Имя материала: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть

Автор: Бориса Викторовича Здравомыслова

Такое провозглашение абсолютной свободы воли, независимости ее от внешних обстоятельств/противоречит истинному положению вещей, не дает правильного научного обоснования причинной обусловленности поведения человека.

Третье направление отрицает и фаталистические, и индетерминистические взгляды на поведение человека как ненаучные. Оно признает детерминизм, т.е. причинную обусловленность сознания и воли человека, а следовательно, и его поведения, окружающими его условиями, его потребностями, его социальным опытом.

Человек не может быть независимым от окружающих его обстоятельств, т.е. от явлений природы и общества. Но эта зависимость не уничтожает его возможности избирать тот или иной вариант поведения в определенной конкретной ситуации. Имея сознание и волю, человек познает обстоятельства окружающего его мира и использует их в своей деятельности. А это и есть свобода воли, которая означает не что иное, как способность принимать решения со знанием дела и, следовательно, нести за них ответственность.

Если свободы выбора поведения у человека не было, например он действовал с отключенным сознанием или волей вследствие невменяемости (ст. 21 УК) либо в результате непреодолимого физического принуждения, вследствие чего был лишен возможности руководить своими действиями (бездействием), например врач был связан и не мог оказать помощь тяжело раненому, то нет и ответственности (ч. 1 ст. 40 УК). В таких случаях нет вины. А принцип вины предусмотрен ст. 5 УК, в которой сказано, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Юридический аспект вопроса об основании уголовной ответственности (как и других видов правовой ответственности) заключается в том, за что именно, за какие деяния и при каких условиях она должна наступать. Об этом сказано в ст. 8 УК, озаглавленной «Основание уголовной ответственности». В ней говорится: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

Из этой законодательной формулировки вытекают принципиальные выводы:

1. Единственное и достаточное основание уголовной ответственности — наличие в совершенном деянии состава преступления.

УК 1996 г. не раскрывает понятие состава преступления (не раскрывали его и прежние УК). Это делает утоловно-правовая теория. Под составом преступления понимается совокупность объективных и субъективных признаков, описывающих в УК общественно опасное деяние в качестве преступления. УК объявляет, какие деяния являются преступными, описывая их в диспозиции статьи Особенной части и в статьях Общей части. С помощью объективных признаков описываются общественные отношения (объект преступления) , которые УК охраняет, само деяние и его последствия (объективная сторона преступления). С помощью субъективных признаков дается описание вины, мотива, цели при совершении деяния (субъективная сторона преступления) и требования, которым должен отвечать человек, совершающий преступное деяние (субъект преступления)[38].

2. Только в деянии может иметь место состав преступления. Отсюда следует, что УК гарантирует непривлечение к уголовной ответственности за мысли, убеждения, взгляды, воззрения, каковы бы они ни были, если они выражены в любой иной форме, кроме совершения деяния, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Только совершение такого деяния создает основание уголовной ответственности.

3. Деяние, в котором усматривается состав преступления, должно быть общественно опасным, т.е. существенно нарушать общественные отношения, охраняемые УК, или ставить их под угрозу нарушения. В самой ст. 8 УК, говорящей об основании уголовной ответственности, не указывается, что деяние должно быть общественно опасным. Однако такой вывод вытекает из других статей УК. Так, в ст. 2 говорится, что УК определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями. В ст. 5 говорится, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. В соответствии со ст. 14 преступлением признается только общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания.

Общественная опасность, присущая деянию, — это объективная категория. Если УК объявил деяние преступным, то это не значит, что он наделил его общественной опасностью. Как раз наоборот. Оно потому и объявлено преступным, что обладает независимо от воли законодателя такой опасностью. Задача законодателя как раз и заключается в том, чтобы, выявив общественную опасность деяния, установить наиболее эффективный способ борьбы с ним.

Если общественная опасность деяния отсутствует, хотя бы оно и подпадало под признаки деяния, предусмотренного УК, оно не является преступлением. В нем нет состава преступления. Следовательно, нет и основания уголовной ответственности. На это прямо указывает ч. 2 ст. 14 УК[39]. Это вытекает из других статей УК, говорящих об обстоятельствах, исключающих преступность деяния (ст. 37, 38).

4. Для установления основания уголовной ответственности необходимо сравнить совершенное общественно опасное деяние с описанным в УК. Если они совпадают, то, значит, в совершенном деянии есть состав преступления и, следовательно, есть основание уголовной ответственности. И наоборот, если совершенное деяние, хотя и обладает общественной опасностью, но по какому-то признаку не совпадает с описанным в УК, то оно не содержит состава преступления. Значит, нет и основания уголовной ответственности. УК не предусматривает, например, в качестве преступления подстрекательство к самоубийству или содействие самоубийству, хотя эти деяния общественно опасны. Следовательно, совершение их не повлечет уголовной ответственности (отсутствует основание). Статья 3 (ч. 2) запрещает применение уголовного закона по аналогии.

Требование об установлении в совершенном деянии всех признаков состава преступления как основания уголовной ответственности было и в период действия УК 1960 г. Однако оно не всегда соблюдалось, что влекло необоснованное осуждение.

Так, по одному из дел Г. проходил за то, что снял с прохожего шляпу. Но не было установлено, что он был намерен обратить ее в свою собственность или в собственность других лиц. А раз нет этого необходимого для грабежа признака, то нет и основания для привлечения к ответственности за него. Поэтому судебная коллегия Верховного Суда РСФСР уголовное дело в части осуждения Г. за грабеж (за другое преступление — хулиганство — он был осужден обоснованно) прекратила за отсутствием состава преступления[40].

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 |