Имя материала: Философия

Автор: Спиркин Александр Георгиевич

§ 10. основные категории философии

 

Общее понятие о категориях. Все, что человек знает об окружающем его мире и о самом себе, он знает в форме понятий, категорий. Категории — это наиболее общие, фундаментальные понятия той или иной науки, философии. Все категории суть понятия, но не все понятия — категории. Даже самая простая мысль, например:

“Три желтых листа упали на землю”, заключает в себе такие понятия, как “предмет” (листья, земля), “качество” (желтый), “количество” (три), “движение” (падать). Без понятий, категорий невозможны мышление, познание свойств предметов, их связей с другими предметами, их развитие. Если мы, воспринимая объекты не подводим их под какие-либо понятия, категории, то мы вообще обречены на то, чтобы бессмысленно смотреть на вещи. Итак, о мире в целом, об отношении человека к миру мы мыслим категориями, т.е. предельно общими понятиями.

Каждая область знания имеет свои особые категории. Например, физика пользуется такими категориями, как “атом”, “масса”, “энергия” и др. Биология использует понятия “организм”, “наследственность”, “изменчивость” и др. Но наряду с этими люди пользуются категориями, которые свойственны любой науке и знанию вообще. Конкретные науки изучают особые связи явлений, существующие в той или иной области действительности. Задача философии состоит в изучении наиболее общих связей, законов, свойственных всем явлениям мира и мышлению. Возьмем, например, причинные связи. Они имеются и в физических процессах, и в живой природе, и в обществе, и в мышлении. Каждая наука исследует причинные связи применительно к своей области: физик изучает физические причинные связи, биолог — биологические и т.д. Общее же во всех этих причинных связях является предметом изучения философии. Точно так же обстоит, например, с качеством, количеством, формой и содержанием, сущностью и явлением, взаимодействием, развитием и т.д.

Категории — это формы отражения в мысли универсальных законов объективного мира.

С некоторыми основными категориями мы уже познакомились. Это прежде всего категории материи, движения, пространства, времени, конечного, бесконечного и др. Но этим далеко не ограничивается система категорий. История философии выработала и такие категории, как причина и следствие, форма и содержание, необходимость и случайность, возможность и действительность и др. Эти и другие категории формировались в сознании по мере того, как человек миллиарды раз сталкивался и учитывал реальные причинно-следственные, пространственно-временные отношения вещей, их качественную и количественную стороны. Логические категории являются формами мысли и определениями бытия.

Выражая как бы каркас мира, категориальная структура мышления очень устойчива, но вместе с тем изменчива, исторична. Особенно подвижным является содержание категорий. Сравните, например, то, как понимали материю в древности и как эта категория осмысливается в системе современной картины мира. То же можно сказать и о других категориях, например о рассмотренных нами пространстве, времени и т.п.

Являясь результатом отражения объективного мира в процессе его практического преобразования, категории становятся средством познания действительности с целью ее дальнейшего более широкого и более глубокого преобразования. Следовательно, категории играют большую методологическую роль в науке. Без них вообще невозможно научное мышление ни в одной области знания.

Каждая из категорий отражает какой-либо общий закон, принцип бытия сущего, а все вместе они охватывают мир как целое, отношение человека к миру. Единая система категорий отражает единство мира, всеобщую связь, взаимодействие и развитие вещей. Порядок расположения категорий основывается на учете возрастающей сложности объективных связей и движения познания от простого к сложному. Процесс развития явлений состоит в том, что они шаг за шагом переходят от простых к сложным, от низших к высшим. В такой же последовательности совершается и познание.

Исходной философской категорией является категория бытия. По существу, все остальные категории с различных сторон характеризуют содержание, всевозможные проявления свойств, отношения, развитие сущего: движение — способ существования сущего, пространство и время — формы его существования. Качество, количество, причина и следствие и другие категории — все это также характеристика бытия.

Категории взаимосвязаны между собой и в определенных условиях переходят друг в друга: случайное становится необходимым, единичное — общим, количественные изменения влекут за собой изменения качества, следствие превращается в причину и т.д. Эта текучая взаимосвязь категорий есть обобщенное отражение взаимосвязи явлений действительности. Все категории являются категориями историческими, так что не существует и не может существовать какой-нибудь одной неподвижной системы категорий, данной раз и навсегда. В связи с развитием мышления и науки возникают новые категории (например, информация), а старые категории наполняются новым содержанием. Любая категория в реальном процессе человеческого познания, в науке существует только в системе категорий и через нее.

Всеобщая связь и взаимодействие. В мире нет ничего стоящего особняком. Любой предмет — звено в бесконечной цепи, соединенное как бы “крючочками” с окружающими звеньями. И эта вселенская цепь нигде не разорвана: она объединяет все предметы и процессы мира в единое целое, она носит всеобщий характер. В бесконечной паутине связей — жизнь мира, его история. В неорганической природе существуют механические, физические и химические связи, предполагающие взаимодействие либо через различные поля, либо путем непосредственного контакта. Живая природа характеризуется более сложными связями — биологическими, которые выражаются в различных внутривидовых и межвидовых отношениях особей, а также в их отношениях с внешней средой. Например, вся жизнь на Земле связана с Солнцем. А как многообразны связи клеток, органов внутри организма. В общественной жизни связи усложняются: образуются производственные, классовые, семейные, родственные, национальные, государственные, международные связи и др. Связи существуют не только между предметами в рамках данной формы движения материи, но и между всеми ее формами, образуя как бы единый, бесконечно гигантский клубок. В нашем сознании не может возникнуть мысли, которая не выражала бы реальных связей и в свою очередь не была бы связью представлений, понятий.

Связь — это зависимость одного явления от другого в каком-либо отношении. К основным формам связи относятся: пространственные, временные, генетические, причинно-следственные, существенные и несущественные, необходимые и случайные, закономерные, непосредственные и опосредованные, внутренние и внешние, динамические и статические, прямые и обратные и др. Связь — это не предмет, не субстанция, она не существует сама по себе, вне того, что связано.

Любая связь имеет свое основание, благодаря которому возможна та или иная связь. Например, гравитационные свойства материальных систем обусловливают силовую связь космических объектов; заряд ядра атома — связь в периодической системе элементов; материальное производство и общность интересов служат основанием связи людей в обществе. Для реализации той или иной связи необходимы определенные условия. Они различны для различных систем. Так, гравитационная связь возможна лишь при условии определенного расстояния между объектами.

Явления мира находятся не только во взаимной зависимости, они взаимодействуют: один предмет воздействует определенным способом на другой и испытывает его воздействие на себе. При рассмотрении взаимодействующих объектов необходимо иметь в виду, что одна из сторон взаимодействия может быть ведущей, определяющей, а другая — производной, определяемой.

Исследования различных форм связей и взаимодействия — первостепенная задача познания. Связь, взаимодействие — вот первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем тот или иной объект. Мы, разумеется, не всегда задумываемся над этим, что понятно: нельзя же только и думать о связи всего со всем и о взаимодействии в масштабе Вселенной, когда мы решаем простые житейские вопросы. Однако, когда мы беремся рассуждать о.сложных проблемах, то в данном вопросе нельзя не смотреть “дальше своего носа”.

Игнорирование принципа всеобщей связи и взаимодействия пагубно сказывается в практических делах. Так, вырубка лесов ведет к уменьшению количества птиц, а это сопровождается увеличением числа сельскохозяйственных вредителей. Истребление лесов сопровождается обмелением рек, эрозией почвы и тем самым снижением урожаев.

Развитие. Определенный тип связей и взаимодействия образует направление, тенденцию — откуда и куда. Во Вселенной нет ничего окончательно завершенного. Все находится в пути к иному. Развитие — это определенно направленное, необратимое изменение объекта: или просто от старого к новому, или от простого к сложному, от низшего уровня ко все более высокому.

Развитие необратимо: через одно и то же состояние все происходит лишь однажды. Невозможно, скажем, движение организма от старости к молодости, от смерти к рождению. Развитие — это двойной процесс: в нем уничтожается старое и на его месте возникает новое, которое утверждает себя в жизни не путем беспрепятственного развертывания своих потенций, а в суровой борьбе со старым. Между новым и старым есть и сходство, общее (иначе мы имели бы лишь множество не связанных между собой состояний), и различие (без перехода к чему-то другому нет развития), и сосуществование, и борьба, и взаимоотрицание, и взаимопереход. Новое возникает в лоне старого, достигая затем уровня, не совместимого со старым, и последнее отрицается. Старое рано или поздно должно умереть, чтобы молодое могло жить. Вечная игра жизни безжалостна, как смерть, неотразима, как рождение. Помните у А.С. Пушкина:

 

...у гробового входа

Младая будет жизнь играть...

 

Наряду с процессами восходящего развития существует и деградация, распад систем — переход от высшего к низшему, от более совершенного к менее совершенному, понижение уровня организации системы. Например, деградация биологических видов, вымирающих в силу неспособности приспособиться к новым условиям. Когда деградирует система в целом, это не значит, что все ее элементы подвергаются распаду. Регресс — противоречивый прогресс: целое разлагается, а отдельные элементы могут прогрессировать. Далее, система в целом может прогрессировать, а некоторые ее элементы — деградировать, например прогрессивное развитие биологических форм в целом сопровождается деградацией отдельных видов.

Во Вселенной в целом значительное место занимают циклические процессы, например взаимопревращение элементарных частиц. Если в одних конкретных системах Вселенной преобладает поступательное развитие, то в других возможна деградация. Согласно современным представлениям, известная науке ветвь поступательного развития состоит из дозвездной, звездной, планетной, биологической, социальной и гипотетической метасоциальной ступеней структурной организации сущего.

Принцип развития имеет огромное методологическое значение. Чтобы проникнуть в тайну вещи, нужно разведать тайну ее происхождения. Правильное понимание истории становления явления помогает уяснить суть развитого явления. Вместе с тем по мере углубления в настоящее состояние объекта мы открываем все новые углы зрения на прошлое: низшие формы развития лучше понимаются лишь в свете тех тенденций, которые полностью выявляются на уровне зрелого состояния изучаемого объекта.

Идея закона. Познание мира убеждает нас в том, что в мире всюду имеется некоторая правильность, порядок: планеты движутся строго по своим причудливым путям, осень сменяется зимой, молодое старится и уходит из жизни, ему на смену нарождается новое. Все в мире, начиная от движения элементарных частиц и кончая гигантскими космическими системами, подчинено определенному порядку. У Вселенной есть свой “кодекс законов”, все введено в их рамки. Так, закон всемирного тяготения гласит: все тела притягиваются друг к другу с силой, прямо пропорциональной их массам и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними. Строение кристалла, организма животного и человека и вообще всего существующего подчинено определенным законам. Закон всегда выражает связь между предметами, элементами внутри предмета, между свойствами предметов и в рамках данного предмета. Но не всякая связь есть закон: связь может быть необходимой и случайной. Закон — это необходимые, устойчивые, повторяющиеся, существенные связи и отношения вещей. Он указывает на определенный порядок, последовательность, тенденцию развития явлений.

Необходимо различать законы строения, функционирования и развития системы. Законы могут быть менее общими, действующими в ограниченной области (закон естественного отбора), и более общими (закон сохранения энергии). Одни законы выражают строгую количественную зависимость между явлениями и фиксируются в науке математическими формулами. Другие не поддаются математическому описанию, например закон естественного отбора. Но и те и другие законы выражают объективную, необходимую связь явлений.

Различают динамические и статистические законы. Динамический закон — это такая форма причинной связи, при которой начальное состояние системы однозначно определяем ее последующее состояние. Динамические законы бывают разной степени сложности. Они приложимы ко всем явлениям вообще и к каждому из них в отдельности, разумеется, из числа тех, которые подвластны данному закону; так, каждый брошенный вверх камень, подчиняясь закону тяготения, падает вниз.

Науке известны и такие события, которые не укладываются в рамки динамических законов. В 1 куб. см воздуха у поверхности Земли примерно 30 000 000 000 000 000 000 молекул вещества. Исследовать все столкновения частиц между собой — пустая затея. Уже в середине прошлого века физики поняли, что можно изучать свойства громадных скоплений частиц вещества, не вдаваясь в подробности механического поведения каждой отдельной частицы. Температура, давление, плотность, вязкость, электрическая проводимость — все это свойства “коллективов” частиц, и для изучения этих свойств понадобилось именно статистические закономерности.

Наука, не имея возможности предсказывать поведение индивидуальных компонентов некоторых систем, точно предсказывает поведение целого. Случайность в поведении индивидуального подчиняется закономерностям жизни целого. Статистическая закономерность характеризует массу явлений как целое, а не каждую часть этого целого. Если несчастный случай должен произойти на каждом миллионе километров пути, то это не относится к каждому, кто прошел этот путь: случай может “настигнуть” человека и на первом километре.

Посредством раскрытия закономерностей, действующих в мире, достигается предвидение будущего, осуществляется претворение теории в практику. Отраженные в мышлении закономерности составляют сердцевину любой науки. Власть человека над окружающим миром измеряется объемом и глубиной знания его законов.

Единичное, особенное и общее. Как похожи, к примеру, листья на клене! Но среди них мы не найдем ни одной совершенно тождественной пары. Нет ничего абсолютно тождественного ни другому, ни даже самому себе. Вещи различны и внутри себя, и между собой. Есть выражение: похожи, как две капли воды. Но две капли воды, говорит Г. Лейбниц, рассматриваемые через микроскоп, оказываются различными. Чистое тождество может существовать лишь в абстракции, как формальное тождество, согласно которому А = А. Реально же существует только конкретное тождество, предполагающее внутри себя различие. Тождество и различие — это отношение объекта к самому себе и к другим, характеризующее устойчивость, и изменчивость, равенство и неравенство, сходство и несходство, одинаковость и неодинаковость, повторяемость и неповторяемость, непрерывность и прерывность его свойств, связей, а также тенденций развития. Тождество и различие имеют свои степени, градации. Вся история развития общества от первобытного состояния до современности — это различие стадий развития одной и той же формы бытия. Весь путь развития начиная от элементарных частиц до предполагаемых космических цивилизаций — это различные стадии развития сущего. Тут и тождество, и различие. Не существует ни чистого тождества, ни чистого различия.

Допустим, что имеются два объекта, все свойства которого абсолютно тождественны. Но ведь тогда они обязаны занять одно и то же место в одно и то же время. Если бы это было так, то перед нами были бы уже не две, а одна вещь. Однако вещи занимают разные положения в пространстве и во времени. Значит, они находятся в различных связях с другими вещами, а это в свою очередь не может не привести к различию их свойств в данный момент. На том же основании можно утверждать, что вещи, события абсолютно неповторимы. Ничто не происходит дважды. Нет повторений в жизни и в истории: каждое мгновение ново, небывало и своеобразно.

В “лепке” единичного участвует колоссальное множество неповторимых условий, масса случайностей. В примере с листьями клена разница в освещении, температуре, микроклимате и т.д. обусловила разницу в размерах, оттенках цвета, формы, массы листьев и др. Природа не терпит штампов. Она неистощима в творчестве индивидуального.

События бывают сходными, подобными, но не абсолютно тождественными. Повторное событие отличается уже тем, что оно происходит в другое время и, стало быть, в новых условиях, накладывающих на него свой отпечаток.

Единичное — это объект во всей совокупности присущих ему свойств, отличающих его от всех других объектов и составляющих его индивидуальную, качественную и количественную определенность. Отражаясь в нашем сознании в виде чувственного образа или понятия, единичное обозначается именем собственным (Л.Н. Толстой, А.С. Пушкин, Москва, Солнце, Земля и т.п.), или указательным местоимением (этот, тот и др.), или другим конкретизирующим средством языка.                 

Представление о мире только как о бесконечном многообразии индивидуальностей односторонне, а потому неверно. Бесконечное многообразие — это лишь одна сторона бытия. Другая его сторона заключается в общности вещей, их свойств и отношений. С той же определенностью, с какой мы утверждали, что нет двух абсолютно тождественных вещей, можно говорить, что нет двух абсолютно различных вещей, не имеющих между собой ничего общего. Все звезды обладают общими чертами, отличающими их от всего другого. То же можно сказать про минералы, растения, животных и т.д. Общее — это единое во многом. Единство может выступать в форме сходства или общности свойств, отношений предметов, объединяемых в определенный класс, множество. Общие свойства и отношения вещей познаются на основе обобщения в виде понятий и обозначаются нарицательными именами: “человек”, “растение”, “закон”, “причина” и т.д.

В каждом единичном заключается общее как его сущность. Например, утверждение, что данный поступок есть подвиг, означает признание за данным единичным действием некоего общего качества. Общее — это как бы “душа”, суть единичного, закон его жизни и развития.

Предметы могут обладать различной степенью общности. Единичное и общее существуют в единстве. Их конкретное единство есть особенное. При этом общее может выступать в двояком отношении: по отношению к единичному оно выступает как общее, а по отношению к большей степени общности — как особенное. Например, понятие “русский” выступает как единичное по отношению к понятию “славянин”; последнее выступает как общее по отношению к понятию “русский” и как особенное к понятию “человек”. Итак, единичное, особенное и общее— это соотносительные категории, выражающие взаимопереходы отражаемых предметов и процессов.

Тот или другой предмет приобретает конкретную форму своего существования в зависимости от того процесса, в движение которого он оказывается вовлеченным. Конкретной формой своего существования единичная вещь обязана той системе закономерно сложившихся связей, внутри которых она возникла и существует в своей качественной определенности. Так, информация, зафиксированная в молекулярных структурах клеточного ядра, является общей программой, в соответствии с которой происходят процессы индивидуального развития организма и передача наследственных свойств от одного поколения к другому. Родовая сущность человека по общей канве наследственности передается из поколения в поколение и в единстве со всей совокупностью естественных и социальных условий “лепит” индивидуальность. Но на этой канве, общей Для всех потомков, каждый из>них выводит свой особый, неповторимый узор. Над единичным властвует всеобщее, которое безжалостно “заставляет” последовательно гибнуть единичное как преходящее во имя сохранения общего как чего-то устойчивого. Единичное умирает, но род живёт. Вместе с тем единичное служит предпосылкой общего.

Действие общей закономерности выражается в единичном и через единичное, а всякая новая закономерность вначале выступает в действительности в виде единичного исключения из общего правила, будь то рождение нового биологического вида, новых общественных отношений и т.д. Ничто не может возникнуть иным путем. Единичное, будучи вначале случайным, постепенно увеличивается в числе и набирает силу закона, приобретая власть общего. Так возникли нормы морали, так появляются новые моды на что-либо и т.п. При этом в общее превращаются такие единичные “исключения”, которые соответствуют тенденции развития, пребывания, вытекающей из всей совокупности условий. Случайные единичные отклонения отсеиваются и исчезают, взаимно погашая друг друга, дают среднюю равнодействующую, общую закономерность. Общее не существует до и вне единичного, точно так. же единичное не существует вне общего. Их единство и есть особенное. Эта категория преодолевает односторонность, абстрактность того и другого и берет их в конкретном единстве. Особенное есть всегда качественно определенное, конкретное бытие соответствующего класса объектов. Таким образом, особенное богаче общего и единичного.

Правильный учет единичного, особенного и общего играет огромную познавательную и практическую роль. Наука имеет дело с обобщениями и оперирует общими понятиями, что дает возможность устанавливать законы и тем самым вооружать практику предвидением. В этом сила науки, но в этом же кроется ее слабость. Единичное и особенное богаче общего. Только через строгий анализ и учет единичного, особенного путем наблюдения, эксперимента достигается углубление, конкретизация законов науки. Общее раскрывается в понятии только через отражение единичного и особенного. Благодаря этому научное понятие воплощает в себе богатство особенного и индивидуального. Если игнорируется изучение единичного, то тем самым обедняется знание общего, особенного там, где индивидуальные особенности составляют существенную сторону данного объекта, например данной революции в данной стране, данного человека. Так, в понятии “человек” исчезают те бесчисленные индивидуальные особенности, которые характерны, скажем, для М.Ю. Лермонтова и которые воспроизводятся в его индивидуализированном художественном образе. Искусство как раз и заключается в отражении общего в форме единичного и особенного. Принцип индивидуализации важен не только в искусстве, где без него вообще нечего делать, но и в науке и практике.

Например, науке о человеке нельзя не учитывать того, что по деталям анатомического строения и функционирования различных органов, по химическому составу мозга, крови, костей, мышц, желез, кожи, волос, по составу ферментных систем, реагированию организма на фармакологические препараты, по типам регуляции температуры, чувствительности к боли, требованиям к пище и т.д. люди очень различны. В то же время определяя среднюю скорость движения молекул газа, мы не интересуемся поведением каждой отдельной молекулы: обезличенность молекул никого не обескураживает. Но в медицине совсем иное дело: врач лечит не человека “вообще”, а конкретного человека с его неповторимыми индивидуальными чертами, которые крайне важны для сути дела. Одна и та же болезнь двух больных требует зачастую разных подходов. Каждый больной — это прежде всего человек со всеми его физиологическими и психическими особенностями, с его индивидуальным складом характера, сознанием, настроениями, эмоциями и т.д. Вместе с тем врач не может применять ни одного лекарства, если оно не испытано на массе людей и не приобрело общего значения.

Часть и целое, система. Система — это целостная совокупность элементов, в которой все элементы настолько тесно связаны друг с другом, что выступают по отношению к окружающим условиям и другим системам как единое целое. Элемент — это минимальная единица в составе данного целого, выполняющая в нем определенную функцию. Системы могут быть простыми и сложными. Сложная система — это такая, элементы которой сами рассматриваются как системы.

Любая система есть нечто целое, представляющее собой единство частей. Категория части выражает предмет не сам по себе, не как таковой, а лишь в его отношении к тому, составным компонентом чего он является, во что он входит (например, какой-нибудь орган есть часть организма). Следовательно, категории целого и части выражают такую связь между предметами, когда один предмет как некое сложное единое целое является объединением других предметов и образован из них как из своих частей. Еще Аристотель отметил, что целым считается объект, в составе которого имеется полный набор частей. Часть подвержена действию целого, которое как бы присутствует в своих частях. Так, обладая относительной индивидуальностью, микрочастипа в каждый момент как бы “чувствует” влияние системы в целом, свободный атом существенно отличается от атома, входящего в состав молекулы или кристалла. Вместе с тем части влияют на целое: организм — целое, расстройство его части ведет к определенному нарушению целого.

Категории целого и части — соотносительные категории. Какую бы сколь угодно малую частицу сущего мы ни взяли (например, атом), она представляет собой нечто целое и вместе с тем часть другого целого (например, молекулы). Это другое целое есть в свою очередь часть некоторого большего целого (например, организма животного). Последнее есть часть еще большего целого (например, планеты Земля) и т.д. Любое доступное нашей мысли сколь угодно большое целое в конечном счете является лишь частью бесконечно большого целого. Так, можно представить себе все тела в природе частями одного целого — Вселенной.

По характеру связи частей различные системы делятся на три основных типа целостности. Первый тип — неорганизованная (или суммативная) целостность, например простое скопление предметов, подобное стаду животных, конгломерат, т.е. механическое соединение чего-либо разнородного (горная порода из гальки, песка, гравия, валунов и т.п.). В неорганизованном целом связь частей носит механический характер. Свойства такого целого совпадают с суммой свойств составляющих его частей. При этом, когда предметы входят в состав неорганизованного целого или выходят из него, они не претерпевают качественных изменений.

Второй тип целостности — организованная целостность, например атом, молекула, кристалл, Солнечная система, Галактика. Организованное целое обладает разным уровнем упорядоченности в зависимости от особенностей составляющих его частей и от характера связи между ними. В организованном целом составляющие его элементы находятся в относительно устойчивой и закономерной взаимосвязи,

Свойства организованного целого нельзя свести к механической сумме свойств его частей: реки “потерялись в море, хотя они в нем и хотя его не было бы без них”. Ноль сам по себе ничто, а в составе целого числа его роль значительна. Вода обладает свойством гасить огонь, а составляющие ее части порознь обладают совсем иными свойствами: водород сам горит, а кислород поддерживает горение. По словам М.А. Маркова, утверждение, что атом водорода состоит из протона и электрона, строго говоря, неверно: здесь допущена ошибка, похожая на ту, которая допускалась бы во фразе: “Дом построен из сосен...” Эта аналогия призвана образно подчеркнуть тот факт, что масса атома водорода строго уже не равна сумме масс протона и электрона, она несколько меньше: при “подгонке” протона и электрона в систему атома водорода “снята стружка” с массы элементов этой конструкции, которая в виде излучения уносится в пространство.

Третий тип целостности — органическая целостность, например организм, биологический вид, общество. Это высший тип организованной целостности. Ее характерные особенности — саморазвитие и самовоспроизведение частей. Части органического целого вне целого не только теряют ряд своих значимых свойств, но и вообще не могут существовать в данной качественной определенности: как ни скромно место того или иного человека на Земле и как ни мало то, что он делает, но все же он осуществляет дело, необходимое для целого. Органическое целое образуется не путем объединения уже имеющихся в готовом виде частей, например (как полагал Эмпедокл) носящихся в воздухе отдельных органов: голов, глаз, ушей, рук, ног, волос, сердец и т.д. Органическое целое возникает вместе со своими частями. Оно образуется как саморасчлененное на части целое: ощущения, восприятия, представления, понятия, память, внимание не есть нечто разрозненное, они как бы связаны в один узел, именуемый душой личности. Элементы, входящие в состав целого, обладают некоторой индивидуальностью. И вместе с тем они “работают” на целое. В целом содержатся такие части, изъятие которых нарушает или даже разрушает целое, но есть и такие, без которых не происходит органических нарушений целого: конечности и желудок ампутируют, а сердце — нет. У частей целого разная степень относительной самостоятельности. В соотношении целого и части есть такая закономерность: чем сильнее и сложнее связь между частями, тем больше роль целого по отношению к своим частям и, следовательно, меньше относительна: независимость частей от целого.

Принципиально нет предела делимости предметов. Но их деление будет означать переход к качественно иному целому: когда горшок разбивают на части, то получают не уменьшенные горшки, а черепки. Дробление “обезличивает” даже камень. Однако отсеченные куски камня не гниют, а сохраняют “свое каменное лицо”, тогда как отрубленная ветвь дерева вянет и гниет, разлагается. Это в большей мере применимо к живым организмам: курица с отсеченной головой — не курица.

У организма имеются не части в собственном смысле слова, а органы: само слово “организм” указывает на это. Высшей формой выражения органической целостности является общество и различные социальные образования — семья, государство, наука, искусство и т.д.

Чтобы вести научный анализ в нужном направлении, необходимо, чтобы изучаемый объект постоянно “витал” в нашем сознании как нечто целое. Этот метод характерен и для художественного творчества. Метод художника также представляет собой восхождение от целого к частям. Так, первоначально идея “Гамлета” возникла у У. Шекспира как нечто целостное, а на основе представления о целом он создал различные характеры действующих лиц. Исследуя какое-либо целое, мы путем анализа выделяем в нем соответствующие части и выясняем характер связи между ними. Та или иная система может быть понятна как целое лишь в результате уяснения природы ее частей. Например, природу атомов нельзя было определить до тех пор, пока не были получены данные об их сложном строении и пока теоретически они не были представлены как системы. Недостаточно изучить части без их связи с целым: знающий только части еще не знает целого. Обилие частностей может заслонить целое (это характерная ошибка “ползучего эмпиризма”). Любой единичный предмет может быть правильно понят тогда, когда он анализируется не в отрыве от целого, а в связи с ним.

Каждый орган выполняет соответствующую функцию, и его строение организовано в согласии с этой функцией. По способу своего действия он определен не только своим внутренним строением, но и природой того организма, органом которого он является. Мы заведомо обрекли бы себя на бесполезную трату сил, если бы попытались понять природу человека вне его связи с обществом.

С точки зрения механицизма части целого всегда обладают меньшим числом свойств, чем целое, и в конечном счете качественное многообразие вещей рассматривается лишь как различные комбинации частиц материи. Такой взгляд позволяет мириться со всевозможными упрощающими построениями.

Отвергая так называемый суммативный подход, механически сводящий целое к сумме частей, мы не должны и фетишизировать целостность.

Итак, целое — это не сумма частей, а нечто большее, и это большее создается за счет определенного способа связи элементов данной структуры. Известно, что масса ядра меньше суммы масс всех входящих в ядро частиц протонов и нейтронов. Это объясняется тем, что масса ядра не складывается механическим образом из масс слагаемых частиц: она зависит также от энергии связи этих частиц.

Никакая область знания не может обойтись без категорий части и целого. Эти категории имеют огромное методологическое значение не только в науке, но и в искусстве. Художники, например, хорошо знают, что в правильном соотношении части и целого хранится сокровенная тайна художественности произведения. Когда слушаешь хорошую музыку, то чувствуешь, что в ней каждая нота определена общей темой. Проблема ансамбля в архитектуре точно так же связана с удивительным отношением целого и его частей.

Содержание, структура и форма, симметрия и асимметрия. Каждый объект как-то оформлен, структурно организован, содержателен. Содержание — это единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутренних процессов, связей, противоречий и тенденций. В содержание входят не только составляющие тот или иной объект элементы, но и способ их связей, т.е. структура. Структура — это как бы душа содержания. При этом из одних и тех же элементов могут быть образованы различные вещи. Например, записи разных слов — “ток” и “кот” — состоят из одних и тех же элементов — букв, и хотя эти объекты обладают общностью элементов, они отличаются друг от друга структурой. По способу связей элементов в данном предмете мы узнаем его структуру, которая придает относительную устойчивости и качественную определенность объекту. Структура — это не только способ расположения элементов объекта в пространстве, но и строение определенного процесса во времени, это определенная последовательность и ритм изменения процесса. Она есть единство содержания и формы. Форма — это способ выражения и существования содержания. Так, жидкость в состоянии невесомости, предоставленная сама себе, обретает формуя шара, ибо шар — наивыгоднейшее соотношение между поверхностью и объемом тела. Форма может быть внутренней и внешней. Например, внутренней формой художественного произведения является прежде всего сюжет, способ связи художественных образов, идей, составляющих содержание произведения. Внешнюю форму составляют чувственно воспринимаемый облик произведения, его внешнее оформление, например в литературном произведении — художественный язык, стиль. Внутренней формой воды является! способ связей посредством электрических сил притяжения ее молекул Н2О в жидко-капельном состоянии, а принятие водой формы ведра, в которое ее помещают, — это ее внешняя форма. Внешняя форма выражает связь данного объекта с другими.

Формы различаются по степени своей общности. Форма может быть способом организации и законом жизни и развития единично- | го предмета, некоторого класса предметов и бесконечного множества предметов.                                           

Форма и содержание едины: нет и не может быть бесформенного содержания и формы, лишенной содержания. Их единство выявляется в том, что определенное содержание “облачается” в определенную форму. Ведущей стороной является содержание: форма организации зависит от того, что организуется. Изменение обычно начинается с содержания. Форма, соответствующая содержанию, способствует, ускоряет развитие содержания. В ходе развития неизбежен период, когда старая форма перестает соответствовать изменившемуся содержанию и начинает тормозить его дальнейшее развитие. Наступает конфликт между формой и содержанием, который разрешается путем ломки устаревшей формы и возникновения формы, соответствующей новому содержанию. Новая форма оказывает активное воздействие на содержание, способствует его развитию. Так, в развитии живых организмов изменения, как правило, начинаются с изменений деятельности органов тела под влиянием изменяющихся условий жизни. Строение же органов остается до поры до времени без существенных изменений. Противоречие между новым содержанием жизнедеятельности организма и старой формой разрешается тем, что происходит изменение строения. Заметьте: то, что птица умеет летать, видно и тогда, когда она ходит. Об этом свидетельствуют “обтекаемые” линии ее тела, приспособленного рассекать воздух, легкость и тонкость костной системы, наличие и форма крыльев. Внешность птицы являет собой как бы овеществленную идею полета. Таким образом, функция организует структуру. Функция зрения определила строение глаза, а труд — наши руки. Но будучи организованной, форма производно определяет функцию. Единство формы и содержания предполагает их относительную самостоятельность и активную роль формы по отношению к содержанию. Проникая в тайны жизни, биохимия показала, что огромное разнообразие белковых веществ зависит преимущественно от порядка последовательного расположения аминокислот в молекулах. Относительная самостоятельность формы выражается, например, в том, что она может несколько отставать в развитии от содержания. Изменение формы представляет собой перестройку порядка связей внутри предмета. Этот процесс развертывается во времени, осуществляется через противоречия, коллизии, поэтому он “запаздывает” по сравнению с изменением самого содержания. Отставание формы от содержания означает несоответствие одного другому. Относительная самостоятельность формы и содержания выявляется и в том, что одно и то же содержание может облекаться в различные формы.

Мудрость заключается в том, чтобы не упускать из виду ни содержательную сторону объекта, ни формальную. Как будет показано далее, метод формализации имеет существенное значение в развитии современной логики, в математике и кибернетике. В современной науке получили исключительно широкий размах структурные методы исследования. Это понятно: не проникнув в структуру строения объекта, в закономерную связь его элементов, невозможно раскрыть сущность, понять направление его развития. Форма играет очень большую роль в организации и развитии содержания. Это важно иметь в виду не только в теории, но и на практике, где умелое использование активной роли формы организации труда, производственного процесса, расстановки людских сил может решить ход и исход дела. Мудрость хозяйственного руководства заключается в умении выбрать нужную форму организации дела в данный момент. Выбор и разработка гибких форм — одна из самых важных задач в политике, дипломатии.

Категории формы и содержания, их гармоническое единство имеют колоссальное значение в процессе художественного творчества, где без свободного владения формой невозможно создавать произведения значительного содержания. Чем больше форма художественного произведения соответствует его идее, тем оно удачнее. И великие творения искусства очаровывают нас своей красотой потому, что их форма и содержание находятся в органическом единстве.

Понятия симметрии и асимметрии возникли в рамках частных наук: математике, кристаллографии и др. В последнее время они начали приобретать более общий характер, становясь философскими категориями, имеющими существенное методологическое значение. Симметрия — это соразмерность частей в состава целого. Структурное многообразие мира обусловливает многообразие форм симметрии. В природе даже кристаллы по своей структуре далеки от идеальной симметрии: в них всегда наблюдаются элементы асимметрии. Уже давно было подмечено, что по мере повышения структурной организации материи в противоречивом единстве симметрии и асимметрии все более преобладает асимметрия. Исследование свойств симметрии живого вещества на молекулярном уровне показало, что наиболее существенные структурные элементы — белки, нуклеиновые кислоты, углеводы и т.п. — организованы асимметрично.

Ученые придерживаются разных взглядов на симметрию и асимметрию, но все едины в мнении, что эти категории в истории познания природы служили существенным средством теоретического предвидения, способом открытия ранее неизвестных явлений. Так, кристаллограф Е.С. Федоров и математик Г. Шенфлис на основе идей симметрии и принципов атомизма предсказали существование в природе 230 типов кристаллических решеток. Принцип единства корпускулярно-волновых свойств, лежащий у истоков квантовой механики, связан с идеей симметрии. С ней же связано предсказание античастиц П. Дираком, который писал: “...я считаю вероятным существование отрицательных протонов, ибо, поскольку мы можем еще опираться на теоретические выводы, между положительным и отрицательным электрическими зарядами имеется полная и совершенная симметрия, и если эта симметрия действительно носит фундаментальный характер, то должно оказаться возможным обращать заряд любого сорта частиц”. Категории симметрии и асимметрии играют большую роль в современных теориях элементарных частиц.

Идея внешнего и внутреннего. Каждый объект состоит из внутренних и внешних сторон, свойств и отношений. Все, что мы видим, — это жизнь в ее внешних проявлениях. Внешнее — это обнаружение вовне внутреннего, это то, что характеризует предмет со стороны его связи с предметами другой системы отношений. Так, растение обладает рядом внешних свойств — цветом, запахом, размерами и т.д., но ни одно из этих свойств в отдельности, ни их совокупность еще не определяют растение. Процесс общественного развития, взятый со стороны своего внешнего проявления, выступает как переплетение, и чередование множества исторических событий и фактов, как результат столкновения бесчисленных отдельных стремлений и отдельных действий.

Категория внешнего выражает и необходимые условия существования и развития предмета. Например, среда, в которой живет организм, — это внешнее по отношению к организму; природные условия — внешнее по отношению к обществу.

Внутреннее — это то, что характеризует содержание, сущность, причину, противоречия, законы движения и развития вещи. Понятия внешнего и внутреннего соотносительны: одни предметы внешни по отношению к другим, а внутри этих предметов одни части внешни по отношению к другим частям. То же самое с внутренними.

Внешняя и внутренняя стороны вещей всегда находятся в единстве, взаимно проникают друг в друга. Нет внешнего без внутреннего, и наоборот. И.В. Гете писал:

 

На скорлупу и на ядро бесцельно

Делить природу: все в ней нераздельно...

 

Внешние особенности выражают так или иначе внутренние свойства вещей. В единстве внешнего и внутреннего определяющим является внутреннее: в конечном счете источник всякого развития — внутренние противоречия. Внешние факторы определяют жизнь организма, лишь преломляясь через специфику внутренних условий. Внешнее для организма действие микроба оказывает влияние на его внутреннее состояние. Как внешнее микроб может действовать лишь в том случае, если его действие становится элементом внутренней системы жизнедеятельности организма. При этом патогенез представляет собой прежде всего внутренний механизм защиты организма, детерминированный всей его родовой и индивидуальной историей жизни.

Единство внутреннего и внешнего противоречиво. Например, между духовным содержанием личности, ее внутренним, душевным миром и “выражением” есть и определенная связь, единство, и порой разительное несоответствие.

 

“Как при рассмотрении природы, так и при рассмотрении духовного мира очень важно надлежащим образом понять характер отношения внутреннего и внешнего и остерегаться ошибки, будто лишь первое есть существенное, что только оно, собственно говоря, имеет значение, а последнее, напротив, есть несущественное и безразличное”'

 

В процессе познания мы идем от внешнего к внутреннему: вначале схватываем существенные внешние стороны вещей, потом во внешнем вскрываем внутреннее, т.е. сущность, закон, причину. Таким образом, внутреннее выступает как одна из ступеней научного познания мира. Понять внутреннее в предмете — значит вскрыть присущие ему противоречия. Познание внешнего означает раскрытие того, как обнаруживается внутреннее. Если внутреннее можно понять лишь через внешнее, то истинная природа внешнего может быть понята только при условии 'понимания внутреннего, глубинного, сущности, которая нам является во внешнем.

Понятие сущности и явления. Развитие познания есть непрестанное движение мысли от поверхностного, видимого, от того, что является нам, ко все более глубокому, скрытому — к сущности. Сущность вещей — нечто лежащее за пределами непосредственных восприятии. Понятие сущности близко, но не тождественно понятиям общего, целого, содержания, внутреннего. Сущность — это главное, основное, определяющее в предмете, это существенные свойства, связи, противоречия и тенденции развития объекта. Она не есть нечто неуловимое, самостоятельное, “сидящее” в вещах. Язык образовал ее из сущего, а ее реальный смысл проще выражается понятием “существенное”, что значит важное, главное, определяющее, необходимое, закономерное. Любой закон окружающего нас ,мира есть существенная связь между явлениями. Законы науки суть отражения этих существенных связей.

Явление — это внешнее обнаружение сущности, форма ее проявления. В отличие от сущности, которая скрыта от взора человека, явление лежит на поверхности вещей. Но явление не может существовать без того, что в нем является, т.е. сущности.

Сущность как-то проявляется. В сущности нет ничего, что. не проявлялось бы. Но явление богаче, красочнее сущности хотя бы потому, что оно индивидуализировано и происходит в неповторимой совокупности внешних условий. В явлении существенное связано с несущественным, случайным. Явление может соответствовать своей сущности или не соответствовать ей, степень того и другого может быть различной. Сущность обнаруживается и в массе явлений, ив единичном существенном явлении. В одних явлениях сущность выступает полно и “прозрачно”, а в других наоборот. Диалектический метод мышления позволяет отличать существенное от несущественного, являющегося, усматривая критерий для этого различия в практике. Вместе с тем он указывает на то, что их объективное различие не абсолютно, а относительно. Например, в свое время существенным свойством химического элемента считался атомный вес. Потом выяснилось, что таким свойством является заряд ядра атома, но атомный вес не перестал быть существенным свойством. Оно существенно в первом приближении, являясь сущностью менее высокого порядка, и свое объяснение оно получает через свойство более высокого порядка — заряд ядра атома.

Видимость, или кажимость. В процессе чувственного восприятия мы нередко сталкиваемся с тем, что явления кажутся нам не такими, каковы они есть на самом деле. Это и есть видимость, или кажимость. Но видимость не порождение нашего сознания. Она возникает в результате воздействия на субъект реальных отношений в условиях наблюдения. Видимое зависит и от глаз, которые смотрят. Тот, кто признавал вращение Солнца вокруг Земли, тем самым принимал видимое явление за действительное. Глядя на убегающие вдаль железнодорожные рельсы, можно подумать, что они скрещиваются. Как заметил кто-то из футуристов, мы видим, что у бегущей лошади не 4, а 24 ноги. Категория видимости, или кажимости, выражает прежде всего факт несоответствия сущности и ее внешнего обнаружения. Это несоответствие нередко принимает характер явной противоположности.

Из анализа категорий сущности, явления и видимости вытекает важный методологический вывод: чтобы правильно понять то или иное событие, разобраться в нем, необходима критическая проверка данных непосредственного наблюдения, четкое различие кажущегося и реального, поверхностного и существенного. Быть и казаться — это такие стороны объекта, которые требуют постоянного различения, необходимого и в науке, и в искусстве, и в быту, и в личных отношениях.

Идея причинности. Когда одно явление при определенных условиях видоизменяет или порождает другое явление, то первое выступает как причина, второе — как следствие. Причинность есть связь, всегда вызывающая к жизни нечто новое, превращающая возможность в действительность, являющаяся необходимым источником развития. Цепь причинно-следственных связей объективно необходима и универсальна. Она не имеет ни начала, ни конца, не прерывается ни в пространстве, ни во времени.

Принцип причинности имеет огромное значение в научном познании действительности. Первейшей предпосылкой всякого научного исследования всегда было, по мысли М. Планка, предположение, что во всех событиях естественного и духовного мира имеет место закономерная связь, которая именуется законом причинности.

Любое следствие вызывается взаимодействием по крайней мере двух тел. Поэтому явление-взаимодействие выступает в качестве истинной причины явления-следствия. Иными словами, характеристика явления-следствия определяется природой и состоянием обоих взаимодействующих тел. Лишь в простейшем частной и предельном случае можно представить причинно-следственную связь как одностороннее, однонаправленное действие. Например, причиной падения камня на Землю является их взаимное притяжение, подчиняющееся закону всемирного тяготения, а само падение камня на Землю — результат их гравитационного взаимодействия. Но поскольку масса камня бесконечно меньше массы Земли, то можно пренебречь действием камня на Землю. И в итоге возникает представление об одностороннем действии, когда одно тело (Земля) выступает активной стороной, а другое (камень) — пассивной. Однако в более сложных случаях нельзя абстрагироваться от обратного воздействия носителя действия на другие взаимодействующие с ним тела. Так, в химическом взаимодействии двух веществ невозможно выделить активную и пассивную стороны. Еще более справедливо это при превращениях друг в друга элементарных частиц.

Понимание причинности как одностороннего действия затрудняет понимание развития, его внутреннего источника, состоящего во взаимодействии противоположных сторон внутри данной системы. Временное отношение между причиной и следствием заключается в том, что существует временной интервал в виде запаздывания между началом действия причины (например, взаимодействия двух систем) и началом проявления соответствующего следствия. Какое-то время причина и следствие сосуществуют, а потом причина угасает, а следствие в конечном счете превращается в новую причину. И так до бесконечности.

Внутренний механизм “причинения”, связанный с переносом материи, движения и информации, есть процесс взаимодействия причины и следствия. Следствие распространяет “щупальца” своего влияния не только “вперед” (в качестве новой причины, рождающей новое следствие), но и “назад”, на производящую его причину, видоизменяя, истощая или увеличивая его силы. Взаимодействие причины и следствия именуется принципом обратной связи, который действует во всех самоорганизующихся системах, где происходит восприятие, хранение, переработка и использование информации, как, например, в организме, электронном устройстве и обществе. Без обратной связи немыслимы устойчивость, управление и поступательное развитие системы.

Причина выступает как активное и первичное по отношению к следствию. Но “после этого” не всегда означает “поэтому”. Например, день следует за ночью, а ночь — за днем, однако день не есть причина ночи, а ночь не есть причина дня. Причина их взаимной смены состоит во вращении Земли вокруг своей оси.

Представление о причинности возникло в сознании человека благодаря его практической деятельности. Человек никогда не узнал бы, что огонь может согревать, если бы он на своем повседневном опыте не убеждался в этом.

Познание причинных связей имеет огромное значение для жизни человека, общества, развития науки: вся наша уверенность в жизни покоится на признании причинности и закономерности.

Причинная и функциональная связь. Одним из путей проникновения в причинные связи является изучение функциональных связей. Так, выяснение причин изменения электрической проводимости металла потребовало установления функциональной зависимости, например, между электрической проводимостью и температурой. Познание причин болезней связано с уяснением нарушений соответствующих функций организма. Функциональная связь — это такая зависимость явлений, при которой изменение одного явления сопровождается изменением другого. В самом простейшем случае это выражается в математическом виде как   х = f(у), где переменная у именуется функцией переменной х, если каждому значению х соответствует определенное значение у. Важнейшими функциональными связями применительно к экономике являются связи между накоплением и потреблением национальным доходом и капитальными вложениями, производством средств производства и производством предметов потребления.

С помощью функциональных зависимостей могут выражаться закономерные связи сосуществующих свойств и явлений. В этом случае имеет место обратимость, т.е. возможность перестановка местами независимых переменных и зависимых от них функций. Таковы соотношения между радиусом и площадью круга, между давлением и объемом газа в замкнутом сосуде.

Посредством функциональных связей могут описываться также законы, характеризующиеся необратимостью связей.

Функциональный подход особенно важен, когда предметом изучения являются процессы, внутренний причинный механизм которых пока неизвестен и выступает как своего рода “черный ящик”. Когда же мы хотим объяснить какое-либо явление, нам приходится ставить вопрос о причине.

В науках, особенно естествознании, различают полную причину и причину специфическую, главную и неглавную. Полная причина — это совокупность всех событий, при наличии которых рождается следствие. Установление- полной причины возможно только в довольно простых событиях, в которых участвует сравнительно небольшое число элементов. Обычно же исследование направлено на раскрытие специфических причин события. Специфическая причина — это совокупность ряда обстоятельств, взаимодействие которых вызывает следствие. При этом специфические причины вызывают следствие при наличии многих других обстоятельств, уже имевшихся в данной ситуации до наступления следствия. Эти обстоятельства составляют условия действия причины. Специфическую причину определяют как наиболее существенные в данной ситуации элементы полной причины, а остальные ее элементы выступают в роли условий действия специфической причины. Бывает так, что причиной события выступает сразу несколько обстоятельств, каждое из которых необходимо, но недостаточно для наступления явления. Главная причина — это та, которая из всей совокупности причин играет решающую роль.

Причины бывают внутренними и внешними. Внутренняя причина действует в рамках данной системы, а внешняя причина характеризует взаимодействие одной системы с другой. Так, развитие производства является внутренней причиной движения человеческого общества. Существенное значение имеют и внешние причины, такие, как взаимодействие организма и среды, общества и природы, взаимоотношения государств.

Причины могут быть объективными и субъективными. Объективные причины осуществляются помимо воли и сознания людей. Субъективные причины заключены в целенаправленных действиях людей, в их решимости, организованности, опыте, знании.

Следует различать непосредственные причины, т.е. те, которые прямо вызывают и определяют данное действие, и опосредованные причины, которые вызывают и определяют действие через ряд промежуточных звеньев. Например, человек получил сильную психическую травму. Ее действие может сразу не сказаться. Но по прошествии многих лет влияние этой травмы при соответствующих условиях выразилось в определенном симптоме болезни. Это опосредованная причина.

Причина, условия и повод. Для того чтобы причина вызвала следствие, требуются определенные условия. Условия — это явления, необходимые для наступления данного события, но сами по себе его не вызывающие. Если сами по себе условия не могут вызвать соответствующего следствия, то без них причина бессильна. Еще Гален говорил: ни одна причина не может вызвать заболевания, если налицо нет восприимчивости организма. Известно, что человек, в организм которого попали определенные микробы, может заболеть, а может и не заболеть. От характера условий зависят способ действия данной причины и природа следствия. Изменяя условия, можно изменять и способ действия причины и характер следствия.

Причину необходимо отличать от повода — внешнего толчка, способствующего 'проявлению причины. Так, убийство австрийского эрцгерцога в Сараево привело в действие причины Первой мировой войны.                                   

Диалектический и механистический детерминизм. Детерминизм — это философский принцип, согласно которому явления природы, общества и сознания связаны друг с другом естественной причинной связью и обусловливают друг друга. :

Причина, обусловленность бесконечна: не может быть ни первой (т.е. беспричинной) причины, ни последнего (т.е. беспоследственного) следствия,

Диалектический детерминизм исходит из признания многообразия типов причинных связей в зависимости от характера закономерностей, действующих в данной сфере явления. Он несовместим с механистическим детерминизмом, который трактует все многообразие причин лишь как механическое взаимодействие, не учитывая качественного своеобразия закономерностей различных форм движения. Отрицая объективный характер случайностей, он ведет к фатализму. Такой детерминизм применим при некоторых инженерных расчетах машин, мостов и других сооружений. Однако с данных позиций нельзя объяснить, например, закономерности поведения микрочастиц, биологические явления, психическую деятельность, общественную жизнь.

Причинность и целесообразность. Издавна существует воззрение, согласно которому все в природе устроено целесообразно и всякое развитие является осуществлением заранее предопределенных целей. Эта позиция называется телеологией (от греч. 1ё1еоз — цель и 16^05 — учение). В доказательство своих взглядов сторонники телеологии обычно приводят факты целесообразного строения организмов в природе. Стоит только, говорят они, присмотреться к устройству крыла какой-нибудь бабочки, поведению муравья, крота, рыбы, чтобы убедиться, насколько целесообразно все устроено. Наиболее наивной и грубой формой выражения телеологии является утверждение, что, например, кошки созданы для того, чтобы пожирать мышей, а мыши — чтобы служить пищей для кошек. Мухи, по едкому замечанию Вольтера, рождаются для того, чтобы их съедали пауки, а люди— для того, чтобы их глодали скорби. Целью всего процесса эволюции животного мира является человек, а животные созданы для того, чтобы человек оказался в благоприятных условиях жизни.                

Целесообразное строение растений и животных — реальный факт. Например, по своему устройству стебель растения может служить образцом для архитектора, желающего создать прочную легкую конструкцию с наименьшими затратами материала. Еще Б, Спиноза призывал не удивляться целесообразности, “как глупец”, а “искать истинные причины чудес” и “смотреть на естественные вещи, как ученый”.

Изменения в мире животных и растений обусловлены взаимодействием их с условиями жизни. Если эти изменения оказываются полезными для организма, т.е. помогают ему приспособиться к среде и выжить, то они сохраняются в результате естественного отбора, закрепляются наследственностью, передаются из поколения в поколение, образуя то целесообразное устройство организмов, ту приспособленность к среде, которые так часто поражают воображение людей и о чем так метко говорил К.А. Тимирязев:

“Отбор без отбирающего лица, самодействующий, слепой и безжалостный, работающий без устали и перерыва, в течение несметных веков отбирающий одинаково и крупные внешние особенности, и самые ничтожные подробности внутреннего строения — под одним только условием, чтоб они были полезны для организма; естественный отбор — вот причина совершенства органического мира; время и смерть — вот регуляторы его гармонии”.

Углубляющееся познание выходит за рамки простого установления причинных отношений. Оно проникает в связи вещей и с других сторон. Отношения между причиной и следствием могут выступать как в форме необходимости, так и случайности.

Необходимое и случайное. Нет таких сил, которые остановили бы движение небесных тел и развитие материи. Невозможно повернуть историю вспять. Люди давно подметили, что события в природе и обществе совершаются с неумолимой силой. Из этого делались и верные, и неверные выводы. Что бы ни случилось с человеком, люди говорят: “Чему быть, того не миновать”. Вера в судьбу — фатализм — базируется на том положении, что в мире, в жизни человека все заранее предписано и предопределено. Были философы, которые считали, что в мире абсолютно все свершается с необходимостью: все, что мы наблюдаем, не может быть иначе, чем оно есть.

Из правильного положения о причинной обусловленности явлений природы и общества многие ученые и философы делали неверный вывод о том, что в мире есть только необходимость, а случайных явлений нет. Так, Б. Спиноза утверждал, что случайным явление называется исключительно по причине недостатка наших знаний. В подобном утверждении отождествляются два разных понятия: необходимость и причинность. Случайные явления причинно обусловлены. Но от этого случайные явления не становятся необходимыми. Не все, что возникает, возникает по необходимости. Случайности в объективном мире принадлежит определенная, хотя и ограниченная, роль. Она обладает своей долей права. Если необходимость выражает лишь существенные связи, тенденции, то на жизнь каждого индивидуального предмета влияют и существенные, и множество иных связей и тенденций. Случайность не имеет своего основания в существенных свойствах и отношениях объекта. Она не есть нечто исторически подготовленное ходом развития данного объекта. Случайность — это то, что в данных условиях может быть, но может и не быть, может произойти так, но может произойти и иначе.

Случайность может быть внешней и внутренней. Вот пример внешней случайности. Человек наступил на арбузную корку и упал. Налицо причина падения, но она не

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 |