Имя материала: Уголовное право России

Автор: Кудрявцев Владимир Николаевич

§ 2. преступные посягательства на охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности

 

Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК).

Статья устанавливает ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность. Повышенная опасность этого преступления (оно является наиболее опасным из всех преступлений, включенных в гл. 32 УК) определяется прежде всего особой важностью и множественностью его непосредственных объектов: охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности, жизни указанных в ст. 317 УК лиц.

Охрана общественного порядка (на улицах, площадях, скверах, вокзалах и пр.) осуществляется обычно сотрудниками правоохранительных органов (например, патрульно-постовой службой милиции) или воинскими патрулями; общественная безопасность обеспечивается задержанием правонарушителей, оперативно-розыскной деятельностью, ведением проверки по фактам правонарушения, дознания по уголовным делам и т.п.

Под правоохранительным органом ст. 317 УК понимает только орган, охраняющий общественный порядок и обеспечивающий общественную безопасность путем силового правоприменения. Это, в первую очередь, милиция, другие органы внутренних дел, внутренние войска, ФСБ, пограничные войска и Вооруженные Силы, а также их сотрудники и наделенные властными правомочиями другие служащие. Военнослужащим является военнообязанное лицо, проходящее действительную военную службу в ВС, других войсках и воинских формированиях РФ.

Понятие «близкие потерпевшего» толкуется судебной практикой достаточно широко. В п. 13.2 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР № 3 от 4 мая 1990 г. указано, что под близкими потерпевшего следует понимать не только их близких родственников (родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, деда, бабки, внуков, супруга), но и иных лиц, «жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему». Это разъяснение распространяется и на состав преступления, предусмотренного    ст. 317 УК.

С объективной стороны посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего или их близких заключается как в лишении их жизни — в убийстве, так и в покушении на него. Покушение на убийство может как повлечь, так и не повлечь за собой причинение вреда здоровью потерпевшего любой тяжести.

Во избежание различного толкования термина «посягательство на жизнь» Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 3 июля 1963 г. № 7 разъяснил, что под посягательством на жизнь следует понимать как убийство, так и покушение на убийство. Это разъяснение полностью распространяется на состав преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

Отсюда следует, что в отличие от убийства как преступления против личности (ст. 105 УК) «посягательство на жизнь» является оконченным в момент покушения на жизнь лиц, указанных в ст. 317 УК. Соответственно, покушение на жизнь этих лиц должно квалифицироваться по ст. 317 без ссылки на ст. 30 УК.

Совершение преступления, предусмотренного ст. 317 УК, может иметь своим последствием причинение потерпевшему вреда здоровью той или иной тяжести. Однако предусмотренный ст. 317 УК состав преступления является специальным не только по отношению к составу преступления, предусмотренному п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, но и по отношению к составам преступлений, предусмотренных ст. 111, 112 и 115 УК. В случаях, предусмотренных ст. 317 УК, должна применяться эта статья, а не указанные статьи УК. Состав преступления, предусмотренного ст. 317 УК, является материальным: смерть потерпевшего или возникновение опасности для его жизни подразумеваются понятием «посягательство на жизнь».

Ответственность по ст. 317 УК наступает как в случаях, когда сотрудник правоохранительного органа или военнослужащий находятся на дежурстве, исполняют свои обязанности по охране общественной безопасности, находясь непосредственно на службе, так и тогда, когда они исполняют эти обязанности, не находясь непосредственно на службе. В последнем случае они могут принять меры к предотвращению нарушений общественного порядка или к пресечению преступлений по собственной инициативе или по просьбе граждан.

В любом случае для квалификации по ст. 317 УК требуется, чтобы посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего было совершено в связи с осуществлением ими функций охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности. Если это условие отсутствует, посягательство на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц подлежит квалификации по соответствующим статьям УК о преступлениях против личности. Такая же квалификация требуется в случаях, когда лицо, совершая посягательство на жизнь указанных в ст. 317 потерпевших, не знает, что они осуществляют указанные функции (об их близких, естественно, речь здесь не идет).

В ст. 317 УК прямо говорится о воспрепятствовании законной деятельности потерпевших по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Законность деятельности потерпевшего определяется не только законностью цели этой деятельности (охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности), но и законностью методов ее осуществления (т.е. осуществления ее с соблюдением установленной законом или подзаконным нормативным актом процедуры). Следовательно, посягательство на жизнь потерпевшего ввиду незаконности его деятельности (совершения им мошенничества, грабежа или разбоя под видом проведения обыска и выемки, необоснованного применения им насилия и пр.) состава ст. 317 УК не образует. По обстоятельствам дела это может быть правомерное или неправомерное, с превышением пределов необходимой обороны и крайней необходимости, поведение субъекта в порядке реакции на поведение потерпевшего. В последнем случае действия субъекта подлежат квалификации по ч. 1 или 2 ст. 108 УК либо по ч. 1 или 2 ст. 114 УК.

С субъективной стороны посягательство на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц может быть совершено только с прямым умыслом, ибо в статье говорится о специальной цели (воспрепятствования указанной в статье деятельности) и специальном мотиве (мести за указанную в статье деятельность). Под целью воспрепятствования следует понимать полное и окончательное выключение потерпевшего из осуществляемой им законной деятельности (охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности). Мотивы преступления могут быть любые (корысть, страх перед привлечением к уголовной ответственности, хулиганские, указанная в статье месть и т.д.).

Упомянутую в ст. 317 УК месть «за такую деятельность» можно признать предусмотренной законом альтернативой «целям воспрепятствования». Посягательство на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц может быть совершено в связи с тем, что сотрудник правоохранительного органа или военнослужащий делали замечания, задерживали кого-либо за нарушение общественного порядка или пресекали чьи-либо преступные действия. «Посягательство на жизнь» по признакам ст. 317 УК будет и в том случае, если на жизнь указанных в этой статье лиц посягали только за то, что данный сотрудник правоохранительного органа или данный военнослужащий по роду своей службы принимали участие в охране общественного порядка и в обеспечении общественной безопасности.

Если же мотивом посягательства на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц явились личные неприязненные отношения на бытовой, семейной, служебной или иной почве, совершенное преступление должно быть квалифицировано по статьям УК о преступлениях против личности.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 317 УК, может быть лицо, достигшее 16 лет. Лицо, совершившее это преступление в возрасте от 14 до 16 лет, несет ответственность по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

Выше было отмечено, что ст. 317 УК является специальной нормой по отношению к п. «б» ст. 105, ст. 111, 112 и 115 УК. По ряду признаков состав   ст. 317 УК отличается от внешне сходных с ним составов ст. 295 УК (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование) и 277 УК (посягательство на жизнь государственного или политического деятеля). Различие проводится как по видовому объекту (по ст. 295 — интересы правосудия, по ст. 277 — основы конституционного строя и безопасности государства), так и по кругу потерпевших и цели преступления.

Применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК).

Часть 1 ст. 318 УК устанавливает ответственность за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, а равно за угрозу применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Часть 2 ст. 318 УК устанавливает ответственность за квалифицированный состав этого преступления, т.е. за применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в ч. 1 настоящей статьи. Преступление, предусмотренное ст. 318 УК, нередко встречается на практике.

У этого преступления три непосредственных объекта: нормальное исполнение представителем власти своих должностных обязанностей; здоровье и телесная неприкосновенность указанных лиц; безопасность их жизни. Состав преступления, предусмотренный ст. 318 УК, поставлен законодателем вслед за составом преступления, предусмотренным ст. 317 УК, в связи с тем, что он близок к последнему по характеру и степени своей общественной опасности. Главное различие между ними заключается в том, что случаи причинения смерти (убийства) составом ст. 318 УК не охватываются.

Представителем власти в этой статье и других статьях УК признается должностное лицо, находящееся на государственной службе РФ или субъекта РФ либо на службе в органе местного самоуправления (муниципальном органе) и наделенное в законном порядке (по должности или специальному на то управомочию) распорядительными функциями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Последний элемент отличает представителя власти от прочих должностных лиц.

О понятии и видах правоохранительных органов было сказано выше в связи с характеристикой состава преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

К контролирующим органам, о которых идет речь в ст. 318 УК, относятся органы таможенного, иммиграционного, санитарно-карантинного, ветеринарного, фитосанитарного, автогрузового, Государственного страхового контроля, Государственной налоговой службы, Государственного комитета по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур, Государственного атомного надзора и т.п.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 318 УК, состоит в насилии над личностью потерпевшего, т.е. в нанесении ему побоев, причинении вреда здоровью любого характера и тяжести и т.п. или угрозе нанесением побоев, причинением вреда здоровью любого характера и тяжести, убийством и т.п. Применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, по ч. 1 ст. 318 УК является только нанесение побоев без последствий, указанных в ст. 115 УК. Под применением насилия, опасного для жизни или здоровья, по ч. 2 ст. 318 УК понимается не только причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, но и создание опасности причинения вреда здоровью любого характера и тяжести (по признакам ст. 111, 112, 115 и 117 УК).

Угроза применения насилия охватывает любые случаи угрозы насилием, вплоть до угрозы убийством. В последнем случае применяется ч. 1 ст. 318 УК как специальная норма по отношению к общей норме ст. 119 УК.

Преступление является оконченным в момент применения насилия или угрозы им.

Понятием «в связи с исполнением должностных обязанностей» охватывается применение насилия в отношении представителя власти как при исполнении им своих должностных обязанностей, так и за пределами его служебного времени. Разрыв во времени между исполнением представителем власти своих должностных обязанностей и применением в отношении него или его близких указанного в ст. 318 УК насилия для квалификации преступления значения не имеет. Составом ст. 318 УК не охватывается применение насилия в отношении представителей власти, участвующих в отправлении правосудия или в производстве предварительного расследования, дознания, либо — в связи с этим — в отношении их близких. В этих случаях содеянное квалифицируется по ст. 296 УК, которая выступает здесь в роли специальной нормы по отношению к норме ст. 318 УК.

С субъективной стороны состав преступления, предусмотренного ст. 318 УК, является преступлением умышленным. Слова диспозиции «в связи с исполнением им своих должностных обязанностей» подразумевают как цель воспрепятствовать исполнению указанных обязанностей, так и месть за их исполнение, т.е. прямой умысел.

Субъектом совершенного преступления может быть лицо, достигшее 16 лет. При совершении предусмотренных ст. 318 УК действий лицом в возрасте от 14 до 16 лет уголовная ответственность наступает в случае, если эти действия предусмотрены ст. 111 и 112 УК и квалифицируются по данным статьям.

Оскорбление представителя власти (ст. 319 УК).

Статья 319 УК устанавливает ответственность за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Общественная опасность предусмотренного ст. 319 преступления определяется его особенностями. Они состоят в следующем. Оскорбление наносится публично, т.е. в присутствии других лиц, на людях. Потерпевший подвергается оскорблению именно как представитель власти. Это происходит при исполнении им его должностных обязанностей или в связи с их исполнением. В обоих случаях делается попытка дискредитировать в его лице власть, представителем которой он является.

Непосредственными объектами оскорбления представителя власти являются его честь и достоинство и, следовательно, авторитет власти, которую он представляет. Честь представителя власти — его должное поведение и основанная на нем его положительная репутация в глазах других людей, в том числе его сослуживцев и близких ему лиц. Достоинство личности представителя власти — его самоуважение, присущее ему чувство собственного достоинства. Авторитет власти, ее репутация в глазах граждан, общественного мнения зависят в том числе и от поведения отдельных ее представителей. Поэтому оскорбление, публично нанесенное представителю власти при исполнении им его должностных обязанностей или в связи с их исполнением, роняет и авторитет самой власти. Должностными, согласно примечанию 1 к ст. 285 УК, являются обязанности, которые потерпевший исполняет по должности — постоянно, временно или по специальному полномочию.

Состав предусмотренного ст. 319 УК преступления является специальным случаем предусмотренного ст. 130 оскорбления другого лица, т.е. унижения его чести и достоинства в неприличной (в том числе непристойной, нецензурной) форме. В соответствии с этим при наличии признаков состава   ст. 319 УК применяется она, а не ст. 130 УК. Особенность объективной стороны преступления здесь заключается как раз в том, что публично унижается честь и достоинство не частного лица и даже не просто должностного лица любого ранга, а именно представителя власти при исполнении или в связи с исполнением им его должностных обязанностей. Понятие «представитель власти» определяется в примечании к ст. 318 УК.

Для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК, требуется, чтобы отрицательная оценка представителя власти (его личности или конкретного поступка) была выражена в неприличной форме. Поэтому сделанные ему хотя и необоснованные, но корректные по форме критические замечания состава ст. 319 УК не образуют. Оскорбление может быть нанесено адресованными потерпевшему неприличными выражениями, а также в письменной или печатной форме, в средствах массовой информации. Может быть оскорбление действием: пощечиной, сбиванием головного убора, различного рода неприличными телодвижениями. Во всех указанных и подобных им случаях необходимым признаком преступления по ст. 319 УК должна быть указанная в тексте этой статьи публичность оскорбления. При отсутствии признака публичности (оскорбление с глазу на глаз или при иных условиях, исключавших доведение нанесенного оскорбления до сознания третьих лиц) содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 130 УК, т.е. как преступление против личности.

Оскорбление действием (например, нанесением пощечины) по своей физической интенсивности может перерасти в нанесение удара (побоев), т.е. стать актом насилия по признакам ч. 1 ст. 318 УК. В этом случае возникает основание для квалификации содеянного по совокупности ст. 319 и ч. 1 ст. 318 УК.

С субъективной стороны предусмотренное ст. 319 УК преступление может быть совершено только с прямым умыслом, который распространяется на публичность оскорбления и имеющийся у потерпевшего статус представителя власти. Реакция потерпевшего и третьих лиц на нанесенное потерпевшему оскорбление (почувствовал ли он себя или они его оскорбленным или нет) для квалификации значения не имеет. В этом смысле состав преступления можно считать формальным.

При наличии в действиях субъекта хулиганских побуждений (глумления над личностью) содеянное подлежит квалификации как хулиганство — по      ст. 213 УК.

Субъектом совершенного преступления может быть лицо, достигшее 16 лет.

Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК).

Состав преступления является новым, не известным УК РСФСР. Уголовная ответственность за указанное общественно опасное деяние была введена в УК 1996 г. в соответствии со ст. 19 Федерального закона 1995 г. «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

В преамбуле закона говорится, что установленная им система мер защиты жизни, здоровья и имущества указанных в нем лиц имеет целью обеспечение государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, наделенных функциями, осуществление которых сопряжено с риском посягательства на их безопасность. В условиях переживаемого страной интенсивного роста особо опасной насильственно-корыстной преступности, в первую очередь организованной, актуальность установленных законом мер государственной защиты указанных в нем лиц не подлежит сомнению. Закон подробно регламентирует установленную систему мер безопасности и порядок их применения.

К этим мерам относятся: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещение об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов, изменение внешности и др.

Часть 1 ст. 320 устанавливает ответственность за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного органа, а также его близких, если это деяние совершено в целях воспрепятствования его служебной деятельности.

Понятие должностного лица дается в примечании 1 к ст. 285 УК. Понятия правоохранительного и контролирующего органов раскрываются применительно к составам преступлений, предусмотренных ст. 317 и 318 УК. Понятие близких лиц раскрывается в связи с составом преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

Общественная опасность этого преступления заключается в том, что преступники получают (или могут получить) информацию о планируемых против них правоохранительных или контрольных мероприятиях, могут сорвать их или снизить их эффективность, а также отомстить указанным должностным лицам за проведение или попытку проведения такого рода мероприятий.

У этого преступления два непосредственных объекта — личная безопасность указанных в ч. 1 ст. 320 УК лиц и их нормальная служебная деятельность и, следовательно, безопасность того правоохранительного органа, в котором это должностное лицо служит. Соответственно, ущерб, который может быть нанесен этим двум объектам, заключается в коррумпировании или терроризировании указанного должностного лица и, таким образом, хотя бы частичном выключении его из процесса его нормальной служебной деятельности, снижении ее эффективности, даже сведении ее к нулю. От этого страдает и нормальная служебная деятельность всего правоохранительного или контролирующего органа в целом.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 320 УК, состоит в разглашении указанных сведений. Разглашением их является сообщение этих сведений хотя бы одному лицу — устное или письменное, тем более опубликование их тем или иным способом (в печати, по радио, по телевидению и т.д.).

Понятие воспрепятствования служебной деятельности дается в связи с составом преступления, предусмотренного ст. 317 УК. Служебной является деятельность указанного должностного лица по должности, т.е. должностная (розыск, задержание, дознание, предварительное следствие, руководство этими действиями и т.п.). Преступление является оконченным в момент разглашения указанных сведений (формальный состав).

С субъективной стороны преступление совершается в целях воспрепятствования служебной деятельности указанного должностного лица, т.е. оно может быть совершено только с прямым умыслом. Мотив при этом может быть любой (корысть, страх, месть и пр.).

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16 лет. При совершении преступления должностным лицом содеянное должно быть квалифицировано по совокупности ст. 320 и ч. 1 ст. 285 УК.

Часть 2 ст. 320 УК устанавливает ответственность за то же деяние, повлекшее тяжкие последствия, т.е. за квалифицированный состав указанного преступления.

Тяжесть последствий в виде вреда личности потерпевшего или его служебной деятельности оценивает суд.

Дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК).

Часть 1 ст. 321 УК устанавливает ответственность за угрозу применения насилия в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей, а также в отношении осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности.

Понятие насилия раскрывается в связи с характеристикой состава преступления, предусмотренного ст. 318 УК.

По ч. 1 ст. 321 УК угроза применения насилия не конкретизирована, т.е. охватывает любые случаи угрозы насилием, вплоть до угрозы убийством (в последнем случае применяется ч. 1 ст. 321 УК как специальная норма по отношению к общей норме ст. 119 УК).

Сотрудником места лишения свободы или места содержания под стражей является любой сотрудник этих учреждений, в первую очередь из числа сотрудников уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ (Федеральный закон от 25 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» // СЗ РФ. 1998. № 30. Ст. 3613). Но это может быть как аттестованный, т.е. имеющий специальное звание сотрудника уголовно-исполнительной системы так и неаттестованный сотрудник такого учреждения (медперсонал) и любое другое лицо, осуществляющее в нем по договору трудового найма или на иной нормативной основе те или иные служебные функции.

Преступление может быть совершено — и в этом его специфическая общественная опасность — только в связи со служебными функциями, которые осуществляет сотрудник любого из указанных учреждений. Лишь в этом случае оно способно дезорганизовать деятельность такого учреждения.

Преступление может быть совершено как в месте лишения свободы (тюрьма, колония, пр.), в месте иного содержания под стражей (ИВС, СИЗО и т.д.), так и (реже) вне этих учреждений.

При угрозе применения насилия в отношении осужденного речь идет о терроризировании его и на его примере других осужденных с целью воспрепятствования его (их) исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности. В последнем случае терроризируется не только потерпевший, но и другие осужденные. Под осужденным в данной статье понимается лицо, отбывающее по приговору суда наказание в виде лишения свободы.

Показателями исправления осужденного могут служить несовершение им новых преступлений, стойкий отказ от потребления спиртных напитков, наркотиков, участия в азартных играх и соблюдения норм поведения преступной среды, дисциплинированное соблюдение правил внутреннего распорядка в учреждении, участие в общественно полезном производственном труде и т.п. В местах лишения свободы у осужденного могут быть самые различные общественные обязанности: общественный наставник, контролер, воспитатель, бригадир, участник или руководитель художественной самодеятельности, активист или руководитель религиозной общины и т.п.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 321 УК, является прежде всего нормальная деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (тюрем, исправительных и воспитательных колоний, изоляторов временного содержания, следственных изоляторов и пр.). Указанный непосредственный объект преступления является общим для всех трех его разновидностей, предусмотренных, соответственно,   ч. 1, 2 и 3 ст. 321 УК. Все эти три разновидности преступления так или иначе, в той или иной мере дезорганизуют нормальную деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Вторым непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 321 УК, является личность указанных в статье потерпевших — их личная безопасность, личная неприкосновенность, их честь, достоинство, жизнь или здоровье.

Различие между этими разновидностями предусмотренного ч. 1, 2 и 3    ст. 321 УК преступления состоит в их объективной стороне, в том, какими именно действиями и, следовательно, в какой мере дезорганизуется нормальная деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Если в ч. 1 ст. 321 УК речь идет лишь об угрозе насилием в отношении указанных там лиц, то в ч. 2 и 3 этой статьи предусмотрено применение насилия к лицам, указанным в ч. 1. При этом примененное насилие дифференцируется в ч. 2 и 3 как по своему характеру, так и по способу применения.

Часть 2 ст. 321 УК устанавливает ответственность за квалифицированный состав преступления — применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, к лицам, указанным в ч. 1 этой статьи.

Часть 3 ст. 321 УК устанавливает ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 этой статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Преступление является оконченным в момент произнесения или иным образом выраженной угрозы насилием (ч. 1) либо в момент применения насилия (ч. 2 или 3). Наступление иных вытекающих отсюда, но прямо не предусмотренных законом общественно опасных последствий не требуется.

Субъективная сторона. Из наименования и текста ст. 321 УК следует, что предусмотренные в ней преступные действия имеют своей целью и (или) заведомым результатом дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Из чего, в свою очередь, следует, что они могут быть совершены только с умыслом (как правило — прямым).

Субъектом любого из предусмотренных в этой статье преступлений являются осужденный, содержащийся в месте лишения свободы, и заключенный, находящийся в другом месте содержания под стражей. Ответственность за это преступление наступает с 16 лет.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 |