Имя материала: Экология и экономика природопользования

Автор: Гирусов Эдуард Владимирович

2.3. ограниченность естественных возможностей биосферы

 

В использовании природных ресурсов намечаются перспективы повышения уровня технологии и разработки новых месторождений, бедных содержанием полезных ископаемых, вплоть до получения в будущем всех необходимых веществ из гранита и морской воды. Проблема энергетических источников решается переходом к получению атомной, а затем термоядерной энергии одновременно с развитием средств утилизации солнечной энергии.

В использовании территории по мере развития производства также нетрудно проследить прогресс. Так, для поддержания индивидуального существования охотнику и собирателю требовалось 10 кв. км, землепашцу в 100 раз меньше — 1 га, а промышленному рабочему (включая не только рабочие помещения, но и жилье, улицы, склады, магазины, театры и т.д.) — всего 800 кв.м, т.е. в 12,5 раза меньше, чем земледельцу. Под сельскохозяйственные культуры сейчас занято около 1,2 млрд га, что составляет примерно 10\% всей поверхности суши и значительно большую часть той доли суши, на которой могут расти культуры при современной агротехнике17.

В то же время повышается КПД сельскохозяйственного производства. Первые земледельцы с трудом могли прокормить свою семью, в которой все, за исключением младенцев, работали. В феодальном обществе огромное количество крестьян ценой полуголодного существования могли прокормить относительно небольшое число феодалов, их челяди и немногочисленное городское население. Крестьянин 1-й половины XX века мог уже прокормить (кроме своей семьи) 9 человек городских жителей. В конце 50-х годов один земледелец экономически развитой страны мог прокормить 42 человека. Сегодня эта цифра поднялась до 55—60 человек, то есть непосредственно занятыми в сельскохозяйственном производстве могут быть только 5\% населения18. Современное сельское хозяйство кормит в 80 раз больше людей, чем их было в каменном веке, а через 30 лет должно будет прокормить в 160 раз больше по сравнению с каменным веком.

Можно не сомневаться, что сельское хозяйство может прокормить и гораздо большую массу людей, судя по темпам развития агротехники, росту производства удобрений, мастерства селекции, особенно с открытием генетических методов. Например, новые сорта кукурузы с более коротким сроком созревания продвинули эту культуру на 800 км к северу, а высокоурожайный сорт риса JR-8 созревает за 120 дней вместо 150—180 дней19.

Подобными данными пестрят все работы демографов, экономистов, социологов, которые показывают богатейшие возможности биосферы, еще не освоенные по-настоящему. Добавим также, что потенциальные возможности Океана используются пока на 2-3\%.

Однако все эти расчеты оказываются никак не связанными или связанными очень слабо с главным фактором их реализации — с состоянием биосферы, которая требует для нормального функционирования вполне определенных условий, допускающих изменение в сравнительно узких параметрах. Эти параметры, взятые в их единстве, образуют значение меры20 такой системы, как биосфера в ее качественно нормальном состоянии.

Биосфера и ее компоненты — биогеоценозы — представляют собой целостные системы со сложившимся соотношением частей и стохастически сформировавшимися механизмами саморегуляции. Поскольку каждый компонент исторически возник и складывался в рамках целого, то его структурное положение в системе и функциональная роль отнюдь не случайны. Они имеют вполне определенное значение меры в пределах системы как по отношению к самим себе, так и по отношению к другим частям, а также по отношению к системе в целом. Эти три значения меры компонентов биосферы очень важно учитывать, так как в процессе хозяйственной деятельности неизбежно происходит изменение компонентов биосферы вплоть до нарушения предельных значений присущей им меры.

До сих пор задачи охраны природы, восстановления природных ресурсов и т.п. понимаются, как это ни парадоксально, зачастую потребительски. Как в теории, так и на практике все еще сказывается инерция мышления, а также особенности социокультурной обстановки, в силу которых забота о природе несет на себе отпечаток ее потребительского использования. Поднимая экологические проблемы, мы, как правило, сводим их суть к тому, что подсчитываем, какое количество ресурсов (невосполнимых и восполнимых) потреблено, на сколько времени их еще хватит и как рационализировать их потребление. Если рассматриваются проблемы загрязнения, то опять лишь в плане того, как это отразится на людях и прочих организмах планеты. Если, наконец, поднимаются проблемы народонаселения, то анализ сводится к подсчету того, сколько еще можно разместить и прокормить людей на планете, если занять всю пригодную для жизни и обработки площадь, то есть даже при постановке природоохранных задач сама природа продолжает рассматриваться преимущественно как кладовая ресурсов.

Это вполне понятно и важно, но не менее важно и состояние кладовой, где вместе с ресурсами находимся и мы. Для того чтобы это «помещение» (биосфера) сохранялось в пригодном для жизни состоянии, необходимо знать и соблюдать меру потребления и изменения ее компонентов, за счет которых обеспечивается саморегуляция целостного состояния биосферы.

Для биосферы как целостной саморазвивающейся системы существует мера лесистости, мера прозрачности атмосферы, мера ледовитости, мера болотистости, мера почвенности (естественной), мера насыщенности живым веществом, мера влажности, мера температурного градиента и т.д. Все эти значения меры должны быть хорошо известны не только в глобальном, но и в локальном масштабах. Они должны находиться под постоянным контролем людей, с тем чтобы в нужный момент использовать естественные, а если окажется возможным, и технические средства регуляции. В этом должен состоять смысл мониторинга23 природной среды. Поэтому беспредметными являются споры о том, существуют ли пределы роста индустрии, населения и потребностей вообще. Эти споры беспредметны потому, что абстрактны. Они станут гораздо конкретнее, если будут вестись с учетом концепции меры.

Всякое явление имеет предел своего развития в рамках качественно определенной меры. Промышленный рост и рост населения планеты являются не более чем частным случаем закона меры. Они обязательно имеют свои пределы в качественно определенной социальной и природной системе. Очень важно заранее рассчитать эти предельно допустимые величины с учетом качественных показателей технологии, социального устройства, состояния природной среды.

Определенный интерес в связи с этим представляют расчеты предельных значений природных ресурсов, сделанные участниками «Римского клуба» и опубликованные в книге «Пределы роста»21.

Ни одна система не может развиваться безмерно, даже если располагает такими внутренними возможностями. Темпы, масштабы и качественные особенности развития любой системы должны быть согласованы с целым хотя бы по таким параметрам, как вещество, энергия, информация. Для каждого качественно определенного состояния системы «природа — общество» существует своя мера насыщенности техникой, жилыми массивами, сетью коммуникаций, обработанными полями и плотностью населения.

Необходимо обеспечить использование биосферы не как суммы компонентов, каждый из которых можно эксплуатировать сколько угодно в отрыве от других, а как суммы органически взаимосвязанных компонентов. Очень важно наладить хорошую службу контроля за параметрами биосферы и регуляции их в случае отклонения от оптимальной нормы. В противном случае в любой момент при выходе даже какого-либо одного (не говоря уже о многих) параметра биосферы за допустимые пределы может пойти цепная реакция необратимых изменений, которые переведут биосферу в качественно иное состояние, непригодное для людей.

Как всякий компонент материального мира человек должен согласовывать свое развитие не только с собственными нуждами, но и с нуждами развития окружающего мира, с его законами в их естественном состоянии и прежде всего с окружающей его средой существования — биосферой. В поддержании ее целостности, оптимальности для живого, в том числе и самого человека, заключается одна из важных целей существования общества.

Это становится понятным при рассмотрении человеческого общества в единстве с природой, которая всегда будет его матерью и кормилицей.

 

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

 

• Рассматривая специфику воздействия человека на природу, мы неоднократно сталкивались с необходимостью учета специфики самого объекта воздействия — природы во всем многообразии присущих ей свойств и законов.

• Отношение человека к природе исторически складывалось преимущественно как частичное отношение. Человека всегда более всего интересовали в природе отдельные свойства и закономерности соответственно профилю утилитарных задач взаимодействия с природой в каждом конкретном случае и в каждую конкретную историческую эпоху. Если более широкое комплексное понимание природы порой и пробивало себе дорогу, то, как правило, в натурфилософской или художественной форме. Однако, поскольку знаний о природе как универсуме не хватало, то природа заселялась авторами подобных сочинений различными таинственными «духами» или «силами», которые приводили в движение все мироздание и определяли место человека в нем. Попытки научного осмысления природы как системы, не нуждающейся во вмешательстве сверхъестественных начал, шли обычно в том направлении, чтобы понять целостность природы только в свете знаний о ее частях. Вследствие этого трактаты «о природе вообще» носили для того времени малоинформативный характер и не представляли большого интереса для специалистов, а содержавшиеся в них порой ценные обобщения, сделанные умозрительно, слишком опережали свое время и не годились для практического применения. Практиков интересовала не природа вообще, а отдельные ее части и даже элементы. Возможно поэтому значительные сочинения о природе, написанные в свое время Лукрецием, П. Гольбахом, А. Гумбольдтом, М.В. Ломоносовым, Г. Гегелем, А.И. Герценом, не оказали заметного влияния на образ мысли их современников. Даже вышедшая в первой трети прошлого века книга В.И. Вернадского «Биосфера» долгое время оставалась почти незамеченной.

• Спрос на идеи всегда практически обоснован, и если идеи опережают свое время, то широкое признание их приходит гораздо позже, по мере того, как практика поднимается до уровня идей. В наше время, когда масштабы производственной деятельности и развитие средств коммуникации достигли ярко выраженного глобального характера, спрос на глобальные идеи резко увеличился. Возрос и интерес к работам, в которых делались попытки осмыслить природу как систему. Подлинный ренессанс переживают сейчас идеи философов и естествоиспытателей о развитии природы, об эволюции органического мира, а также идеи о системном методе познания и системности общественных явлений.

• Системный подход в решении социальных проблем обусловлен особенностями современного общественного развития, характерной чертой которого является сочетание социально-политической и научно-технической революций. Однако оптимальной реализации системных идей современной науки существенно мешает социальная контрастность. Различие социальных условий, в которых развертывается научно-техническая революция, не позволяет глобально подчинить этот процесс научно-обоснованному управлению в интересах всех людей планеты. Богатые возможности научно-технической революции используются зачастую в узкоэгоистических целях господствующих классов ценой чрезмерной эксплуатации людей и преступного разрушения природной среды. Все это еще более обостряет необходимость повсеместного перехода человечества к такому способу развития, который сделал бы возможным максимальное использование достижений современной науки на благо людей и поддержание природной среды в пригодном для жизни состоянии.

 

ПОВТОРИМ:

 

1. В чем ошибочность попыток абстрактного определения емкости биосферы и ее территорий для освоения их человеком?

2. Из чего исходит конкретное определение хозяйственной емкости биосферы?

3. Каковы основные закономерности становления ноосферы человеком?

 

СНОСКИ К ГЛ. 2:

 

1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 20. - С. 486.

2 Там же. Т. 23. С. 188.

3 Алексеев В.В. Человек и биосфера. — М., 1973. — С. 10.

4 Майр Э. Зоологический вид и эволюция. — М., 1968. — С. 510.

5 Льюис Дж. Человек и эволюция. — М., 1964.

6 Орлов В.В. Материя, развитие, человек. — Пермь, 1974. — С. 302.

7 См.: Биосфера. - М., 1972. С. 102.

8 Имеется в виду не только сознательно осуществляемое людьми, но и бессознательное использование информации в результате избирательного взаимодействия структур, происходящее в природе.

9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. - С. 191.

10 Там же. Т. 25. Ч. П. С. 386.

11 Майр Э. Человек как биологический вид.//Природа. 1973. № 12. С. 38.

12 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 20. - С. 489.

13 Там же. С. 496.

14 Там же. С. 497.

15 Там же. С. 498.

16 Там же. С. 294.

17 Браун Л. Производство пищи человеком как процесс в биосфере // Биосфера. - М., 1972. - С. 140.

18 Там же. С. 145.

19 Там же. С. 141.

20 В «Науке логики» Гегеля (М., 1970. — С. 424-425) категория «мера» рассматривается как синтез категорий «качество» и «количество», логически переходящий в категорию «сущность». Таким образом, «мера» выступает как связующее звено в логической цепи категорий между «бытием» и «сущностью». Если иметь в виду, что гегелевская «Логика» — это понятийно рефлексированная логика самих вещей, то расположение категории «мера» в указанном порядке весьма симптоматично. Гегель тем самым развивает мысль о том, что «мера» — это способ, которым явление обеспечивает сохранение своей специфической определенности как качественного количества. Здесь же Гегель характеризует «меру» как неотъемлемое свойство реальности: «Все налично сущее имеет некоторую меру».

21 Meadows D.H., Meadows D.L., Renders /., Behrens W., The Limits of Growth, Universe Book, N.Y., 1972.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 |