Имя материала: Уголовное право России

Автор: Кудрявцев Владимир Николаевич

§ 3. преступления против семьи

 

Подмена ребенка (ст. 153 УК).

Это преступление направлено прежде всего против семьи, но оно факультативно направлено и против интересов ребенка. Судя по формулировке рассматриваемой статьи, речь идет о подмене ребенка в родильном доме, доме ребенка и в случаях, когда лицо, совершившее преступление, исходит из того, что родители еще не осознали индивидуальных качеств ребенка или, может быть, его не видели.

Объективную сторону преступления составляет действие, которое реализуется в замене одного ребенка другим. Согласие родителей одной из сторон на подмену ребенка не исключает состава данного преступления. Обмен детьми по согласию между родителями каждой из сторон состава преступления не содержит, поскольку фактически происходит отказ от своего ребенка, который по уголовному законодательству России не преследуется. Если же при таком обмене обнаруживается корыстный мотив, преступление подлежит квалификации по ст. 152 УК. По этой статье должны квалифицироваться и случаи подмены ребенка, когда родителей младенца не оказывается, например в случае смерти роженицы при отсутствии отца и других родственников, претендующих на установление опеки над ребенком.

Подмена ребенка может быть совершена и путем замены своего ребенка, имеющего, например, какой-либо физический дефект, на другого ребенка. Преступление может быть совершено и в ситуации, когда мать или отец могут опознать своего ребенка. Подмену ребенка в таком случае следует квалифицировать не только по ст. 153 УК, но и расценивать как похищение человека, предусмотренное ст. 126 УК. Здесь будет идеальная совокупность.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет.

С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный осознает, что он осуществляет подмену ребенка, и желает этого. Мотив преступления может быть корыстным. Например, подмена ребенка осуществляется с целью продажи или использования ребенка для попрошайничества. В качестве иных низменных побуждений, о которых упоминается в этой статье, могут быть месть, зависть, хулиганские побуждения и т.п.

Незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154 УК).

Эта норма является новой для уголовного законодательства России. Она появилась в связи с тем, что в последние годы были выявлены различного рода злоупотребления, подлоги и другие антиобщественные действия в связи с решением вопроса усыновления (удочерения) детей.

Объективная сторона преступления состоит в совершении неоднократно незаконных действий по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство) или на воспитание в приемную семью. Объективная сторона может характеризоваться и однократным фактом нарушения установленного порядка устройства детей с нарушением установленных правил при условии корыстных побуждений. Следовательно, речь должна идти о наличии одновременно двух или одного из названных признаков.

В связи с тем что рассматриваемая норма является бланкетной, при анализе объективной стороны конкретного преступления необходимо установить, какие именно законы или иные нормативные акты нарушены виновным лицом. Представляется, что в данном случае имеются в виду нарушения положений раздела VI «Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей» (ст. 121— 155) Семейного кодекса РФ; постановления Правительства РФ от 15 сентября 1995 г. об утверждении Положения о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам РФ и иностранным гражданам, Конвенции о правах ребенка, которая ратифицирована РФ 13 июня 1990 г.

Неоднократным совершением незаконных действий, в смысле ст. 154      УК, следует считать действия, совершенные при устройстве разных детей, оставшихся без попечения родителей, при разрыве во времени устройства каждого ребенка и при одновременном устройстве двух или более детей. Кроме того, неоднократным должно считаться нарушение закона или иного нормативного акта при устройстве ребенка, если виновный ранее был судим за совершение аналогичного преступления и судимость не была погашена или снята.

Корыстные побуждения при незаконном усыновлении (удочерении) ребенка состоят в извлечении виновным материальной выгоды.

Преступление считается оконченным в момент повторного нарушения условий и порядка усыновления (удочерения) ребенка либо в момент единичного нарушения, совершенного по корыстному мотиву.

Субъектом преступления может быть достигшее 16 лет лицо, которое по поручению органов опеки и попечительства занимается выявлением и устройством детей, оставшихся без попечения родителей, а также лицо, занимающееся «посредничеством» в устройстве таких детей, но в последнем случае ответственность наступает за совершенное преступление только в качестве пособника, подстрекателя или организатора.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной; при неоднократности возможен не только прямой, но и косвенный умысел, при корыстных побуждениях — прямой. В первом случае мотивы преступления значения не имеют, во втором установление корыстного мотива обязательно.

Разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК).

В ст. 139 Семейного кодекса РФ говорится о том, что судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществляющие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка. Названные выше лица, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности.

Объективная сторона преступления состоит в разглашении факта усыновления (удочерения) ребенка вопреки воле усыновителя.

Разглашение тайны усыновления может состоять в сообщении об этом любому, даже одному, лицу как устно, так и письменно, включая использование любых средств связи и информации. Для наступления уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления необходимо установить не только сам факт разглашения, но и тот факт, что усыновитель не выражал своей воли на такое разглашение.

Под волей усыновителя следует понимать волю супругов-усыновителей вместе и каждого в отдельности. Воля одного из супругов не разглашать тайну усыновления исключает возможность оглашения тайны усыновления. Следовательно, разглашение тайны усыновления предполагает и в этом случае наступление уголовной ответственности.

Для признания преступления оконченным важен сам факт разглашения усыновления вопреки воле усыновителя, независимо от наступления или ненаступления неблагоприятных последствий для усыновителя или усыновленного.

Субъект — это прежде всего лицо, обязанное хранить тайну усыновления, служебную или профессиональную тайну. В тех случаях, когда субъектом преступления является лицо, не упомянутое в ст. 139 Семейного кодекса РФ, оно должно быть не моложе 16 лет.

С субъективной стороны преступление может быть совершено с прямым умыслом, когда виновный осознает факт разглашения тайны усыновления и желает эту тайну разгласить. Мотивом являются корыстные или иные низменные побуждения. Мотив для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 155 УК, необходим тогда, когда разглашение осуществляется лицом, не обязанным хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну.

Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК).

В Семейном кодексе РФ предусмотрены алиментные обязательства не только родителей перед несовершеннолетними детьми и детей в отношении нетрудоспособных родителей (ст. 80—88), но и алиментные обязательства супругов и бывших супругов (ст. 89—92), а также алиментные обязательства других членов семьи: братьев и сестер, дедушек (бабушек) и внуков взаимно, фактических воспитателей — отчима и мачехи (ст. 93—98). При этом определены условия наступления алиментных обязательств, их выполнение гарантируется возможностью взыскания алиментов в судебном порядке. Однако уголовная ответственность за злостное уклонение от уплаты алиментов установлена только при регулировании алиментных обязательств родителей и детей. Это объясняется более тесными семейными узами таких лиц, обусловленными их непосредственной взаимосвязью в течение значительной, нередко большей части жизни.

Объективная сторона этих преступлений состоит: 1) в злостном уклонении родителей от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста; 2) в злостном уклонении взрослых трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей. Таким образом, для наступления уголовной ответственности как в первом, так и во втором случае необходимы два условия: во-первых, уклонение от уплаты должно быть злостным и, во-вторых, алименты должны выплачиваться по решению суда.

Анализируя ч. 1 ст. 157 УК, отметим, что злостность уклонения от уплаты средств на содержание детей выражается в систематическом и упорном уклонении от выполнения этой обязанности. Оно может выражаться в сокрытии своего места жительства и места работы, а иногда в отъезде в неизвестном направлении, чтобы уклониться от выполнения возложенных судом на основании закона обязанностей.

Суды признают злостным уклонением от уплаты алиментов случаи, когда лицо в течение длительного времени без уважительных причин не оказывает помощи в содержании детей и его поведение свидетельствует о нежелании выполнить решение суда.

В соответствии с Семейным кодексом РФ алименты взыскиваются по решению суда (ст. 106) и на основании соглашения об уплате алиментов, которое после нотариального удостоверения имеет силу исполнительного листа (ст. 100). Однако уголовная ответственность за злостное уклонение от уплаты алиментов наступает, как следует из ст. 157 УК, только в том случае, если алименты взыскиваются по решению суда.

Кроме того, надо иметь в виду, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов на детей только тогда, когда алименты взысканы по решению суда, а не на основании определения суда о временном взыскании алиментов до рассмотрения дела.

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК, могут быть родители, записанные в установленном законом порядке в книге записи актов гражданского состояния в качестве отца и матери. Субъектами этого преступления могут быть и усыновители, которые после усыновления принимают на себя обязанности родителей по содержанию детей. Отметим, что в связи с этим выплата алиментов, взыскиваемых в судебном порядке с родителей, прекращается (ст. 120 Семейного кодекса РФ).

Субъектом преступления, предусмотренного этой частью статьи УК, могут быть родные дети, а также усыновленные (удочеренные) лица, достигшие 18 лет. Что касается уголовной ответственности воспитанников, пасынков и падчериц за злостное уклонение от оказания помощи фактическим воспитателям, отчиму и мачехе, которые вправе требовать этой помощи в судебном порядке (ст. 96 и 97 Семейного кодекса РФ), то этот вопрос, по нашему мнению, остается нерешенным.

Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 157  УК, характеризуется прямым умыслом и корыстным мотивом.

Ответственность совершеннолетних детей за злостное уклонение от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей наступает по ч. 2 ст. 157 УК при тех же условиях, которые изложены в ч. 1 этой статьи.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 |