Имя материала: Философия и история образования

Автор: Л.А. Степашко

Гуманист и подвижник иоганн                                 генрих песталоцци (1746—1827)

 

Социально-реформаторские идеалы,

антропологическая концепция, природосообразность

воспитания, теория элементарного образования,

основания народной школы (связь с жизнью,

развивающее обучение, труд,

нравственные ценности), оценка

 

«Избавитель бедных. Народный проповедник. Отец сирот. Основатель народной школы. Воспитатель человечества. Человек. Гражданин. Всё для других. Для себя ничего». Эта надпись на надгроб ном памятнике И.Г. Песталоцци, сделанная его современниками, помогает сегодня понять духовные основы жизненного подвига великого швейцарского педагога, оценить уникальность его вклада в европейский историко-педагогический процесс.

Демократ и гуманист Песталоцци со студенческих лет мечтал помочь своему народу «подняться» из нищеты и невежества к разумной, осмысленной, материально обеспеченной жизни. Свои социально-реформаторские идеалы просветитель связал с образованием народа, воплощал их в более чем полувековой педагогической деятельности. Его опыт организации воспитательно-образовательных заведений для детей и юношества, теоретическое осмысление своих наблюдений и поисков, рождённые его патриотическими устремлениями, приобрели общечеловеческий универсальный характер. В 1792 г. Законодательное собрание революционной Франции удостоило Песталоцци звания французского гражданина в числе восемнадцати иностранцев — поборников свободы и демократии.

Мировоззренческие, духовно-нравственные основы педагогической системы Песталоцци — сложный синтез представлений, идеалов и ценностей, корни которых и в христианской традиции, и в идеологии Просвещения, и в немецком романтизме, а почва — духовная жизнь Европы последней четверти XVIII — первой четверти XIX вв.

Антропологическая концепция педагога зиждется на признании священной, божественной основы «хода развития человеческого рода». По сравнению с Руссо и Локком, это другие масштабы педагогического видения: ориентированность не на «мудрость» воспитателя и не на «частного человека», а на «человечество», призванное внести в ход развития ребёнка, члена рода человеческого «божественные и человеческие начала». В соответствии с христианской традицией, Песталоцци «возвышает» человека и вместе с тем далёк от идеализации человеческой природы. «Истинно человеческое», отличающее человека от других живых существ: «ум, сердце, рука» — вызревает в борении с «животным началом». Воспитание призвано помочь этому естественному процессу — «подчинить притязания нашей животной природы нашему духу» (1, 337). А для этого необходимо знание законов природы человека, «если не чёткое знание», то «живое внутреннее ощущение того пути, по которому идёт сама природа, развивая и формируя наши силы» (там же). Таким образом, Песталоцци «переоткрывает» идею Коменского о необходимости научного обоснования педагогического процесса — на базе антропологических знаний.

В своей главной книге «Лебединая песня» (1826) Песталоцци попытался сформулировать и педагогически осмыслить наиболее «общие» законы развития природных сил и способностей. Это непреодолимое стремление каждой силы к собственному развитию и совершенствованию (выйти из состояния безжизненности и неумелости и стать развитой силой). Это закон равновесия, взаимосвязанности и гармонии развития всех сил, вытекающий из единства человеческой природы, противостоящий односторонности развития — ущербности человеческого в человеке. Это закон развития каждой из сил посредством «упражнений». В то же время каждая сила имеет свои законы развития: ум развивается через акт мышления, сердце — через проявляющиеся на деле любовь и веру, способности к материнству лишь практически упражняясь (1, 338—339). Природосообразное воспитание есть развитие на основе этих законов «задатков и сил человеческого рода» (1, 337).

Отсюда природосообразное воспитание есть стимулирование саморазвития. Оно вызывает стремление к совершенству, к цельности личности: возвышает силы человеческой души «до чистейшего благородства», развивает умственные силы до самостоятельного познания истины, физические силы — до способности к мастерству, «прививает ребёнку общее стремление к совершенству во всей его жизненной деятельности» (1, 350). Безусловно, это иной, чем у Руссо, аспект в трактовке соотношения воспитания и развития. — Обосновывается право и обязанность педагога активно влиять на природные процессы развития человеческого в каждом индивидууме, на действенную помощь ребёнку в том, чтобы он «облагородил себя», на использование с этими целями культурного опыта человечества в сферах познания, духовно-нравственной жизни, практической деятельности.

Необычным, по сравнению с воззрениями предшественников и последователей Песталоцци, был его взгляд на условия и возможности реализации принципа природосообразности. С одной стороны, этот принцип отражает «дух и жизнь нашей внутренней природы», с другой — ему противостоят и несовершенство человеческой природы («преобладание плоти над духом», врождённые наклонности к одностороннему развитию), и несовершенство человеческой культуры, и внешние обстоятельства (уклад сословной, семейной жизни и многое др.), и, наконец, учитель, который будет применять средства природосообразного воспитания в «соответствии с особенностями своей индивидуальности» (1, 351). Это противоречие мыслитель считает вечным, им объясняет ход развития культуры, а природосообразность воспитания оценивает как «великую цель всей человеческой культуры», «цель человечества»: ему «вменяется в долг стремление к этой цели», и именно этому стремлению «мы обязаны той степенью культуры, до которой цивилизованный мир возвысился в нравственном, умственном и физическом отношении» (1, 352—353). В такой трактовке природосообразность воспитания выносится за традиционные трактовки принципа индивидуальной педагогической деятельности — обосновывается как ведущий «закон хода развития человеческого рода». — Антрополого-педагогические воззрения приобретают цельность.

Своё служение идеалу природосообразного воспитания Песталоцци воплотил в теории элементарного образования. Её основная идея выявление «простейших» элементов — первооснов познания мира, нравственной жизни, практической трудовой деятельности; установление взаимосвязей между этими элементами сфер культуры; выстраивание на такой основе постоянно усложняющейся системы нравственного, умственного, физического, трудового воспитания в их единстве. Педагогика Песталоцци в конкретике содержательной и процессуальной сторон обучения ориентирована на семейное воспитание и народную школу («Книга матерей или Руководство для матерей, как учить их детей наблюдать и говорить», «Азбука наглядности, или наглядное учение об измерении», «Наглядное учение о числе» и др.).

Страстный защитник народных интересов, проповедник распространения просвещения в народной среде, создатель учебно-воспитательных заведений для обездоленных детей, Песталоцци разработал новый тип народной школы, содержание и методику начального обучения. Его предшественником был Коменский («школа родного языка»). Однако ко времени Песталоцци сохранились лишь учебные книги великого славянина. И Песталоцци, по сути, поднимал целину.

Основания народной школы теоретик усматривал в языке народа, в его религии, в традициях семейного воспитания, в укладе народной жизни, т.е. в той естественной среде, где растёт ребёнок. Школа должна как бы вырастать из народной жизни, обогащать и усовершенствовать её воспитательные влияния на ребёнка — возвышая тем самым и ребёнка, и среду. Связь школы с жизнью должна быть органичной, ориентированной на ребёнка как члена среды, на его самоутверждение и самоопределение в этой среде. Раскрывая свою мечту в образах и картинах школьной жизни («Лингарт и Гертруда»), Песталоцци показывает, как учитель стремится учесть запросы к школе разных групп населения деревни; помочь детям осмыслить их личный опыт, связывая обучение с жизнью, расширяя представления ребёнка о жизни деревенской округи, об истории деревни, о занятиях людей; включить в этот процесс и деревенского пастора, убедив его приблизить процесс религиозного воспитания к особенностям личного опыта крестьянских детей, к детской вере, и искусных ремесленников и т.д. (1, 303—313). Вместе с тем школа расширяла кругозор ребёнка — выводила его благодаря знаниям за деревенскую околицу в большой мир родины и человечества (знания географические, исторические, природоведческие).

На прочной основе связи школы с жизнь.о строится обучение. В соответствии с принципом природосообразности, процесс обучения рассматривается Песталоцци как процесс развития умственных сил в мыслительные интеллектуальные способности. С такой точки зрения традиционное для начального образования обучение чтению, письму, счёту должно специально организовываться как процесс развития способностей к познанию, который опирается на природные законы развития умственных сил, обеспечивает сознательную деятельность в этом мире. Это способности воспринимать речь — её элемент «слово», состоящее из звуков; воспринимать форму — её элемент «линия», лежащая в основе любого начертания (от рисования линий к написанию букв); воспринимать количество — его элемент «единица». Средством развития этих способностей и соответственно овладения знаниями, умениями и навыками теоретик избирает «наглядность» (по терминологии Песталоцци, «предметное обучение»), что психологически обосновывается ролью в познании чувственного восприятия, стимулирующего акт мышления и дающего «материал» для самостоятельного сопоставления, различения, сравнивания предметов — «ясного осознания их» (1, 345). При такой организации познавательной деятельности исключалась традиционная для первоначального обучения чтению, письму, счёту дрессировка. Мало того происходил процесс развития способностей к «исследованию и суждению», которые высоко ценились Песталоцци и в плане личной культуры человека, и в плане развития «культуры человечества». Развитие наблюдательности, памяти, мышления, речи в «предметном обучении» дидакт связывал и со специальной системой упражнений. Итак, теория элементарного образования Песталоцци есть теория развития в процессе усвоения знаний познавательных сил и способностей ученика, а созданные и реализованные им методики первоначального обучения — первый в истории образования вариант развивающего обучения.

Народная школа не мыслилась Песталоцци без практической, трудовой деятельности. Эта идея имела утилитарные основания: помочь народу освободиться от нищеты, поднимая с помощью трудового обучения в школе качество труда, и педагогические, вытекавшие из принципа природосообразности воспитания. Естественные стремления ребенка к практической деятельности как выражение вовне деятельности духовной, естественные способности человека к мастерству, воплощённые потенциально в его физической природе, нуждаются в искусстве развития не менее, чем умственные силы и способности.

В поисках «элементов» практической трудовой деятельности, связанных прежде всего с «рукой» человека, Песталоцци выходит на идею «азбуки умений» (колоть, резать, бросать и т.д.), обучение которым должно осуществляться в «материнской школе», чтобы с ранних лет вырабатывалась трудовая сноровка, привычка к трудовому усилию. В школьные годы труд ребёнка усложняется: ориентируется уже на специальные навыки и умения. В опыте Песталоцци — это овладение рядом ремёсел, сельскохозяйственным трудом, что создавало разнообразие деятельностей и тем самым обеспечивало разносторонность развития способностей как физических, так и духовных. Согласно сформулированному теоретиком закону равновесия и гармонии развития способностей, Песталоцци включает в процесс развития способностей к мастерству как труд, так и обучение, обогатив его практической деятельностью, связав с жизнью, с осмыслением личного опыта, направив на овладение способами и приёмами мышления и действия. Свою позицию он обосновывает тем, что «внутренняя сущность» формирования всех способностей к мастерству и профессии заключается в формировании духовных сил человеческой природы... если человек хорошо обучен... считать, измерять...чертить, то он в себе самом уже содержит глубокие, важнейшие основы всякого мастерства и всякой умелости» (1, 347). Последний тезис иллюстрируется описанием того, как ученики народной школы «ловко» включались в новый для них ремесленный труд, а мастера охотно брали их на работу («Лингард и Гертруда»).

В советской историко-педагогической литературе внимание акцентируется на утилитарном назначении труда в теории Песталоцци. Высоко оценивается его идея «общей» «политехнической» подготовки к будущей трудовой деятельности (политехническое образование ведущая идея советской педагогики), отмечается как недостаток его опыта «механическое, а не органическое соединение обучения с производительным трудом» (2,73). Представляется, что существеннее и справедливее по отношению к воззрениям великого гуманиста подчёркивать не столько то, что «Песталоцци стремился подготовить детей трудящихся к предстоящей им работе», сколько «общечеловеческую» педагогическую ценность обоснования трудового воспитания как целенаправленного развития природных сил гармоничного человека; оценивать не пути и средства, которые использовал Песталоцци, сколько сами идеи развития способности к мастерству вкупе с развитием духовных сил, духовной жизни ребёнка.

Духовно-нравственное воспитание Песталоцци рассматривал как наиважнейшую задачу народной школы. В качестве элемента развития нравственных способностей человека им определялась любовь, а религиозности — вера. Истоки нравственного и религиозного развития дитяти — в материнской любви, в семейных отношениях, основанных на любви, искренности, доверительности, в упорядоченном укладе семейной жизни. И народная школа призвана продолжить естественные процессы — облагородить их, утверждая моральные нормы и требования в организации всей школьной жизни, в любой деятельности детей, в системе складывающихся отношений; обосновывая, «санкционируя» нравственное поведение «словом Божиим». Детское школьное сообщество мыслится Песталоцци как большая семья, жизнь которой направляется любящим, заботливым и вместе с тем строгим и требовательным учителем — «отцом»).

Какие же нравственные ценности должна формировать народная школа? Песталоцци на первый план поставил упорный, серьёзный труд, стремление к разумным, полезным занятиям в противовес праздности, лени, болтовне. Столь же строг он и в требованиях смелости, прямоты, простосердечия, нетерпим к притворству, лжи, лицемерию, алчности, нечестности — ценил «ясный и открытый нрав», «действенную и скупую на слова любовь к ближнему» (1, 307), добивался аккуратности, стремления к чистоте, порядку в любом деле. Видя в девочках будущих матерей, он стремился уберечь их души от пороков, возвысить их, научить воспринимать красоту природы и человека: «им суждено дать счастье будущему поколению» (1,312).

По Песталоцци, нравственные ценности человека — «фундамент для внутреннего равновесия и спокойствия», следование им дает уверенность в своих силах, рождает энергию и оптимизм. Народная школа утверждает ребенка в его нравственном отношении к миру и самому себе всем укладом жизни, бодрой и разумной деятельностью, «Словом» учителя, его последовательными требованиями нравственного поведения и строгих оценок любого отступления, любого нарушения этих требований. Песталоцци настаивал на необходимости активной, страстной, непримиримой позиции учителя в отношении проявления пороков в поведении детей. Он опирался на личный опыт перевоспитания: стимулирование стремления детей «заслужить одобрение учителя», «чувствуя, что они не то, чем должны были бы быть,... удваивали свои усилия... Почти невероятным может показаться, как дети выросли за это время духовно и как окрепло их сознание» (1, 310). Гениальный педагог в течение месяцев достигал нравственного здоровья детского сообщества, недавних бродяг, нищенствовавших, озлобленных, не владевших элементарными навыками человеческого общежития.

Итак, в теории и практике Песталоцци народная школа, имевшая научным основанием принцип природосообразности, органично вырастала из естественной для ребёнка социальной, природной, культурной среды, и тем самым неизбежно становилась школой развития. Благодаря Песталоцци одна из мировоззренческих идей Просвещения — «массового народного образования» — приобретала реальную, гуманную теорию народной школы. Однако и в XIX в. в образовательных практиках европейских стран традиционно сохраняла свои позиции школа учёбы. Использовались лишь отдельные идеи Песталоцци, а разработанные им методики начального обучения (наибольший интерес вызывала идея наглядного — «предметного» обучения) адаптировались к школе учёбы.

Сопоставляя педагогические системы Локка, Руссо, Песталоцци, мы отдаём дань особым заслугам великого швейцарского педагога. Для него педагогика не являлась прикладной философией: он поднимался к философским концепциям от своего эмпирического опыта, по сути, длительного, высоко результативного, «опережающего эксперимента». Обратившись к процессам развития и саморазвития духовных и физических сил человека, Песталоцци обосновал идею психологизации обучения и воспитания, идею социологизации народной школы. В трактовке воспитания как взаимодействия педагога и ребёнка он искал меру между авторитарностью педагога и свободой воспитанника. Ориентируясь на естественное, свободное развитие природных сил ребёнка, выступал за активное педагогическое руководство, за прямое обращение учителя к самосознанию ученика (что отнюдь не снимало значимости косвенного педагогического воздействия, скрытой позиции педагога). Воспитание, по Песталоцци, предстаёт как процесс регулируемого развития, направленного на максимально возможное для ребёнка достижение умственной самостоятельности, практической умелости, нравственно-духовного роста.

Принимая идею Руссо об искусстве воспитания, Песталоцци стремился найти научные основания воспитательной деятельности, на их базе разработать «практическую педагогику» и тем самым способствовать тому, чтобы воспитатель овладевал мастерством воспитания. В этом плане особенно значимыми для европейского учительства были разработанные Песталоцци методики развивающего обучения. Песталоцци, по праву, считается основателем (переоткрывателем Коменского) педагогики народной школы, интенсивно развивавшейся во второй половине XIX в. в связи с ростом в европейских странах начального образования.

В теоретической и практической деятельности И. Г. Песталоцци гуманистическая традиция серьёзно укрепилась в общественном и педагогическом сознании, обогатила педагогические универсалии новыми «жизнесмыслами», которые раздвигали «рамки» традиционных представлений о воспитании, открывали новые перспективы развития педагогической мысли, прогнозировали её (гуманистической традиции) доминирование по мере утверждения в культуре идеи самоценности человека, по мере укрепления демократических, правовых начал в общественной жизни.

ЗАДАНИЕ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ

 

1. В «Лебединой песне»(см. Хрестоматия...) выделите трактовки природы

    человека, законов развития природных сил и способностей, попытайтесь 

    соотнести их современными представлениями, с Вашими взглядами.

2. Познакомьтесь с описанием народной школы в педагогическом романе

    «Лингард и Гертруда» (см. Хрестоматия...), с решением опросов «школа и

    социум», «воспитание и культура», «школа и труд».

3. Рассмотрите ведущие компоненты теории народной школы, Можно ли, по

    Вашему мнению, оценить ее как теорию школы развития человека? Обратите

    внимание на термины: формальное образование, развивающее обучение,

    политехническое образование. Что затрудняет, на Ваш взгляд, практическую

    реализацию современных концепций развивающего обучения?

4. В чем Песталоцци «переоткрыл» Коменского? Что принял и в чем не согласился

    с высоко почитаемым им автором «Эмиля»?

 

Л И Т Е Р А Т У Р А

 

1. Хрестоматия по истории зарубежной педагогики. М., 1971.

2. Константинов Н.А., Медынский Е.Н., Шабаева М.Ф. История педагогики. М.,

    1974.

3. Очерки истории школы и педагогики за рубежом. 4.11. М., 1989.

4. Педагогическое наследие. Я.А. Коменский, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо,

    И.Г. Песталоцци. М., 1988.

5. Ротенберг В.А. Песталоцци /Педагогическая энциклопедия: в 4-х томах. Т.З.М.,

    1966.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |