Имя материала: Социальное проектирование

Автор: Луков Валерий Андреевич

§ 1. социальный проект как текст

 

Если мы собираемся строить здание, то в итоге будет построено здание. Если мы создаем организацию, то проект закончится появлением организации. Пока наше здание (или наша организация) хотя бы частью остается мыслительной конструкцией, пока что-то из задуманного «остается на бумаге» — проект сохраняет свою природу и свое назначение.

Но у проекта есть и другое обличье, которое существует в законченном виде еще до начала непосредственной деятельности (строительных работ и т. д.) — это текстовое описание наших целей, возможностей и действий.

В процессе осуществления проектов целый ряд его этапов связан с текстовой работой. Чтобы увидеть это, посмотрим на структуру жизненного цикла проекта.

Жизненный цикл проекта. Промежуток времени между моментом появления проекта и моментом его ликвидации составляет жизненный цикл проекта. В технологии управления проектами это — исходное понятие для исследования финансирования работ по проекту и принятия соответствующих решений1.

Жизненный цикл проекта состоит из этапов. Они выделяются по-разному (но исходя из общей задачи — установить контрольные точки работы по проекту). Применительно к социальным проектам мы примем в качестве основных следующие этапы:

— Разработка концепции проекта.

— Оценка жизнеспособности проекта.

— Планирование проекта.

— Составление бюджета.

— Защита проекта.

— Предварительный контроль.

— Этап реализации проекта.

— Коррекция проекта по итогам мониторинга.

— Завершение работ и ликвидация проекта. Значительная часть работы, как видим, проводится до фазы

реализации проекта. И форма представления итогов по многим фазам — тексты.

Технологию подготовки проекта как текста описать вполне возможно при всем разнообразии проектов по их содержанию, потому что здесь решаются сходные задачи — осознание сути проекта самими авторами и представление проекта потенциальным участникам его осуществления (инвесторам, спонсорам, органам государственной власти, общественным объединениям и т.д.). Кроме того, основные элементы технологии совпадают, даже если различаются масштабы проектов и их конкретное назначение.

Чтобы подготовить текст проекта, надо провести предварительное изучение обстановки, необходимые исследования и расчеты. Подготовка текстового описания проекта и его разработка оказываются неразрывно связанными. Это позволяет нам перейти к собственно технологическим вопросам социального проектирования, рассматривая работу над проектом как текстом.

Структура текстового описания проекта. Сравнение множества проектов показывает, что их текстовое описание строится примерно по одной схеме.

Сравним две структуры. Первая их них — типовая структура, применяемая при составлении федеральных целевых программ.

Паспорт программы: а) наименование; б) дата принятия решения о разработке проекта, программы; в) заказчик; г) основной разработчик программы; д) цели и задачи программы; е) сроки реализации; ж) перечень основных подпрограмм; з) исполнители подпрограмм и основных мероприятий; и) объем и источники финансирования; к) ожидаемые конечные результаты реализации программы; л) система организации контроля за исполнением программы.

1. Содержание проблемы и обоснование необходимости ее решения путем осуществления программы.

2. Основные цели, задачи и сроки реализации программы, "t -

3. Система мероприятий программы.

4. Ресурсное обеспечение программы.

5. Механизмы реализации программы.

6. Организация управления программой и контроль за ее реализацией.

7. Оценка эффективности социально-экономических и экологических последствий от реализации программы.

Приложения: 1) объемы и источники финансирования программы (с разбивкой по годам и содержанию расходов, источникам финансовых средств; с разбивкой по этой схеме по подпрограммам); 2) дополнительная информация по программе (графики, диаграммы, отечественный и мировой опыт, литература по теме и др.).

Вторая структура основывается на обобщении нескольких сотен конкурсных проектов, которые представлялись молодежными и детскими общественными объединениями в федеральный орган исполнительной власти начиная с 1995 г. (по итогам конкурса проекты-победители получали частичное финансирование из средств федерального бюджета).

1. Проблема, на решение которой направлен проект.

2. Цели проекта.

3. Описание работ (услуг), которые должны быть выполнены в рамках проекта, и предъявляемые к ним требования.

4. Сроки реализации проекта и ожидаемые результаты. Порядок использования полученных результатов и круг лиц, в интересах которых они должны использоваться.

5. Кадровое, финансовое и материально-техническое обеспечение.

6. Порядок осуществления руководства и контроля за выполнением данного проекта (включая список лиц, непосредственно ответственных на ее реализацию).

7. Смета расходов.

Нетрудно заметить: и при описании мегапроекта, являющегося сложным по структуре, долгосрочным, требующим больших финансовых средств, и при описании малого проекта общественной организации используется одна схема. Это не столько дань нормативам подготовки таких документов (конечно, есть предписывающие нормы, в том числе излагаемые в правилах проведения конкурсов проектов), сколько логическое отражение реального проектирования, последовательности фаз развития замысла и его обоснования.

Рождение замысла проекта. Логика социального проектирования предполагает исходить из осознания социальной потребности. Из этого основания вытекает постановка цели проекта, его конкретные черты, подлежащие планированию.

«В основе процесса проектирования, — пишет Ж. Т. Тощенко, — лежит анализ общественной потребности. Она может быть и очевидна, и скрыта, поэтому этот начальный этап предполагает поиск, связанный с определением ее сущности»2. Далее на этом основании формулируются цели проекта, проводится сбор необходимой информации, чтобы определить задание на проектирование (оно устанавливает параметры, которым должен соответствовать проект). «На заключительной стадии проектирования принимается решение. Оно выступает в виде конкретной программы действий, которая в заданных параметрах намечает те или иные средства достижения поставленной цели при наличии определенных ограничений. Решение содержит также возможные варианты, сроки, основные этапы и последовательность операций»3.

В общем виде это технологическая схема проектирования. Но в ней некоторые элементы не имеют четкой фиксации, на деле же они оказываются, во-первых, важными, во-вторых, подлежащими переводу в технологию. Главное состоит в том, что еще до изучения социальной потребности, до постановки цели проекта инициатор проекта находится в творческом поиске, имеющем к будущим результатам его практических действий непосредственное отношение. Вот почему в рамках тезаурусного подхода к социальному проектированию выделяется еще одна стадия, которая предшествует описанным элементам технологической схемы. Мы называем эту стадию рождением замысла проекта. Это — стадия субъектной активности и одновременно высокой степени неопределенности, интуитивных догадок и эмоциональных оценок. При проектировании, осуществляемом в порядке выполнения задания в проектных коллективах, аппарате органов государственной власти и т. д., данная стадия скрыта, находится за кулисами проектного процесса, но непременно присутствует. В микро- и малых проектах она, напротив, может быть очень выразительной и составлять иногда мотивационную основу участия инициатора в выдвижении и реализации проекта. В таких проектах она максимально приближена к субъектным свойствам инициатора и в этом отношении может предопределять успех или провал всего дела.

Психологическим основанием рождения замысла проекта является процесс творчества, или — как свойство личности, группы — креативность, т. е. способность создавать новое.

Специально изучавший креативность видный американский психолог Абрахам Гарольд Маслоу (1908-1970) подчеркивал, что «обучение творчеству, или, вернее, обучение через творчество, может быть чрезвычайно полезно не столько для подготовки людей к творческим профессиям или производству продуктов искусства, сколько для создания хорошего человека»4. Социальное проектирование — поле творческой деятельности, где личность, человеческие сообщества находят замечательные условия для самоактуализации.

Креативность принято разделять на первичную и вторичную. «Первичная креативность, или этап вдохновенного творчества, обязательно должна быть отделена от вторичной — от процесса детализации творческого продукта и придания ему конкретной предметной формы. Эта вторая стадия включает в себя не только и не столько творчество, сколько тяжелую рутинную работу, успех ее в значительной степени зависит от самодисциплины художника...», — отмечал А. Маслоу5. Увидеть такое различие первичной и вторичной креативности можно на разных стадиях работы над проектом. Рождение замысла проекта связано с проявлениями первичной креативности.

Вначале весь проект укладывается в какое-то побуждение, смутное желание, некое стремление к переменам, к созданию чего-то своего, нового. Мы, конечно, представляем, в какой области собираемся действовать, но у нас нет ясности, что конкретно надо делать. Если нам не удается удержать возникшее побуждение в сознании, проект может и не родиться, желание иссякнет.

Поэтому первое, что предстоит сделать, — постараться зафиксировать замысел. Но как это сделать, если замысел неясен? Для этого есть несколько способов.

Самый простой — взять лист бумаги и записать замысел в той форме, в какой он возник, ничего не подправляя и оставляя обработку сделанных заметок на дальнейшее.

Приведем один набросок (в извлечениях) относительно модели определенного типа учреждения социальной службы для молодежи (хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории, фонд 106). Набросок сделан в 1990 г. — в период, когда у нас в стране велся активный поиск системы и средств социальной работы с детьми и молодежью, разрабатывались концепции такого рода социальных проектов.

В основе: концепция естественной социальности (или естественных социальных условий) как исходная (ее-то и надо теоретически разрабатывать в первую очередь). Отличие от SOS-Kinderdorf, где во главе «мать»: эта идея гуманистична, но недостаточна. Условия — снимаются жизненным процессом. Отс. не только «мать», но и «отец», но и это лишь часть, а не целое. «Дедушка», «бабушка» (на основе нынешней «няни»). Старшие «братья» и «сестры». Это не только действительно модель полной (патриархальной!) семьи, но и инструмент буфера в межпоколенческих отношениях.

Далее — макаренковский коллектив в полноте его идеи, но не искаженной как последующей профанации, так и самоискажениями Макаренко в силу ограниченности реальностей. Его идея куда глобальнее, чем осуществление (в нем — частичное, но очень важное решение глобального социализационного процесса). Госкомнаробраз против Макаренко из-за его опоры на коллективизм: сейчас-де это устарело как пережиток сталинизма. Глубочайший вздор и непонимание личности.

Национальный и этнический момент (следовательно, и ландшафтный и климатический).

Просветительский опыт, особенно Воспитательный дом в Москве. Провал этой идеи в XVIII—XIX веках, ее утопизм, но что она может подсказать нам? Где ошибка социального проекта? Может быть, вопрос именно в допустимых пределах нарушения личностной автономии в юношеском возрасте?

Стереотип: служба как стационар (привязанность к клубам, центрам и т. д.). А если использовать аналогию с перипатетической традицией? Соединить стационар с калейдоскопом перемещений (территориальных, социальных и т.д.)? Очевидно, что расширяется выбор условий. Вопросы: 1) как это реализовать? и 2) не навредит ли это личности формирующейся?

Что мы формируем? Социальную субъектность. Отсюда выбор средств и критерий оценки. (Ср. Песталоцци: воспитание самостоятельности через самодеятельность.)

Нынешний образцовый детский дом по модели — тюрьма. Таков исходный пункт переориентации. Направленность не на обучение, а на общение.

В приведенной записи порядок определяется не логикой, а тем, как мысли приходили в голову автору. Они подгоняют друг друга, рождаются по ходу записи. Автор увлечен и пока заботится не о том, как его поймут другие, а о том, чтобы замысел был выплеснут на бумагу. Но уже здесь легко различить концептуальные идеи, аргументы для их обоснования; здесь же — вопросы, над которыми надо подумать. В общем-то через десятилетие после написания набросок все-таки вполне понятен, а записанные на бумажных листах идеи актуальны.

Другой способ фиксации замысла — обговорить его с близкими людьми. Лучше, если это будут друзья, коллеги по работе или учебе, в общем, те, кто не поленится внимательно нас выслушать и заинтересованно обсудить наши смутные идеи. Конечно, это могут быть и члены нашей семьи. Правда, нередко в семье замысел нового проекта воспринимается как что-то такое, что оторвет нас от семейных обязанностей. Замысел может быть обсужден и с теми, кого мы знаем заочно как специалистов или как близких нам по убеждениям людей. В дискуссии, в диалоге замысел прояснится.

В высшей степени подходящий для анализа пример такого формирования замысла социального (социокультурного) проекта дает история создания МХАТа.

21 июня 1897 г. в московском ресторане «Славянский базар» встретились к тому времени едва знакомые Константин Сергеевич Станиславский (1863-1938) и Владимир Иванович Немирович-Данченко (1858-1943). Их разговор начался в 2 часа дня, а закончился через 18 часов в имении Станиславского Любимовке. Немирович-Данченко так описывал эту встречу: «Точно он <Станиславский. — В. Л.>ждал, что вот придет, наконец, к нему такой человек, как я, и скажет все слова, какие он сам давно уже имел наготове... Не было ни одного места в старом театре, на какое мы оба не обрушились бы с критикой беспощадной... Не было ни одной части во всем сложном театральном организме, для которой у нас не оказалось бы готового положительного плана — реформы, реорганизации или даже полной революции... Наши программы или сливались, или дополняли одна другую... Вся наша беседа заключалась в том, что мы определяли, договаривались и утверждали новые законы театра, и уж только из этих новых законов вырисовывались наши роли в нем». Немирович-Данченко отмечал, что потом на практике инициаторы проекта столкнулись с массой неожиданностей: «И это было очень хорошо, что мы не все знали и не все предвидели. Потому что если бы все предвидели, то, пожалуй, не решились бы на это дело». Особенность этого проекта, в отличие от множества замыслов, возникающих у деятелей культуры, состояла в том, что изначально это был деловой проект, в котором основные вопросы решались как вопросы организационные и финансовые. Немирович-Данченко писал: «Крупнейшими кусками организации были: репертуар, бюджет и, — самое важное и самое интересное, — порядок репетиций и приготовление спектакля... А когда актеры Художественного театра станут пайщиками дела, т. е. полными хозяевами его, вложат в него свои заработки и свои жалования, тогда вы увидите, как они научатся ценить свои художественные задачи»6.

В этом описании обозначены важнейшие параметры решений концептуального характера. Московский художественный театр (позже МХАТ) стал гордостью культуры России, он повлиял на реформу всего театрального дела и в нашей стране, и во многих других странах мира. Он изменил в театре положение актера и режиссера, он изменил и положение зрителя (медленно гаснущий в зале свет и запрет на вход в зрительный зал после третьего звонка — мхатовские инновации). Для нас же интересно в приведенных воспоминаниях увидеть пути концептуализации замысла: он не начинается серией отработанных формулировок, а приходит к ним.

Аналог диалогового разворачивания замысла проекта дает бытовой разговор в научном сообществе. Особенность научных со-

обществ состоит в том, что, даже затевая разговор на обыденные темы, ученые сбиваются на профессиональное обсуждение актуальных исследовательских тем. Так проясняются многие замыслы, несознаваемые еще их авторами.

Но нередко не важен диалог: достаточно того, чтобы нас внимательно выслушали. Излагая свой замысел заинтересованному слушателю, мы сами придадим ему более внятную форму.

Дейл Карнеги приводит выразительный исторический пример влияния молчаливого, но заинтересованного слушания на принятие важного решения: «В самые мрачные дни Гражданской войны Линкольн написал одному своему давнишнему другу и соседу в Спрингфилде, штат Иллинойс, приглашая его поехать в Вашингтон. Линкольн сообщил ему, что хотел бы обсудить с ним кое-какие проблемы. Этот старый сосед явился в Белый дом, и Линкольн беседовал с ним на протяжении нескольких часов о целесообразности выпуска декларации об освобождении рабов. Он привел все доводы за и против такой меры, а затем зачитал ряд писем и газетных статей; в одних его упрекали за то, что он не освобождает рабов, в других поносили из страха, что он их освободит. Проговорив со стариком подобным образом несколько часов, Линкольн пожал ему руку, пожелал доброй ночи и отправил обратно в Иллинойс, так и не спросив его мнения. Все это время говорил только Линкольн. Это как бы внесло ясность в его мысли. «Он, казалось, почувствовал после нашего разговора облегчение», — рассказывал этот старый друг. Линкольну не нужен был совет. Ему нужен был лишь дружелюбный, сочувственно настроенный слушатель, перед которым он смог бы излить душу»7.

Еще одним способом фиксации замысла можно воспользоваться и в одиночку. На листе бумаги зафиксируем основные параметры, которые мы хотели бы видеть в нашем замысле. Запишем их в любом порядке, а лучше — раскидаем по всему листу. Дальше попробуем навести мосты между параметрами, связать их в нечто целое. Наш замысел начнет проясняться. Пусть не сразу, а через день, через неделю. Практика показывает, что на стадии рождения замысла подгонять себя и других бесполезно. Но наш листок со словами активизирует предсознательные и подсознательные процессы, и, возможно, мы уже завтра проснемся с готовым решением.

Знакомый нам протестантский священник стоял перед проблемой организации работы в крупном промышленном городе Германии с молодыми людьми из неблагополучных семей. Из прошлого опыта он знал: необходимо найти основу для взаимодействия с привыкшими к насилию и трудными для контакта ребятами. Пастор зафиксировал на бумаге такие параметры смутного замысла: «молодые люди из домов, где нет человеческого тепла», «дать им свет, что-то лучшее, чем они встречают вокруг себя», «гармония природы, единство человека с природой», «я люблю встречать восход солнца». Вскоре он сформулировал свой проект, который состоял в том, что, собрав бездомных и беспризорных ребят, он на арендованном автобусе повез их встречать восход солнца в Норвегию, на фьорды. Работа в проекте стала постоянным делом пастора. Менялись участники, но неизменной оставалась структура проекта: арендованный автобус, установление контакта пастора с участниками путешествия и стимулирование их положительного взаимодействия между собой, формирование малой группы в дороге, встреча солнца на норвежском фьорде. Проект показал свою эффективность: молодые люди, сблизившиеся в нормальном человеческом общении и испытавшие сильное и возвышенное чувство единства с природой, меняли свое отношение к жизни, иначе начинали думать и действовать по возвращении домой.

Самоанализ. В ходе проработки замысла проекта практически всегда возникают вопросы: зачем мне это нужно? куда я себя втягиваю? кто я такой, чтобы браться за это дело? — и другие в том же роде. При тезаурусном подходе к социальному проектированию такие вопросы рассматриваются как требующие сознательной постановки и сознательного ответа на них.

Теоретическая сторона вопроса (как об этом уже говорилось в главе 1) состоит в том, что наш проект — одна из форм конструирования реальности, которая свойственна всем людям. Мы конструируем свою реальность, и она отличается от реальности, в которой живет даже самый близкий нам человек. Лишь некоторые близнецы идентифицируют свои жизненные миры и живут не как «Я», а как «Мы», и то до того времени, как обстоятельства жизни сократят возможности для их совместной жизнедеятельности и разведут их в разные среды общения (учебные или трудовые коллективы, семьи и т.п.).

Понимая, что наш мир не совпадает по многим параметрам с миром других людей, мы все же с самого начала создания нашего проекта уверены, что есть нечто, что через наш проект свяжет нас с этими мирами других людей. Поэтому так важно понять, что мы ищем в своем проекте, что предложим другим и какую отдачу хотим иметь для себя.

Практическая сторона дела состоит в том, что у нас всегда лучше получится тот проект, в котором мы реализуем свои личные интересы, умения и таланты и в котором наши недостатки не будут играть существенной роли.

Дадим себе оценку. Возьмем лист бумаги и запишем на одной стороне листа свои достоинства, умения и таланты, а на другом наши недостатки, сферы, где мы себя чувствуем неуверенно, то, что мы втайне от других в себе осуждаем (этот листок позже мы уничтожим). Наш талант должен составить стержень проекта, а наши недостатки должны быть по возможности нейтрализованы — ют главное.

Еще один пример из опыта социальной работы в Германии. Создавая свой проект по работе с молодежью, основным местом пребывания которой стала городская свалка, один наш знакомый социальный работник использовал в качестве стержня свое увлечение театром. Проект состоял в том, что ребята, которых удалось заразить идеей спектакля, начали сами сочинять пьесу для постановки. Так возникла пьеса «Любовь на свалке». Уже из названия ясно, что ребята попытались в ней отразить свою жизнь, свой язык, свои увлечения и проблемы. Спектакль имел незначительные внешние добавления (например, для танцевальных номеров были приглашены двое профессионалов в качестве солистов). В спектакле участвовали 22 юноши и девушки из тех, что жили на свалке. Показ спектакля в городе вызвал большой интерес. Выступление было записано на видеопленку и показано по одному из каналов телевидения. Ребята сразу стали знаменитыми. Со своим спектаклем они поехали по стране... Работа завершилась, и наш социальный работник вновь пошел на городскую свалку собирать новый театральный коллектив.

Инициатор проекта может быть увлечен не театром, а футболом, собиранием коллекции или еще чем-то. В любом случае он строит проект на своем увлечении, поскольку только на своей территории можно успешно вести агитацию, быть убедительным и интересным для других.

Хотя самоанализ необходим для небольших по масштабам проектов и его значение уменьшается по мере того, как проект становится все крупнее, сама эта форма осознания своей роли в проекте полезна во всех случаях. Ведь чем крупнее проект, тем меньше его целостность, он распадается на относительно самостоятельные составные части, где вновь для самоанализа инициаторов есть место.

Фиксация замысла и самоанализ предшествуют работе над социальным проектом. Перейти к самому проектированию означает заняться разработкой концепции проекта.

Концепция проекта. Концепция проекта — это его основные положения, представленные в определенной системе. Назначение концепции — определить конечные цели проекта и выявить возможные пути их достижения. Иначе говоря, в систематической форме представить, чего мы хотим и как мы это сделаем.

Обычно в концепции получают отражение:

— актуальность проекта;

— его цель и задачи;

— содержание предполагаемой деятельности;

— правовое, экономическое, организационное обоснование проекта;

— ожидаемые последствия его осуществления.

Актуальность проекта. В одном из итальянских городов «золотая молодежь», решив воспользоваться льготами, предусмотренными для молодежных предприятий, создала фирму по записи номеров иностранных автомобилей. Это был псевдопроект (вариант «Рогов и копыт»). Зададимся вопросом: почему такой проект не представляется актуальным?

Актуальность проекта определяется тем, насколько значима для общества (сообщества, группы людей или организаций, с ориентацией на потребности которых строится проект) социальная проблема, решению которой призван способствовать наш проект.

Социальной проблемой можно назвать такое обнаруживаемое на любом уровне социальной жизни противоречие между сущим и должным или желаемым (т. е. тем, что есть, и тем, что должно быть или хотелось бы, чтобы было), которое в обществе (сообществе) вызывает напряженность и которое оно намеревается преодолеть.

Заметим, что при таком понимании социальной проблемы на первый план выходит ее ценностный аспект. Это не значит, что социальная проблема лишена объективного содержания, не зависит от действия объективных факторов и может быть устранена лишь намерением людей. Мы считали бы преуменьшение роли объективных причин возникновения социальных проблем заблуждением, крайне опасным для социального проектирования. В то же время значимость социальных проблем не всегда соответствует их объективным параметрам: общество может не ощущать давления одних проблем и преувеличивать роль других.

Если нам удается нащупать особый общественный интерес, болевую точку общественной жизни, уловить надежды людей, их неудовлетворенные потребности и на этом нашем социологическом открытии построить фундамент своего проекта, мы создадим благоприятную ситуацию для реализации нашего замысла.

В зависимости от масштабов проекта мы по-разному будем работать над выяснением социальной проблемы, требующей разрешения.

Обратимся к микропроектам и малым проектам, которые нуждаются в очерчивании решаемой социальной проблемы, но не имеют особых средств на проведение исследований. В этом случае схема формулирования социальной проблемы такова:

1. Необходимо дать сжатую формулировку ситуации, которая требует изменения. Будем стремиться уложиться буквально в одно предложение. Разумеется, в этом случае мы проблему заострим (реальность всегда сложнее). Как штампы могут использоваться, например, такие начала предложений:

а) «До сих пор ничего не делается для того, чтобы...». В этом начале предложения упор сделан на невнимание к какой-то социальной проблеме. Дадим несколько продолжений.

Итак, «до сих пор ничего не делается для того, чтобы...»

«...безнадзорные и беспризорные дети включились в нормальную жизнь»;

«...возродить традиционное производство глиняных игрушек» свистулек»;

«...люди в нашем микрорайоне могли покупать ранним утром горячие булочки».

В таком виде сформулированная проблема означает приоритет инициатора проекта в решении обозначенной проблемы. Раз ничего не делается, значит, поле для действия чисто, конкурентов нет и надо самому пройти весь путь инновации, экспериментируя, ошибаясь и выходя на правильные решения.

б) «Оказались неэффективными все меры по...». Здесь наш акцент иной: проблеме и до нашего проекта уделялось внимание, но способы решения не дали желаемого результата. Подставим сюда предыдущие финалы предложений. Сразу заметно, как изменился смысл проектных действий. Мы имеем возможность не допустить ошибок предшественников. Для этого нам необходимо понять, какого рода эти ошибки и почему они возникли. Мы должны учесть и иную ситуацию для инновации. Попытки, которые провалились, создали у людей естественное предубеждение и к нашим действиям в данной области. Нам придется разворачивать проект и одновременно смягчать противодействие недоброжелателей, вовлекать их в наше дело.

Не следует считать, что два приведенных штампа исчерпывают схемы выявления и фиксации проблемы и стоит лишь подставить в них конкретные значения, как проблема изложена. Вот и другие штампы:

«То, что делалось до сих пор... устарело»;

«С введением... возникло...»;

 «У жителей нашего микрорайона нет ясности в том, что...».

Социальных проблем великое множество. Они различаются по содержанию, уровню, масштабу, по многим другим параметрам. Применение формулировок-штампов хорошо лишь на стадии обучения технологии социального проектирования: оно должно помочь новичку преодолеть неуверенность в обозначении проблемы. Но дальше штампы безжизненны, а проблему придется формулировать в соответствии с реальными обстоятельствами жизни.

2. Определившись с исходной формулировкой проблемы, мы должны достаточно точно установить: а) чья это проблема (т. е. кого она касается, что это за люди или организации); б) каковы масштабы проблемы; в) поддается ли проблема решению; г) что будет, если проблема не найдет разрешения.

Ответ на эту группу вопросов важен для осознания задач, которые предстоит решать. В самом деле, если мы не знаем, кого затрагивает проблема, сколько таких людей, то рискуем промахнуться: проект может себя не оправдать — по крайней мере в замышлявшемся объеме. Может сложиться и такая ситуация, когда проект окажется слишком мал для решения проблемы.

Важнейшая наша задача — выделить в качестве проблемы, на которую направлен проект, такую, которая реальна для разрешения. Если мы сформулируем проблему: «У людей часто портится настроение из-за прогноза погоды», то не сможем с ней работать в социальном проекте. В самом деле, кого касается проблема? Каковы ее параметры? Может ли она решаться имеющимися у нас средствами? Совсем иное дело, если мы стремимся к разрешению такой проблемы: «Старшеклассникам в нашем микрорайоне негде встречаться, чтобы просто поговорить». Здесь можно работать в форме социального проекта.

С точки зрения социально-проектной деятельности первая проблема сформулирована неудачно, а вторая — вполне приемлемо.

Но одной формулировки недостаточно; от нас потребуется аналитическая работа. Мы, в частности, должны будем представить проблему в количественных показателях, в ее структурных характеристиках. В малых и микропроектах могут использоваться простые варианты расчетов (о показателях-апрейзерах, которые здесь можно с успехом применить, мы будем вести речь в главе 4.

Если создается мегапроект или другой крупный проект, который затрагивает актуальные социальные проблемы больших групп людей или больших территорий, мы не обойдемся примерными представлениями и личными наблюдениями. В этом случае необходимы социальные исследования, проводимые профессионалами и требующие специальных мер по их организации.

В крупных проектах разработчики сталкиваются с целой совокупностью проблем и проблемных ситуаций. Их необходимо по возможности упорядочить. Для этого может использоваться такая процедура, как построение «дерева проблем».

«Дерево проблем». Социальные проблемы в реальности имеют разное значение: одни лежат в основе решения других. Иерархия проблем отражена в «дереве проблем»: корни «дерева» — ключевые проблемы, ствол — субключевые (производные первого порядка), ветви — производные второго, третьего и т.д. порядков. Проблемы последующих порядков не проистекают из проблем предыдущих порядков, а получают возможность разрешения по мере успешного решения предыдущей.

Построение «дерева проблем» пока слабо разработано. Но нащупаны общие подходы. Фиксация проблем ведется снизу вверх: определяется одна или несколько ключевых проблем, которые , нужно решить, чтобы перейти к проблемам следующего уровня. Подобным образом происходит движение от проблемы к проблеме, обозначенной на ветвях «дерева»8.

Цель проекта. Определив, в чем наш замысел, и установив, на решение какой проблемы направлен наш проект, мы можем сформулировать цель проекта.

Цель есть то, чего мы хотим достичь в ходе реализации проекта. А и в самом деле — чего мы хотим достичь? Этот вопрос требует немалого размышления. При постановке цели мы внедряемся в область ценностей и ценностных отношений (потому правильно говорить в связи с проектом о целях-ценностях).

Цели нашей деятельности необходимо очистить от привнесенных обстоятельств. Нередко, например, идея проекта принадлежит не разработчику, а заказчику, цели становятся как бы двухэтажными. Кроме того, социальные цели могут быть скрыты прямыми целями проекта (научно-техническими, коммерческими, связанными с конкретными событиями и т.д.).

Формулировка цели должна быть увязана с выявленной социальной проблемой. Если поставленная нами проблема состоит, к примеру, в недостатке информации для старшеклассников о возможностях подработать в летние каникулы, то не стоит наше намерение формулировать так: «Цель проекта — светлое будущее России», хотя в конечном счете может быть обнаружена и такая связь. Для проекта ближе была бы такая формулировка: «Цель проекта — создать на летний период доступный для всех старшеклассников микрорайона информационный пункт "Работа в каникулы" (разумеется, если по содержанию наших действий мы предусматриваем создать такой пункт).

Почему же все-таки первая формулировка отвергается? Она противоречит требованиям, предъявляемым к формулировке цели проекта.

Основные из этих требований таковы:

— Цель должна быть достижима в рамках данного проекта. Мы не сможем обеспечить светлое будущее России, создав свой информационный пункт.

В некоторых случаях целесообразно обозначить обобщенные намерения инициатора проекта. Для российского менталитета, в частности, характерно устремление к возвышенным целям, которые требуют особого напряжения не только организационные и финансовых, но и духовных сил. В этом отличие от обычного для Запада прагматического целеполагания (т. е. ориентированного на практически доступный результат).

Сравним два подхода к постановке целей. Один был представлен известным американским киноактером и мастером единоборств Чаком Норрисом в его телеинтервью, данных в России, куда он приезжал как президент Фонда помощи трудным детям и организатор проекта «Звезды XXI века». В его изложении его личные достижения базировались на предыдущих успехах: когда он обучался боевым искусствам, то думал, что может победить на местных соревнованиях; когда победил — подумал, что может победить на соревнованиях штата, затем — на национальных соревнованиях, после этого — на международных. «Я никогда не думал о чемпионате мира раньше, чем победил на международных соревнованиях». Общий вывод Чака Норриса: надо ставить перед собой реальные цели, но отдавать проекту все силы. Другой подход обнаруживается в новейших дискуссиях, происходящих в России, относительно возможностей проекта полета человека на Марс. На телевидении, в частности, они активно шли в апреле 2002г., и хотя некоторые участники (например, космонавт и политический деятель Ю. Батурин) обращали внимание на то, что экономически и по состоянию фундаментальных и прикладных исследований это сегодня для России невозможно как цель, однако другие подчеркивали, что подготовка полета на Марс способна мобилизовать россиян, дать объединяющую идею, стимулировать прорывы в науке, образовании, экономике. Тот и другой подходы могут быть применены при целеполагании, но только в ситуации, где подобным образом принято (привычно) ставить и всякие другие цели.

Наиболее обобщенные ожидания от реализации проекта за его собственными пределами правильнее называть не целью проекта, а его миссией — в соответствии с принятой в менеджменте терминологией. Выбору миссии придается большое значение в управлении организацией: «Выработанные на ее основе цели служат в качестве критериев для всего последующего процесса принятия решений... Без определения миссии как ориентира руководители имели бы в качестве основы для принятия решений только свои индивидуальные ценности. Результатом мог бы быть скорее огромный разброс усилий, а не единство цели, имеющее существенное значение для успеха организации»9. Это понимание миссии приложимо и к социальному проектированию.

В Морозовском проекте (который до недавнего времени осуществлялся на базе Академии менеджмента и рынка и представлял собой масштабную программу переподготовки кадров для рыночной экономики и поддержки предпринимательства в России) подобное намерение было отделено от цели проекта и названо его миссией: «Миссия проекта — всемерное содействие возрождению эффективной и цивилизованной российской экономики, выводу России из кризиса, интеграции ее в мировую экономику»10.

— Цель должна формулироваться как безусловная. Иначе говоря, не следует ставить цель проекта в зависимость от неопределенных обстоятельств, которые могут произойти или не произойти в будущем. «Если будут открыты новые месторождения полезных ископаемых, то целью проекта будет строительство поселков...» — такое целеполагание сомнительно. Для проектной деятельности изучение возможных условий должно быть завершено до начала работ. Вероятная смена внешних обстоятельств не требует отражения в цели проекта, хотя может быть представлена в различных сценариях его осуществления, составленных с учетом таких предполагаемых изменений (что особенно важно в долгосрочных проектах).

— Цель должна предусматривать итоговый результат. Такой результат может быть представлен в достаточно обобщенной форме (детали конкретизируются при постановке задач) и выражать ценностную установку инициатора.

В названном выше Морозовском проекте его основная задача (или, цель) определялась так: «...создать в России "критическую кадровую массу" предпринимателей и управляющих, способных эффективно работать в условиях переходного периода и становления рыночных отношений»1'. Понятие «критическая кадровая масса» здесь не вполне ясно, но оно было представлено в заложенных количественных параметрах проекта. Реалистичность же цели определялась тем, что проект осуществлялся на территории 50 регионов России, во всех крупных экономических зонах имелись учебно-деловые и опорные пункты проекта с сильной кадровой, материальной и финансовой базой. Немаловажной была поддержка проекта местными администрациями и предпринимательскими кругами.

— При разработке проектов, предполагающих получение прибыли, формулировка целей должна предусматривать возможность их количественной оценки по объемам, срокам, размерам прибыли12.

Цель проекта следует проверить на ее соответствие с тезаурусом инициатора — с его ценностно-нормативной системой. На практике это означает ответить на вопросы:

— Какие свои личные качества (способности, таланты, ориентации) я смогу реализовать в проекте?

— Какую свою личную проблему я решаю, берясь за осуществление проекта, и будет ли она решена?

— Уверен ли я в том, что смогу завершить проект?

— Не окажется ли так, что проектом воспользуются совсем не те, для кого я его замыслил?

Для тезаурусного подхода к социальному проектированию это ключевые вопросы. Если инициатор проекта не находит на них ответы, проект зачахнет очень скоро, а инициатор будет с раздражением тянуть организационную лямку, пока не бросит дело окончательно, оставив руины проекта и подорвав доверие к себе.

В крупных проектах цель формулируется как «дерево целей», которое позволяет точно зафиксировать полученный в итоге результат.

«Дерево целей». Социальные цели могут быть представлены в виде «дерева целей», где из конечной цели (самоцели) логически выводятся ее составляющие первого, второго и т. д. порядков. Здесь есть существенное отличие от выстраивания «дерева проблем»: деление цели на подцели представляет собой логическую процедуру, тогда как при формировании «дерева проблем» в основу положен содержательный анализ последовательного

решения проблем. Логический способ построения «дерева целей» определил и направление движения по ступеням целевой иерархии: «дерево» растет сверху вниз.

Проблемно-целевой ромб. Крупный российский специалист в области социального прогнозирования Игорь Васильевич Бестужев-Лада (род. 1927) предложил объединить «дерево целей» и «дерево проблем», а поскольку одно «дерево» растет снизу вверх,  другое — сверху вниз, в соединении они образуют проблемно-целевой ромб13.

Он выглядит следующим образом:

 

 

конечная цель цели

второго порядка цели третьего порядка

цели n-го порядка

конкретные частные цели и проблемы

 проблемы n-го порядка

проблемы третьего порядка

проблемы второго порядка

ключевая проблема

 

Представим себе, что у руководства некоего Института на окраине Москвы возник замысел достичь к 2015г. особо значимых результатов в подготовке высококвалифицированных специалистов. Структурирование такой перспективы может иметь форму проблемно-целевого ромба (возьмем только некоторые параметры, поскольку представление всего ромба могло бы дать несколько тысяч позиций).

А. Конечная цель: создание «русского Оксфорда».

Подцели:

1 Создание крупных гуманитарных научных школ.

1.1. Развитие научного потенциала профессорско-преподавательского состава.

1.2. Создание системы организации научного творчества студентов.

1.2.1. Внедрение принципа формирования учебных групп: rpyппа — школа при «мастере» («мастерская»).

1.2.2. Формирование сети научных микросообществ.

 2. Создание современной материальной базы обучения.

Б. Проблемы:

1.2.1. Для работы по методу «школа при мастере» не хватает времени.

1.2. «Мастера» живут в большом отдалении от Института. 1. Научная подготовка не стала пока высокой социальной ценностью и слабо мотивирует и студентов, и преподавателей.

Составление проблемно-целевого ромба много дает для осмысления ситуации и своих целей. В то же время в нем не может быть в полной мере учтено многообразие и сочетание целей, в том числе и наличие многообразия целей у субъекта деятельности.

Это обстоятельство нашло отражение в концепции известного футуролога И. Галтунга, изложенной в его книге «Мировые цели» (1980). Галтунг делит цели на субъективные (актерские) и объективные (структурные), сопрягает их с руководящими концепциями развития, мощи, экспансии и мира и получает «матрицу целей» (развитие личности, социально-экономическое развитие, многообразие культур, равенство, справедливость, автономия как самоопределение, солидарность, социальная активность). Главная цель зависит от точки зрения. И. В. Бестужев-Лада критикует позицию Галтунга14, но, как представляется, у последнего есть рациональное зерно для социального проектирования на основе тезаурусного подхода. Должна анализироваться именно матрица целей (субъективных и объективных). В приведенном примере с Институтом было бы неверно не учитывать значение субъективной цели инициатора проекта «русского Оксфорда» (амбиции руководства, намерение дать импульс Институту путем сплочения коллектива в общем деле и т. д.).

Задачи проекта. Задача — «цель, к которой стремятся, которой хотят достичь», — определяет «Словарь современного русского литературного языка»: Кроме этого, задача означает «поручение, задание», «вопрос, требующий нахождения решения по известным данным с соблюдением определенных условий», наконец, «успех, счастье, удача»15. Эти значения слова сочетаются в понимании задач социального проекта.

Задачи проекта — конкретные действия, которые предстоит осуществить. Задачи прямо вытекают из цели проекта. Если цель имеет вид «дерева целей», то задачами заканчивается дробление цели.

Конкретность и обозримость результата реализации — отличительная сторона и главное требование к формулировке задач.

Напомним цель Морозовского проекта: создать «критическую кадровую массу» предпринимателей и управляющих. Хотя у проекта были количественные показатели, но все же «критическая масса» могла быть оценена очень приблизительно. Стратегия же проекта предполагала развитие сети региональных учебно-деловых центров и опорных пунктов, реализующих образовательные и иные программы Морозовского проекта. Здесь уже не было никакой приблизительности. Создание учебно-делового центра, опорного пункта, реализация образовательной программы, подготовка методических пособий — все это конкретные и легко поддающиеся проверке результаты.

В тексте проекта задачи формулируются сразу вслед за целью, поскольку через них цель и приобретает свою конкретность. Принято использовать для представления задач грамматические конструкции с глаголом в форме инфинитива, причем и здесь есть некоторые правила (или, скорее, рекомендации).

Фонд международного партнерства (Foundation for International Partnership) в своих рекомендациях для инициаторов проектов, пишущих заявки на гранты на русском языке, не советует при формулировании задач проекта применять слова: «поддерживать», «улучшать», «усиливать», «содействовать», «координировать», «перестраивать», а считает подходящими слова: «подготовить», «распределить», «уменьшить», «увеличить», «организовать», «изготовить», «установить порядок»16. Иначе говоря, лучше избегать глаголов несовершенного вида и применять глаголы совершенного вида.

При постановке задач главным недостатком следует считать неконкретность и отсутствие увязки с реальностью.

На заседании Экспертно-консультативного совета Комитета Российской Федерации по делам молодежи по проектам и программам молодежных и детских объединений в 1997г. рассматривался проект одной из общественных организаций, среди задач которого была обозначена «издательская деятельность». Руководитель проекта ставил вопрос так: в зависимости от того, сколько финансовых средств удастся привлечь, будет или начато издание газеты для детей, или опубликовано методическое пособие для работников и активистов организации. Такое «или-или» вызвало возражения Совета. Издание газеты не заменит методического пособия, а пособие — это не газета. Представители организации не могли ничего сказать об издательской базе, о способе распространения газеты и о других организационных сторонах своей идеи. Проект не был поддержан.

Постановка цели и задач проекта позволяет его инициатору систематизировать предварительные наброски замысла и описать в едином ключе содержание мероприятий и действий, составляющих проект.

Содержание работы. Что же мы будем делать конкретно, реализуя проект? Иначе говоря, что увидят, ощутят люди, для которых мы делаем свой проект? Необходимо вполне определенно представить, как будет работать проект. В текстовом отношении это описание функционирования нашего проекта.

В концептуальной части проекта по созданию (включающему строительство и эксплуатацию) пансионата для газовиков на берегу моря описываются основные стадии реализации проекта с указанием поэтапности работ, сроков и важнейших результатов. В частности, в описании говорится: «Первая очередь строительства включает сооружение спального корпуса на 60 номеров (30 двухместных и 30 трехместных), столовой на 80 посадочных мест, подсобных помещений, оборудованного пляжа, трех спортивных площадок. Строительство ведется в течение 6 месяцев после начала работ по проекту. Ввод первой очереди пансионата позволит организовать отдых газовиков с семьями в летний период по 20-дневным сменам из расчета 150 человек в смену, проводя 4 смены в сезон (итого 600 человек)...» Дальше представлено описание следующих этапов реализации проекта.

Обратим внимание на то, что сроки реализации в этом случае указаны не календарные, а в увязке с началом работы по проекту, которое обычно совпадает с началом финансирования. Эта точка принимается за ноль, и от нее рассчитываются сроки в годах, месяцах, неделях, днях.

В мегапроектах описание работ обычно ведется по подпрограммам, поскольку каждая из них — это вполне самостоятельный проект, объединенный с другими подпрограммами общим замыслом и некоторыми общими параметрами.

Обоснование проекта. Из того, что мы собираемся построить пансионат, никак не следует, что мы сможем это сделать. Из того, что мы намерены вести психологическое консультирование, не вытекает, что у нас есть для этого разрешение (лицензия). Из того, что мы просим деньги на издание серии книг для родителей детей с недостатками зрения, нельзя заключить, что у нас есть необходимый опыт издательской деятельности.

Обоснование проекта характеризует его реализацию в правовом, экономическом, организационном отношениях.

Какова правовая форма нашего проекта? Возможно, что нет никакой особой правовой формы: мы просто что-то делаем для своих близких (это относится к некоторым некоммерческим микропроектам, которые строятся на личном таланте инициатора). Но в большинстве случаев приходится определиться по этому вопросу.

Возможно, наш проект примет для реализации какая-то существующая организация (предприятие, учреждение, общественное объединение и т.д.). В этом случае надо установить, на каких основах пойдет наше сотрудничество: берут ли нас в штат для осуществления проекта, заключаем ли мы трудовой договор (контракт), получаем ли вознаграждение за предложенный проект, но не участвуем в его реализации и т. д.

Другой вариант: для реализации проекта мы создаем новую организацию. В этом случае следует исходить из правовых норм Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 66-123).

_ Статья 50 ГК РФ устанавливает разделение всех организаций на коммерческие и некоммерческие: организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, отнесены  к коммерческим, а не имеющие извлечение прибыли в качестве такой  цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками — к некоммерческим организациям. Юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.  Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Различие в статусе коммерческих и некоммерческих организаций предполагает разницу в ведении предпринимательской деятельности каждой из них. Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Итак, хотя и коммерческие, и некоммерческие организации вправе вести деятельность, приносящую доход, дальнейшая судьба полученного дохода заметно различается*. Прежде чем идти регистрировать свою организацию, надо точно усвоить, что следует в юридическом отношении из выбора той или иной правовой формы: ее выбор всецело определяется тем, что планируется достичь по ходу и в результате осуществления проекта.

От этого выбора зависит, какими источниками финансирования мы сможем воспользоваться. Если проект не становится через избранную правовую форму самостоятельным юридическим лицом, он может оказаться в чрезмерной зависимости от организации, которая предоставит ему возможность пользоваться своими расчетными счетами. В то же время ведение дел ООО или общественного объединения — сложная работа, требующая квалифицированных людей (исполнительного директора, бухгалтера и др.).

Финансовое обоснование должно включать базовые расчеты необходимых средств, фиксировать модель финансирования и его источники.

В проектах, которые поступают на конкурсы, допускаются многочисленные ошибки в финансовом обосновании. Рассмотрим наиболее типичные из них.

1. Финансовые расчеты в проекте отсутствуют. Авторы откровенно говорят, что они не финансисты и, выдвигая проект на конкурс, борются за благородную идею, которая, по их мнению, должна быть поддержана сама по себе, без всяких расчетов.

Такой аргумент неубедителен. Если организаторы не могут оценить финансовые потребности проекта, они не смогут эффективно распорядиться теми средствами, которые им предоставят на его осуществление.

2. Расчеты сделаны с завышением или занижением обычных цен на те или иные необходимые для проекта товары и услуги. Организации, постоянно имеющие дело с проектами по тем или иным направлениям деятельности, отлично знают конъюнктуру рынка и средние цены. Сложнее с теми, кто берется за инициативный проект и не обладает достаточным опытом. В этом случае важно получить консультацию специалистов. В конце концов, даже если за нее придется заплатить, это окажется для проекта дешевле, чем самостоятельно собирать информацию из разных источников.

Другой путь — поиск аналогов и выяснение цен у тех, кто ведет подобные проекты. Цены на товары и услуги практически всегда открыты, их можно узнавать, не афишируя цели своего проекта, без каких-то специальных ухищрений.

3. В смете запрашиваемых средств по проекту не учитываются расходы организации, реализующей проект. Следует принять во внимание обычную практику: финансовую поддержку получают те инициаторы проекта, которые для достижения его цели рискуют собственными средствами, сами производят затраты, причем довольно внушительные (по крайней мере 20-30\% от расчетной стоимости проекта). В смету расходов поэтому надо включить стоимость аренды помещений, эксплуатации оборудования, зарплату сотрудников и все другое, что непосредственно связано с работой организации-инициатора по осуществлению проекта (не приписывая лишнего).

4. При расчете финансовых средств, необходимых для проекта, не учитывается стоимость интеллектуальной собственности (авторские права участников). Если многие социальные проекты не связаны с деятельностью, порождающей охраняемые законом авторские права, то это не значит, что это общее правило. Проект может затрагивать, например, авторские права на произведения науки, литературы и искусства. В этом случае право автора охраняется, даже если он об этом не знает. Неправомерное оформление отношений с автором или отсутствие авторского договора все равно не позволят уйти от ответственности, возникающей в связи с нарушением авторских прав.

В концепции проекта финансовые расчеты представлены5 в обобщенном виде, подробная информация по бюджету дается в приложении, где также указываются условия и порядок привлечения средств. Надо заметить, что практически для любого проекта нет необходимости иметь все финансовые ресурсы на своих счетах на стадии закладки проекта. Концепция должна отразить поэтапное распределение финансирования с увязкой по источникам и с учетом условий, под которые выдаются деньги. В таком описании фиксируется модель финансирования проекта.

Модель финансирования в малых и микропроектах может быть проста. Но в крупных проектах и особенно мегапроектах трудно обойтись одним источником финансирования, нужна модель смешанного финансирования.

В организационном обосновании проекта характеризуются участники его реализации и их функции; место и время осуществления проекта; имеющиеся в наличии и необходимые материально-технические, интеллектуальные и другие ресурсы.

В практике представления проектов на конкурсы для получения грантов принято давать подробную характеристику ресурсного обеспечения проекта, особенно кадрового. Даются сведения о руководителях проекта, основное внимание обращается на квалификацию и опыт работы по тому направлению деятельности, за которое отвечает данное лицо, в том числе называются проекты, успешно осуществленные им или при его участии.

В целом обоснование проекта призвано показать, что проект реален для исполнения: есть необходимые ресурсы, есть люди, которые смогут осуществить цели проекта, есть необходимые правовые и финансовые предпосылки для того, чтобы достичь конечных результатов.

Ожидаемые последствия. В результате осуществления проекта что-то изменится в социальном окружении, в жизни людей. Что же? Ответить на этот вопрос должна заключительная часть концепции, характеризующая ожидаемые последствия нашей проектной деятельности.

В социальном проекте нас прежде всего интересуют социальные последствия, к которым приведет его реализация. Здесь мы выходим за пределы цели проекта и его задач. Нам предстоит шире посмотреть на социальное пространство, в котором реализуется проект.

Прямым итогом проектов по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних будет достижение их конкретных целей. Но кроме этого возникнет и непрямой эффект. По оценке экспертов Академии МВД России, воспитательные меры по предупреждению подростковой преступности приводят к ее снижению на 10-15\%. Соотношение же общественных затрат, связанных с преступлением несовершеннолетнего или молодого совершеннолетнего, и затрат на мероприятия воспитательного характера по предупреждению преступного поведения составляет 100:1 по меньшей мере17.

Подобно этому, любой социальный проект несет для общества нечто большее, чем прямое достижение цели, самой по себе также социально значимой. Когда мы продумываем социальные последствия проекта, мы рассматриваем рядом прямые и косвенные результаты задуманной деятельности. Нам надо также сопоставить положительные и отрицательные последствия и убедиться, что первые окажутся важнее вторых, смогут их нейтрализовать или существенно уменьшить их масштабы.

В концепции малого или микропроекта оценку последствий его реализации можно сформулировать как предположение, хотя и здесь лучше не заниматься домыслами, а провести хотя бы скромные исследования. В более крупных проектах нужно организовывать исследовательские работы по прогнозированию социальных и экономических последствий нововведения и проводить социальную экспертизу. Это — основа оценки жизнеспособности проекта.

Иногда отрицательные последствия проекта в социальной сфере раскрываются после того, как он начал успешно работать, и возникает немало трудностей при определении того, следовало или не следовало начинать проект.

Примером подобного рода проблем может служить самая крупная и самая долголетняя коммуна копенгагенских кракеров (захватчиков квартир) «Свободное государство Христиания», которая стала моделью новых форм жизни городского сообщества. Она возникла  в 1970 г., когда министерство обороны освоило на берегу моря в районе Христианской гавани (в центре Копенгагена) участок государственной земли (20 га), где было около 200 строений (казармы и т. д.). Городская управа Копенгагена собиралась ее застроить, но группа молодежи сломала забор и стала заселять помещения (кракеры вывесили лозунг: «Эмигрируйте на автобусе №8»). Назревал конфликт с властями, но с молодыми спонти в район отправились взрослые, принявшие участие в «создании свободного государства», — художники, архитекторы, педагоги, социальные работники. Их участие привело к созданию проекта альтернативного общества — «солидарного сообщества, не знающего господства». Позитивные результаты проекта: (а) спонти поставлены под контроль (принята «конституция» жителей «Христиании», вопросы всей коммуны решаются еженедельным общим собранием, есть собрания районов, группы активистов по направлениям — дети, борьба с наркотиками и т. д.); (б) «христианцы» добились водо- и электроснабжения (аргумент: в коммуне есть семьи с детьми), заключено соглашение коммуны с Минобороны о создании своей пожарной охраны, вывозе мусора и др., жители «Христиании» начали сами вести строительные работы (дом для детских игр, баня, поликлиника и т. д.); (в) возникли новые элементы социальной инфраструктуры (манежи переделаны в театр и музыкальный зал на 2-3 тыс. мест, в казарме разместился коммуникационный центр, созданы «Радио свободная Христиания», ателье, кино, кафе, пекарня, продовольственный и овощной магазины и др., начала выходить ежедневная газета). Общее число постоянных жителей «Христиании» составляло 700-800 человек. Однако в коммуне сохранялся экономический традиционализм: производственная деятельность строилась на обычной капиталистической основе; в результате росло социальное напряжение, особенно после того, как начался рост безработицы и «Христианию» наводнили молодые уголовники и наркоманы. Благотворные эффекты групповой жизни через 5 лет после начала «Христиании» были утеряны. Ветераны ушли и основали новую (сельскую) коммуну. Возник «разрыв поколений», проект себя исчерпал18.

Обстоятельства создания проекта в данном случае не позволяли заглядывать на годы вперед и предусматривать проблемы, которые тогда возникнут. Очевидно, что среди социальных проектов, особенно имеющих своим источником конкретную острую ситуацию, будет немало таких, для которых ожидаемые последствия не будут рассчитаны, осмыслены, спрогнозированы. Из этого не следует, что исследование последствий проводить не надо. Везде, где мы можем опередить события, оценить роль предлагаемых нововведений для будущего, изучить риски, — это делать необходимо в интересах успешности нашего проекта.

Жизнеспособность проекта. Об основных инструментах оценки жизнеспособности проекта — социальном прогнозировании и социальной диагностике, как и о применении экспертных методов, на которых обычно и базируются такие оценки, подробнее речь пойдет в следующей главе. Здесь же обозначим, что задача этой оценки — предусмотреть успех и не допустить провала проекта. Другими

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 |