Имя материала: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть

Автор: Бориса Викторовича Здравомыслова

Таким образом, частнопревентивные ресурсы наказания смыкаются с мерами специально-криминологической профилактики.

При рассмотрении сути общей превенции в литературе встречаются различные подходы. В одних случаях вопрос ставится широко, сторонники такой трактовки исходят из того, что общее предупреждение обращено ко всем гражданам, ко всем членам общества. Уголовное наказание является стимулом правопослушного поведения. Его применение к конкретным лицам, совершившим преступление, предупреждает всех, каковы последствия нарушения уголовно-правового запрета. В то же время общее предупреждение несет в себе воспитательную функцию, внедряя в сознание членов общества недопустимость нарушения уголовных законов и убежденность в неотвратимости уголовной ответственности и наказания в случае совершения преступления.

Приведенная трактовка представляется необоснованно расширительным толкованием понятия общего предупреждения. Во-первых, здесь имеет место известное смешение воспитательной и предупредительной ролей уголовного права в целом и одного из его основных институтов — наказания в частности. Главное же состоит в том, что преобладающая часть членов общества не совершают преступления не потому, что определенное лицо (или лица) понесло уголовное наказание за конкретное преступление, а вследствие того, что преступление противоречит их мировоззрению, убеждениям, принципам и т.п. Оно неприемлемо для них как явление, несовместимое с их отношением к жизни, к благам и ценностям общества, других людей и т.п.

Поэтому более обоснованной и соответствующей мысли законодателя является позиция, которая трактует общее предупреждение более узко: оно обращено к неустойчивым членам общества, которые по ряду объективных и субъективных факторов (связи с преступной средой, пробелы воспитания, негативное воздействие преступных «авторитетов») имеют искаженные представления о существующих в обществе ценностях, и т.п.

Сдерживающее начало в общем предупреждении обусловливается представлением таких лиц о нежелательных последствиях преступления, которые состоят в том, что за каждое преступное деяние установлена уголовная ответственность; степень строгости (наказания) определяется степенью тяжести преступления; ответственность в случае совершения преступления реальна и неотвратима.

Следует иметь в виду, что реальность содержащейся в уголовном законе угрозы наказания проявляется лишь при фактическом его применении. В таких случаях наказание будет восприниматься неустойчивыми элементами как неизбежное следствие преступления, невыгодное для них по своим негативным последствиям.

Не получил однозначного разрешения и вопрос о том, каков при этом механизм удержания иных лиц от совершения преступления. Так, А.И. Марцев утверждает, что «основным рычагом в механизме общего предупреждения преступления является страх перед наказанием, страх перед возможностью пережить тяготы и лишения», и приводит данные проведенного им опроса осужденных лиц, которые, будучи в ситуации возможного совершения преступления, воздержались от него, боясь наказания (70,5 процента)[193].

Однако представление о всесилии наказания является эфемерным. Так, по данным того же автора, из 147 обследованных им преступников 90 человек в момент совершения преступления не боялись наказания и относились к нему безразлично[194]. Опрос, проведенный им среди 200 осужденных, показал, что 34 процента опрошенных в момент совершения преступления рассчитывали на безнаказанность, а 58 процентов — относились к наказанию безразлично. И только 4 процента опрошенных совершили преступления, думая, что ответственность наступит неизбежно[195]. По данным И.С. Ноя, из 245 человек 64 процента не думали о наказании при совершении преступления[196]. По данным некоторых исследований, лишь 9 процентов городских жителей ссылаются на страх перед наказанием  как  на  главный удерживающий  от преступления мотив[197].

Применительно к общему предупреждению существенное значение имеет фактор устрашения.

Категории лиц, которым адресован этот фактор, различны[198].

Так, первую категорию составляют люди, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, так как они не совершают преступлений в силу сознательности или других обстоятельств, вообще не связанных с уголовным запретом.

Вторую категорию составляют лица, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, так как они совершают преступления, несмотря на угрозу неблагоприятных уголовно-правовых последствий.

Третью категорию составляют лица, для которых устрашение имеет мотивирующее значение, так как они не совершают преступления из страха перед неблагоприятными уголовно-правовыми последствиями. Они-то и представляют главный объект превенции.

Известно, что устрашающий эффект наказания зависит от тех лишений, которым подвергается наказываемый.

Однако дело не только в самих лишениях, но также в том, как эти лишения воспринимаются. Степень кары и, следовательно, устрашающий эффект наказания различаются в зависимости от того, в каких условиях живут лица. Чем больше разрыв между условиями жизни населения и теми условиями, в которые ставит осужденного назначенное ему наказание, тем сильнее кара, тем больше устрашающий эффект наказания[199].

Значение общего предупреждения меняется в связи с изменением крута деяний, объявляемых преступлениями: чем меньше среди них деяний, сурово осуждаемых господствующей моралью, тем больше значение общего предупреждения. Это соотношение меняется также и под влиянием динамики преступности: чем ниже преступность, тем больше значения придается специальному предупреждению.

Лишение свободы представляет собой одно из наиболее распространенных наказаний, которое должно отвечать задачам общего и специального предупреждения. В качестве меры специального предупреждения лишение свободы, как известно, имеет противоречивый характер: ставя перед собой задачу максимально приспособить человека к жизни в обществе, его отделяют от этого общества, желая заменить в сознании человека вредные привычки и представления правильными, его помещают в среду, где опасность «заражения» отрицательными взглядами и чертами наиболее велика[200].

Противоречива и роль смертной казни. Представляется, что применение данного вида наказания оставляет возможным констатировать лишь кару осужденному и общую превенцию остальным гражданам.

Так, С.Г. Келина обоснованно пишет: «Цель частного предупреждения — перевоспитание преступника, с тем чтобы он в дальнейшем не совершал новых преступлений, в случаях применения этой меры наказания (имеется в виду смертная казнь. — В.Н.), естественно, не ставится»[201].

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 |