Имя материала: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть

Автор: Бориса Викторовича Здравомыслова

Третьим признаком, характеризующим объективную сторону, является незавершенность преступления, т.е. недоведение его до конца по обстоятельствам, не зависящим от виновного. Этот признак позволяет разграничить покушение как преступное посягательство, которое не закончено, прервано не вследствие принятого преступником добровольного решения об оставлении начатого преступления, а в силу различных обстоятельств при условии, что они не зависят от воли покушающегося. Эти обстоятельства могут быть самыми разнообразными (имеющимися инструментами либо дубликатами ключей не удается открыть дверь в квартиру или хранилище материальных ценностей для совершения хищения; пистолет дает осечку при производстве выстрела с целью убийства потерпевшего и т.п.). Иногда в числе этих обстоятельств различают непреодолимые и делающие доведение преступления до конца практически малореальным (например, как только преступник проник в квартиру, включилась охранная сигнализация). При всем разнообразии обстоятельств, препятствующих завершению преступления, их объединяет одно: любое из них возникает или существует независимо от воли лица, совершающего преступление. Типичной при этом является ситуация, когда появляется реальная опасность либо незамедлительного, либо неминуемого задержания или изобличения преступника.

Сложнее отграничить прерванное по не зависящим от виновного обстоятельствам преступление от добровольного отказа, исключающего ответственность, в случаях, когда имеются или появились обстоятельства, которые не исключают полностью возможность доведения до конца преступного посягательства, однако существенно затрудняют это.

Например, виновный проникает в помещение с целью хищения нескольких компьютеров, зная о том, что по договоренности соучастник ждет его на улице в микроавтобусе для перевозки похищенного. Однако последний, подав условный сигнал, сообщает, что микроавтобус он достать не смог. Такая ситуация создает практическую невозможность завершения преступления. Если же возникшие обстоятельства, по убеждению виновного, преодолимы, хотя и требуют для этого дополнительных усилий, но лицо по собственному желанию прекращает преступные действия, налицо добровольный отказ от окончания преступления.

Субъективная сторона покушения может выражаться только в прямом умысле[127]. Как и предыдущая стадия (приготовление), покушение представляет собой этап реализации умысла на совершение преступления, т.е. намеренную, целенаправленную преступную деятельность. Виновный, начав практически совершать преступление, стремится довести его до конца.

Сознанием виновного при этом охватывается, что он своими действиями (или бездействием) совершает конкретное преступление, выполняет часть его объективной стороны, предвидит (в преступлениях с материальным составом) наступление общественно опасных последствий и желает довести преступление до конца (при наличии материального состава желает наступления преступных последствий). Так, взяткодатель, находясь в кабинете должностного лица, кладет ему на стол конверт с деньгами, желает, чтобы взятка была принята, а в его пользу совершены действия с использованием служебного положения взяткополучателя. Стреляя в человека, изобличившего виновного в совершении преступных махинаций, виновный сознает, что его действия непосредственно угрожают жизни потерпевшего, предвидит, что от выстрела наступит его смерть, и желает ее причинить.

Судебная практика также последовательно придерживается позиции, согласно которой при покушении на преступление возможен только прямой умысел. «Покушение на убийство, — подчеркивалось в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 27 декабря 1992 г., — возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда действия виновного свидетельствовали о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, не зависящих от воли виновного»[128].

Специфика содержания умысла при покушении состоит в том, что сознанием лица охватывается незавершенность преступления. Это практически наиболее конкретный критерий отграничения покушения от оконченного преступления в тех случаях, когда покушением причиняется определенный вред правоохраняемому объекту, но вред, не составляющий конструктивного признака данного состава. Совершая покушение, виновный осознает фактически все элементы определенного состава преступления. Однако это сознание сочетается у него с пониманием того, что полная реализация умысла при этом не достигнута.

В самом уголовном законе нет подразделения покушения на виды. В теории уголовного права, как правило, называются два его основных вида: оконченное и неоконченное. Кроме того, выделяют еще итак называемое негодное покушение. К сожалению, судебная практика в большинстве случаев не придерживается такого подразделения, хотя оно, несомненно, имеет и чисто практическое значение.

Среди специалистов нет единства в вопросе о критериях деления покушения на виды. Одни из них берут за основу критерий субъективный[129], другие — объективный[130], третьи говорят о необходимости сочетания обоих критериев[131].

Суть субъективного критерия сводится к тому, что вид покушения определяется в зависимости от оценки степени завершенности преступных действий самим виновным. Сторонники объективного .критерия полагают, что покушение будет неоконченным либо оконченным в зависимости от фактической завершенности действий, исходя из их описания в диспозиции конкретной статьи Особенной части УК.

Смешанный критерий предполагает совпадение степени фактической завершенности действий виновного и оценки им самим этой степени. Очевидно, что принятие за основу смешанного критерия было бы наиболее обоснованным. Однако в реальной действительности оценка действий виновным и фактическая их завершенность далеко не всегда совпадают. Например, зав. складом материальных ценностей в целях сокрытия произведенной им растраты поджигает склад, полагая, что пожар уничтожит все оставшееся там. Однако очаг пожара затухает и склад не сгорает. В такой ситуации виновный убежден, что он сделал все для завершения преступления, хотя в действительности нужны были еще дополнительные действия (несколько очагов пожара, проверка действительного возгорания и его распространения и т.п.).

Поэтому, исходя из принципа субъективной ответственности и общепринятого положения о том, что уголовно-правовая оценка деяния определяется прежде всего виной лица, его совершившего, целесообразно положить в основу деления покушения на виды субъективный критерий.

Приняв его за основу деления покушения на виды, покушение следует считать неоконченным, если виновный не совершил всех тех действий, которые, по его убеждению, были необходимы для «успешного» окончания преступления. Так, намереваясь совершить кражу, лицо проникает в квартиру, складывает для последующего выноса наиболее ценные вещи и обнаруженные им деньги, но внезапно возвратившиеся владельцы квартиры задерживают его.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 |