Имя материала: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть

Автор: Бориса Викторовича Здравомыслова

Смысл ч. 2 ст. 14 УК состоит в том, что преступлением, может быть признано лишь деяние, обладающее высокой, характерной для уголовного закона степенью общественной опасности. В случае лишь формального совпадения признаков совершенного деяния с теми признаками, которые описаны в законе, при отсутствии возможности причинения охраняемым общественным отношениям существенного вреда деяние не должно рассматриваться в качестве преступления.

Деяние может быть признано малозначительным, а лицо, его совершившее, не подлежащим уголовной ответственности в случае, например, незначительности причиненного ущерба (кража малоценной вещи, повреждение имущества, для восстановления которого не требуется значительных затрат).

При совершении умышленного преступления должно быть установлено, что умысел виновного был направлен именно на совершение малозначительного деяния и причинение последствий, не Обладающих высокой степенью общественной опасности.

Если же виновное лицо замышляло причинить существенный вред, но по не зависящим от него причинам не смогло этого добиться, деяние не может считаться малозначительным.

Малозначительность поступка могут обусловить лишь признаки, которые проявились в совершенном деянии (способ совершения преступления, его мотив, цель, степень вины лица и т.д.). Обстоятельства, не проявившиеся в деянии (чистосердечное раскаяние лица после совершения преступления, добровольное возмещение причиненного ущерба, образ жизни виновного до совершения преступления, семейное положение и т.д.), при определении его преступности учитываться не должны.

Признаки, определяющие малозначительность деяния, находятся в обратной связи с объектом посягательства: чем большую важность и значимость представляют общественные отношения, которые были нарушены совершенным деянием, тем меньший вред может позволить признать деяние малозначительным.

Уголовная противоправность и общественная опасность являются основными и взаимосвязанными признаками преступления. Преступлением признается только такое деяние, которое предусмотрено уголовным законом. В то же время законодатель в качестве преступлений предусматривает лишь деяния, обладающие определенным характером и степенью общественной опасности.

Уголовная противоправность отражает именно такую степень общественной опасности, которая придает деянию характер тяжкого посягательства — преступления. Лишь при совершении преступления возможно применение наиболее суровой формы государственного принуждения — уголовного наказания.

В науке уголовного права уголовную противоправность принято называть формальным признаком преступления, а общественную опасность — материальным признаком. При этом уголовную противоправность — формальный признак преступления — следует понимать как закрепленность признаков деяния в законе, наличие внешней, словесно выраженной формы, определяющей существенные признаки преступления.

Признак общественной опасности в уголовном праве принято называть материальным, поскольку он призван ответить на вопрос о том, почему из всей массы возможных поступков законодатель в качестве противоправных выбрал те, которые указаны в законе. Это сделано потому, что такие деяния объективно общественно опасны.

Вместе с тем в работах по уголовному праву неоднократно отмечалась неудачность определения противоправности как формального признака преступления, поскольку он не раскрывает природы противоправности[21]. Деление признаков преступления на формальный и материальный следует считать условным.

Наука советского уголовного права с момента своего зарождения базировалась на учении о классовой борьбе и исходила из классового содержания уголовного права. При этом она подчеркивала непримиримую противоположность понятий преступления, даваемых в советской и буржуазной науке уголовного права в связи с их классовой природой.

Критикуя формальное определение преступления в буржуазном уголовном праве, советская наука уголовного права указывала на то, что это определение ограничивалось преимущественно указанием на то, что преступление — это деяние, противоречащее требованию уголовного закона либо запрещенное законом под страхом наказания. Так, Уголовный кодекс Франции (1810г.) — один из первых буржуазных уголовных законов — определял преступление как «преступное деяние, которое законом карают мучительным и   позорящим   наказанием».   Уголовный   кодекс   Швейцарии (1937 г.) говорит о деянии, запрещенном под страхом наказания[22].

В науке советского уголовного права общепринятым был постулат о том, что формальное определение преступления, сформулированное классической школой буржуазного уголовного права, лишь констатировало наказуемость преступления, но не раскрывало его внутреннюю сущность. Указывалось, что буржуазное уголовное право, провозглашая формальное равенство людей перед законом, выражает волю экономически и политически господствующего класса. При этом оно путем использования неопределенных формулировок при определении признаков конкретных преступлений, позволяющих свободно манипулировать ими, дает возможность представителям имущих слоев населения избегать ответственности даже за преступления, причиняющие большой ущерб обществу.

Определение преступления, даваемое советским уголовным правом, было принято называть материальным. Оно исходило из Общественной опасности как основополагающего признака преступления. Как уже отмечалось, указание на необходимость запрещенности деяния, признаваемого преступлением, в законе впервые появилось лишь в Основах уголовного законодательства 1958 г. В Руководящих началах по уголовному праву 1919 г. (ст. 6), УК РСФСР 1922 г. (ст. 6) и 1926 г. (ст. 6) указывалось на общественную опасность как признак преступления. Так, ст. 6 УК РСФСР 1922 г. гласила: «Преступлением называется всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени».

Учение об общественной опасности преступления получило свое развитие в рамках социологической школы и признается современной теорией буржуазного уголовного права. Так, Примерный уголовный кодекс США определяет преступление как «поведение, неоправданно и неизвинительно причиняющее существенный вред интересам личности и общества или угрожающее причинением такого вреда»[23]. Данное положение воспроизводится уголовными кодексами ряда штатов. Указание на причинение существенного вреда интересам личности и общества является в данном случае раскрытием понятия общественной опасности.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 |