Имя материала: Уголовное право России

Автор: Кудрявцев Владимир Николаевич

§4. преступления, ставящие в опасность жизнь или здоровье

 

Преступления, ставящие в опасность жизнь или здоровье, —  это преступления, посягающие на безопасность указанных благ личности: угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК) принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации     (ст. 120 УК), незаконное производство аборта (ст. 123 УК) неоказание помощи больному (ст. 124 УК), оставление в опасности (ст. 125 УК), а также заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122 УК).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст.119 УК).

С объективной стороны это преступление характеризуется действием представляющим психическое насилие, которое выражается в угрозе убить другого человека или причинить его здоровью тяжкий вред. Угроза может проявиться вовне в любой понятной потерпевшему и другим лицам форме: устно, письменно, по телефону, телефаксу, телеграфу или иным путем. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может быть высказана непосредственно потерпевшему, его родственникам, передана, через соседей или знакомых либо даже адресована ему в публичном выступлении.

Угроза ограблением, изнасилованием и т.п. не образует состав данного преступления.

Угроза должна быть конкретной, т.е. должно быть ясно, каким образом лицо намерено ее выполнить. Одновременно угроза должна быть реальной. Верховный Суд РСФСР подчеркнул, что ответственность за угрозу убийством наступает только в том случае, когда имелись достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Об этом могут свидетельствовать повод (мотив), в связи с которым она была доведена до сведения потерпевшего, взаимоотношения между угрожающим и потерпевшим, данные о личности этих лиц, обстановка, в которой угроза была проявлена.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 постановления «О судебной практике по делам об изнасиловании» в редакции от 21 декабря 1993 г указал, что если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся, действия виновного при отсутствии отягчающих обстоятельств подлежат квалификации как изнасилование, а также дополнительно как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись достаточные основания опасаться ее реализации.

Для определения реальности угрозы имеет значение, как воспринимают угрозу потерпевший и окружающие его лица, которые знают как потерпевшего, так и угрожающего.

Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью необходимо считать оконченной с момента произнесения ее в присутствии потерпевшего или других лиц либо при выражении угрозы в письменном виде — с момента ознакомления с ней потерпевшего или других лиц.

Субъектом данного преступления может быть лицо, достигшее 16 лет.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 119 УК, характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что оказывает психическое воздействие на потерпевшего и последний воспринимает угрозу как реальность, желает добиться такого результата. Для субъективной стороны этого преступления не имеет значения, собирался ли сам виновный в действительности выполнить свою угрозу. Мотивом преступления может быть месть, ревность, зависть, хулиганские и иные побуждения.

Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда необходимо отграничивать от приготовления к этим преступлениям и от ряда других смежных преступлений. Дело в том, что угроза в генезисе развития преступного деяния является обнаружением умысла, которое само по себе ненаказуемо. Однако в ст. 119 УК с учетом необходимости усиления охраны личности угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью выделена в самостоятельное преступление.

Если при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью виновный, например, бегал с топором за потерпевшим, но не догнал его, действия виновного следует квалифицировать по ст. 30 УК и ст. 105 или 111 УК в зависимости от конкретной ситуации. Произносимая им угроза в таком случае превращается в доказательство виновности этого лица и ст. 119 УК применению не подлежит. В то же время действия виновного, не направленные непосредственно в момент угрозы на лишение жизни потерпевшего, представляют лишь угрозу убийством и не могут квалифицироваться как покушение на убийство.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может быть элементом другого преступления, например изнасилования, разбоя, вымогательства. В этих и других аналогичных случаях ст. 119 УК не применяется.

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК).

Это новая норма в уголовном законодательстве России. Развитие медицины привело, в частности, к возникновению криминальных ситуаций, связанных с поиском подходящих лиц для изъятия у них органов и тканей, в том числе и путем принуждения. Упоминавшийся Закон РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» предусматривает трансплантацию органов или тканей от живого донора или от трупа только в том случае, если медицинские средства не могут гарантировать сохранение жизни больного (реципиента) либо восстановление его здоровья. При этом изъятие органов или тканей допускается по решению консилиума врачей-специалистов и только с согласия живого донора.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в принуждении живого человека к согласию на изъятие у него органов и тканей для трансплантации. Принуждение — это психическое давление на потерпевшего в любой форме: угроз, обещаний, предложения подарков или денег и т.п. Угрозы могут перерасти в насилие, например избиение или доставление в связанном виде для принудительной операции в медицинское учреждение. Представляется, что одной из форм принуждения к изъятию органа или тканей является обман — под предлогом необходимости проведения медицинской операции.

Преступление считается оконченным с момента принуждения. Если же принуждение реализовано и орган или ткань у потерпевшего изъяты, содеянное подлежит квалификации по совокупности совершенных преступлений по        ст. 120 УК и в зависимости от последствий — по статье УК, предусматривающей ответственность за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. В случае смерти потерпевшего преступления должны квалифицироваться по совокупности по ст. 120 УК и п. «м» ч. 2 ст. 105 УК.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет. Это может быть любое лицо, заинтересованное в изъятии органа или тканей, включая медицинского работника.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Сознанием виновного охватывается, что, принуждая потерпевшего к изъятию органов или тканей, он действует с предусмотренной в законе целью — принудить потерпевшего к изъятию части его организма. Мотивами могут быть корыстные или карьеристские побуждения, а также желание оказать помощь близкому человеку за счет здоровья или даже жизни потерпевшего.

В ч. 2 ст. 120 УК предусмотрены квалифицирующие признаки: совершение преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного.

Незаконное производство аборта (ст. 123 УК).

В эту статью по сравнению со ст. 116 УК РСФСР внесены некоторые уточнения. Исключена норма о незаконном производстве аборта врачом. Установлено, что ответственность наступает за производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля. Ранее речь шла о лице, не имеющем высшего медицинского образования. Из отягчающих обстоятельств исключено указание на неоднократность производства аборта, вместо него указывается на судимость за незаконное производство аборта.

В соответствии со ст. 36 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан», аборт, т.е. операция по искусственному прерыванию беременности, производится при сроке беременности до 12 недель, по специальным показаниям — до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и с согласия женщины — независимо от срока беременности.

Объективная сторона данного преступления состоит в действиях, которые носят незаконный характер и направлены на прерывание беременности. Наименование статьи «Незаконное производство аборта» дает основания включить в объективную сторону преступления не только совершение его лицом, не являющимся врачом соответствующего профиля (гинеколог, хирург-гинеколог), но и производство аборта с нарушением установленных законом правил. Эти правила относятся как к срокам и обстоятельствам проведения самой операции по прерыванию беременности, так и к условиям, в которых она проводится. При отмене запрета на аборт указывалось, что прерывание беременности признается незаконным, если оно совершено вне стационарного лечебного заведения. Эти положения, по нашему мнению, дополняют характеристику объективной стороны аборта как преступления. Дело в том, что в случае неблагоприятного течения операции по прерыванию беременности квалифицированная помощь может быть оказана только в условиях стационарного лечебного заведения.

Субъектом преступления может быть не только лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля, но и лицо, имеющее такое образование, но нарушающее закон, которым установлены сроки, обстоятельства и место производства аборта.

С субъективной стороны вина характеризуется прямым умыслом (ч. 1 и 2 ст. 123 УК). Виновный сознает, что он производит аборт по просьбе женщины, не имея соответствующего образования и нарушая установленные законом правила производства аборта, и желает совершить эти действия.

В качестве отягчающего обстоятельства незаконного производства аборта (ч. 2) предусмотрена прежняя судимость за незаконное производство аборта. При этом должно быть установлено, что прежняя судимость за предшествующий незаконный аборт не была погашена или снята (ст. 86 УК).

В ч. 3 ст. 123 УК предусмотрены квалифицирующие обстоятельства в виде наступления по неосторожности смерти потерпевшей либо причинения ей тяжкого вреда здоровью. Смерть может наступить во время аборта или после него. Важно, чтобы между абортом и смертью потерпевшей была установлена причинная связь.

Под иным причинением вреда здоровью следует понимать фактические последствия, в том числе и наступившие после лечения, как результат незаконного аборта: бесплодие, хроническая болезнь и т.д.

Субъективная сторона в случае причинения смерти потерпевшей или иного тяжкого вреда здоровью, как указано в ч. 3 ст. 123 УК, характеризуется неосторожностью, которая может проявиться как в виде легкомыслия, так и в виде небрежности. Установление прямого или косвенного умысла в отношении этих последствий в зависимости от их характера влечет квалификацию действий виновного лица соответственно по ч. 1 или ч. 2 ст. 105, ст. 111 или   ст. 112 УК.

Неоказание помощи больному (ст. 124 УК). Согласно ст. 39 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан», скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях), осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной принадлежности и формы собственности, медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или специальному правилу.

С объективной стороны неоказание помощи больному состоит в бездействии — неоказании больному помощи без уважительных причин, если это повлекло по неосторожности причинение больному вреда средней тяжести (ч. 1 ст. 124 УК) либо повлекло по неосторожности смерть больного или причинение тяжкого вреда его здоровью (ч. 2 ст. 124 УК). Неоказание помощи больному может состоять,  например, в неприменении имеющегося лекарства, искусственного дыхания, недоставлении больного в больницу при острой необходимости таких действий. Для наступления уголовной ответственности должны наступить указанные в законе последствия, причинно связанные с неоказанием помощи.

Субъектом преступления может быть только обязанный оказывать помощь больным медицинский работник, включая любых лиц, имеющих диплом врача, а также фельдшера, медицинскую сестру, акушерку. Другие лица из числа медицинского персонала, например сиделка, санитарка, лаборантка, ответственности по данной статье не несут. Бездействие таких лиц при определенных условиях может быть квалифицировано по ст. 125 УК (оставление в опасности).

С субъективной стороны действия виновного являются умышленными, его сознанием должно охватываться, что он не оказывает помощь больному, который в ней нуждается. Отношение к последствиям (смерть потерпевшего или причинение вреда его здоровью) — неосторожность в виде легкомыслия или небрежности.

Оставление в опасности (ст. 125 УК).

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в бездействии виновного — заведомом оставлении без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии или лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни состояние.

Необходимо различать две ситуации, когда: 1) лицо было обязано оказывать помощь и 2) виновный сам поставил потерпевшего в опасное для жизни состояние и оставил без помощи. Обязаны, например, оказывать помощь: по закону — родители — несовершеннолетним детям, дети — престарелым родителям; в связи с выполнением служебных обязанностей учителя школ и воспитатели дошкольных учреждений —  детям, находящимся у них для обучения или на попечении; в силу договора — сиделка, приглашенная для ухода за тяжело больным, и т.д. Поставление потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние означает, что ситуация опасности возникла в результате действий виновного. В судебной практике чаще всего встречаются случаи оставления в опасности пострадавших от дорожно-транспортных происшествий при отсутствии вины водителя в нарушении правил дорожного движения; подбрасывания новорожденных младенцев при недоказанности умысла на убийство.

Преступление считается оконченным независимо от наступления для потерпевшего реальных вредных последствий.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет и обязанное заботиться о другом человеке, либо само поставившее другого человека в опасное для жизни и здоровья состояние.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что, будучи обязанным оказать помощь другому человеку, находящемуся в заведомо опасном для жизни или здоровья состоянии, и имея возможность ее оказать, желает от этого уклониться и уклоняется. Мотивом преступления может быть эгоизм, месть, желание избежать уголовной ответственности и др.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 |