Имя материала: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть

Автор: Бориса Викторовича Здравомыслова

Обобщая значимые теоретические разработки, УК 1996 г. закрепил принцип законности, согласно которому преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК.

Статья 43 УК гласит: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица».

Существенным при этом является то, что законодатель выделил понятие наказания в первой части данной статьи, а цели применения наказания в самостоятельной второй части этой же статьи.

Преследует ли наказание по отношению к преступнику цель покарать его за преступление. В литературе, да и в законодательстве, высказывались по этому вопросу различные взгляды.

Представляется, что исключение из текста закона термина «кара» символично. Так, уже в ст. 10 Руководящих начал 1919 г. нашел свое закрепление принцип отрицания возмездия: «Наказание должно быть целесообразно и в то же время совершенно лишено признаков мучительства и не должно причинять преступнику бесполезных и лишних страданий». Эта формулировка Руководящих начал была воспринята затем ст. 26 УК РСФСР 1922 г., ст. 4 Основных начал 1924 г.; ст. 9 УК 1926 г.

Однако то, что законодатель использует термин «государственное принуждение», не означает, что последний не придает должной значимости элементу кары.

Сложность познания сущности наказания связана не только с различным подходом в науке к определению места кары в наказании, но и с различными взглядами ученых на природу самой кары.

В юридической литературе нет единообразия в понимании содержания кары как сущности наказания. Многие авторы сводят ее к страданиям и лишениям, которые доставляют наказание осужденному. Так, М.Д. Шаргородской писал: «Наказание является лишением преступника каких-либо принадлежащих ему благ и выражает отрицательную оценку преступника и его деяния государством. Наказание причиняет страдание тому лицу, к которому оно применяется. Именно это свойство, являясь необходимым признаком наказания, делает его карой»[174]. Как видно, приоритет отдается моментам лишения и страдания. В курсах советского уголовного права при определении понятия наказания кара не упоминается, а упор делается на государственно-принудительный его характер и причинение лишений виновному, а также упоминаются цели наказания[175].

Б.С. Никифоров, критикуя расширительное толкование кары, отметил: «Кара — это принуждение к такому страданию, которое по своему характеру и длительности пропорционально, соразмерно совершенному преступником злому делу, преступлению»[176].

С критикой изложенных точек зрения выступил И.С. Ной: «...Кара была бы соразмерна тяжести совершенного преступления, если бы за убийство предусматривалась лишь смертная казнь. Но принцип возмездия не проводится в нашем законодательстве, а допустимость применения смертной казни за убийство продиктована не соображениями возмездия, а прежде всего целью общей превенции»[177].

Следует отметить, что «государственное принуждение» в УК 1996 г. нельзя отождествлять и с «мерами социальной защиты» УК 1922 г. или с «мерами социальной защиты судебно-исправительного характера» УК РСФСР 1926 г. Государственное принуждение, как прямо указано в законе, состоит в лишении или ограничении прав осужденного (ч. 1 ст. 43 УК 1996 г.).

Среди наказаний предусмотрен различный уровень правоограничений.

 Действующий уголовный закон предусмотрел смертную казнь в общей системе наказаний (п. «н» ст. 44 УК), отменив тем самым ее исключительность. Репрессивность видов наказания определена УК от наказания, связанного с наименьшим объемом кары — штрафом, до обладающего наибольшим — смертной казни.

Статья 6 УК, раскрывая принцип справедливости, гласит, что; «наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного» (ч. 1). Фактически получил развитие принцип, обоснованный ранее основоположниками российской уголовно-правовой науки: «Личный характер ответственности составляет одно из первых условий правильной карательной деятельности, хотя нельзя не прибавить, что это начало является продуктом сравнительно поздней эпохи уголовного права»[178].

Возможна и иная реакция общества на преступление, так называемые иные меры уголовно-правового характера. Таковые, например, предусмотрены в ст. 90 УК «Применение принудительных мер воспитательного воздействия»; ст. 92 УК «Освобождение от наказания несовершеннолетних»; ст. 82 УК «Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей» и др.

В ч. 1 ст. 43 УК законодатель закрепил положение, что эта «мера государственного принуждения, назначаемая только по приговору суда».

УК 1960 г. в ч. 2 ст. 3 также оговаривал этот принцип: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом».

Очевидно, что и УК 1996 г. подразумевает, что наказание назначается от имени государства. Этим подтверждаются конституционные начала судопроизводства. Назначение наказания только судом определено и в действующем УПК в ч. 1 ст. 13: «Правосудие по уголовным делам осуществляется только судом». Наказание назначается от имени государства (ст. 300 УПК), т.е. наказание носит публичный характер.

Ранее в ст. 56 УК 1960 г. отмечалось, что освобождение от наказания либо его смягчение, кроме случаев применения амнистии или помилования, производится только судом.

Действующий УК не имеет конкретно такого указания. Однако по содержанию норм, помещенных в гл. 12 «Освобождение от наказания», можно сделать вывод о наличии этого принципа.

В УК выделены в отдельную главу 13 три нормы: амнистия (ст. 84); помилование (ст. 85); судимость (ст. 86). На уровне закона раскрыт процессуальный (внесудебный) порядок применения институтов амнистии, помилования. Представляется значимым, что в диспозиции этих норм указано на непосредственную связь амнистии и помилования с освобождением от наказания: «...Лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания, либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания» (ч. 2 ст. 85).

Уголовное наказание влечет судимость. Представляется верным редакционное изменение названия статьи. Статья УК 1960 г. именовалась: «Погашение судимости», а ст. 86 УК 1996 г. — «Судимость».

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 |