Имя материала: Теория культуры

Автор: А.И. ШЕНДРИК

Глава 6 разработка проблем культуры в трудах европейских мыслителей конца xviii — первой половины xix вв.

 

Прежде чем говорить о культурологических воззрениях европейских мыслителей конца XVIII — первой половины XIX вв., необходимо прояснить тот социально-культурный контекст, в котором происходило их формирование.

Эпоха Просвещения завершилась задолго до того, как куранты на городских площадях Европы возвестили наступление нового столетия. Новый «железный век» (по выражению А. Блока) начался в тот миг, когда над башнями взятой восставшими парижанами Бастилии взвилось трехцветное республиканское знамя. Тогда это осознавалось немногими, но после того как попытки организовать общество на принципах свободы, равенства и братства закончились массовым террором, жертвами которого стали не только противники республики, но и те, кто всецело был предан просветительским идеалам, после того как на эшафот взошли один за другим Дантон, Сен-Жюст, а потом и Робеспьер, после того как залпами орудий национальной гвардии были сметены баррикады на центральных улицах Парижа, после того как пурпур императорской мантии покрыл плечи Наполеона Бонапарта, в недавнем прошлом республиканского генерала, стало ясно, что в истории «века философов», «века Разума», века великих мечтателей и великих надежд поставлена финальная точка.

XIX в. вошел в историю Европы как век войн и революций. На первые пятьдесят лет этого столетия приходятся ряд военных кампаний, которые вела на Европейском континенте сначала республиканская, затем императорская Франция с момента установления якобинской диктатуры до прихода к власти Луи Бонапарта, войны Великобритании в Индии и Канаде, череда так называемых «опиумных войн» в Китае, война России с Турцией и коалицией европейских государств за контроль над Черным морем и средиземноморскими проливами, гражданские войны в Соединенных Штатах Америки и в Швейцарии, восстания в Греции и Дунайских княжествах против турецкого владычества (1821), которые завершились поражениями национально-освободительных сил, восстания в Перу, Венесуэле, Чили, Мексике, Аргентине (1810—1817), Бразилии (1817—1821), закончившиеся свержением многовекового гнета Испании и Португалии и образованием ряда независимых государств в Латинской Америке. В эти же годы произошли две революции во Франции (1830 и 1848), две революции в Испании (1820—1823 и 1840—1850), две революции в Италии (1821 и 1848), революции в Бельгии (1830), в Германии, Австрии, Венгрии, Чехии (все свершились в 1848). В результате произошедших революций и мощных ударов, нанесенных по мировой колониальной системе, политическая карта Европы, впрочем, как и всего мира, коренным образом изменилась. Появился ряд новых государств, преимущественно республик по своему государственно-политическому устройству, возникли новые центры политического влияния и зоны жизненно важных интересов. В XIX в. состоялось окончательное крушение феодализма как системы определенных экономических, политических, социальных отношений, завершилось становление капитализма как нового, более прогрессивного по отношению к феодализму, строя, который восторжествовал сначала в Англии, Северной Америке и Франции, а затем и в других странах Европы и Южной Америки.

Однако в XIX в. изменилась не только политическая карта мира. Разительные перемены произошли и в сфере экономики. Уже в начале столетия завершился процесс вытеснения мануфактурного производства фабричным. Сначала это произошло в текстильной промышленности, где уже к 20-м годам ручное ткачество было практически полностью замещено машинным производством ткани. Затем это свершилось в металле- и деревообрабатывающей промышленности, несколько позже в горнодобывающей и пищевой. Стремительно рос военно-экономический потенциал стран, ставших на путь ускоренной модернизации. Достаточно сказать, что в Англии — наиболее в то время технически развитой стране мира — происходило увеличение выплавки чугуна и стали приблизительно каждые 15 лет. Технический прогресс сопровождался быстрым ростом числа изобретений, которые сыпались словно из рога изобилия. Именно в эти годы был изобретен паровоз и начала строиться сеть железных дорог, соединившая самые отдаленные уголки с крупными административными и промышленными центрами. Тогда же появился новый тип парового двигателя, сельфактор, обеспечивающий механизацию прядильных процессов, эффективные способы передачи информации сначала с помощью оптического, а затем привычного нам телеграфа. Было открыто промышленное применение электрического тока и созданы первые динамо-машины и электродвигатели. Одновременно с ростом технической оснащенности производства рос объем промышленного и особенно банковского капитала, причем последний начал играть определяющую роль в экономике различных стран. Сотнями и тысячами возникали различные акционерные общества и компании для реализации грандиозных технических проектов наподобие строительства Суэцкого канала или трансконтинентальных железных дорог наподобие Трансси-ба. Возникла сеть бирж, где за считанные дни в результате спекуляций делались огромные состояния. Говоря другими словами, именно в эти годы был создан материально-технический и экономический базис современной «фаустовской цивилизации» и возникло то общество, которое в классической социологии называется буржуазным.

Столь же существенные изменения происходили в начале и середине XIX в. и в духовной сфере. Быстрый рост технической мощи, коренные перемены в быте, образе жизни сопровождались всеобщей эйфорией и неумеренными восторгами по поводу прогресса. В массовом сознании того времени были широко распространены представления о том, что движение по пути прогресса не имеет предела, что по мере роста технической вооруженности труда и создания более совершенной материально-технической базы будут решены все проблемы, в том числе и социальные. Литература, музыка, философия самым непосредственным образом реагировали на перемены, происходившие в экономике и политике. Вкусы и мироощущение буржуазии становятся определяющими, что находит свое выражение в смене художественных стилей и направлений. К середине XIX в. классицизм был почти полностью вытеснен из всех отраслей духовного производства. В частности, в театре на смену героической трагедии в духе Расина и Корнеля пришла мелодрама, а на смену героической опере — лирическая опера и оперетта. В эти годы Джакомо Мейербер написал оперу «Гугеноты», Шарль Гуно — «Фауста», а Жорж Бизе — знаменитую «Кармен». В первой трети столетия возникает и быстро достигает расцвета водевиль, ставший любимым театральным зрелищем практически для всех слоев населения от рафинированных аристократов до городских низов. Приблизительно в те же годы зарождается программный симфонизм. Гектором Берлиозом пишутся известные «Фантастическая симфония» и «Реквием», Людвигом ван Бетховеном — монументальная Девятая симфония с ее знаменитым финалом, где исполняется «Ода к радости» на слова Шиллера, Робертом Шуманом — цикл его фортепианных пьес «Карнавал», Рихардом Вагнером — оперы «Тангейзер «и «Лоэнгрин». В литературе сентиментализм сначала сменяется романтизмом, а затем реализмом. Кумиром читающей публики вместо Ша-тобриана, Ричардсона, Жермены де Сталь, Шарля Нодье становятся Виктор Гюго, Жорж Санд, Бальзак. Молодые люди «из общества» за-читыватся уже не «Страданиями молодого Вертера» Гете, не «Дон Жуаном» Байрона, не поэмами Шелли, а романами Бальзака, Александра Дюма, Стендаля, историческими хрониками Проспера Мериме. Меняется стиль изложения, композиция приближается к внешнему течению жизни. Трансформируются представления о типическом, появляются новые элементы в понимании прекрасного. Литература обретает ярко выраженное социальное содержание и все более демонстрирует критическое отношение к окружающей действительности. В архитектуре ампир постепенно теряет чистоту и уступает место эклектическому смешению различных архитектурных стилей. Ему на смену приходит стиль «бидермейер», отражающий художественные вкусы бюргерской среды. Нарастает интенсивность культурных обменов. В первой трети века проводятся первые международные конгрессы, устраиваются первые международные выставки, быстрыми темпами растет число переводных изданий, расширяется круг людей, говорящих на двух и более языках. Европейская культура проникает на Восток, в страны Азии и Африки, где формируется местная интеллектуальная элита, придерживающаяся европейской ориентации. В то же время происходит процесс «регионализации культуры», который находит свое выражение в конституировании национального искусства, литературы, музыки и языка, в осознании специфичности национальных культур и их отличий одна от другой. Закладываются предпосылки для появления в ближайшем будущем в ряде европейских стран национального драматического театра, национальной оперы, национальной картинной галереи.

Существенные перемены происходят в первой половине XIX в. и в социально-философских и гуманитарных науках. Прежде всего меняется их лидер. Им становится историческая наука, которая развивается быстрыми темпами. Ее теоретики обосновывают принцип исторического подхода к действительности, о котором в прежние эпохи знали очень мало или не знали практически ничего. Жизнь человеческого рода начинает осознаваться как единый процесс, имеющий определенные закономерности. Их поиск определяется как цель исторического познания, которое не замыкается только на фиксации уже свершившихся событий, а стремится постичь их внутреннюю логику.

Другим показателем происходящих перемен становится перемещение центра философской мысли из Франции, которая была бесспорным лидером в этой области знания на протяжении всего XVIII столетия в Германию. Здесь к середине века складывается такое мощное направление, как немецкий классический идеализм. Одновременно происходит и формирование диалектического и исторического материализма, ставшего впоследствии базисом идеологии рабочего класса. Меняется и тематика философских исследований. На первый план выходят проблемы диалектики, вопрос об отношении мышления к бытию, поиск духовных основ жизни человека и проблема культуры, которая начинает осмысливаться как одна из важнейших проблем философского познания. Главную задачу философии теперь видят в «формировании самосознания развивающейся культурной жизни»'. По сути, именно в этот период складывается учение о культуре, которое рассматривается как учение о становлении и развитии телесно-душевно-духовной целостности человека в мире природы и одновременно в исторически-духовном мире.

Проблема культуры наиболее интенсивно разрабатывалась в начале и середине XIX века прежде всего в лоне немецкого классического идеализма, наиболее крупными представителями которого были И. Кант, Ф.В.Й. Шеллинг и Г.В.Ф. Гегель, а также в работах немецких романтиков, которые теснейшими духовными узами были связаны с первыми. Сразу следует сказать, что никто из упоминаемых выше авторов не был «чистым культурологом», однако именно классиками немецкого идеализма и европейскими романтиками были заложены основы философии культуры и сформулирован ряд проблем, которые являются центральными для современного культурологического знания.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 |