммунами, распри между городами, противоборство партий внутри городов воспринимались им всегда как общенациональные бедствия, и в силу своих возможностей он стремился погасить возникающие конфликты. Сохранившиеся документы говорят о том, что Петрарка не раз и не два выполнял дипломатические миссии, причем в качестве аргумента для примирения враждующих сторон он неоднократно использовал тезис о принадлежности тех и других к единому христианскому миру и единой европейской культуре.

Петрарка положил начало исторической критике. Он доказал неподлинность ряда исторических документов и рукописей, на которые постоянно ссылались в своих работах представители средневековой схоластики.

Впоследствии его метод был использован известным представителем второго поколения гуманистов Лоренцо Балла, который доказал подложность так называемого «дара Константина», грамоты, будто бы подписанной владыкой Римской империи, к тексту которой на протяжении столетий апеллировали папы римские для обоснования своих притязаний на верховную власть не только в Италии, но и во всей Западной Европе.

Петрарка первым указал на Платона как философа, достойного не меньшего, а, возможно, большего уважения, чем Аристотель.

Именно после публикации его работ труды Платона начали изучать в европейских университетах, а знание его знаменитых диалогов «Тимей», «Протагор», «Критон», «Горгий» и других стало обязательным для любого образованного человека.

Наконец, Петрарка заложил основы подхода, в соответствии с которым проблема человека, проблема гуманизма и проблема историзма рассматриваются как аспекты одной проблемы.

Эта идея и до сегодняшнего дня не утратила своей значимости, о чем можно судить хотя бы по тому факту, что одной из наиболее представительных школ в современной культурологии является та, где культура интерпретируется как субъектный аспект истории.

Словом, в лице Петрарки мы имеем гениального поэта, крупнейшего философа и ученого (так оценивал Петрарку К. Маркс), внесшего весомый вклад в разработку основ культурологической теории. Многие из его идей, высказанных более шести веков назад, сегодня воспринимаются как постулаты, не требующие доказательств, и именно от них отталкиваются при построении своих теоретических конструкций многие современные культурологи. Он, как совершенно справедливо подчеркивает А. К. Дживелегов, «действительно отец гуманизма. По его сочинениям учились целые поколения ученых»14.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 |