Имя материала: Экологическое сознание

Автор: В.И. Медведев

Гаава 14 влияние экстремальной среды на экологическое сознание

Как уже указывалось в главе 1, многие зарубежные и отечественные авторы рассматривают проблемы экологии главным образом с позиций влияния на человека таких условий среды, параметры которых выходят за пределы комфортности, т. е. так или иначе изменяют функциональное состояние человека. Если познакомиться с современной литературой, даже учебной, по экологии человека, то можно понять, что ее основное содержание - это описание влияний на физиологические, психические функции, на поведение человека таких факторов, как пребывание в аридной зоне, в полярных и приполярных областях, в районах влажных тропиков, в условиях средне- и высокогорья, воздействие на человека шума, вибрации, ускорения, высокого и низкого давления, электромагнитных излучений, проникающей радиации и пр. Некоторые авторы включают разделы, посвященные особенностям некоторых профессий - летчиков, водолазов и т. п.

Строго говоря, это не совсем экология, поскольку затронутые проблемы не включают вопросы взаимосвязи человека со средой, как правило, не рассматривают связи надорганизменного уровня и позволяют судить лишь о влиянии того или иного фактора на функциональное состояние человека. Тем не менее они могут в определенной степени помочь в расшифровке ряда экологических проблем, поскольку освещают одну сторону взаимодействия, которая сказывается и на другой стороне - влиянии человека на среду. Поэтому нет смысла отказываться от существующего перечня проблем, объединенных кругом понятий - экологическая физиология и экологическая психология.

В экологической физиологии, а также и в экологической психологии существует ключевое понятие - экстремальность как характеристика фактора внешней среды, определяющая особенности ответной реакции человека на его воздействие. Например, если человек находится в среде, где температура воздуха превышает 40°С, то эта среда рассматривается как экстремальная. Если

содержание кислорода во вдыхаемом воздухе снижается до 10- 12\%, то тоже говорят об экстремальности среды. Экстремальность среды не зависит от числа факторов, значение которых превышает определенную величину. Так, экстремальность высокогорья определяется совокупностью по меньшей мере четырех факторов: низкой температуры воздуха, уменьшением парциального давления кислорода, высокой скоростью движения воздуха и слепящим действием снежного покрова. Любого из этих факторов достаточно, чтобы рассматривать среду как экстремальную, хотя, конечно, их сочетание делает экстремальность более сложной и более глубокой.

Критерий определения величины фактора, выход за пределы которого позволяет рассматривать его как экстремальный, устанавливается исследователем исходя из наблюдаемых сдвигов функционального состояния человека и особенностей его деятельности. Так, нормы коммунальной гигиены, разработанные для обитаемых помещений, где человек проводит большую часть своей жизни, устанавливаются по критерию сдвига самого чувствительного показателя функционального состояния организма. Для условий производства может быть принят критерий работоспособности, для военного труда - боеспособности человека, определяемой по выходным показателям либо по величине допустимого отклонения той или иной функции. При этом обычно считают, что исследуемые функции или показатели должны характеризовать реакцию 95\% людей, находящихся в исследуемых условиях среды, предполагая, что наиболее чувствительные 5\% не должны находиться там, где действуют эти условия. Например, если нормировать содержание СО во вдыхаемом воздухе по критерию сдвига частоты сердечных сокращений, то за норму принимается не та величина, при которой у кого-либо уже началось изменение пульса, а величина, при которой 95\% людей еще сохраняют исходную величину пульса.

Значение того или иного фактора, принимаемое как экстремальное, зависит также от вида деятельности человека. Так, содержание кислорода во вдыхаемом воздухе 16\%, приемлемое для человека в покое, является экстремальным при интенсивном физическом труде. Освещенность в 100 люкс, достаточная для обычных видов деятельности, становится недостаточной при тонких видах работы, например при сборке ручных часов. Приведенные примеры показывают, что количественный показатель не может служить показателем экстремальности, так как то, что экстремально для одних видов деятельности или одних показателей функционального состояния, может быть не экстремально для других. Так, для условий высокой температуры воздуха, не осложненных обезвоживанием организма, изменение ряда психических функций возникает значительно позже выраженных изменений физиологического состояния.

Видимо, должен быть другой подход к определению понятия экстремальности, отличный от базирования на величине фактора. Конечно, могут существовать условия внешней среды, вызывающие при определенной длительности воздействия у всех людей без исключения обязательные изменения любых параметров, по которым производится оценка состояния человека, будь то показатели функционального состояния, деятельности или здоровья человека. Это позволяет нам выделить верхнюю границу экстремальности, определяемую по показателю полной потери возможности деятельности или по возникновению патологии.

Если характеристика одного или совокупности факторов превышает эту границу, то мы можем ее рассматривать как сверхэкстремальную. Так, температура воздуха свыше 60°С может оцениваться как сверхэкстремальная, если пребывание человека в ее условиях превышает 60 минут.

Нижний предел определяет исследователь, анализируя задачи, которые выполняет человек, или опираясь на некоторые другие критерии. Так, исходя из производственных задач в гигиене труда, как и в физиологии труда, рассматриваются градации эксплуатационных, допустимых, предельно допустимых норм, т. е. принимается подвижная граница нижнего предела.

Ясно, что понятия экстремальности, ее верхней и нижней границы в любых случаях не имеют абсолютного критерия и являются вероятностными характеристиками, которые определяются состоянием человека. То есть экстремальным фактор может считаться тогда, когда он с определенной вероятностью вызывает какое-либо измененное состояние человека. Однако и здесь возникают определенные трудности, связанные с выбором искомого состояния и вероятностью его появления у людей с различной степенью устойчивости. Весь комплекс этих проблем решается с большей или меньшей степенью приемлемости, если ввести некоторые исходные допущения и ограничения.

Следует принять, что понятие экстремальности может распространяться только на здоровых людей, поскольку наличие патологии делает любую среду (в широком понимании слова) исходно экстремальной. Поэтому в ряде случаев именно показатель здоровья используется как ведущий для характеристики экстремальности среды. Это хорошо видно по многочисленным публикациям, посвященным изучению заболеваемости в том или ином регионе.

Вторым допущением является отказ от учета индивидуальных особенностей, которые могут значительно повлиять на устойчивость организма к действию того или иного фактора. Условия, например, крайне тяжелые для людей с одним уровнем физического развития, могут являться легкими для других. Именно принятие такого допущения обусловило используемое при нормировании распространение нормативных величин на 95\% контингента.

Так, при действии высокой температуры воздуха окружающей среды мы принимаем, что экстремальными являются такие условия (одежда, влажность, физическая активность и т. д.), при которых температура тела повышается до 38°С и продолжается рост частоты сердечных сокращений. Превышение температуры тела выше 38°С в 5\% случаев может привести к тепловому удару.

На этом примере мы видим, что исходный критерий - состояние человека - и определяет экстремальность факторов среды или показателей деятельности. Для одних условий экстремальной может быть внешняя температура 42°С, а для других, например при тяжелой физической работе, - и 30°С.

Третье допущение сводится к тому, что понятие экстремальности связывается с одним из двух типов активности человека - активности, обеспечивающей жизнедеятельность человека в отсутствии трудовой деятельности, и при этой деятельности, т. е. условия, неэкстремальные для состояния покоя, могут быть экстремальными при активной деятельности, выполнении профессиональных обязанностей. Поэтому неправильно считать, что экстремальность распространяется только на районы сурового климата, она может возникнуть и в районах или местах с «идеальными» климатическими условиями.

Из сказанного со всей очевидностью следует, что понятие экстремальности определяется состоянием человека. Но этот вывод требует ответа на вопрос: по каким же показателям мы выбираем то или иное состояние как критерий экстремальности? Следует сказать, что это один из самых сложных вопросов и даже в современной экологической психологии, экологической физиологии и других научных дисциплинах, объединяемых понятием «экология человека», до сих пор существует полная неопределенность выбора критериев.

Изучая содержание журналов, сборников, тезисов, посвященных проблеме экологии человека, приходится прийти к выводу, что очень многие авторы практически не задумываются над выбором критериев и их обоснованием. Можно выделить три типичных вида допускаемых ошибок.

Одни исследователи как догму принимают положение, что, скажем, Европейский Север по своему географическому положению является экстремальным районом, поэтому все, что наблюдается при исследовании человека, пребывающего в этом районе, является следствием экстремальности. Другая группа, обнаружив какие-то показатели, отличные от таких же показателей в группе контроля, не считает нужным доказать, что эти отличия обусловлены именно данным фактором. Многие, изучив какие-либо показатели, сравнивают их с аналогичными, полученными в другом регионе, и не заботятся о необходимости убедиться в идентичности групп. Кто-то, произвольно выбрав какой-либо показатель, считает возможным по нему судить об экстремальности фактора.

Именно эта неопределенность заставила задуматься о поиске какого-либо общего критерия, свободного от недостатков случайного выбора.

Некоторые авторы, соглашаясь с тем, что экстремальность обусловлена не фактором, а состоянием человека, подвергающегося действию среды, выдвигают в качестве общего показателя состояние физиологических резервов и считают, что экстремальность определяется степенью уменьшения этих резервов или полным их истощением.

Эту позицию можно было бы принять, но при этом возникают другие трудности. Во-первых, во многих случаях неясно, как определять эти резервы. Так, например, широко используемые физиологами нагрузочные пробы типа велоэргометрической, с известной долей натянутости могут свидетельствовать об уменьшении резервов, но лишь для таких ситуаций, пребывание в которых лимитируется объемом энергообеспечения. Однако они непригодны для случая, когда экстремальность связана, например, с информационно-семантическими факторами.

Еще большая трудность возникает при исследовании состояний, где ведущими являются психологические. Как, например, измерить резерв фрустрации или резерв тревоги? В поисках более оптимального решения этой проблемы нами были выдвинуты два положения.

Одно из них заключается в том, что экстремальным является такой фактор или сочетание факторов, при действии которых необходима адаптивная перестройка механизмов, обеспечивающих поддержание процессов жизнедеятельности. Это положение базируется на общей теории адаптации. Одним из важнейших ее элементов является положение о том, что адаптация возникает в том случае, когда обычные механизмы обеспечения того или иного функционального состояния становятся недостаточными и требуется перестройка процессов гомеостатического регулирования. Такая перестройка и составляет суть адаптации. Исходя из этого принимается тезис, что в тех случаях, когда воздействующий фактор вызывает лишь некоторое напряжение существовавшей до действия этого фактора структуры гомеостатического регулирования, он не носит характера экстремальности.

Так, если более высокая, чем комфортная, температура воздуха не вызывает повышения температуры тела и компенсируется увеличением потоотделения, то нет оснований говорить об экстремальности этой температуры.

Несколько более сложен психологический аспект этого положения, так как понятие психологической адаптации является более расплывчатым, чем понятие физиологической адаптации. Анализируя многочисленные показатели психической деятельности в поисках такого показателя, который сочетал бы в себе признаки интегративности, т. е. отражал бы возможно большее число психических процессов и был бы достаточно устойчивым, чтобы на него не влияли случайные факторы, и вместе с тем имел бы какую-то связь с базовыми свойствами личности, мы остановились на таком показателе, как индивидуальный стиль деятельности поведения (А.Алдашева, 1996). В этом случае экстремальным является такое значение фактора, которое устойчиво изменяет стиль деятельности человека или той или иной группы. Понятие индивидуального стиля является одним из базовых в психологии, и проблеме стиля деятельности посвящено большое количество иследований (см.: Абульханова-Славская), содержание которых доказывает правильность сделанного нами выбора.

Базируясь на показателе стиля деятельности, мы принимаем за экстремальный такое значение фактора, при котором человек меняет индивидуальный стиль деятельности независимо от того, что конкретно лежит в основе этого изменения: им может быть состояние фрустрации, процесс переоценки ценностей, смены жизненных ориентиров, состояние психологического стресса и т. п.

Второе положение исходит из того, что все многообразие функциональных состояний человека, которое возникает при воздействии факторов внешней среды или факторов, связанных с особенностями структуры деятельности, можно свести к двум группам: в одну входят состояния адекватной мобилизации, а в другую - состояния динамического рассогласования.

Состояние адекватной мобилизации характеризуется полным соответствием степени мобилизации и напряжения функций требованиям, предъявляемым теми или иными условиями. Оно отражает количественную сторону изменения физиологических или психологических функций и в итоге является мерой успешности процесса адаптации, а появление разрыва между наличным состоянием и потребным для той или иной экологической ситуации служит толчком для напряжения функционирования как начального этапа адаптации.

Если ответная реакция человека на действие того или иного фактора или на ту или иную ситуацию не является адекватной, т. е. приводит к нарушению гомеостатического регулирования, то возникает состояние динамического рассогласования, выход из которого возможен только благодаря развитию адаптации или же уходу человека из сферы действия фактора благодаря активной или пассивной защите. Такая защита может реализоваться в результате изменения стиля деятельности. Таким образом, можно принять, что экстремальной является ситуация, при которой возникает состояние динамического рассогласования.

Имеется много работ, посвященных изучению физиологических функций при действии на человека тех или иных условий внешней среды, которые рассматриваются как экстремальные. Как правило, практически все иследования связаны с изучением динамики вегетативных функций, т. е. тех, которые в первую очередь обеспечивают постоянство внутренней среды организма. Исследовались состояния сердечно-сосудистой системы, дыхательной, пищеварительной и других физиологических систем, системы регуляции - нервная и гуморальная, механизмы взаимодействия и т. п., что позволило довольно подробно представить механизм развития изменений и определить (это очень важно) некоторые показатели, позволяющие прогнозировать особенности ответа организма на действие того или иного фактора. Есть ряд индексов, связанных с оценкой сердечно-сосудистой и дыхательной системы, по нашим данным, очень прогностична методика, основанная на оценке пластичности нервных процессов (С.И.Сороко, 1988).

Проблеме психологических реакций посвящено не меньше публикаций, которые освещают те или иные особенности психической деятельности. Обычно они объединяются понятием «психологический стресс», однако это общее для многих состояний понятие требует выделения некоторых особых групп, характерных для экстремальных условий.

Мы условно выделяем две группы данных.

В одну группу входят все данные, отражающие динамику той или иной психологической функции или нескольких из них при воздействии на человека или группу какого-либо внешнего фактора или их комбинации, параметры которых обуславливают экстремальную, по мнению авторов, ситуацию. Так, например, показано, что определенная величина постоянного электромагнитного поля влияет на оперативную и кратковременную память человека (Е.Б.Лысков, 1996), при гиперкапнии меняется протекание ассоциативных процессов, расстраивается внимание, нарушается реакция слежения (Э.Гельгорн, 1948), при гипоксии помимо памяти и внимания нарушается способность критически оценивать ситуацию (В.Б.Малкин, 1979).

Имеется большое число исследований, показывающих, что наиболее широкий спектр изменений и наибольшая их выраженность наблюдаются при действии химических факторов среды ан-тропогенного происхождения. Это позволяет многим авторам относить эти химические факторы вне зависимости от их концентрации к экстремальным.

Данные, вошедшие в первую группу, обладают определенной информативной ценностью, заставляющей подозревать наличие экстремальности, но не всегда могут рассматриваться как конечный довод в пользу того или иного предположения. Это связано с тем, что организм человека обладает способностью компенсировать нарушение какой-либо одной функции усилением роли другой или предупреждать появление тех или иных изменений, имеющих, например, физиологический характер, соответствующими изменениями поведения. Здесь возможен случайный выбор показателя, отклонение от которого может и не сказываться на общем состоянии человека или его деятельности ввиду исходной большой лабильности этого показателя.

В некоторой степени недостатки сведений, входящих в первую группу, устраняются данными второй группы, которую образуют комплексные, обобщенные показатели, характеризующие состояние человека, его регуляторных систем. Они составляют основу таких методик, как опросник Айзенка, MMPI, тест Лю-шера и т.п. Здесь оказывается возможным изучить не только те или иные функцию или свойство, а состояние системы, образуемой рядом психических функций, через изучение существующих между ними корреляционных связей.

•Во вторую группу можно включить и такой обобщенный показатель, как динамика дисперсии изучаемых функций. Как следует из полученных рядом авторов данных, нарушениеэкологической ситуации, ее экстремальность прежде всего отражается на дисперсии, это относится не только к физиологическим, но и психическим процессам.

Рассмотрим использование данных второй группы для анализа ситуаций экстремальности на некоторых примерах. Анализ результатов, полученных с помощью ряда комплексных методик, используемых при исследовании человека в условиях пребывания в Антарктиде, при адаптации к высокогорью, во время дальних походов подводных лодок (А.А.Алдашева), позволил выявить одну общую тенденцию, которая заключается в том, что в начале действия экстремального фактора, в качестве которого выступает вся ситуация в целом, возникает очень большое число выраженных корреляционных связей, затем число связей уменьшается, хотя могут появиться новые связи, которых не было в первый период. Через определенное время число значимых связей вновь возрастает.

По нашему мнению, эти изменения связей отражают динамику адаптационного процесса к комплексу неблагоприятных факторов и степень их экстремальности. Начальное увеличение числа корреляций отражает поиск и формирование новой адаптационной структуры, позволяющей противостоять воздействующему фактору; сокращение этих связей, совпадающих с периодом стабилизации отношений, знаменует этим окончание поиска адаптационных механизмов с минимизацией числа включенных в адаптацию структур, обеспечивающих оптимально возможные условия взаимодействия в данной экосистеме. В теории адаптации такая динамика рассматривается как адаптация, осуществляемая по гипермобилизационному принципу.

При продолжающемся действии неблагоприятного экологического фактора возникает потребность в дополнительном подключении некоторых механизмов, что и обуславливает вторую волну увеличения числа связей.

Для этой волны является характерным увеличение связей параллельно снижению тесноты каждой связи, что указывает на близость системы к разрушению. Конечно, важны не только число и уровень корреляционных и кросскорреляционных связей, но и их значимость.

Увеличение дисперсии свидетельствует о том, что действующий фактор достигает уровня, когда менее устойчивые к действию этого фактора люди начинают испытывать его неблагоприятное влияние. Поиск показателей и критериев экстремальности в настоящее время в основном направлен на выявление инструментальных или анкетных методик, на целый ряд тестов, позволяющих выявить то или иное состояние или прогнозировать его появление. Эта тенденция привела к некоторому забвению очень информативной методики наблюдения и изучения поведенческих реакций как в реальной обстановке, так и при имитировании различных ситуаций. Вероятно, это произошло потому, что, во-первых, исходно рассчитывали на получение исчерпывающей информации о воздействии окружающей среды на человека при изучении физиологических реакций, а во-вторых, это связано с трудностью самого исследования, требующего нахождения исследователя в одних условиях с испытуемым, что не всегда можно осуществить.

Расшифровка понятия экстремальности и условий ее появления позволяет классифицировать возможные экстремальные факторы. Представляемая классификация не претендует на исчерпывающую полноту и законченность, поскольку каждый год в результате деятельности человека появляются все новые и новые факторы. В основу классификации были положены механизм действия фактора и его природа.

В первый класс входят физические факторы, характеристики которых (интенсивность, время действия, прерывистость и т. п.) могут вызвать состояние динамического рассогласования. Этот класс можно разделить на несколько разрядов: микроклиматические факторы - температура воздуха, скорость его движения, абсолютная и относительная влажность, солнечная радиация; радиационные факторы, связанные с источниками ионизирующего излучения и действием электромагнитных полей; барические, т. е. понижение и повышение давления воздуха, и самый обширный разряд - механические факторы, куда включаются и такие, как колебания среды в звуковом, инфра- и ультразвуковом диапазонах, вибрации и пр.

Второй класс образуют химические факторы. Мы выделяем три разряда: первый - изменения обычного состава воздуха, т. е. содержания кислорода и углекислого газа, второй - измененный газовый состав среды, т. е. наличие вредных посторонних примесей, в первую очередь газообразных соединений углерода, азота и серы, и третий - взвешенные в воздухе механические примеси, оказывающие разрушающее действие на ткани, прежде всего на эпителий легких.

Сочетание физических и химических факторов, каждый из которых в отдельности в обычных условиех не является экстремальным, может обусловить их экстремальность. Так, при пребывании водолаза на глубине более 100 метров азот воздуха становится токсическим химическим экстремальным фактором.

Особенностью факторов, образующих первый и второй классы, является их абсолютный характер, т. е. экстремальность фактора, как правило, обусловлена его размерностью и мало зависит от других условий. Например, экстремальность такого фактора, как недостаток кислорода, определяется только величиной парциального давления кислорода. При нормальном атмосферном давлении для нетренированного человека ситуация экстремальности возникает при снижении содержания кислорода до 15\%, для тренированного - 13-12\%. При любых ситуациях и условиях изменяется только граница, выше или ниже которой фактор становится экстремальным. Именно это обуславливает кажущийся парадокс, что на больших высотах, превышающих 16-18 тыс. м, даже при дыхании чистым кислородом возникает гипоксическое состояние.

Третий класс образуют факторы, также имеющие физическую природу, но их происхождение связано с деятельностью человека, они лишь в виде исключения могут возникнуть в нерукотворной среде, поэтому организм не имеет готовых, выработанных ранее механизмов противодействия этому фактору, достаточных при той величине этого фактора, которая воздействует на организм. В число таких факторов входят гипервесомость и гиповесомость, или невесомость. Существующие механизмы приспособления, например тонические рефлексы, оказываются очень слабыми для противодействия первично возникшей гипервесомости, и нужна специальная тренировка, чтобы преодолеть экстремальность фактора.

В этот класс входит еще ряд факторов, где необычность связана с новизной информационных, логических, компонентных и ситуационных характеристик фактора. Они довольно редко встречаются в обычной жизни человека, определяемой его экологическими связями, и чаще характеризуют профессиональную деятельность. Приведем лишь один пример ситуационной экстремальности, когда человек, всю жизнь проживший на юге, впервые пропадает в условия снежной зимы. Как только фактор необычности, новизны пропадает, исчезает и экстремальность фактора. Не следует связывать этот класс факторов с воздействием тех или иных факторов среды на мигрантов, например жителей Среднерусской возвышенности, переехавших в район Заполярья. Здесь экстремальность связана не с информационными, а с физическими характеристиками. Информационная экстремальность сдвига во времени при трансмеридианных перемещениях, которая продолжается несколько суток, - это единственный информационный фактор необычности.

Четвертый класс составляют информационные факторы. Среди них следует выделить недостаточность информации, ложность информации, неожиданность информации и структуру информационного потока.

Конечно, наиболее широко встречается такой экстремальный фактор, как недостаточность информации, что обуславливает неадекватность экологического сознания и экологического поведения и, как следствие этого, появление фрустрации и психологической напряженности. Нет нужды говорить подробно и о том, что именно недостаток информации являлся основной причиной мифологического экологического сознания.

Ложность информации может быть двух типов - ложность первичной информации, которая легла в основу решения, и ложность информации, поступающей с обратной связью, т. е. когда человек знает, что он правильно оценил ситуацию, принял правильное решение, однако система обратной связи дает ложную информацию о результатах реализации решения, это ведет к резкому эмоциональному возбуждению с выраженными вегетативными реакциями и в конечном счете к хаотичности деятельности или полному отказу от нее. Интересной особенностью, характеризующей поведенческие реакции человека при действии этого экстремального фактора, которая была отмечена нами как в реальных ситуациях, так и в экспериментальных условиях, является агрессивная персонификация какого-либо структурного элемента, якобы ответственного за «неудачу» деятельности.

Мы склонны думать, что ситуация, возникающая в процессе работы в системах, где отсутствует обратная связь, вообще всегда имеет какой-то элемент экстремальности. Об этом писали Б.Ф.Ломов (1966), А.А. Крылов (1972).

Среди информационных факторов следует выделить фактор коммуникабельности, или взаимного понимания между людьми, обменивающимися информацией в процессе совместной деятельности, либо же при диалоге человека с компьютерным устройством. Особенно часто экстремальность возникает в случае, когда человек и компьютер принимают разные решения и у человека-имеется интуитивное недоверие к решению компьютера в различных игровых ситуациях.

В пятый класс входят ситуации, где экстремальной является значимость этих ситуаций, не связанная с физической природой действующего фактора, т. е. такое сочетание факторов, которое таит в себе потенциальную угрозу для человека или коллектива. Так, каждый человек, садясь в самолет, испытывает в той или иной мере чувство страха, связанное с тем, что всегда существует какая-то вероятность авиационной катастрофы.

Шестой класс образуют ситуации, когда каждый из воздействующих факторов сам по себе не является экстремальным, но их сочетание вызывает значительное изменение состояния человека, в том числе изменяя ряд элементов экологического сознания.

Обобщая весь объем полученных нами и другими исследователями данных о влиянии экстремальной среды на психику и поведение человека, мы пришли к выводу о наличии двух наиболее типичных форм ответа на то или иное воздействие внешней среды независимо от природы и информационной характеристики фактора или сочетания факторов. Показателем, определяющим отнесение наблюдаемого изменения функционального состояния к одной из этих двух форм, является направленность сознания, реализующаяся в тех или иных реакциях. В первую группу, которая была нами названа как реакция или состояние адекватного ответа, вошли изменения состояния человека, которые направлены на устранение или преодоление влияния экстремального фактора или же на поддержание необходимой деятельности в условиях его продолжающегося действия. Особенностями решений и поведенческих реакций является их осознанный целенаправленный характер, т. е. формирование адекватной концептуальной модели ситуации, определенного плана действий, обеспечивающего достижение поставленной цели, и мобилизация тех свойств и процессов в организме, которые помогли бы действиям по реализации решения и по формированию внутренней защиты от действия экстремального фактора. Реакция адекватного ответа в равной степени характеризует как индивидуальное, так и коллективное сознание.

Вторую группу, которая была определена как реакция тревоги, составили такие изменения сознания человека, которые характеризуются отказом или неспособностью поддерживать необходимую в создавшейся ситуации деятельность, направленностью всех реакций на самосохранение человека, нарушением логики мышления и некоординированностью поведения.

Конечно, содержание ответа как по первому, так и по второму типу включает не только психические реакции, но и физиологические, более того, особенности взаимоотношения психики и физиологии человека во многом определяют форму ответа, но мы в последующем будем излагать лишь особенности психических составляющих ответа, только по мере надобности привлекая физиологические данные.

Перейдем к рассмотрению особенностей психологических реакций при адекватной форме ответа. Наиболее типичным для этой формы ответа является мобилизация всех необходимых реакций человека, что в эксперименте или в натурном исследовании обычно выглядит как улучшение, усиление той или иной функции наряду с ухудшением состояния других функций, в данный момент не вовлекаемых в противостояние экстремальному фактору. Более правильным является описание наблюдаемых изменений как формирование системы, способной обеспечить жизнь и деятельность человека в условиях действия фактора, несущего угрозу.

Многие авторы, рассматривая весь спектр наблюдаемых изменений, отмечают особую роль такого процесса, как внимание, считая его системообразующим фактором (MacWorth,1950). Одним из проявлений этой реакции является усиление концентрации внимания. Так, в наших исследованиях с применением методики Рыбакова (последовательный подсчет цветных кружков, помещенных в секторы круга в возрастающем количестве) было показано, что если в обычных условиях ошибки появляются при подсчете во втором секторе (16-20 кружков), то при действии такого экстремального фактора, как дефицит времени, ошибки появлялись в третьем (26-30 кружков) или четвертом (40-44 кружка) секторе. Исследователи, изучавшие работу оператора на больших информационных табло, обнаружили, что в экстремальной ситуации операторы полностью игнорируют все сигналы, которые не имеют прямого отношения к деятельности. Летчик при работе в очень сложной ситуации непосредственной опасности не реагирует на сигналы, подаваемые экспериментатором, проводящим психологическое тестирование, хотя до и после устранения экстремальной ситуации он с интересом совмещал выполнение теста и управление самолетом.

Обычно сильная концентрация внимания уменьшает возможность человека к распределению внимания. Однако это правило не выполняется в тех случаях, когда необходимость распределения внимания является обязательным условием профессиональной деятельности или деятельности по противодействию экстремальному фактору. Этим объясняется тот внешне парадоксальный факт, при котором ограниченное распределение внимания, диагностированное в условиях лабораторного эксперимента, ими тирующего какое-либо экстремальное воздействие, оказывалось совсем иным в условиях реальной деятельности.

Приведем данные изучения распределения внимания с помощью методики поиска численно-буквенных сочетаний (коэффициент успешности выполнения пробы выше 0,5 считается показателем хорошего распределения внимания). В обычных условиях был получен такой ряд: 0,52; 0,74; 0,68; 0,57. При действии высокой температуры воздуха успешность выполнения пробы ухудшилась: 0,36; 0,48; 0,34; 0,51. Это результат лабораторного исследования. Сравним теперь эти данные с результатами исследования работы на тренажере оператора пассажирского аэропорта (данные 1956 г.) в процессе увеличения числа самолетов, готовящихся совершить маневр посадки. При определении координат одного самолета, подлетающего к аэродрому, ошибка точности составляла 3,2\%, при одновременном сопровождении пяти самолетов (в эти годы совершенно нереальная ситуация для одного оператора) ошибка уменьшалась до 2,2\%, хотя у оператора наблюдались все признаки сильнейшего эмоционального напряжения.

Устойчивость внимания меняется довольно сложно. В одних случаях описывалось увеличение устойчивости, в других - ее уменьшение (Б.А.Ломов, 1967; Введение в эргономику, 1974), но большинство авторов считают более характерным повышение устойчивости внимания.

Приведем результаты пробы «метод рядов» у испытуемых в лабораторных условиях при действии сильного звукового раздражителя.

 

Показатель реакции

Без воздействия

Bo время воздействия

 

 

1-30

31-60

61-90

1-30

31-60

61-90

Время, мс

232

246

254

2,01

208

202

Число ошибок

2

1

3

0

0

0

Метод заключался в том, что испытуемому предъявлялась последовательность трех групп сигналов (с 1 по 30, с 31 по 60, с 61 по 90), при каждом из них испытуемый должен был нажимать соответствующую кнопку.

Следует отметить, что даже такой своеобразный экстремальный фактор, как физическая нагрузка, тоже часто ведет к усилению устойчивости внимания.

Улучшается также переклйчаемость внимания, особенно в тех ситуациях, когда осуществляется поиск оптимального алгоритма деятельности в условиях нестабильности потока поступающей информации.

Аналогичные изменения характеризуют и память, особенно кратковременную и оперативную. Общую тенденцию изменения показателей памяти при адекватной форме ответа можно охарактеризовать как увеличение ее надежности (Хилова, 1971).

Однако при исследовании памяти обнаруживаются некоторые весьма интересные особенности. Так, при изучении объема кратковременной памяти с помощью теста на запоминание 12 двузначных чисел испытуемые, запоминавшие от 5 до 7 чисел в фоновых исследованиях, при действии экстремального фактора (сильный шум) стали запоминать 7-8 чисел. Однако у тех же испытуемых при выполнении в аналогичных условиях пробы на механическое запоминание слоговых сочетаний объем кратковременной памяти не увеличился, а уменьшился почти вдвое.

Анализ этих данных позволил предположить, что происходит избирательное изменение кратковременной памяти, она увеличивается, если запоминаемый материал имеет определенную значимость, и уменьшается, если материал, подлежащий запоминанию, не имеет смысла. У каждого человека то или иное двузначное число несет какую-то семантическую нагрузку - номер дома, возраст, день рождения и т. п., в то время как слоги типа нер, чун, гаш и т. п. такой нагрузки не несут.

Эти данные позволяют предполагать, что происходит избирательное изменение кратковременной памяти - она увеличивается в случаях, когда запоминаемый материал имеет особое значение для субъекта. Этот вывод был подтвержден в ряде работ других авторов (см. напр.: В.Л.Марищук и соавт., 1969). Интересно, что подобное явление очень ярко проявляется у людей старших возрастных групп (70-85 лет). У них наблюдается почти полная неспособность к запоминанию материала, не имеющего для них никакого смысла или значения, но сравнительно неплохо запоминается важный для них смысловой материал.

Можно предположить, что в экстремальной ситуации происходит активное «выталкивание» незначимого сигнала или события из кратковременной памяти, т. е. развивается почти неизученный и таинственный процесс активного забывания.

Скорость формирования оперативной памяти и ее объема, т. е. скорость актуализации энграмм долговременной памяти по данным, полученным рядом авторов, скорее имеет тенденцию к увеличению, многие ученые подчеркивают усиление процесса поиска в долговременной памяти. Нами было проведено исследование этого процесса с помощью модифицированного метода поиска синонимов, когда испытуемому давалось ключевое слово и его просили подобрать к нему как можно больше синонимов. Воздействующим фактором была высокая температура воздуха.

Были сформированы две группы испытуемых по 11 человек в каждой. Все испытуемые показали примерно одинаковые результаты в тестах на кратковременную память. До начала действия экстремального фактора одной группе предлагали ключевое слово, например «лошадь», а другой - «идти», на поиск синонимов отводилось 30 с. Испытуемые были хорошо знакомы с выполнением пробы. Затем температура воздуха в экспериментальной камере повышалась до 39° С, и каждую минуту испытуемые выполняли пробу на максимальное усилие сжатия ручного динамометра. Через 20 мин. испытуемых просили повторить пробу, но группе, ранее работавшей со словом «лошадь», предлагалось слово «идти», а группе, подбиравшей синонимы к слову «идти», предлагалось слово «лошадь». Такое перекрестное выполнение заданий было необходимо для того, чтобы исключить перечисление ранее уже актуализированных в первом эксперименте синонимов.

Приведем среднее число слов-синонимов.

 

Группа

До действия экстремальных условий

Во время действия экстремальных условий

Первая

(лошадь) 3,6

(идти) 7,0

Вторая

(идти) 4,7

(лошадь) 4,8

 

Видно, что объем оперативной памяти увеличился за счет актуализации энграмм из долговременной памяти. Представляет интерес, что в списке слов-синонимов при действии экстремальной среды появляются в большем количестве не только истинные синонимы, но и слова-обобщения и слова-ассоциации частного характера. Так, в обычном для слова «идти» наборе: ходить, шагать, бежать, трусить, топать - появляются слова «перемещаться», «передвигаться», «двигаться» и даже «ездить». Вероятно, по тем же законам расширения поиска путем сдвига критериев отбора для слова «лошадь» появляется слово-ассоциация «сивка-бурка».

Обращает на себя внимание поведение еще одной, довольно сложной характеристики психического состояния - бдительности, т. е. степени готовности к немедленным действиям. Эта готовность предусматривает наличие соответствующей концептуальной модели конкретного поведения, быстро реализуемой в оперативную память, и наличие действенной программы развития неспецифических реакций, прежде всего вегетативных, обеспечивающих возможность осуществления требуемого поведения. Бдительность подразумевает также соответствующие мотивы, определяющие приоритет тех или иных действий и поведения в целом (Б.Н. Яковец, 1971). Показано, что высокий уровень бдительности обуславливает большую вероятность появления адекватной реакции, а сам факт возможности появления экстремальной ситуации повышает уровень бдительности.

Влияние трансформирующих операций, особенно репродуктивных, в большинстве случаев улучшается, продуктивные операции изменяются по довольно сложным, не всегда очевидным закономерностям, хотя одну из них можно проследить - это степень связи характеристик экстремального фактора с деятельностью человека: чем она выше, тем более защищенными являются продуктивные операции.

Одним из характерных признаков адекватной реакции при действии экстремальной среды является увеличение веса нестандартных сложных продуктивных операций.

Некоторые авторы отмечают, что при реакции адекватного ответа улучшается протекание операции комбинаторики и классификации по неявным или незаданным признакам. Это хорошо видно при анализе деятельности человека, работающего со сложными информационными устройствами, где сигнал может иметь несколько инвариантных признаков. При адекватном ответе в анализ включается большее число таких признаков и меняется их значимость. Так, при малой цене ошибки пропуска сигнала, т. е. невключения его в искомую классификационную группу, происходит уменьшение используемого объема признаков, при очень высокой цене ошибки в анализ включаются более высокие уровни признаков, вплоть до квазислучайных, т. е. усиливаются процессы вероятностного прогнозирования.

Изучение таких операций, как формирование понятий и суждений, показывает, что при адекватной форме ответа происходит значительное улучшение их протекания. Показательна в этом отношении проба «исключение лишнего», в которой испытуемому предлагается набор из пяти слов, где четыре из них объединены каким-либо неявным признаком, а для пятого этот признак отсутствует. Так, например, в наборе слов «волк», «тигр», «сова», «слон, «леопард» обычно исключается слово «сова» по классификационному противопоставлению «зверь-птица», при действии экстремального фактора, вызывающего реакцию адекватного ответа, появляется слово «слон» по менее явному классификационному признаку «хищник-травоядное».

Эта особенность была положена нами в основу разработки теста на интеллектуальность, где слова в тестирующем наборе были составлены так, что, меняя классификационный признак, можно было бы исключить любое слово (В.И.Медведев, 1997). Оказалось, что для адекватной реакции ответа выполнение этой пробы, вообще довольно трудной, значительно улучшается. Иногда при выполнении таких заданий может увеличиться удельный вес понятий, сформированных по формальному признаку. Так, в приведенном примере может неожиданно появиться слово «леопард», так как оно состоит из семи букв, в то время как другие имеют лишь четыре буквы.

Значительно улучшаются и операции преобразования понятий и суждений, что хорошо видно из анализа самой деятельности человека, например при изучении правильности или ошибочности его действий, а также и по данным некоторых экспериментальных проб. Увеличивается число решений, принимаемых благодаря дедуктивным умозаключениям правдоподобного типа. Возрастает удельный вес эвристических операций.

Рассмотренные выше изменения, особенно связанные с трансформирующими операциями, лежат в основе некоторых качественных и количественных изменений в структуре мышления, особенно так называемого оперативного мышления, которое формируется в процессе решения задач. Традиционный формальный анализ этого процесса предполагает вычленение в сознании следующих этапов: 1) определение задачи, т. е. нахождение образа ситуации, которую необходимо создать в результате решения задачи; 2) определение условий задачи, т. е. оценка наличной ситуации с возможными вариантами ее преобразования; 3) необходимые ограничения задачи, т. е. нахождение совокупности признаков допустимых преобразований; 4) определение искомых задачи, плана ее решения, т. е. нахождение комплекса последовательных преобразований, переводящих наличную ситуацию в требуемую.

Анализ литературных и собственных данных позволяет считать, что при организации адекватного ответа увеличиваются скорость и характер мыслительных операций на всех этапах решения проблемы. Формулировка требований задачи определяется значимостью ситуации и доминирующими мотивами деятельности и предстает в двух вариантах. Один из них связан с переформулировкой цели, которая теперь выступает как уход из-под действия фактора или его активное преодоление, и организацией соответствующей деятельности. Во втором варианте конечная цель остается неизменной и формируется требование задачи как сохранение деятельности в период действия экстремального фактора.

В обоих случаях меняется формулировка условий задачи. Здесь большую роль играют степень знакомства человека с экстремальным фактором и наличие готовых программ организации ответа. Если эти условия имеются, то определение условий задачи, как и последующие этапы поиска ограничений задачи и принятия плана ее решения, производятся, как правило, путем динамического узнавания или принципа переноса, т. е. либо сведением возникшей проблемы к одной из уже известных с известным решением с помощью конечного числа преобразований и коррекцией некоторых, главным образом количественных, характеристик этих преобразований, либо использованием алгоритма решения какой-либо другой задачи для решения возникшей, т. е. могут осуществляться процессы как конвергентного, так и дивергентного мышления.

Если экологическая проблема впервые возникла и нет готовых решений этой или аналогичных ей задач, то весь процесс решения разбивается на этапы, где шаг за шагом исследуется совокупность условий создаваемой ситуации и взаимосвязей между ними. Такой ход мышления напоминает поведение в лабиринте, поэтому подобная модель мышления называется лабиринтной, а используемый метод решения - методом проб и ошибок.

Оба типа мышления характеризуются увеличением продуктивности мышления (скорости обнаружения и оценки возможных выходов из ситуации). В противоположность шаблонному, стереотипному мышлению здесь появляется гибкость мышления, т.е. способность вовремя увидеть, предсказать неверное или неоптимальное решение и вернуться к другой, лучшей формулировке цели действий или их плана.

Существующие в каждой деятельности неявные ограничения, которые накладываются самим субъектом и необязательны для нее, при реакции адекватного ответа, как правило, исчезают или преодолеваются, а функциональная фиксированность элементов ситуации значительно ослабевает. Иными словами, мышление становится творческим.

Представляется необходимым выделить две личностные характеристики, выраженность которых способствует реализации продуктивного мышления.

Одной из них является мотивационная сфера. Мы уже говорили о полимотивационной структуре экологического сознания.

При реакции адекватного ответа возможно и появление новых мотивов, особенно в тех случаях, когда происходит переформулировка цели, но более характерно сужение мотивационного поля из-за резкого преобладания одних мотивов и подавления других. Надо сказать, что значительно усиливается при экстремальной ситуации и адекватном ответе роль высоких гражданских, общественных мотивов.

Наиболее заметно роль мотива выступает в формировании особого типа мышления, когда принимается решение несмотря ни на что продолжать ту или иную деятельность, т. е. так называемое мороническое мышление, где возрастает роль сознательно накладываемых ограничений, способствующих сохранению стабильности действий.

Второй личностный фактор, оказывающий влияние на особенности мышления и на поведение человека в экстремальных условиях, - это воля. Изучение роли волевых качеств в экстремальных условиях проводилось главным образом военными психологами (см., напр.: Коробейников, 1965), ряд работ был выполнен в области педагогической психологии.

Характерные изменения при адекватной форме ответа на действие экстремального фактора наблюдаются при реализации принятого решения. По мнению большинства исследователей (Янке-левич, 1965; Зараковский, 1966; Зинченко, 1975), наиболее существенным является изменение структуры деятельности, в частности возрастание удельного веса творческого, нешаблонного компонента. Стереотипные, жестко детерминированные реакции в большей мере сочетаются с действиями, основанными на вероятностном учете, что может в ряде случаев привести к изменению или даже смене алгоритма деятельности. Наличие творческого компонента позволяет осуществлять деятельность по сокращенному алгоритму, включая в нее антиципирующие действия, или, наоборот, расширять алгоритм за счет коррегирующих действий.

Динамика ошибок при этой форме ответа зависит от того, какой вид ответа преобладает: поддерживается ли фиксированный стереотип деятельности или осуществляется творческая деятельность, поиск решений. При первом виде уменьшается число количественных ошибок, а число качественных ошибок или остается на прежнем уровне, или неско

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 |