Имя материала: Экологическое сознание

Автор: В.И. Медведев

Глава 7 экологическое сознание - состояние напряженности

Рассматривая проблему конфликта в экологическом сознании, мы пришли к выводу, что экологическое сознание характеризуется определенной интенсивностью, выраженностью протекающих в нем процессов, которые определяют субъективную оценку глубины конфликта и возможности его разрешения. Количественные различия в протекании того или иного процесса в психологии принято определять понятиями напряжения или напряженности.

Обычно термином «напряжение» обозначают уровень активности психических и физиологических процессов, адекватный условиям деятельности человека и не выходящий за пределы линейности ответа (В.Л.Марищук). Под напряженностью понимается такое состояние, когда эта линейность нарушена и механизмы, обеспечивающие данный уровень активности, близки к срыву. Однако не все авторы придерживаются такого разделения понятий и обычно используют эти термины как синонимы.

Понятие напряженности, как и понятие конфликта, уже давно стало объектом внимания не только психологов, но и физиологов, философов и представителей других наук о человеке. Особое внимание этому состоянию уделяет социальная конфликтология. Однако в последнее время термины «психологическая» или «физиологическая» и даже «социальная напряженность» чаще заменяются термином «стресс», хотя остались и приверженцы старого термина. Так, Н.Г.Наенко, О.В.Овчинникова, В.Л.Марищук предпочитают термин «напряженность», В.А.Бодров считает эти термины синонимами, но пользуется термином «стресс». Некоторые авторы определяют понятие стресса как особого психического состояния, возникшего как форма отражения субъектом сложной экстремальной ситуации. С таким определением можно было бы согласиться, если бы понятие экстремальности не определялось как условия, вызывающие стресс, - получается логическое несоответствие, из которого выйти невозможно.

Если использовать весьма широко распространенный в настоящее время понятийный аппарат синергетики, то, пожалуй, наиболее близким к занимаемой нами позиции, рассматривающей экологическое сознание как систему (см. главу 1), характеризующуюся нелинейностью и имеющую различные устойчивые и неустойчивые стационарные состояния, будет определение психической напряженности как неустойчивого стационарного состояния, характеризующегося степенью его приближения к хаотическому распаду.

Не следует понимать состояние напряженности только в отрицательном смысле, как явление, порождающее фрустрацию, а затем и нервный срыв. В общей теории адаптации приближение к хаосу рассматривается как обязательный предварительный этап построения (взамен существовавшей) новой системы гомеостатического регулирования, где возникают новые аттракторы и создается новый спектр фракталов. Это значит, что постулируется необходимость разрушения старой, ставшей неадекватной системы как обязательного условия формирования новой. Столь подробный анализ понятия напряженности необходим для того, чтобы читатель правильно ориентировался и не запутался в существующей терминологии.

Каковы же причины появления напряженности в экологическом сознании, ее структура и динамика развития?

Исходя из рассмотрения экологического сознания как осознания условий и характеристик взаимоотношения человека с природой и роли этого взаимодействия для удовлетворения материальных и духовных потребностей человека, мы можем легко прийти к предположению, что напряженность может возникать тогда, когда характер взаимоотношений становится таким, что возникает угроза для удовлетворения необходимой или субъективно важной в данный момент времени потребности. При этом диапазон таких потребностей в принципе не имеет значения, это может быть глобальная потребность сохранения жизни либо какая-либо личная потребность, скажем, эстетического порядка. Особый вид напряженности в экологическом сознании возникает тогда, когда человек не имеет возможности вмешиваться в происходящее на его глазах действие по отношению к природе, которое он расценивает как запрещенное.

Такая независимость вообще характерна для нелинейных систем, которые могут менять свое состояние под влиянием случайных малых воздействий.

Концепцию угрозы разделяют многие авторы, разрабатывающие проблему напряженности. Так, по мнению виднейшего исследователя теории психологического стресса Р.Лазаруса (1987), центральным звеном психологического стресса является наличие образа угрозы, возникающего в результате осознания ситуации и ее дифференциации по степени опасности. Следует отметить, что большинство авторов слишком прямолинейно рассматривают понятие угрозы, идентифицируя его с понятием опасности. Если стоять на этой позиции, то в каком-то отношении можно принять и позицию Лазаруса.

Возможно, эта позиция связана с тем, что исторически термин «стресс» в его приложении к психике человека возник при анализе военных ситуаций (см. R.R.Grinker and Q.P.Spiegel). По нашему мнению, применительно к экологическому сознанию понятие угрозы следует толковать шире, понимая под ним наличие таких изменений (во внешней среде или в концептуальной модели этой среды, в отношениях между понятийными элементами сознания), которые могут привести к значительной перестройке системы отношений, т. е. приводят к нарушению гомео-стаза. В этом случае не любая угроза может вызвать состояние стресса, а лишь та, которая связана с трудностью или невозможностью сформировать адекватный ответ и требует значительных усилий для сохранения стабильного состояния даже ценой утери некоторых функций.

Экологическое сознание, как и сознание вообще, характеризуется тем, что оно сливает в единый образ прошлое, настоящее и прогнозируемое будущее. Поэтому, вероятно, более правильно говорить не об угрозе как реальности, хотя это, конечно, тоже имеет место, а о той или иной степени вероятности появления угрозы.

Анализ литературы, а также собственные данные авторов, связанные с изучением экологического сознания у групп людей, находящихся в тяжелых экстремальных условиях, позволяют выделить три основные причины появления напряженности.

Первая причина - это действительно наличие состояния угрозы для жизни и деятельности человека, например воздействие низкой или высокой температуры, гипоксии и др., т. е. угрозы в результате неблагоприятных изменений среды обитания.

Вторая причина - это невозможность выполнить желание или необходимость удовлетворения какой-либо потребности, т. е. наличие ситуации, обусловленной косвенной угрозой (например, голод, жажда) или «экологическим эгоизмом». В последнем случае возникает ситуация, когда непосредственной угрозы для жизни человека или его деятельности нет, но появляется фрустра-ция, вызванная расхождением желаемого и действительного.

Но имеется и третья причина - это конфликт мотивов или интересов в сознании человека. Здесь следует остановиться на одной тенденции, роль и значение которой в последнее время все больше возрастает. Мы уже касались взглядов В.И.Вернадского и близких к нему представлений П.Тейяра де Шардена о роли человека в эволюционном процессе. История последних десятилетий убедительно показывает, что в экологическом сознании человечества, в его коллективном разуме все отчетливее выявляется необходимость заботы о природе. Научно-технический прогресс позволил человеку стать хозяином природы, но хороший хозяин не расхищает, а сохраняет и накапливает свое богатство.

Однако эта идея не является принятой всеми, поэтому губительное воздействие человека на природу становится все отчетливее, и это приводит к появлению напряженности как результата конфликта в сознании.

В зависимости от того, какая из этих трех причин сформировалась в сознании человека, меняется не только выраженность напряженности, но и ее направленность, т. е. вид и способ действий, предпринимаемых для снятия напряженности.

У человека на основе предыдущего опыта и некоторых генетически заданных характеристик формируется образ среды, рассматриваемый как оптимальный. Этот образ, который можно определить как комфортность, словно накладывается на более общий образ - «я в среде». Образ «я в среде» не является стабильным, он может меняться в процессе адаптации, но происходит постоянное сличение этих образов, а когда их расхождение достигает определенной величины, индивидуальной для каждого человека, возникает напряженность.

Степень напряженности зависит от семантической значимости вызвавшей ее причины, а также от некоторых факторов, характеризующих внешние и внутренние условия, связанные с особенностями человека. К внешним условиям относятся наличие потенциальной возможности устранения угрозы как проблемной ситуации, степень неожиданности ее появления и скорость нарастания величины угрозы. К внутренним условиям относятся наличие адекватной установки сознания на решение проблемы, предпочитаемый субъектом тип регулирования - агрессивный, пассивный или активно-защитный, степень знакомства с возникшей ситуацией, т. е. наличие в той или иной мере сформированной программы действий по устранению угрозы, в том числе и таких, как уход, и, конечно, уровень тревожности как свойства человека.

Потенциальная возможность устранения угрозы - это субъективное представление о наличии способа устранения, представление о конечной цели предпринимаемых для этого действий, о средствах, имеющихся у человека, и их силе, определение субъективной цены психических и физиологических условий по ликвидации угрозы с учетом личной и социальной значимости конечного результата.

При отсутствии потенциальных возможностей устранения угрозы или при недостаточности этих возможностей, сомнениях в правильности выбранного пути возникает особое состояние напряженности, которое характеризуется понятием беспомощности. В психологии обычно используют это понятие как когнитивно-мотивационный дефицит, являющийся следствием сомнительного, непредсказуемого, но неизбежного наказания, т. е. беспомощность - это отсутствие возможности избежать наказания или, точнее, избежать неблагоприятных последствий, которые могут препятствовать осуществлению необходимой активности. В принципе мы можем принять такое объяснение термина, помня, что под наказанием мы понимаем и нарушение чувства комфорта, и невозможность исполнения желаемого.

Возвращаясь к рассмотрению внутренних причин напряженности, мы должны остановиться на факторе прямых или косвенных признаков, по которым можно было бы прогнозировать появление экологического кризиса. В случае, если возникшая ситуация знакома, уровень напряженности будет значительно меньше, чем при ее первом появлении. Интересно, что при этом может возникнуть так называемая отсроченная напряженность, т. е. появление ее через некоторое время после того, как возникла или даже уже закончилась конфликтная ситуация угрозы. Причины такого явления весьма разнообразны. В одних случаях это следствие необходимости иметь достаточно времени для формирования образа угрозы, в других - следствие глубокого торможения протекания психических функций, нечто вроде того, что описывается как помрачение сознания.

Такая ситуация обычно характерна для людей, попавших в катастрофу, где слабая реакция на угрозу в период начального бедствия сменяется резко выраженной реакцией через какой-то промежуток времени. Однако объяснить все подобные случаи глубоким торможением психической деятельности мозга удается не всегда. Так, трудно объяснить с этих позиций описанное в литературе и наблюдаемое нами появление очень сильной психической напряженности, вплоть до патологических состояний, у некоторых зимовщиков полярных станций в Антарктиде после возвращения домой и длительного нахождения (даже более года) в условиях комфорта, хотя они прекрасно перенесли все трудности работы в этих тяжелых условиях. Механизм такой «расплаты» за деятельность в тяжелых условиях еще не очень ясен. В некоторых случаях это можно объяснить тем, что резкая напряженность во время зимовки компенсировалась некоторыми нервными процессами, которые, в свою очередь, оказались сорванными уже в более поздний период. Нам кажется возможным предполагать, что механизм вторичного переживания в воспоминании перенесенных тягот в некоторых случаях может быть сильнее реального, экологического воздействия, компенсированного адаптационными механизмами, которые исчезли после возвращения со станции.

В некоторых, правда единичных, случаях такое состояние можно было объяснить тем, что у субъекта возникла фрустрация ожидания, т. е. неисполнение тех планов, которые он хотел реализовать или получить как награду за перенесенные тяготы, например купить дом, автомобиль, наладить семейные отношения, «подняться по служебной лестнице». Очевидно, что одной, единственной причины появления таких отсроченных реакций нет.

Очень большое значение среди внешних факторов имеет скорость нарастания угрозы. Здесь возможны два крайних варианта. Один - это очень медленное, постепенное изменение экологической ситуации, влияние которой долгое время не сказывается на ощущении и не вызывает должных адаптационных реакций. Этот период отсутствия напряженности, в течение которого происходит то, что называется привыканием, сменяется, когда эти незаметные изменения достигли определенного порога, какого-то предельного значения, «взрывным» состоянием напряженности в ярко выраженной форме, так как у организма не оказывается выработанных и готовых программ ответа на действие этого ранее «не замеченного» адаптационными механизмами фактора.

В другом крайнем варианте изменения происходят так быстро, что организм человека просто не успевает адекватно ответить на воздействие, и возникает срыв физиологических и психологических функций. Большое значение имеет результативность предпринимаемых действий: чем ниже результативность, тем выше напряженность.

Остановимся на некоторых внутренних условиях, хотя многие из них будут рассмотрены в других главах. Большой опыт практических исследований заставляет нас считать, что наиболее важную роль в развитии напряженности играет уровень тревожности человека.

Тревожность - это свойство психики адекватно оценивать по критерию опасности для организма или для его связей с внешней средой значимость и другие характеристики какой-либо ситуации и особенности ее воздействия на состояние человека и его деятельность, оценивать возможности обеспечения адекватного реагирования, т. е. организации возможных мер защиты от ситуации или ее перевода в другую, менее угрожающую, или ухода от нее.

Низкий уровень тревожности характеризуется адекватной оценкой ситуации или даже некоторой тенденцией к ее недооценке (если этот уровень тревожности сочетается с высоким уровнем самоуверенности), а высокий уровень - переоценкой значимости угрозы и недооценкой своей способности к противостоянию или противодействию, постоянным сомнением в правильности выработанных решений. При высокой тревожности возникает крайне выраженная степень психической напряженности. Использование современных методов исследования показывает, что напряженность постоянно присутствует у таких людей даже в условиях полного комфорта.

При очень низкой и очень высокой тревожности, как правило, отсутствует возможность формирования определенного плана поведения, так как нет рационально построенной программы действий, даже такой простейшей, как реализация преферендума места и времени, т. е. ухода с места, где действует угроза, или, при циклическом действии угрозы, выбора такого времени контакта с угрозой, когда ее выраженность минимизирована. При низкой - потому что нет ощущения угрозы, при высокой - из-за чувства беспомощности перед ней.

Большое значение имеет установка человека на вид и форму угрозы и на организацию поведения при ее действии. Она определяет знак оценки экологической ситуации в момент ее появления или даже до нее, степень мобилизации внутренних возможностей человека, его инициативность и настойчивость. В принципе можно говорить о существовании такого вида зависимости напряженности от установки: чем сильнее и точнее установка, тем большая зависимость наблюдается между напряженностью и степенью реализации действий, предпринимаемых человеком.

Высока зависимость степени напряженности в экологическом сознании от таких характеристик, как свойственный субъекту или выбираемый им тип поведения - агрессивный, пассивный или активно-защитный. Сложна для анализа связь напряженности с агрессивным типом реагирования, так как не всегда удается выяснить, что лежит в основе такой связи: возникла ли агрессивность как результат высокой напряженности, или же, наоборот, исходный, свойственный субъекту агрессивный тип поведения является причиной высокой напряженности.

В то же время можно рассматривать агрессию как форму проявления катарсиса, снимающего напряженность (см. главу 6).

При пассивном или активно-защитном типе реагирования вероятность появления напряженности, если нет никаких других привходящих условий, мала, здесь чаще наблюдается реакция адекватного напряжения и, наоборот, при низкой напряженности чаще возникает пассивный или активно-защитный тип поведения.

Это, очевидно, происходит потому, что эти два типа реакции предполагают наличие заниженного или адекватного реальности образа угрозы. Чем выше степень знакомства человека с экологической ситуацией, требующей его реакции, тем меньше вероятность возникновения напряженности. Это объясняется тем, что знакомство с проблемой предполагает наличие более или менее жестких готовых программ реагирования, с легкостью переводимых из долговременной в оперативную память, т. е. в действительности ситуация для сознания не представляется проблемной и легко может быть решена с помощью определенного готового набора одновременно и последовательно проводимых репродуктивных операций. В некоторых случаях предусмотрен даже алгоритм смены готовых программ, если первоначально выбранная программа не смогла решить ситуацию. Новые или малознакомые ситуации не представлены в сознании такими программами и отражаются в нем в виде сложной проблемы, требующей для своего решения ряда продуктивных операций, хотя бы на уровне правдоподобных умозаключений.

Напряженность как состояние зависит от того, каков уровень рассмотрения сознанием экологической ситуации: являются ли процессы в экологическом сознании отражением реально действующей в текущий момент ситуации, представляющей угрозу для человека или популяции, или же она отражается в сознании в виде абстрактной проблемы, решение которой может быть реализовано при появлении конкретной прогнозируемой ситуации.

При непосредственном действии угрозы состояние напряженности характеризуется особенностями протекания двух процессов - эмоций и двигательной активности.

Проблему эмоций мы рассмотрим позже, а сейчас остановимся на одном особом виде двигательной активности, которая появляется при напряженности, правда, в крайне редуцированном виде.

Давно было известно: практически все виды психических реакций на воздействие внешней среды, особенно неожиданное, сопровождаются возникновением четко выраженных вегетативных реакций, что наиболее заметно, если в основе их появления лежит конфликт. Это общее правило верно и в случае, когда сознание решает экологическую проблему. Рассмотрим симптоматику этой реакции, которая заключается в увеличении частоты сердечных сокращений, главным образом за счет систолы, подъеме систолического и диастолического давления (что менее выражено), перераспределении кровотока - увеличении его в сосудах мышц и уменьшении в сосудах внутренностей в основном за счет реакции артериол, повышении тонуса скелетной мускулатуры, углублении, а иногда и учащении дыхания, увеличении бета-активности и уменьшении альфа-активности в электроэнцефалограмме. Можно отметить некоторое изменение содержания гормонов в крови, в частности норадреналина и аденокортикотропного гормона.

Описанная картина практически до малейших деталей совпадает с той, которая наблюдается при подготовке к осуществлению двигательной деятельности и определена А.А.Ухтомским как состояние оперативного покоя. Нами такое же состояние было описано у людей, находящихся в состоянии тревоги слабой и особенно средней выраженности, хотя никакая двигательная деятельность не проводилась и не предполагалась. Следует отметить, что чем сильнее выражена напряженность, тем сильнее проявляется рассмотренная выше реакция. Некоторыми авторами схожая реакция была охарактеризована как компонент ориентировочной реакции.

Понять этот комплекс изменений можно, исходя из некоторых положений эволюционной физиологии, сформированных ее основоположником Л.А. Орбели, который считал, что это генетически унаследованная нами от далеких предков реакция на любое незнакомое или неожиданное изменение внешней среды, предполагавшая готовность к двигательной активности (типа бегства от врага или преследования жертвы). Чем значительнее образ угрозы, тем сильнее напряженность, тем более выражена эта реакция готовности к немедленным действиям. К этой позиции весьма близок и Г.Селье в своей начальной концепции стресса как общего адаптационного синдрома, характеризующего начальные этапы реакции тревоги. Заметим, что проявления этой реакции настолько постоянны, что в ряде экспериментальных методик они используются как индикаторы напряженности наряду с эмоциональными характеристиками.

Мы уже указывали, что состояние напряженности (в отличие от состояния напряжения) характеризуется отсутствием или слабой выраженностью адекватности ответа (качественной и количественной). При изучении этих состояний возникает существенная трудность определения, по какому из этих двух путей пойдет реакция. Это отражает характеристику экологического сознания как сложной нелинейной системы, для которой механизм запуска является случайным. На такую особенность напряженности в экологическом сознании обычно обращают мало внимания, хотя именно в этом, по нашему мнению, и лежит разгадка многих конфликтов, имеющих в своей основе экологическую проблему, но со смещенным объектом конфликта.

Начиная с работ ученых Древнего Рима, затем Макиавелли и кончая работами ряда современных авторов, с той или иной степенью цинизма предлагается в случае какого-либо конфликта, виновником которого вы являетесь, «подсунуть» противной стороне ложный образ врага, чтобы отвлечь общественное сознание от истинных причин трудностей. До настоящего времени (очевидно, и в будущем) в этом отношении огромную роль играют широкая пресса, радио и телевидение, в нужный момент фабрикующие стереотипы типа «евреи виноваты» или «коммунисты виноваты». Особенность экологического сознания в этой ситуации заключается в том, что элемент самообвинения выражен значительно слабее, чем образ внешнего врага, поэтому навязываемые средствами массовой информации представления работают по принципу триггерного механизма - информация о каком-либо частном событии, связанном с очень незначительным экологическим неблагополучием, попадая на подготовленное поле экологического сознания, может вызвать резко выраженную напряженность, вплоть до перехода в патологию.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 |