Имя материала: Технология социальной работы

Автор: И.Г. Зайнышев

§3.   технология социальной работы с национальными меньшинствами

 

Социальная работы с этническими меньшинствами во многом аналогична социальной работе с темп категориями населения, о которых шла речь в первых двух параграфах данной главы. В России, одном из самых многонациональных, полиэтнических государств планеты, проживают представители боле 170 этносов. Если обратить внимание на этнополитическую карту нашей страны, то нетрудно заметить, что она представляет собой огромное красочное полотно.

В освещении данной темы следует исходить из того, что экономические, политические изменения в России (безработица, социальное расслоение, усиление миграционных процессов, разрушение прежней инфраструктуры) затронули прежде всего национальные меньшинства.

Национальные меньшинства отражают социальную структуру всего общества в миниатюре, включая в себя все социальные слои и социально-демографические группы (женщины, пожилые, молодежь, дети и др.), а также социальные явления (наркомания, алкоголизм, насилие, экстремизм, терроризм и др.). Главное условие работы с национальными меньшинствами — наличие зияний о том, кто они такие, как возникают и каковы особенности национальных меньшинств России по сравнению с национальными меньшинствами в других государствах.

Это обусловливает следующие наши задачи:

• предоставить необходимые сведения о национальных меньшинствах, диаспорах;

•  классифицировать разновидности национальных меньшинств;

•  рассмотреть политико-правовую базу социальной работы с ними;

• проанализировать проблему национальных меньшинств в России, странах ближнего и дальнего зарубежья.

Терминология этой сферы политической и социальной деятельности нуждается в глубокой разработке и очень точном употреблении, поскольку произвольное использование понятии не только не разъясняет сущность вопроса, но может послужить источником недоразумении и конфликтов. Кто такие национальные меньшинства? Это те национальные группы, которые проживают за пределами своей титульной территории. Понятие «меньшинство» в сочетании с прилагательным «национальное» указывает не на численность, ибо по абсолютной численности оно может во много раз превосходить численность тех народов, которые имеют свою национальную территорию и которых не относят к категории меньшинства.

Сравните, например, данные о численности национальных меньшинств в Российской Федерации с численностью так называемых коренных народов:

Национальные меньшинства в России

Коренные народы России

Украинцы

4 362 872

Буряты

417 000

Белорусы

1 206 222

Осетины

402 000

Немцы

   842 255

Ингуши

215 000

Казахи

   635 865

Тувинцы

206 000

Армяне

   532 390

Карелы

124 000

(Данные приводятся по переписи 1989 г.)

 

Почему же украинцы, белорусы, немцы, казахи и многие другие этносы России именуются национальными меньшинствами? Потому что они проживают за пределами своих исторических территорий. Определение по территориальному признаку принято всеми государствами мира без исключения.

Следует обратить внимание и на то, что проблема национальной государственности в России также далеко не однозначна: Население, по названию которого именуется данная республика в составе Российской Федерации, называется титульным, или коренным, хотя исторически почти все народы являются на территории своего проживания пришельцами. В ряде российских республик титульное население составляет менее 50\%, а в некоторых республиках (Республика Мордовия, Республика Коми, Республика Калмыкия и т.д.) — даже менее 30\% всего населения национального субъекта Федерации. Но это не означает, что титульное население на территории своей республики является национальным меньшинством. Национальные меньшинства образуются нередко в результате вынужденной миграции. Это характерно для России как в прошлом, так и в нынешнее время. Специфической формой образования национальных меньшинств является также депортация народов Советского Союза (немцев Поволжья, греков, корейцев, поляков, чеченцев, ингушей, крымских татар, дагестанских турок-месхетинцев, калмыков, черкесов, кабардинцев, балкар — всего 13 народов).

Понятие «национальные меньшинства» нельзя отождествлять с понятием «малочисленные народы». В Российской Федерации малочисленными, аборигенными признаются народы, проживающие на территории традиционного расселения своих предков, сохраняющие самобытный уклад жизни и насчитывающие не более 50 тыс. человек. К ним относятся народности Севера, Сибири и Дальнего Востока: саамы, ханты, манси, селькупы, ненцы, нганасаны, кеты, долганы, тофалары, эвенки, эвены, негидальцы, нанайцы, ульчи, ороки, орочи, удэгейцы, нивхи, алеуты, ительмены, коряки, чукчи, чуванцы, эскимосы, юкагиры, тувинцы-тоджинцы, шорцы, телеуты, кумандинцы.

Даже если эти народы находятся за пределами традиционного, компактного расселения, они не теряют своего статуса и не переходят в разряд национальных меньшинств. Другое дело, что существует такая же необходимость социальной работы с малочисленными народами, как и с национальными меньшинствами. Это особенно актуально, если учесть, что все малочисленные народы независимо от того, имеют ли они национально-территориальные образования или нет, находятся в межэтнической среде и, как правило, даже в районах своего компактного расселения составляют незначительный процент всего населения. В настоящее время названные народности в совокупности составляют лишь около 200 тыс. человек, т.е. в среднем 6,4\% населения районов их компактного проживания. Направления социальной работы с малочисленными народами определяют три наиболее острые проблемы: безработица, высокий уровень заболеваемости и алкоголизм.

Вернемся к проблемам национальных меньшинств или диаспор, многообразие которых позволяет считать Россию поистине уникальным государством. Для более эффективной социальной работы с этими коллективами целесообразно выделить четыре группы диаспор:

• внутренняя диаспора — та часть населения, которая проживает вне своих республик (коми, карелы, хакасы, алтайцы, чуваши, осетины и др.);

• ближняя диаспора — национальные меньшинства, историческая родина которых — бывшие союзные республики; по численности это большая группа населения (украинцы, белорусы, казахи, армяне, грузины и др.);

• дальняя диаспора — национальные группы, чья историческая родина — государства дальнего зарубежья (немцы, греки, поляки. корейцы, венгры, болгары, чехи др.); национальные меньшинства, у которых нет национально-территориальных образований, государственности ни в России, ни в другом стране (цыгане, ассирийцы, курды и др.). Без учета специфики этих групп социальная работа в любой стране вряд ли будет успешной;

• российская диаспора — этнические русские и русскоязычное население в новых независимых государствах, проблемы которого можно условно разделить на общие (которые присутствуют в жизнедеятельности всех диаспор) и кризисные (которые отягощают жизнь диаспоры в кризисной ситуации).

Судьба некоторых диаспор нередко складывается драматично. Во-первых, в любой кризисной ситуации, будь то внутриполитические или межгосударственные конфликты или, тем более, конфликты на этнической, политической, идеологической почве, диаспора всегда оказывается уязвимой. Во-вторых, длительная оторванность от земли предков в конечном итоге приводит к потере своей этнической культуры и идентичности. Угроза ассимиляции, чувство незащищенности обусловливают стремление поискать контакты со своими соплеменниками, что нередко воспринимается коренным населением как националистические проявления.

Возникновение национальных меньшинств (диаспоры) неотрывно от этнической истории человечества и, как уже отмечалось, происходят в результате этнической, в том числе вынужденной, миграции. С одной стороны, миграция играет положительную роль в жизни государства, с другой стороны, ее наличие нередко становится причиной возникновения конфликтных ситуаций между коренными и некоренными жителями. Миграцию можно рассматривать как условие возникновения человечества — проблемы этнических меньшинств возникают в момент зарождения национальных государств и этносов, способных осознать свою идентичность и свое отличие от других. История перемешивает народы, ассимилируя побежденных в состав победителей (впрочем, иногда наблюдается обратное явление). Многие народы, поглощенные другими, прекращают собственную этническую историю, однако так. происходит не всегда.

Классическими диаспорами в древности считались греки и евреи. Они внесли ощутимый вклад в культурное развитие многих стран и народов. Например, известна большая роль греческой диаспоры в истории развития Юга России: греки не только помогли расширить торговлю России с другими странами, но и оказали прямое воздействие на культуру скифского Причерноморья.

Широко известна роль испанской, английской, немецкой, русской диаспор в мировом социокультурном прогрессе. Российская Империя уделяла огромное внимание реализации социальной политики по отношению к национальным меньшинствам. В соответствии с Указом Екатерины Я в 1779г. было организовано массовое переселение на Юг России христианского населения Крымского ханства, главным образом греков (18 407 человек) и армян (12 598 человек). Цель такой акции — не только ослабление ханства (в S783r. земли Крымского ханства были включены в состав Российской Империи), но и заселение южно-российских степей людьми, имеющими большой опыт в области земледелия, торговли, ремесленничества. Согласно царской грамоте армянам отводилось 86 тыс. десятин земли рядом с крепостью св. Димитрия Ростовского и разрешено было основать один город и пять селений. Переселенцам предоставлялись определенные льготы и привилегии, в частности освобождение от государственных податей и служб на 10 лет и воинской повинности на 100 лет. Разрешались строительство церквей, в которых церковные обряды могли проводиться в соответствии с законами и традициями переселенцев, свободная торговля внутри и вне государства. Армяне получали право строить собственными силами фабрики, заводы, купеческие мореходные суда.

Власти царской России детально регламентировали положение национальных меньшинств, особенно в системе местного самоуправления, о чем свидетельствует законодательство Российской Империи. В «Положении об инородцах» учитывалась необходимость управления их жизнью «...со строгой осмотрительностью в местном применении и соображаясь при этом с обычаями разных племен, вошедших в состав области...». При всех ограничениях прав инородцев самодержавие оберегало их традиции и среду обитания. Так, в ст. 37 указанного Положения говорится: «Строго запрещается русским самовольно селиться на землях, во владение инородцам отведенных; русские могут брать у инородцев место в оброчное содержание, но всегда по условиям с обществами». Инородцы были наделены многими правами, тем не менее они строго подчинялись органам государственного управления.

В мире практически нет ни одного государства, лишенного необходимости решать проблемы некоренного, диаспорного населения, В этом отношении очень важно изучать основные международные документы, касающиеся национальных меньшинств.

Главнейшим документом, принятым Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., является Всеобщая декларация прав человека, первая статья которого гласит: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга к духе братства».

Между тем существует значительное разночтение в ряде международных документов, в частности в Конвенции МОТ и законодательстве Российской Федерации. В Конвенции 169, например, говорится о «коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни», а в законодательстве Российской Федерации (как и, впрочем, нередко в научной литературе) — о «малочисленных народах», «национальных меньшинствах», «этнических общностях», «этнических группах», Такое разночтение, во-первых, приводит к отождествлению двух совершенно разных понятий — «малочисленные народы» и «национальные меньшинства», а во-вторых, создает объективные сложности с ратификацией Россией международных конвенций, и, следовательно, в выработке правовых критериев принадлежности малочисленных народов и национальных меньшинств. Бытующие у нас представления о коренных народах не идентичны тем, которые отражены в указанной Конвенции МОТ.

Содержание, характер социальной деятельности зависят от многих факторов. Но в любом случае социальная работа с национальными меньшинствами заключается в том, чтобы адаптировать представителей этноса или этнической общности к местным условиям, обустроить их в новой обстановке, предоставить им возможность для работы и учебы. Другое направление этой работы — оказание им помощи в сохранении национальной идентичности, в превенции утраты своих обычаев, традиций, психологии и культуры.

Работа с национальными меньшинствами проводится на трех уровнях: государственном (федеральном) региональном и местном.

Государственный (федеральный) уровень. Правовое регулирование интересов народов России, в том числе национальных меньшинств, осуществляется на основе Конституции Российской Федерации. В ст. 19 (п. 2) говорится: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, происхождения... Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, региональной, языковой или религиозной принадлежности».

Законодательной базой работы с национальными меньшинствами является Федеральный закон «О национально-культурной автономии», принятый Государственной Думой 22 мая 1996 г. и одобренный Советом Федерации 5 июня 1996 г. Закон защищает права граждан, относящих себя к национальным меньшинствам, не имеющим административно-территориальных, национально-государственных образований в Российской Федерации, и впервые предоставляет юридические гарантии возрождения, сохранения и развития многочисленных национальных общностей, насчитывающих более тысячи. Национально-культурная автономия (НКА) — общественное объединение с правом юридического лица. Оно действует на принципах добровольного членства, самостоятельности и самоуправления, уважительного отношения к языку, культуре, религии и традициям других этнических общностей, соблюдения законности.

Основная цель создания НКА — сплочение потенциала этнической общности для создания условий, благоприятствующих удовлетворению культурных, духовных, социальных и экономических потребностей каждого ее участника.

Однако отсутствие материальной базы препятствует механизму реализации закона, механизму самоорганизации. Вместе с тем положительным является тот факт, что, во-первых, наличие НКА предусмотрено федеральным законом, а во-вторых (что особенно важно), субъектом права является гражданин, представитель национального меньшинства, который входит в национально-культурное объединение.

Региональный уровень. Ни одна (даже самая совершенная) декларация не стоит ничего, если социальная работа не будет проводиться в каждом конкретном субъекте Российской Федерации — области, крае, республике или национальном автономном округе. Каждый субъект имеет экономические, географические, климатические, политические и, конечно же, этнические особенности. Кроме того, в каждом субъекте по-своему складываются взаимоотношения между НКА и региональными властями.

Среди субъектов Российской Федерации огромную работу с национальными меньшинствами проводят Правительство Москвы, администрации Самарской, Саратовской областей. На их территориях имеются школы, в которых обучение проводится на языках многих национальных меньшинств; осуществляется регулярное теле-и радиовещание на этих языках, работают различные клубы и т.д.. Жизнь российских этносов, многообразная работа с ними освещаются в информационно-аналитическом и просветительском журнале «Этносфера», который издается при поддержке Московского комитета образования, Комитета общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы.

На уровне региона очень важно изучать и формировать общественное мнение о национальных меньшинствах. При помощи различных социологических инструментов выявляются настроения коренных жителей, отношение к национальным меньшинствам, представление о культурной дистанции между коренным и некоренным населением. Такое исследование может иметь как научное, так и практическое значение.

Интерес к проблемам национальных меньшинств возрастает в периоды политических (особенно предвыборных) кампаний, когда начинается борьба за голоса представителей этих меньшинств Затем этот интерес ослабевает или проявляется как натравливание политическими деятелями или местными властями коренного населения на «чужих». Порой на этой почве происходят серьезные столкновения,

Местный уровень. Вопросы адаптации, трудоустройства более конкретно решаются на местном уровне, на котором происходит непосредственное взаимодействие этносов и полиэтнических культур. От отношения коренного населения к «чужим» зависит очень многое.

Важную роль в налаживании контактов между ними может сыграть церковь. Ибо только чувство сострадания, жалости, сопереживания, готовность бескорыстно делать добро каждому нуждающемуся может оказать неоценимую поддержку.

 

Российская диаспора в новых государствах

В результате возникновения новых независимых государств образовалась диаспора, которая по численности, пожалуй, не знает себе равных среди национальных меньшинств в современном мире.

В связи с образованием новой диаспоры Государственная Дума Федерального Собрания приняла постановление от 8 декабря i995 г. «О декларации о поддержке российской диаспоры и покровительстве российским соотечественникам» (Собрание законодательства РФ №27, ст, 2578). Однако согласно этому постановлению соотечественниками считаются этнические русские и представители коренных национальностей Российской Федерации (татары, чуваши, мордовцы, чеченцы и др.).

Положение этнических русских и русскоязычного населения в новых государствах различное. Вместе с тем во всех этих государствах происходит общий процесс — деруссификация; закрытие русских школ и других культурно-образовательных учреждений, лишение русских права занятия должностей в качестве государственных чиновников, отказ в регистрации местных организаций русских общин либо искусственное ее затягивание.

Согласно переписи 1989 г. в этих государствах насчитывалось более 25 млн. этнических русских и 11 млн. русскоязычного нетитульного населения (украинцы, белорусы, татары, башкиры, чуваши, мордва, удмурты, мари и др.). Конечно, за время, истекшее после переписи, произошли определенные изменения, имеющие неоднозначный характер. С одной стороны, возник естественный прирост населения в рамках диаспоры и даже некоторый миграционный приток в ее состав; с другой стороны, в силу экономических и политических причин, вызвавших острые межнациональные конфликты, большие группы представителей русскоязычной диаспоры из числа немцев, евреев, армян, греков эмигрировали в страны дальнего зарубежья, а часть их — в Россию.

Статистические данные свидетельствуют, например, об увеличении русскоговорящего населения в Германии, что обусловливает возрастание числа газет на русском языке. Сейчас их более 100. Хотя для Германии это не является чем-то исключительным — известно, например, что в 20—30-е гг. в Берлине выходило более 50 газет и журналов на русском языке, с которыми сотрудничали В. Набоков, А. Толстой, О. Мандельштам, С. Есенин, Б. Пастернак и др.

Самая большая русская диаспора находится на Украине (более 11 млн, человек), в Казахстане (более 6 млн.), Узбекистане (1,6 млн.), Белоруссии (1,3 млн.). На долю этих четырех государств приходится свыше 81\% русского населения, находящегося за пределами Российской Федерации.

Что касается русскоговорящего населения, то в России насчитывается почти 52\% украинцев, 18\% белорусов, затем (в порядке убывания) — евреи, немцы, татары, поляки и армяне. Очень важно понимать, что родной язык перечисленных нерусских этносов русский, а следовательно, они принадлежат к русской культуре и должны учитываться при разработке и реализации государственной национальной политики Российской Федерации и других стран СНГ.

В то же время Россия сегодня не в состоянии примять каждого желающего — прежде всего в силу экономических соображений. Уже в течение многих лет ежегодно в Россию прибывают сотни тысяч беженцев и вынужденных переселенцев, для обустройства которых нужны большие финансовые средства. Однако их, как правило, недостаточно.

В социальной работе с переселенцами следует учитывать, что на историческую родину возвращаются не самые состоятельные и не самые бедные (первые; сумевшие подняться по социальной лестнице, не чувствуют себя ущемленными, а вторые просто не имеют материальных возможностей для переезда, и лишь глубокое отчаяние (угроза физической расправы) вынуждает их покинуть свой дом). Тем не менее, миграция русского и русскоязычного населения из новых государств составит, по прогнозам, не более 10\% от числа такого населения, следовательно, российская диаспора в странах — участниках СНГ будет сохраняться и развиваться

В связи с этим межгосударственные отношения должны обеспечивать диаспоре равноправные условия, чувство уверенности в поддержке как местных, так и российских властей. Важно при этом учитывать не только экономическую, но и социокультурную, психологическую стороны проблемы. Хотя для приезжих русских Россия — историческая родина, тем не менее у них возникает масса проблем в процессе адаптации к новым условиям.

Этнические русские в культурно-языковом и бытовом отношении более сходны с теми, среди которых они жили, чем с жителями исконно русских областей.

Это проблема не только русских, решившихся реимигрировать, но и представителей всех народов, прибывающих на историческую родину.

Например, большая часть армян уехала из Баку и других районов Азербайджана в Россию, а не в Армению. Один из главных мотивов (помимо экономического) — незнание или плохое знание армянского языка, истории, культуры армянского народа и, напротив, принадлежность их к русской культуре, русскому языку.

Одна из серьезных проблем любой диаспоры — информационное обеспечение.

Приведем любопытные данные: в 1910 г. в России было выпущено 903 книги на еврейских языках (идише и иврите), 2062 — на польском, 884 — на немецком, 203 — на армянском. Для сравнения: в 1995 г. было выпущено 13 книг на иврите, 15 — на польском, 135 — на немецком, 2 — на армянском языках. Как говорится, комментарии излишни. А ведь книга является надежным фактором сохранения и развития национальной культуры, языка.

Язык —- важнейший элемент этнической общности, первейшее условие выживания этноса (что отражено в Европейской хартии о региональных языках и языках меньшинств 5 ноября 1999 г.), средство предотвращения его ассимиляции. Великий педагог К.Д. Ушинский справедливо утверждал: чтобы уничтожить народ, достаточно отучить его от родного языка. С этим утверждением удивительно перекликается венгерская поговорка: «Нация живет в своем языке». Язык, как никакой другой элемент этнической общности, воплощает в себе национальный дух и обладает способностью мобилизовывать этнические силы на свою защиту. Пример тому — решимость многих национальных меньшинств (каталонцев, курдов, басков, валийцев и др.) добиваться признания прав своего языка.

Но для выживания (точнее, адаптации) национальных меньшинств в иной этнической среде важно знать не только свой язык, но и язык коренного народа. Двуязычие позволяет, во-первых, сохранить свои этнический облик и, во-вторых, взаимодействовать с коренным населением,

В западных странах, во-первых, население складывалось на основе многих этнических групп (Новый Свет — США, Канада, Латинская Америка); во-вторых, общий рынок создавался следующим образом: выходцы из бывших колоний европейских стран или более бедных европейских государств в свое время устремились в бурно развивающиеся державы (Германию, Францию, Англию и др.), чтобы занять те рабочие места, которые европейцы считали непрестижными и низкооплачиваемыми, и получить заработок, значительно превышающий их возможный заработок на родине. Дети этих «рабочих-гостей» слабо знают культуру своей родины, говорят только на языке страны проживания и чувствуют себя скорее немцами, французами и т.д., но для коренных жителей этих стран остаются во многом чужими. Между тем инонациональное население составляет в некоторых развитых европейских странах 20—30\%, и это превращается в серьезную политическую, экономическую, социальную, культурную и психологическую проблему как для политиков, так и для простых обывателей.

 Социальная работа с национальными меньшинствами в развитых странах дальнего зарубежья ведется практически со дня зарождения социальной работы как таковой. Существуют отработанные технологии оказания им содействия, особенно в странах, принявших в свое время большое количество иммигрантов или являющихся сегодня местом массовой иммиграции.

Например, в Канаде и Бельгии социальные службы учитывают все, что необходимо для работы с иммигрантами: кто, на какой срок, из какой страны приехал, уровень образования, социальный статус, семейное положение, жизненные планы и т.д. Очень четко отслеживается перемещение национальных групп по стране. Все это способствует тому, что социальные службы приспосабливаются к потребностям иммигрантов, в частности, комплектуя библиотеки, обеспечивающие их нужной литературой на языке этноса, организуя теле- и радиопередачи и т.д. Подобная работа проводится также в США, во Франции, в Англии и других странах.

В Германии насчитывается около 5 млн. иностранцев, т.е. национальных меньшинств — главным образом это греки, итальянцы, югославы, португальцы и испанцы, но основную часть (2 млн.) составляют турки, которые имеют свои организации, объединения, создают свои детские сады, спортивные клубы, имеют свои магазины и банки. Вся эта деятельность поддерживается федеральным государством.

В школах старых федеральных земель до воссоединения Германии обучались 780 тыс. детей иностранцев (в том числе 360 тыс. детей турецкого происхождения). В работе с детьми учитываются продолжительность пребывания в стране, степень интеграции, знание языка. Вместе с тем даже в такой богатой и демократичной стране, как Германия, взаимоотношения между коренными жителями и национальными меньшинствами не всегда идеальны — нередки случаи вандализма, проявления расизма.

Рассмотренная нами проблема характеризуется прежде всего своей масштабностью, поскольку к категории национальных меньшинств относится почти каждый третий гражданин России, если учесть, что к внутренней диаспоре принадлежат и русские, проживающие в 21 российской республике. Поэтому от степени разумности, последовательности социальной работы с национальными меньшинствами на всех уровнях (государственном, региональном, местном) во многом зависит демократическое развитие общества, позволяющее каждому этносу и каждому его представителю защищать свои права перед государственными властями. В конечном итоге от решения проблем национальных меньшинств зависит целостность полиэтнической России.

 

Вопросы

 

1. Каковы основные причины активизации миграционных процессов в современном мире?

2. Какие виды и типы миграции вы можете назвать?

3. В каких международных актах и нормативных документах с4юрму-лированы основные принципы миграционной политики?

4. В чем сущность технологий социальной работы с мигрантами?

5. Дайте характеристику основных направлений технологии социальной работы с беженцами и вынужденными переселенцами.

6. Каковы причины образования национальных меньшинств, диаспоры?

7. Национальные меньшинства и малочисленные народы России: их определение, их различия.

8. Каковы особенности социальной ситуации этнических русских в ближнем зарубежье?

9. На какой правовой базе строится социальная работа с национальными меньшинствами?

10. Расскажите о формах национальной автономии в Российской Федерации.

 

Литература

 

1. Законы Российской Федерации «О беженцах», «О вынужденных переселенцах» // Российская газета, 1993, 20 марта.

2. Закон Российской Федерации «О вынужденных переселенцах» с измснгниями и дополнениями от 21 декабря 1995 г. // Ведомости Федерального Собрания Российской Федерации, ст. 1750-1752.

3. Закон Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О беженцах» от 28 июня 1997 г. // Российская газета, 1997, 3 июля.

4. Конвенция МОТ № 107 о защите и интеграции коренного и другого населения, ведущего племенной и полуплеменной образ жизни, в независимых странах. 26 июня 1957 г.

5. Конвенция МОТ № 169 о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах. 26 июля 1989 г.

6. Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, принятая Комиссией по правам человека на ее 48-й сессии в 1993 г.

7. Социальные аспекты прав человека в документах мирового сообщества. — М., 1996.

9. Булатецкий Ю.Е., Мошняга В.П. Миграционные процессы и миграционная политика, — М., 1993.

10. Васильев Г. В., Башкирова Г. Б. Эмигранты. — М.: Сов. Россия, 1990. П. Витковская Г.С. Вынужденная миграция: проблемы и перспективы,- М., 1993.

12. Денисенко М.Б. и др. Миграциологня / М.Б. Денисенко, В.А. Ионцев, Б.С. Хорев. — М.: Изд-во МГУ, 1989.

13. Корчагин Ю.В. Народы Севера России в двадцатом столетии. — СПб., Петропавловск-Камчатский, 1994.

!4. Кукушкин Ю., Барсенков А. и др. К вопросу о концепции национальной политики Российской Федерации //Этнополитический вестник России, 1992, № 1.

15. Лебедева Н.М, Социальная психология этнических миграции. — М., 1993.

16. Миграции населения. — М.. 1992.

17. Хохлов А.А. Социальная работа с мигрантами. — М., 1992.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 |