Имя материала: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть

Автор: Бориса Викторовича Здравомыслова

В ч. 8 ст. 175 УИК установлено, что в случае наступления беременности женщины, осужденной к обязательным работам, исправительным работам или ограничению свободы, начальник учреждения или органа, исполняющего наказание, вносит в суд представление об отсрочке ей отбывания наказания со дня представления отпуска по беременности и родам. Порядок освобождения от отбывания наказания в виде лишения свободы регулируется ст. 177 УИК. Что касается характера и категории совершенного преступления, то в ст. 82 УК на этот счет не содержится каких-либо ограничений, кроме одного: не разрешается применять подобный вид освобождения от отбывания наказания к осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности к лишению свободы на срок свыше пяти лет[247].

К категории тяжких и особо тяжких УК относит преступления, за совершение которых максимальное наказание предусмотрено до десяти лет лишения свободы и свыше десяти лет лишения свободы или более строгое наказание (ч. 4,5 ст. 15). К этим преступлениям относятся следующие: убийство (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), истязание (ч. 2 ст. 117), заражение ВИЧ-инфекцией (ч. 3 ст. 122), похищение человека (ч. 2, 3 ст. 126), незаконное лишение свободы (ч. 3 ст. 127), изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ч. 2, 3 ст. 150), вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ч. Зет. 151), торговля несовершеннолетними (ч. 2, Зет. 152).

В этих преступлениях личность является основным объектом. Более сложным представляется вопрос, применяется ли подобный вид освобождения от отбывания наказания за совершение преступлений, в которых личность — не основной, а дополнительный объект (например, террористический акт, терроризм, захват заложников и др.). В ст. 82 на этот вопрос четкого ответа нет. Здесь возможны два варианта. Если следовать буквальному толкованию этой правовой нормы, то надо сделать вывод, что этот вид освобождения не применяется только к тем осужденным, которые совершили преступления, являющиеся тяжкими и особо тяжкими, входящие в раздел УПУК, и которым наказание назначено на срок свыше пяти лет лишения свободы. Если же давать логическое толкование, то необходимо признать, что, например, террористический акт, захват заложников, помимо направленности на основной объект, посягают также и на личность. Поэтому логично предположить, что и к осужденным за преступления, предусмотренные ст. 205 (терроризм), 206 (захват заложника), 277 (террористический акт), 295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) к лишению свободы на срок свыше пяти лет, отсрочка не применима.

Но если при осуждении к лишению свободы на срок свыше пяти лет за вышеуказанные преступления, где личность является дополнительным объектом, применение отсрочки является вполне логичным, то при осуждении за другие подобные преступления решение вопроса о применении отсрочки вызывает определенные трудности. Например, при осуждении к лишению свободы на срок свыше пяти лет за разбой (ст. 162), вымогательство (ст. 163), угон транспорта, сопряженный с насилием (ч. 4 ст. 166), хулиганство (ч. 3 ст. 213), пиратство (ст. 227), склонение к потреблению наркотиков (ст. 230), выпуск или продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ч. 2, 3 ст. 238) и др., как определить, применима ли здесь отсрочка? Ведь характер общественной опасности, во многом определяющий здесь размер наказания, связан, прежде всего, с посягательством на основной объект. Видимо, здесь применение отсрочки возможно, однако за исключением тех случаев, когда причинен тяжкий вред здоровью потерпевших и это обстоятельство охватывается | квалификацией по соответствующей статье (например, при разбое, квалифицируемом по п. «в» ч. 3 ст. 162). Иную позицию,  высказанную в ряде работ[248], мы считаем не соответствующей закону.

Отсрочка отбывания наказания применяется только к женщинам, беременным или имеющим малолетних детей. Наличие беременности удостоверяется медицинским заключением, а наличие детей — соответствующей справкой.

В соответствии со ст. 177 УИК администрация исправительного учреждения направляет в суд представление об освобождении осужденной женщины. К представлению прилагаются характеристика осужденной, справкам о согласии родственников принять ее и ребенка, предоставить им жилье и создать необходимые условия для проживания, либо справка о наличии у нее жилья и необходимых условий для проживания с ребенком, медицинское заключение о беременности либо справка о наличии ребенка, а также личное дело осужденной.

Отсрочка отбывания наказания, кроме беременных женщин, j применяется и к женщинам, имеющим малолетних детей. Что касается возраста ребенка, то в ст. 82 УК он определяется четко: освобождение от отбывания наказания применяется к женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет (в прежнем законодательстве — до трех лет).

Администрация исправительного учреждения, получив определение суда об отсрочке отбывания наказания в отношении осужденной, освобождает ее. У осужденной берется подписка о явке в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства в трехдневный срок со дня прибытия.

Осужденная следует к месту жительства самостоятельно за счет государства. Уголовно-исполнительная инспекция ставит осужденную на учет и в дальнейшем осуществляет контроль за ее поведением.

По достижении ребенком восьмилетнего возраста суд освобождает осужденную от отбывания оставшейся части наказания или заменяет оставшуюся часть наказания более мягким видом наказания либо принимает решение о возвращении осужденной в соответствующее учреждение для отбывания оставшейся части наказания. В законе нет четкой регламентации, в каких случаях суд освобождает осужденную от отбывания оставшейся части наказания, а в каких заменяет ее более мягким наказанием. Решение подобных вопросов находится в полной компетенции суда. Что же касается возвращения осужденной в учреждение уголовно-исполнительной системы для отбывания оставшейся части наказания, то ст. 178 УИК предусматривает, что в случае, если осужденная отказалась от ребенка или продолжает после объявленного предупреждения уклоняться от воспитания ребенка и ухода за ним, уголовно-исполни-тельная инспекция по месту жительства вносит в суд представление об отмене отсрочки отбывания наказания и о направлении осужденной для отбывания наказания, назначенного приговором суда.

Осужденная считается уклоняющейся от воспитания ребенка, если она, официально не отказавшись от ребенка, оставила его в родильном доме или передала в детский дом, либо ведет антиобщественный образ жизни и не занимается воспитанием ребенка и уходом за ним, либо оставила ребенка родственникам или иным лицам, либо скрылась, либо совершает иные действия, свидетельствующие об уклонении от воспитания ребенка.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 |