Имя материала: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть

Автор: Бориса Викторовича Здравомыслова

Цели наказания влияют на существо кары и определяют направленность наказания, главное его назначение. Определяя цели наказания, законодатель указывает на оптимально возможный и желаемый результат выраженной в законе угрозы наказанием и практики его применения в борьбе с преступностью. Для правоохранительных органов, применяющих и исполняющих уголовное наказание, они становятся практическим ориентиром эффективности их практической деятельности. От целей наказания следует отличать его функции, с помощью которых решаются частные задачи, достигаются промежуточные результаты на пути к цели. Смешение целей с функциями в литературе встречается, и это не только мешает правильному уяснению тех и других, но и приводит к искажению социального назначения наказания, направленности уголовной политики.

Такое, например, происходит, когда в качестве цели наказания признается сама кара.

Ранее законодатель отделял кару как основу наказания от его целей указанием на: 1) исправление и перевоспитание осужденных; 2) предупреждение совершения преступлений осужденным; 3) предупреждение совершения преступлений иными лицами (ст. 20 УК 1960 г.).

Однако ряд авторов в своих монографических исследованиях в качестве одной из целей ставили кару. Например, Н.А. Беляев пояснял: «Под карой как целью наказания мы понимаем причинение правонарушителю страданий и лишений в качестве возмездия за совершенное им преступление»[183]. Думается, такой подход не согласуется с законом, даже, можно сказать, прямо противоречит ему. И.И. Карпец, отстаивая подобную точку зрения, рассуждал примерно так: «Раз наказание карает и достигает каких-то целей, значит, кара является одной из целей наказания»[184]. Аргументы одного и другого авторов неизбежно приводят к выводу, что наказание как кара является самоцелью, чего как раз уголовный закон не допускает[185].

УК 1996 г. определяет цели наказания в ч. 2 ст. 43: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений».

Формулировка ст. 43 УК существенно отличается от ст. 20 УК 1960 г.

Во-первых, в ней отсутствует текст, содержавшийся в ч. 2, устанавливавший, что «наказание не имеет целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства».

Существенной новеллой является указание закона (на первом месте) в качестве целей наказания — восстановление социальной справедливости. Из этого следует, что наказание должно соответствовать совершению преступления и личности виновного и восстанавливать в глазах потерпевших и их близких, государственных и иных органов и общества справедливость, т.е. соответствовать тяжести преступления.

Во-вторых, отсутствует указание на перевоспитание осужденных как цель наказания.

Ряд авторов убедительно доказали, что уголовно-правовые средства нельзя непосредственно связать с процессом перевоспитания[186].

Однако законодатель оговорил в норме цель исправления осужденного. В свое время авторы проекта УК отмечали, что «единственным указанием на критерии исправления является положение, содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике условно-досрочного освобождения осужденных от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким» от 19 октября 1971 г. В п. 2 этого постановления говорится, что «доказательствами исправления осужденных служат примерное поведение и честное отношение к труду, а для несовершеннолетних — и к обучению»[187].

Под исправлением осужденного Н.А. Стручков понимал: «во-первых, результат определенного воздействия на лицо, совершившее преступления, и во-вторых, специфический воспитательный процесс, протекающий в условиях исполнения наказания и применения мер исправительно-трудового воздействия»[188].

Н.А. Беляев писал по этому поводу так: «Исправление — это та оптимальная задача, которая должна быть решена при исполнении наказания. Об исправлении преступника можно говорить тогда, когда под влиянием наказания в его сознании происходят изменения, при наличии которых преступник хотя и не превращается в активного, сознательного члена нашего общества, но уже становится безопасным для общества»[189].

Относясь к указанию в УК на «цель исправления» осужденного как к реальности, следует присоединиться к точке зрения Г.А. Злобина, делающего акцент в функциях уголовного права на «охранительную социально-превентивную»[190].

Кроме того, возникает вопрос: если достижение надежного исправления осужденного обеспечивает несовершение им новых преступлений, почему отдельно выдвигается еще цель частной превенции?

Итак, уголовное наказание преследует три цели: восстановление социальной справедливости, специальное и общее предупреждение. Буквальное толкование текста ч. 2 ст. 43 УК свидетельствует о том, что законодатель не сделал разграничения на уровне закона на специальное и общее предупреждение.

Однако представляется, что их наличие подразумевалось и изначально.

При разработке модели нового УК отмечалось, что традиционно наиболее важными целями уголовного наказания считаются общее и специальное предупреждение преступлений. Причем «в плане общего предупреждения наказание должно устрашать; в плане специального предупреждения — исправлять и перевоспитывать, что необязательно предполагает устрашение»[191].

Касаясь существа цели, надо отметить, что механизм ее достижения заключается в карательном содержании наказания и испытании его осужденным. Если же впоследствии осужденного удерживает от совершения преступления опыт пережитого наказания, то, считается, налицо частное предупреждение[192]. Не имеет значения, что в этом могло больше сказаться: устрашение, страдание, испытание кары, осознание своей вины, перестройка установок или же исправление в подлинном смысле.

Кроме того, частично предупредительный эффект заключен не только во внутренней мотивации поведения осужденного благодаря испытанию наказания. Есть наказания, которые по своему характеру больше или меньше способствуют этой цели. Скажем, такая исключительная мера, как смертная казнь, полностью обезвреживает осужденного. Лишение свободы как наказание больше располагает ресурсами частного предупреждения, но эти ресурсы действуют во время его отбывания. Наказания, не связанные с лишением свободы, или виды условного осуждения в той или иной мере связаны с усилением социального контроля за осужденными, и это обстоятельство служит цели частного предупреждения. Таким образом, не все заключается в том, как прочувствует наказание осужденный. Многое зависит и от внешних обстоятельств его отбывания, и от того, как воздвигаются «барьеры» на пути возможного совершения новых преступлений осужденным.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 |